РОДИНА, КО­ТО­РОЙ НЕТ

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ГЛАС НАРОДА -

при­бе­ре­га­ли к ним про­дук­ты: сало, мя­со, тво­рог и сме­та­ну. Ло­ви­ли в Ан­га­ре от­мен­ную ры­бу: тай­ме­ня, лен­ка, осет­ра. Пек­ли в рус­ской пе­чи пыш­ные, рас­сып­ча­тые си­бир­ские ша­нь­ги. Не­смот­ря на креп­кие си­бир­ские мо­ро­зы, хо­ди­ли друг к дру­гу в го­сти, пе­ли песни под гар­монь, во­ди­ли хо­ро­во­ды. Мо­ло­дёжь все­гда со­би­ра­лась ве­че­ра­ми, ле­том на ули­це устра­и­ва­ли ве­чёр­ки. Ма­ма рас­ска­зы­ва­ла, что лю­би­ли со­би­рать­ся под ок­на­ми их до­ма. Ба­буш­ка с де­душ­кой бы­ли доб­рей­ши­ми людь­ми и ни­ко­гда не пре­пят­ство­ва­ли этим, го­во­ря со­вре­мен­ным язы­ком, ту­сов­кам. Во­об­ще жи­ли в де­ревне очень друж­но.

Зи­на­и­да Мир­ских рас­ска­зы­ва­ет об ушед­шей де­ре­вен­ской жиз­ни с осо­бен­ным во­оду­шев­ле­ни­ем, хо­тя са­ма ро­ди­лась уже в по­сёл­ке Гид­ро­стро­и­тель, ку­да пе­ре­еха­ла её семья по­сле за­топ­ле­ния род­но­го Фи­лип­по­во. Её отец Лео­нид Чу­пин - ро­дом из ан­гар­ской де­рев­ни Ан­то­но­во, чуть поз­же то­же по­пав­шей в зо­ну за­топ­ле­ния (толь­ко те­перь Усть-Илим­ской ГЭС), ра­бо­тал на стро­и­тель­стве Брат­ской гид­ро­элек­тро­стан­ции буль­до­зе­ри­стом, а мать - в сто­ло­вой, где обе­да­ли пер­востро­и­те­ли. В 1967 го­ду семья пе­ре­еха­ла в Братск.

- Мы ещё очень дол­го ез­ди­ли к род­ным в Гид­ро­стро­и­тель и каж­дый раз про­ез­жа­ли по брат­ской пло­тине, - вспо­ми­на­ет моя со­бе­сед­ни­ца. - То­гда я ещё не по­ни­ма­ла и не осо­зна­ва­ла, что это гран­ди­оз­ное со­ору­же­ние, со­еди­ня­ю­щее пра­вый и ле­вый бе­рег Ан­га­ры, ста­нет для ме­ня ли­ни­ей, ко­то­рая раз­де­ли­ла ис­то­рию мо­е­го ро­да на «до» и «по­сле».

Осо­зна­ние при­шло поз­же. Как при­зна­лась са­ма Зи­на­и­да, взгляд на мир зна­чи­тель­но по­ме­нял­ся в 2005 го­ду, ко­гда она за­бо­ле­ла и бы­ла при­ко­ва­на к по­сте­ли.

- Ви­ди­мо, эта история дол­гие го­ды ко­пи­лась внут­ри ме­ня и вдруг на­ча­ла вы­ли­вать­ся в сти­хо­тво­ре­ния. В них я ста­ра­юсь со­хра­нить и до­не­сти теп­ло вос­по­ми­на­ний об ис­то­рии сво­их род­ных до сер­дец дру­гих лю­дей, осо­бен­но мо­ло­дё­жи, - го­во­рит она. - И сей­час мне хо­чет­ся всё боль­ше и боль­ше узна­вать об ис­то­рии лю­дей, ко­гда-то жив­ших на этой си­бир­ской зем­ле, где ро­ди­лась я, мои де­ти, а те­перь уже и вну­ки.

В же­ла­нии знать боль­ше о сво­ём крае моя со­бе­сед­ни­ца не оди­но­ка. В се­вер­ной сто­ли­це об­ра­зо­ва­лось це­лое объ­еди­не­ние кра­е­ве­дов «Ста­рый Братск», ин­те­ре­су­ю­щих­ся род­ной историей. Прак­ти­че­ски все они - по­том­ки жи­те­лей за­топ­лен­ных мест. Ча­сто со­би­ра­ют­ся вме­сте и, по сло­вам Зи­на­и­ды Мир­ских, про­дол­жа­ют пи­сать летопись сво­ей ма­лой ро­ди­ны. Уже че­ты­ре го­да ис­то­ри­ки, ар­хи­ви­сты, биб­лио­те­ка­ри, де­пу­та­ты объ­еди­не­ны од­ной це­лью - со­хра­нить куль­тур­ное и при­род­ное на­сле­дие Брат­ско­го рай­о­на. Они встре­ча­ют­ся со ста­ро­жи­ла­ми, за­ни­ма­ют­ся изу­че­ни­ем сво­ей ро­до­слов­ной, участ­ву­ют в экс­пе­ди­ци­ях, уста­нав­ли­ва­ют па­мят­ные кре­сты в ме­стах, где сто­я­ли рус­ские де­рев­ни, и пи­шут кни­ги о тех ме­стах, ко­то­рых боль­ше нет. На­при­мер, Ва­лен­ти­на Мос­ков­ских по­свя­ти­ла своё кра­е­вед­че­ское ис­сле­до­ва­ние де­ревне Ма­тё­ра, а Зоя Дво­рят­ки­на - де­ревне Ан­то­но­во. Се­ло с необыч­ным на­зва­ни­ем Ка­ра­баб, где жи­ли ссыль­ные «ку­ла­ки», опи­са­ла в сво­ей кни­ге Ни­на Вто­ру­ши­на.

От де­ре­вен­ской жиз­ни оста­лись толь­ко воспоминания и фо­то­гра­фии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.