«ОМУЛЁВАЯ БОЧКА»

Когда вос­ста­но­вит­ся чис­лен­ность бай­каль­ско­го эн­де­ми­ка?

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ека­те­ри­на ЛОБАН

- В этом го­ду бы­ли при­ня­ты бес­пре­це­дент­ные ме­ры по охране омуля, - го­во­рит за­ме­сти­тель ру­ко­во­ди­те­ля Ан­га­ро-Бай­каль­ско­го тер­ри­то­ри­аль­но­го управ­ле­ния Ро­с­ры­бо­лов­ства Ри­нат Енин. - На всех нере­сто­вых во­до­ё­мах - это ре­ки Се­лен­га, Бар­гу­зин, Верх­няя Ан­га­ра - ра­бо­та­ли бо­лее 20 ста­ци­о­нар­ных и пе­ре­движ­ных по­стов. Для уси­ле­ния ры­бо­охра­ны при­вле­ка­лись не толь­ко ин­спек­то­ры Ро­с­ры­бо­лов­ства, но и со­труд­ни­ки при­ро­до­охран­ной про­ку­ра­ту­ры, по­ли­цей­ские. Вы­вез­ти рыбу на про­да­жу те­перь крайне слож­но, ес­ли бра­ко­нье­ра не пой­ма­ли на во­де, его обя­за­тель­но за­дер­жат на су­ше: на трас­сах де­жу­рят по­сты, про­ве­ря­ют­ся все точ­ки сбы­та.

И ШТРАФ, И УЩЕРБ

Так, на неза­кон­ном ло­ве по­па­лись 583 че­ло­ве­ка, у них изъ­яли 3376 кг ры­бы. Са­мая круп­ная пар­тия вы­тя­ну­ла на 400 кг.

- На «чёр­ный про­мы­сел» идут как мест­ные жи­те­ли при­бреж­ных по­сёл­ков, ко­то­рые при­вык­ли жить ры­бо­лов­ством, так и се­рьёз­ные ор­га­ни­зо­ван­ные груп­пи­ров­ки, для ко­то­рых до­бы­ча омуля - хо­ро­шо по­став­лен­ный нелегальный биз­нес, - рас­ска­зы­ва­ет Ри­нат Енин. - В ар­се­на­ле та­ких ар­те­лей - со­вре­мен­ные плав­сред­ства и ору­дия ло­ва, у них изы­ма­ет­ся до 1000 эк­зем­пля­ров омуля за один рейд.

Всем бра­ко­нье­рам по­ми­мо еди­но­вре­мен­но­го штра­фа от 2 до 5 ты­сяч руб­лей при­дёт­ся воз­ме­стить ущерб, на­не­сён­ный вод­ным био­ре­сур­сам. За­дер­жан­ным в этом се­зоне, мож­но ска­зать, по­вез­ло. Они за­пла­тят ущерб ещё по ста­рым так­сам, ко­то­рые в ра­зы мень­ше но­вых, всту­пив­ших Око­ло 400 млн маль­ков омуля вес­ной вы­пу­стят в Бай­кал. в си­лу 13 но­яб­ря 2018 го­да. Со­от­вет­ству­ю­щее по­ста­нов­ле­ние под­пи­сал пред­се­да­тель пра­ви­тель­ства РФ Дмит­рий Мед­ве­дев. Последний раз до­ку­мент пе­ре­смат­ри­ва­ли в 2000 го­ду.

Ес­ли рань­ше за один хвост омуля, неза­ви­си­мо от ве­са, на­чис­ля­ли 250 руб­лей ущер­ба, то сей­час 3640 руб­лей. За один бра­ко­ньер­ский ха­ри­ус при­дёт­ся за­пла­тить 925 руб., за тай­ме­ня - 10 635 руб­лей, за ле­ща - 500 руб­лей. Са­мая ма­лень­кая так­са на лен­ка, са­за­на, щу­ку, ель­ца и оку­ня - 250 руб­лей.

Кро­ме то­го, часть бра­ко­нье­ров ждёт уго­лов­ная от­вет­ствен­ность. В пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны пе­ре­да­ны 110 ма­те­ри­а­лов - в два ра­за боль­ше, по срав­не­нию с про­шлым годом.

РЕКОРДНОЕ ЗАРЫБЛЕНИЕ

- Запрет на вылов омуля и бес­пре­це­дент­ные ме­ры охра­ны

ЗАПРЕТ НА ВЫЛОВ НЕ РЕШИТ ПРО­БЛЕ­МУ

пло­щадь нере­сти­лищ на Се­лен­ге, Бар­гу­зине, Верх­ней Ан­га­ре, а так­же пло­щадь мел­ко­во­дий, где на­гу­ли­ва­ют­ся и отъ­еда­ют­ся зоо­планк­то­ном ли­чин­ки омуля. Всё это на­ло­жи­лось на непро­стую эко­но­ми­че­скую си­ту­а­цию в Бай­каль­ском ре­ги­оне. Для мно­гих жи­те­лей рыб­ный про­мы­сел стал един­ствен­ным ис­точ­ни­ком су­ще­ство­ва­ния. Бра­ко­ньер­ство до­стиг­ло та­ких мас­шта­бов, что до нере­сти­лищ до­хо­ди­ло ме­нее 10% ры­бы, фонд от­ла­жи­ва­е­мой ик­ры был ми­зер­ным.

