ВСТРЕ­ЧИ С НЕЗНАКОМОЙ ЖИЗ­НЬЮ

Про­за­ик Ольга Ни­ко­но­ва - о том, что чи­та­ют лю­ди и как пре­одо­леть ощу­ще­ние без­на­дёж­но­сти

AiF Yaroslavl - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

СО­ВСЕМ НЕДАВ­НО В ИЗ­ДА­ТЕЛЬ­СТВЕ «МЕДИАРОСТ»ВЫ­ШЕЛ ПЕР­ВЫЙ СБОР­НИК РАС­СКА­ЗОВ ОЛЬ­ГИ НИКОНОВОЙ «ЖИ­ВИ ХО­РО­ШО!». В НЕГО ВО­ШЛИ ПРО­ИЗ­ВЕ­ДЕ­НИЯ, НАПИСАННЫЕ АВ­ТО­РОМ В 2005-2009 ГО­ДАХ, НО ГЛАВ­НОЕ, ЧТО ИХ ОБЪ­ЕДИ­НЯ­ЕТ, ПО СЛО­ВАМ АВТОРА, - ТЕ­МА РУССКОГО СЕ­ВЕ­РА.

Оль­гой НИКОНОВОЙ

ПО­ИСК ФОР­МЫ В МОСКВЕ

- Ольга, что та­кое в ны­неш­нюю эпо­ху пи­са­тель­ство? В бы­лые вре­ме­на это бы­ла дель­ность срод­ни идео­ло­гии, но си­ту­а­ция кар­ди­наль­но по­ме­ня­лась. Кто-то вос­при­ни­ма­ет за­ня­тия ли­те­ра­ту­рой как хоб­би, иные пы­та­ют­ся до­стичь успе­ха, хо­тя известность да­ле­ко не все­гда озна­ча­ет фи­нан­со­вое пре­успе­ва­ние. Ка­кой взгляд на ны­неш­нюю ли­те­ра­ту­ру бли­зок вам?

- У ме­ня мно­же­ство дру­зей и зна­ко­мых в ли­те­ра­тур­ных кру­гах, но я не знаю ни­ко­го, кто бы за­ра­ба­ты­вал на жизнь ис­клю­чи­тель­но на­пи­са­ни­ем книг. Про­жить на день­ги, ко­то­рые при­но­сит ли­те­ра­тур­ный труд, сей­час аб­со­лют­но невоз­мож­но. За­чем пи­шу я? Ну, это тя­га к по­вест­во­ва­тель­но­сти - я про­сто рас­ска­зы­ваю ис­то­рии. Ино­гда до­ста­точ­но слу­чай­но услы­шать ка­кое-то сло­во или фра­зу, что­бы на­пи­сать по­том рассказ. Услы­шан­ное так и бу­дет жить в го­ло­ве, про­сить­ся на бу­ма­гу. Ис­то­рии жаж­дут быть рас­ска­зан­ны­ми. На­вер­ное, как в жи­во­пи­си - мо­мент или па­мять о че­ло­ве­ке невы­но­си­мо хо­чет­ся сбе­речь, за­пе­чат­леть, изоб­ра­зить! Так и пи­шут­ся рас­ска­зы. Мно­гие из них и со­бра­ны в мо­ей кни­ге «Жи­ви хо­ро­шо!».

- Но, су­дя по ва­ше­му жиз­нен­но­му пу­ти, к ли­те­ра­тур­но­му твор­че­ству вы при­шли да­ле­ко не сра­зу?

