БЕССМЕРТНЫЙ НО­СИ­ТЕЛЬ СВЕ­ТА

Пи­са­тель о том, по­че­му га­д­же­ты не за­ме­нят книг

AiF Yug (Krasnodar) - - КНИГА - ЭТО МИР - Фё­дор ПОНОМАРЁВ

ЧТО В ТЕТРАДЯХ?

У Вла­ди­ми­ра Ва­си­лье­ва есть несколь­ко тет­ра­дей, в ко­то­рые он за­пи­сы­ва­ет ин­те­рес­ные стро­ки из про­чи­тан­но­го.

­ Ров­но 50 лет на­зад я въе­хал в эту квар­ти­ру и ска­зал, что от­сю­да толь­ко но­га­ми впе­рёд до это­го за го­ды пе­ре­ез­дов по съём­ным уг­лам утратил мно­же­ство за­пи­сей, ­ вспо­ми­на­ет он. ­ Де­лал вы­пис­ки из Би­б­лии, Че­хо­ва, Пуш­ки­на, До­сто­ев­ско­го, Тол­сто­го. Уви­дел мир по­дру­го­му и по­нял, что мы мно­го го­во­рим. Как у Ан­дрея Воз­не­сен­ско­го: «Слиш­ком ча­сто мы рты ра­зе­ва­ем». «Хоть это быв­ший тро­еч­ник. «Вла­ди­мир Пет­ро­вич, я не лю­бил ли­те­ра­ту­ру, не чи­тал, но имен­но тот со­рван­ный урок пе­ре­вер­нул ме­ня и сде­лал чи­та­те­лем. Я вдруг по­нял, что, иди­от, чи­тал кни­гу как на­уч­ную ста­тью, ис­кал в ней ин­фор­ма­цию. А в ней - чув­ства! Те­перь каж­дый раз, ко­гда чи­таю, слы­шу ваш го­лос».

­ На ка­кой бы слу­чай­ной стра­ни­це ни от­крыл ­ ше­девр, го­во­рит Ва­си­льев и от­кры­ва­ет тет­радь ­ «Как жизнь про­мельк­ну­ла ­ так смерть про­мельк­нёт». Это Олег Чу­хон­цев ­ пре­крас­ный со­вре­мен­ный по­эт. Чи­та­тель­ские тет­ра­ди пол­ны муд­ро­сти, ко­то­рую я по­черп­нул из книг. Из го­да в год, изо дня в день ка­па­ет зо­ло­тая стро­ка и по­пол­ня­ет тет­ра­ди. Ино­гда встре­чаю сво­их уче­ни­ков, и они го­во­рят: «Вла­ди­мир Пет­ро­вич, мы уже на­го­во­ри­лись, по­чи­тай­те нам из сво­их тет­ра­дей». И это огром­ная ра­дость. с кни­гой в ру­ках, кни­ги в до­ме бы­ли вез­де - и обе чи­та­ют и раз­го­ва­ри­ва­ют, од­на на трёх язы­ках, дру­гая - на че­ты­рёх.

Кто же дол­жен при­учать де­тей чи­тать: ро­ди­те­ли, ба­буш­ка с де­душ­кой, учи­тель? Пу­ти Гос­под­ни неис­по­ве­ди­мы - од­но­му ре­бён­ку по­нра­вит­ся в дет­стве, дру­го­му по­ка­жет пре­ле­сти чте­ния учи­тель.

Но по­ка­зы­вать ра­дость чте­ния нуж­но как мож­но рань­ше. Шко­ла, по сло­вам пи­са­те­ля, по­том бу­дет заставлять чи­тать не то, что хо­чет­ся, а то, что нуж­но по про­грам­ме.

- В шко­ле как? «Учи, чи­тай это», - го­во­рит Вла­ди­мир Ва­си­льев. - При­ро­дой за­ду­ма­но, что у нас два по­лу­ша­рия, а сей­час рас­тят ка­ких-то од­но­по­лу­шар­ных де­тей. Пи­са­те­ля, ху­дож­ни­ка, ком­по­зи­то­ра - лю­дей ис­кус­ства, жи­ву­щих чув­ства­ми, - в шко­ле не очень ждут. Да, вре­ме­на дру­гие, но че­ло­век страш­но мед­лен­но ме­ня­ет­ся - и на это вся на­деж­да. У де­тей жи­вы оба по­лу­ша­рия, и од­но из них, усы­хая от на­ше­го взрос­ло­го иди­о­тиз­ма, непо­ни­ма­ния, всё рав­но жи­вёт, тре­пе­щет, тре­бу­ет пи­щи, во­оду­шев­ле­ния.

