НА­ДЕЖ­ДА НА ЧУ­ДО

Мож­но ли по­мочь ма­лы­шу из Че­рем­хо­во, про ко­то­ро­го рас­ска­за­ли пре­зи­ден­ту?

AiF v Vostochnoy Sibiri (Irkutsk) - - ПОДРОБНОСТИ - Да­рья ГАЛЕЕВА

НА БОЛЬШОЙ ЕЖЕГОДНОЙ ПРЕССКОНФЕРЕНЦИИ ПРЕ­ЗИ­ДЕН­ТА РОС­СИИ ВЛА­ДИ­МИ­РА ПУ­ТИ­НА, КО­ТО­РАЯ ПРО­ШЛА 20 ДЕКАБРЯ, ПРИАНГАРЬЕ УПО­МЯ­НУ­ЛИ ОДИН РАЗ ­ ЖУРНАЛИСТ ИЗ ПРИМОРЬЯ СЕР­ГЕЙ МИЛЬВИТ ЗАДАЛ ГЛА­ВЕ ГОСУДАРСТВА СРА­ЗУ НЕСКОЛЬ­КО ВО­ПРО­СОВ, А ПО­ТОМ ОСТАНОВИЛСЯ НА СА­МОМ, ПО ЕГО СЛО­ВАМ, ВАЖ­НОМ.

- Я хо­чу озву­чить та­кой са­мый важ­ный во­прос: Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, есть Вла­ди­слав - ему три го­да. Он болеет. Ир­кут­ская об­ласть, го­род Че­рем­хо­во. Его про­сто нуж­но пе­ре­вез­ти - лю­ди день­ги со­бра­ли, по­мо­ги­те, по­жа­луй­ста, в этом, - по­про­сил кор­ре­спон­дент.

- Мы возь­мём ко­ор­ди­на­ты, мы по­мо­жем обязательно! – от­ре­а­ги­ро­вал Пу­тин.

Поз­же в сво­ём ак­ка­ун­те в ин­ста­гра­ме Мильвит на­пи­сал, что про тя­же­ло боль­но­го маль­чи­ка узнал пря­мо во вре­мя прессконференции от сво­их зем­ля­ков - журналист ро­дил­ся в Че­рем­хо­во.

РЕМИССИЯ И РЕЦИДИВ

Ма­лыш, о ко­то­ром те­перь зна­ет вся стра­на, три го­да на­зад по­явил­ся на свет здо­ро­вым. Пер­вый «зво­но­чек» про­зве­нел в ап­ре­ле про­шло­го го­да: ре­бё­нок пе­ре­нёс ви­рус­ную ин­фек­цию, у него под­ня­лась вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра, ко­то­рая ни­как не хо­те­ла па­дать. Маль­чи­ка гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ли в Че­рем­хов­скую го­род­скую боль­ни­цу, где обнаружили объ­ём­ное об­ра­зо­ва­ние. Страш­ный ди­а­гноз под­твер­ди­ли ир­кут­ские он­ко­ло­ги: ней­роб­ла­сто­ма (рак) чет­вёр­той ста­дии.

- Ре­бён­ку про­ве­ли три кур­са хи­мио­те­ра­пии, сде­ла­ли опе­ра­цию. В ито­ге ги­сто­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние по­ка­за­ло, что 90% опу­хо­ле­вых кле­ток по­гиб­ли. По­сле маль­чик про­шёл ещё несколь­ко кур­сов хи­мио­те­ра­пии и его от­пра­ви­ли на кон­троль­ное об­сле­до­ва­ние в фе­де­раль­ную клинику, вра­чи ко­то­рой опу­хо­ле­вых тка­ней у ре­бён­ка не на­шли, - рас­ска­за­ла глав­ный вне­штат­ный дет­ский он­ко­лог мин­здра­ва Ир­кут­ской об­ла­сти Свет­ла­на Ова­не­сян, уточ­нив, что ров­но че­рез год по­сле на­ча­ла ле­че­ния у ма­лы­ша кон­ста­ти­ро­ва­ли ре­мис­сию и сня­ли с те­ра­пии.