- Да, я по­лу­чи­ла выс­шее эко­но­ми­че­ское об­ра­зо­ва­ние, ещё жи­вя в род­ном Яро­слав­ле, а за­тем до­воль­но дол­го жи­ла в Москве и ра­бо­та­ла в фи­нан­со­вой сфе­ре. К то­му вре­ме­ни я уже до­воль­но дав­но пи­са­ла про­зу, но все­гда ост­ро ощу­ща­ла, что мо­им про­из­ве­де­ни­ям не хва­та­ло фор­мы. У ме­ня не бы­ло шко­лы ли­те­ра­тур­но­го мастерства, уме­ния об­лечь за­мы­сел в ту «обо­лоч­ку», ко­то­рая ему необ­хо­ди­ма. Так ро­ди­лось же­ла­ние учить­ся, и в Москве я по­сту­пи­ла на оч­но-за­оч­ное от­де­ле­ние Ин­сти­ту­та жур­на­ли­сти­ки и ли­те­ра­тур­но­го твор­че­ства, рек­то­ром ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся пи­са­тель Лео­нид Бе­жин. В этом ин­сти­ту­те, где я провела шесть пре­крас­ных лет, преподают мно­гие ве­ду­щие мос­ков­ские ли­те­ра­то­ры и ли­те­ра­тур­ные кри­ти­ки. На­при­мер, жур­на­ли­сти­ку нам чи­тал Дмит­рий Быков, а эс­се­и­сти­ку - Лев Ан­нин­ский. Уточ­ню, что это не Ли­те­ра­тур­ный ин­сти­тут име­ни Горь­ко­го, о чём ме­ня ча­сто спра­ши­ва­ют. Все шесть лет я про­учи­лась в ма­стер­ской про­зы у пи­са­те­ля Бо­ри­са Ев­се­е­ва, ла­у­ре­а­та мно­гих пре­мий, в том чис­ле Бу­нин­ской и Пра­ви­тель­ства Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Это мой на­став­ник в ли­те­ра­ту­ре, имен­но на его се­ми­на­рах я по­ня­ла, что та­кое жанр, как в нём ра­бо­тать, как об­лечь свои ис­то­рии в фор­му. За­щи­ти­ла диплом по спе­ци­аль­но­сти «Ли­те­ра­тур­ное твор­че­ство», а дипломной ра­бо­той стал сбор­ник рас­ска­зов. С 2006 го­да я пе­ча­та­лась в сто­лич­ных жур­на­лах, та­ких, как «Ли­те­ра­тур­ная учёба», где бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны рас­ска­зы «Жи­ви хо­ро­шо» и «Дед», во­шед­шие в сбор­ник.

ПУ­ТЕ­ШЕ­СТВИЯ СО СМЫС­ЛОМ

- Что ста­но­вит­ся ма­те­ри­а­лом для ли­те­ра­ту­ры лю­бых жан­ров, ма­лых или боль­ших форм? Жиз­нен­ный опыт автора? Или его раз­ду­мья, ре­флек­сия, эмо­ции?

- У ме­ня нема­лый опыт пре­бы­ва­ния и жизни в раз­ных го­ро­дах и стра­нах. По­сле Моск­вы я жи­ла в Ки­е­ве, в Одес­се, за­тем, с 2008 го­да, в сто­ли­це Сло­ве­нии Люб­ляне - до воз­вра­ще­ния в Яро­славль - не знаю по­ка, окон­ча­тель­но­го или вре­мен­но­го. В го­ро­дах Укра­и­ны для ме­ня от­крыл­ся и ока­зал­ся очень цен­ным в пи­са­тель­ской ра­бо­те но­вый пласт русского язы­ка, его зву­ча­ние. А язык для пи­са­те­ля это глав­ное! Язык ве­дёт за со­бой об­ра­зы, из ко­то­рых со­зда­ет­ся ис­то­рия, а в ко­неч­ном счё­те - и кни­га. Как мож­но стать на­сто­я­щим пи­са­те­лем, ес­ли ты не на­ко­пил язы­ка! Ну и, ко­неч­но, очень важ­ны пу­те­ше­ствия, не про­сто по­езд­ки, а имен­но пу­те­ше­ствия с це­лью. В них ты встре­ча­ешь­ся с жиз­нью, ко­то­рой пре­жде не ви­дел. Это огром­ное приобретение для пи­са­те­ля.

- Вы на­вер­ня­ка не мог­ли не от­ме­чать от­ли­чия рос­сий­ских лю­дей от жи­те­лей Укра­и­ны или Сло­ве­нии - в мен­та­ли­те­те, в об­ще­нии, в на­стро­е­ни­ях. Ка­ки­ми на­блю­де­ни­я­ми мо­же­те по­де­лить­ся?