С ре­бён­ком на­до уметь го­во­рить. Вла­ди­мир Ва­си­льев вспо­ми­на­ет пе­да­го­га Шал­ву Амо­на­шви­ли, ко­то­рый гла­дил ре­бён­ка по го­ло­ве. Тот улы­бал­ся и по-дру­го­му вос­при­ни­мал ска­зан­ное.

- Вот в чём суть - по­дой­ди, по­гладь по го­ло­ве, ска­жи: «Сей­час бу­дет та­кая ра­дость кни­га», - про­дол­жа­ет пи­са­тель. - И мы вме­сте на­чи­на­ем чи­тать. А ко­гда при­охо­тим к чте­нию - на­до «со­рвать урок», что­бы на тво­их гла­зах ро­дил­ся чи­та­тель. Пе­да­гог Ве­ра Бе­дер­ха­но­ва, с ко­то­рой дав­но дру­жу и бо­го­тво­рю как учё­но­го, рас­ска­за­ла мне о тер­мине «от­сро­чен­ный ре­зуль- тат». Что это та­кое? Вы­рас­тил учи­тель чи­та­те­ля или нет - сра­зу мож­но и не узнать, но ко­гда че­рез мно­го лет в трол­лей­бу­се здо­ро­вен­ный де­ти­на ска­жет: «Я стал чи­та­те­лем из-за то­го, что вы со­рва­ли свой урок…», - это и есть от­сро­чен­ный ре­зуль­тат. По­нят­но: то­гда, в ше­сти­де­ся­тые, и те­ле­ви­де­ние но­вин­кой счи­та­лось. А сей­час у каж­до­го га­д­жет и не один. А в нём иг­ры, ви­де­об­ло­ге­ры, смеш­ные кар­тин­ки. Мож­но ли при­охо­тить со­вре­мен­но­го ре­бён­ка к чте­нию? Или это за­да­ча невы­пол­ни­мая? - Хоть и вре­ме­на дру­гие, и стра­на, и де­ти но они же хо­хо­чут на на­ших твор­че­ских При­охо­тить ре­бён­ка к чте­нию мо­гут и ро­ди­те­ли, и учи­тель. встре­чах! - го­во­рит Вла­ди­мир Ва­си­льев. - По­смот­ри­те, как они ра­ду­ют­ся, ка­кие во­про­сы за­да­ют! В на­чаль­ной шко­ле энтузиазм ещё не по­гас. Я чи­тал не­дав­но чет­ве­ро­класс­ни­кам о том, как мои доч­ки раз­го­ва­ри­ва­ли в воз­расте от 2 до 5 лет. «Па­па, бо­си­ком нель­зя хо­дить, а то со­пель­ки бу­дут чи­хать». По­про­буй­те так ска­зать. А ведь ре­бё­нок го­во­рит имен­но так! Хо­тя с со­жа­ле­ни­ем и го­ре­чью за­ме­чу, что от­но­ше­ние к чте­нию книг из­ме­ни­лось ра­ди­каль­но. И не толь­ко у де­тей.

По сло­вам пи­са­те­ля, кар­ти­на сей­час очень кон­траст­ная: есть ре­бя­та, аб­со­лют­но невос­при­им­чи­вые к ху­до­же­ствен­но­му тек­сту. Но это по­пра­ви­мо.

- Од­на­жды слу­чит­ся от­кро­ве­ние, от­кры­тие, по­тря­се­ние, го­во­рит пи­са­тель. - У Тол­сто­го в «Воскре­се­нии» Нехлю­дов вдруг от­крыл Би­б­лию в го­сти­ни­це - и стал ве­ру­ю­щим. Так и с чте­ни­ем. Ко­гда к нему ин­те­рес проснёт­ся - непо­нят­но. Древняя муд­рость на ста­ро­сла­вян­ском зву­чит так: «Тол­цы­те, и от­вер­зет­ся вам». Сту­чи­те - и от­кро­ет­ся, толь­ко не с пре­зре­ни­ем, не с раз­дра­же­ни­ем, а с лю­бо­вью.