Я счи­таю, что запрет на вылов не да­ли свои ре­зуль­та­ты и по ли­нии вос­про­из­вод­ства, - счи­та­ет на­чаль­ник Бай­каль­ско­го филиала ФГБУ «Глав­ры­б­вод» Лео­нид Ми­хай­лик. - Сей­час на ому­лё­вых за­во­дах за­ло­же­но око­ло 518 млн ик­ри­нок - это в 4 ра­за боль­ше, чем в про­шлом го­ду. Омуль не смог­ли от­ло­вить бра­ко­нье­ры, плюс за­мет­но по­вы­сил­ся уро­вень Бай­ка­ла, в ре­зуль­та­те ры­ба спо­кой­но за­шла в ло­вуш­ки, уста­нов­лен­ные на нере­сто­вых ре­ках. Спе­ци­а­ли­сты по­лу­чи­ли с омуля ик­ру и от­пу­сти­ли его об­рат­но в озе­ро. Часть осо­бей по­ме­ти­ли, что­бы по­смот­реть, вер­нут­ся ли они в сле­ду­ю­щем го­ду на по­втор­ный нерест.

Вес­ной ры­б­за­во­ды пла­ни­ру­ют вы­пу­стить в Бай­кал по­ряд­ка 400 млн ли­чи­нок бай­каль­ско­го омуля.

УЖЕ ГОД НА ТЕР­РИ­ТО­РИИ ИРКУТСКОЙ ОБ­ЛА­СТИ И РЕС­ПУБ­ЛИ­КИ БУ­РЯ­ТИИ ДЕЙ­СТВУ­ЕТ ЗАПРЕТ НА ВЫЛОВ ОМУЛЯ. ДО­БЫ­ВАТЬ РЫБУ НЕЛЬ­ЗЯ НИ ПРОМЫШЛЕННИКАМ, НИ ЛЮБИТЕЛЯМ. ЧТО ИЗ­МЕ­НИ­ЛОСЬ ЗА ЭТО ВРЕ­МЯ, РА­БО­ТА­ЕТ ЛИ ЗАПРЕТ И КА­КИЕ РЕ­ЗУЛЬ­ТА­ТЫ ОН ПРИНОСИТ, УЗНАВАЛА КОР­РЕ­СПОН­ДЕНТ «АИФ В ВС».

За последние 10 лет это са­мый боль­шой объ­ём за­рыб­ле­ния. Для срав­не­ния: в 2017 го­ду в озе­ро опра­ви­ли все­го 55 мил­ли­о­нов ли­чи­нок, в 2018 го­ду - 100 млн.

- Од­на­ко ре­зуль­тат в виде взрос­лой ры­бы мы уви­дим толь­ко спу­стя 8-9 лет, когда она вы­рас­тет и пой­дёт на нерест, - под­чёр­ки­ва­ет Лео­нид Ми­хай­лик. - По оцен­кам учё­ных, ес­ли та­кое зарыбление бу­дет еже­год­но, то за 5-7 лет чис­лен­ность омуля пол­но­стью вос­ста­но­вит­ся.

В се­ре­дине 18 века за один улов ры­бо­про­мыш­лен­ни­ки до­бы­ва­ли до 60 тонн омуля - сей­час это го­до­вой про­мы­сел на Ма­лом Мо­ре. Мест­ные жи­те­ли шу­ти­ли, что во вре­мя нере­ста на ре­ке Се­лен­ге по ому­лю мож­но бы­ло пе­рей­ти с одного бе­ре­га на дру­гой, не за­мо­чив ног. Кро­ме то­го, активно до­бы­ва­ли бай­каль­ско­го осет­ра - за один улов до 600 штук ве­сом 100-150 кг. Сей­час осётр за­не­сён в Крас­ную кни­гу. ре­ша­ет про­бле­му. Те, кто рань­ше на­хо­дил­ся в ле­галь­ном по­ле до­бы­чи, те­перь перешли в неле­галь­ное и по­пол­ни­ли от­ряд бра­ко­нье­ров, ко­то­рые как су­ще­ство­ва­ли, так и су­ще­ству­ют. Те­перь проблема бай­каль­ско­го омуля сво­дит­ся к охране его от бра­ко­нье­ров. На­ла­дить пол­но­цен­ный кон­троль очень труд­но. Чем боль­ше у нас над­зор­ных ор­га­нов, тем боль­ше ры­бы рас­хи­ща­ет­ся. Я сам не раз был сви­де­те­лем, как ин­спек­то­ры уез­жа­ют с рей­да с пол­ны­ми ба­гаж­ни­ка­ми де­ли­ка­те­са для се­бя и род­ных.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.