- Столь мас­штаб­ные срав­не­ния я сде­лать не смо­гу, по­сколь­ку це­ле­на­прав­лен­но не за­ни­ма­лась та­ки­ми оцен­ка­ми. Но вот мо­гу рас­ска­зать, чем от­ли­ча­ют­ся, к при­ме­ру, жи­те­ли Моск­вы и Одес­сы, бла­го, я непло­хо зна­ко­ма с нра­ва­ми и тех, и с дру­гих. Моск­ви­чи го­раз­до мень­ше улы­ба­ют­ся незна­ко­мым лю­дям, они осто­рож­нее и ме­нее охот­но идут на кон­такт, ко­неч­но, тут иг­ра­ет роль и осо­бен­но­сти жизни в ме­га­по­ли­се. Но лю­ди юж­ных ре­ги­о­нов, в том чис­ле рос­сий­ских, бо­лее от­кры­ты и доб­ро­же­ла­тель­ны: это очень за­мет­но. На Укра­ине я, кста­ти, ни­ко­гда ни­че­го пло­хо­го о рус­ских от та­мош­них жи­те­лей не слы­ша­ла, в Ки­е­ве мой на­чаль­ник ме­ня шут­ли­во при­вет­ство­вал сло­ва­ми «Вот и на­ша мос­каль­ка при­шла!».

- Чем для вас яв­ля­ет­ся Яро­славль, ведь бы­ва­ет, что ма­лая ро­ди­на вы­зы­ва­ет не толь­ко доб­рые чув­ства?

- Об этом я пи­са­ла в од­ном из сво­их эс­се в фейс­бу­ке. Вот как я там сфор­му­ли­ро­ва­ла от­вет на этот во­прос: «Яро­славль - это моя огром­ная и не все­гда управ­ля­е­мая ма­ши­на вре­ме­ни. Гео­гра­фия родного го­ро­да уди­ви­тель­но чёт­ко свя­за­на с пе­ри­о­да­ми мо­ей жизни: Че­хо­ва и центр - это юность. По­это­му все мои ви­зи­ты в Яро­славль - это ви­зи­ты в юность. А Пятерка - это дет­ство. Золотое, бес­печ­ное, стран­ное, пре­крас­ное, за­пу­тан­ное, бес­по­доб­ное, сложное, бед­ное, див­ное дет­ство. При­ез­жа­ешь ту­да, по­брен­чав в трам­вай­чи­ке - и по­па­да­ешь в дет­ство. И со­вер­шен­но нель­зя по­стичь и при­вык­нуть: уста­лые лю­ди едут до­мой с ра­бо­ты в свою по-преж­не­му без­на­дёж­но окра­ин­ную Пя­тер­ку, а ты мчишь­ся пря­ми­ком в дет­ство, в свой убо­гий и пре­крас­ный дом».

БЕ­ЖАТЬ НЕКУ­ДА.

И НЕЗАЧЕМ?

- Бо­рис Ев­се­ев от­ме­чал, го­во­ря об ис­то­ках жан­ра, в ко­то­ром вы пре­иму­ще­ствен­но ра­бо­та­е­те, ска­зал, что это - «рус­ский ли­ри­че­ский очерк». Но сте­рео­ти­пы мас­со­во­го со­зна­ния нам «под­ска­зы­ва­ют», что пи­са­тель дол­жен вы­ска­зы­вать­ся и о по­ли­ти­ке, ми­ро­зда­нии, ис­то­рии…

- Это не ко мне. Ме­ня больше при­вле­ка­ют де­та­ли. Воз­мож­но, по­то­му что я жен­щи­на? А о гло­баль­ном больше свой­ствен­но раз­мыш­лять муж­чи­нам? Мне ин­те­рес­ны ме­ло­чи. Про­стые жизни обык­но­вен­ных лю­дей. Жизнь, лю­бовь, смерть.

- И всё же, лю­ди сей­час ча­сто го­во­рят об ощу­ще­нии ка­кой-то «без­на­дё­ги», усу­губ­ле­нии труд­но­стей, и да­ле­ко не толь­ко ма­те­ри­аль­ных. Ка­кое у вас мне­ние?

- Без со­мне­ния, та­кие ощу­ще­ния на­рас­та­ют. Каж­дый день приходит мысль, что жизнь ухуд­ша­ет­ся, а про­све­та нет. Ко­гда я вспо­ми­наю де­вя­но­стые го­ды про­шло­го ве­ка, тем са­мые «ли­хие», то та­ких на­стро­е­ний у боль­шин­ства лю­дей не бы­ло, хо­тя сви­реп­ство­ва­ла инфляция, бы­ла боль­шая без­ра­бо­ти­ца и мно­же­ство дру­гих про­блем. Сей­час ина­че... Но всё-та­ки, нуж­но мак­си­маль­но по­гру­зить­ся в жизнь, ведь она од­на и её не от­ло­жишь, что на­зы­ва­ет­ся, «до луч­ших вре­мён». Бе­жать осо­бо неку­да - жизнь, лю­бовь, смерть то, что на­стиг­нет вас вез­де. На­до жить здесь и сей­час, «шить са­ра­фа­ны и пла­тья из лёг­ко­го сит­ца», как по­ёт­ся во всем из­вест­ной пе­сен­ке.