Но дли­лась «пе­ре­дыш­ка» не дол­го. В кон­це мая 2018-го маль­чик уда­рил­ся - слу­чил­ся рецидив: рак вер­нул­ся и дал ме­та­ста­зы в кост­ный мозг. Ма­лы­ша вновь взя­лись ле­чить. Его на­пра­ви­ли на до­пол­ни­тель­ные ис­сле­до­ва­ния в фе­де­раль­ные кли­ни­ки, спе­ци­а­ли­сты ко­то­рых кон­ста­ти­ро­ва­ли: бо­лезнь про­грес­си­ру­ет и не ре­а­ги­ру­ет на лечение, в том чис­ле на экс­пе­ри­мен­таль­ное, на ко­то­рое ре­ши­лись пе­тер­бург­ские он­ко­ло­ги. Маль­чи­ка от­пра­ви­ли до­мой, ре­ко­мен­дуя про­дол­жать пал­ли­а­тив­ную те­ра­пию. Сей­час он на­хо­дит­ся в ре­ани­ма­ции в Че­рем­хо­во, ря­дом с ним де­жу­рят вра­чи, ко­то­рые кор­рек­ти­ру­ют лечение. По­сле пресс-кон­фе­рен­ции ир­кут­ские и сто­лич­ные ме­ди­ки вновь со­бра­лись на мно­го­про­филь­ный кон­си­ли­ум по по­во­ду со­сто­я­ния здо­ро­вья ма­лень­ко­го па­ци­ен­та.

СДЕ­ЛА­ЛИ ВСЁ, ЧТО МОГ­ЛИ?

- Мы сде­ла­ли всё воз­мож­ное для это­го ре­бён­ка, и ма­ма тоже сде­ла­ла для сво­е­го сы­на всё, что мог­ла, - кон­ста­ти­ро­ва­ла Свет­ла­на Ова­не­сян.

Од­на­ко са­ма ма­ма маль­чи­ка с этим утвер­жде­ни­ем не со­глас­на она про­дол­жа­ет бороться с ко­вар­ной бо­лез­нью, ко­то­рая ата­ку­ет её ма­лы­ша: ищет воз­мож­ность про­дол­жить лечение в за­гра­нич­ных кли­ни­ках. Сна­ча­ла со­гла­сие по­мочь да­ли ис­пан­ские и немец­кие вра­чи, од­на­ко, озна­ко­мив­шись с ма­те­ри­а­ла­ми о со­сто­я­нии здо­ро­вья маль­чи­ка, они от­ка­за­лись его при­ни­мать. Но жен­щи­на не те­ря­ет на­деж­ды и про­дол­жа­ет пе­ре­го­во­ры с ино­стран­ны­ми боль­ни­ца­ми. Прав­да, ме­ди­ки рос­сий­ские не уве­ре­ны, что ре­бё­нок смо­жет пе­ре­не­сти дол­гий пе­ре­лёт. По сло­вам за­мглав­но­го вра­ча по ле­чеб­ной ра­бо­те Ир­кут­ской об­ласт­ной дет­ской боль­ни­цы На­та­льи Ру­ден­ко, мос­ков­ские спе­ци­а­ли­сты, в том чис­ле вра­чи транс­порт­ной ре­ани­ма­ци­он­ной бри­га­ды на­зва­ли ре­бён­ка нетранс­пор­та­бель­ным.

- Успех в ле­че­нии ней­роб­ла­сто­мы во мно­гом за­ви­сит от то­го, в ка­ком воз­расте по­ста­ви­ли этот ди­а­гноз. У де­тей, у ко­то­рых это за­бо­ле­ва­ние вы­яви­ли, ко­гда им ещё не ис­пол­нил­ся год, да­же на чет­вёр­той ста­дии вы­жи­ва­е­мость до­ста­точ­но вы­со­кая, боль­ше 80%. На вто­ром году жиз­ни этот по­ка­за­тель па­да­ет прак­ти­че­ски в два ра­за, на тре­тьем году - не пре­вы­ша­ет и 10%. И это не чи­сто на­ша - это ми­ро­вая ста­ти­сти­ка, - по­яс­ня­ет Свет­ла­на Ова­не­сян.

Она до­бав­ля­ет: за­гра­нич­ные кли­ни­ки до­ста­точ­но ча­сто при­гла­ша­ют рос­сий­ских па­ци­ен­тов, но с та­кой фор­му­ли­ров­кой: «На об­сле­до­ва­ние и опре­де­ле­ние воз­мож­но­сти ле­че­ния», вы­здо­ров­ле­ния они тоже не обе­ща­ют.

Ма­ма маль­чи­ка не те­ря­ет на­деж­ды на его вы­здо­ров­ле­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.