Лю­бовь к де­тям - глав­ное для учи­те­ля. Но она не все­гда на­хо­дит­ся. Вла­ди­мир Ва­си­льев вспо­ми­на­ет слу­чай из сво­ей школь­ной прак­ти­ки. При­шёл на урок к хо­ро­шей учи­тель­ни­це, по­смот­реть что-то, опыт по­черп­нуть. В пер­вом клас­се про­хо­ди­ли бук­ву «о».

- Учи­тель­ни­ца тёп­лая, доб­рая, всех хва­лит, идёт по ря­дам и вдруг за­сты­ва­ет, при­хо­дит в ярость и го­во­рит: «По­смот­ри­те, что он на­де­лал! Мы все пи­шем «о», а он «п», - вспо­ми­на­ет пи­са­тель. - Она воз­му­ти­лась, что ре­бё­нок по­шёл впе­рёд, про­рвал­ся. Я бы ска­зал это­му маль­чи­ку: «Ка­кая же ты ум­ни­ца, как рвешь­ся впе­рёд! Из­ви­ни, что на­ша «о» ка­тит­ся так мед­лен­но, а у те­бя уже «п» дву­мя нож­ка­ми по­бе­жа­ла впе­рёд. Я те­бе по­став­лю пя­тёр­ку, толь­ко вер­нись, от­ка­ти бук­ву о».

По сло­вам пи­са­те­ля, учи­тель ли­те­ра­ту­ры, за­хо­дя в по­лу­тём­ный класс, как буд­то за­жи­га­ет свет - ведь кни­га, как но­си­тель све­та, бес­смерт­на.

- Ко­гда Лев Тол­стой учи­тель­ство­вал в яс­но­по­лян­ской шко­ле, то го­во­рил, что это «по­э­ти­че­ское де­ло», - про­дол­жа­ет он, и тут же объ­яс­ня­ет с по­мо­щью ка­лам­бу­ра. - Вс­пом­ни­те, рус­ская аз­бу­ка на­чи­на­ет­ся с «Аз, Бу­ки, Ве­ди» - я ве­даю бук­ва­ми. Даль­ше при­каз: «Гла­голь Доб­ро», то есть де­лай доб­ро! Со­вре­мен­ных под­рост­ков гу­бит то, что неко­то­рые чи­та­ют ал­фа­вит как «А-Бы-Вы-Го-Да».

ВЛА­ДИ­МИР ВА­СИ­ЛЬЕВ, КНИ­ГИ КО­ТО­РО­ГО О ДЕ­ТЯХ И ЮНОШЕСТВЕ РАС­ХО­ДИ­ЛИСЬ ПО СТРАНЕ МНОГОТЫСЯЧНЫМИ ТИРАЖАМИ, И СЕЙ­ЧАС, НА ДЕ­ВЯ­ТОМ ДЕ­СЯТ­КЕ, ПРО­ДОЛ­ЖА­ЕТ ПИ­САТЬ И ВСТРЕ­ЧАТЬ­СЯ СО ШКОЛЬ­НИ­КА­МИ И СТУ­ДЕН­ТА­МИ. ИЗ­МЕ­НИ­ЛИСЬ ЛИ ДЕ­ТИ ЗА ПОЛ­ВЕ­КА, ПРО­ДОЛ­ЖА­ЮТ ЛИ ЧИ­ТАТЬ И ПО­ЧЕ­МУ ПО­РОЙ, ЧТО­БЫ РО­ДИЛ­СЯ НА­СТО­Я­ЩИЙ ЧИ­ТА­ТЕЛЬ, НУЖ­НО СО­РВАТЬ УРОК? ОБ ЭТОМ И МНО­ГОМ ДРУ­ГОМ ПИ­СА­ТЕЛЬ РАС­СКА­ЗАЛ «АИФ-ЮГ».

и вре­ме­на дру­гие, и стра­на, и де­ти - но они же хо­хо­чут на на­ших твор­че­ских встре­чах!» - го­во­рит пи­са­тель. Фо­то из личн­го­го ар­хи­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.