- Опять к ли­те­ра­ту­ре: ва­ши пред­по­чте­ния?

На ме­ня огром­ное вли­я­ние ока­за­ли Иван Бу­нин, Кон­стан­тин Па­у­стов­ский, Юрий Казаков.

- Из ныне жи­ву­щих пи­са­те­лей ко­го на­зо­вё­те?

- Из ро­ма­ни­стов с огром­ным ин­те­ре­сом и удо­воль­стви­ем читаю Люд­ми­лу Улиц­кую. Ес­ли го­во­рить о рас­ска­зе, то это Майя Ку­чер­ская, Ан­на Мат­ве­е­ва. Во­об­ще, сей­час мно­го хо­ро­ших ав­то­ров. Ме­ня, прав­да, неред­ко за­став­ля­ет от­ло­жить кни­гу то, что у автора слишком уж без­жа­лост­ное, да­же ка­кое-то глум­ли­вое от­но­ше­ние к ге­ро­ям. А ино­гда - от­сут­ствие язы­ка. Неин­те­рес­но чи­тать кни­гу, ко­то­рая на­пи­са­на прес­но. Ес­ли нет язы­ка, это всё рав­но, что пы­тать­ся сшить паль­то, ес­ли есть нит­ки, но нет дра­па.

- А у вас есть «драп», по ва­шей оцен­ке?

- Труд­но са­мой су­дить, но я все­гда стрем­люсь к то­му, что­бы сам язык дви­гал сюжеты мо­их рас­ска­зов. Пи­са­тель Лео­нид Бе­жин, у ко­то­ро­го я учи­лась в Ин­сти­ту­те жур­на­ли­сти­ки и ли­те­ра­тур­но­го твор­че­ства, го­во­рил нам, что есть раз­ные уров­ни мастерства. На пер­вом пи­са­тель управляет язы­ком. На бо­лее вы­со­ком уже язык управляет пи­са­те­лем. Та­ков, на­при­мер, Вла­ди­мир На­бо­ков, рас­ска­зы и но­вел­лы ко­то­ро­го я очень люб­лю, и но­бе­лев­ский ла­у­ре­ат Ио­сиф Брод­ский - в по­э­зии.

- Иной раз за­кра­ды­ва­ют­ся со­мне­ния в том, что ли­те­ра­ту­ра нужна ны­неш­ним лю­дям.

- Я не со­гла­шусь! Кни­ги сей­час чи­та­ют очень мно­гие лю­ди, это бес­спор­ный факт. Кто не по­ку­па­ет их, как один из мо­их зна­ко­мых («прин­ци­пи­аль­но», как он го­во­рит), тот ска­чи­ва­ет их в ин­тер­не­те. Мно­го­ты­сяч­ные ти­ра­жи мно­гих ав­то­ров го­во­рят са­ми за се­бя: ни один из­да­тель не ста­нет вы­пус­кать кни­ги се­бе в убы­ток. Ко­неч­но, боль­шую роль в судь­бе но­вых ав­то­ров иг­ра­ет про­дви­же­ние их книг, это ре­а­лии ры­ноч­ной эко­но­ми­ки, ко­то­рые нель­зя не учи­ты­вать. Но глав­ное, что ин­те­рес к ли­те­ра­ту­ре, к по­зна­нию жизни и ми­ра, к рас­ши­ре­нию сво­их го­ри­зон­тов у со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка, вне вся­ких со­мне­ний, есть. Тя­га к по­вест­во­ва­тель­но­сти, к рас­ска­зы­ва­нию и чте­нию ис­то­рий ни­ку­да не де­лась из че­ло­ве­ка. И это от­лич­но!

«БЫ­ВА­ЕТ ДО­СТА­ТОЧ­НО УСЛЫ­ШАТЬ ФРА­ЗУ, ЧТО­БЫ НА­ПИ­САТЬ РАССКАЗ».

Со­вре­мен­ная ли­те­ра­ту­ра поль­зу­ет­ся хо­ро­шим спро­сом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.