МЫ ТЕ­РЯ­ЕМ КОР­НИ…

Кра­е­вед Ва­лен­ти­на Киселёва ­ о точ­ке невоз­вра­та

AiF Yug (Krasnodar) - - КНИГА - ЭТО МИР - Свет­ла­на ЛАЗЕБНАЯ

В САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ ВЫ­ШЛИ ДВЕ КНИ­ГИ ЭТНОГРАФА, ЧЛЕ­НА СЕВЕРСКОГО ОТ­ДЕ­ЛЕ­НИЯ РОС­СИЙ­СКО­ГО ОБ­ЩЕ­СТВА ИСТОРИКОВ-АРХИВИСТОВ ВАЛЕНТИНЫ КИСЕЛЁВОЙ. В КНИГАХ «КАЗАЧЬЯ ХАТА» И «ДОСВИДКИ» СКВОЗЬ АВТОБИОГРАФИЧЕСКУЮ ПРИЗ­МУ ПРЕД­СТАВ­ЛЕ­НЫ РАССКАЗЫ, ПРИТЧИ И СКАЗ­КИ О КУ­БА­НИ.

Ка­за­чью ис­то­рию Ва­лен­ти­на Алек­се­ев­на не про­сто пе­ре­но­сит на стра­ни­цы книг. Мно­го лет она со­би­ра­ла экс­по­на­ты в эт­но­гра­фи­че­ских экс­пе­ди­ци­ях, с ну­ля со­зда­ла кра­е­вед­че­ский му­зей и… мы его по­те­ря­ли. Как же так по­лу­ча­ет­ся, по­че­му мы не бе­ре­жём па­мять пред­ков?

МУ­ЗЕЙ НЕ НУ­ЖЕН?

- Ва­лен­ти­на Алек­се­ев­на, чем из­да­тель­ство из се­вер­ной сто­ли­цы за­ин­те­ре­со­ва­ла казачья те­ма?

- Тем, что она бла­го­дат­ная, жи­вая, ко­ло­рит­ная. Из­да­те­ли по­счи­та­ли, что опи­са­ние ку­бан­ско­го бы­та, тра­ди­ций пред­ков, уди­ви­тель­ных по­лу­за­бы­тых на­род­ных обы­ча­ев бу­дет ин­те­рес­но не толь­ко ку­бан­цам, но и чи­та­те­лю из лю­бо­го ре­ги­о­на.

- И они не ошиб­лись, ти­раж разо­шёл­ся, кни­га ста­ла биб­лио­гра­фи­че­ский ред­ко­стью. Санк­тПе­тер­бург - го­род, сла­вя­щий­ся бе­реж­ным от­но­ше­ни­ем к исто­рии. Но у се­бя на ро­дине мы не все­гда мо­жем гор­дить­ся тем же. Объ­яс­ни­те, как так по­лу­ча­ет­ся?

- На са­мом де­ле, кни­га всё ещё оста­ёт­ся хра­ни­ли­щем па­мя­ти. Из­да­ют­ся ав­то­ры, ча­ще за свой счёт. Кни­ги по исто­рии края, рай­о­на мож­но най­ти. Они су­ще- В му­зее «Ма­ру­си­на хата» пах­ло не пы­лью, а хле­бом. Это бы­ла насто­я­щая ста­рая казачья хата. Там про­во­ди­ли уро­ки рус­ско­го язы­ка, ли­те­ра­ту­ры, исто­рии, тру­да и все­гда бы­ли ра­ды до­ро­гим го­стям.

ству­ют бла­го­да­ря эн­ту­зи­а­стам. Но ве­ще­ствен­ная, му­зей­ная па­мять, ко­то­рую мож­но «по­щу­пать», уви­деть - ис­че­за­ет. Во вре­ме­на СССР был в Иль­ском кол­хоз «По­бе­да». Лю­ди ду­ма­ли о бу­ду­щем, учили мо­ло­дёжь в ин­сти­ту­тах, по­ку­па­ли но­вую сель­хоз­тех­ни­ку, строили по по­след­не­му сло­ву на­у­ки жи­вот­но­вод­че­ские ком­плек­сы, во вре­ме­на не луч­ше­го фи­нан­со­во­го бла­го­ден­ствия по­стро­и­ли Дом куль­ту­ры, а в нём был ма­лень­кий, но до­ро­го­го сто­я­щий му­зей. Ос­но­вал его че­ло­век, ко­то­рый к сель­ско­му хо­зяй­ству не имел от­но­ше­ния, - учи­тель Алек­сей Ми­хай­ло­вич Ки­сте­рев. Кол­хоз опла­чи­вал его ко­ман­ди­ров­ки в Крас­но­дар и Моск­ву для ра­бо­ты в ар­хи­вах. Ре­зуль­та­том бы­ли му­зей и кни­ги.

- Му­зея в по­сёл­ке дав­ным-дав­но нет… Не ну­жен?

- «Ре­фор­ма­то­рам» ока­за­лась не нуж­на ро­ди­на. Сло­во «ро­ди­на» пи­ши­те с ма­лень­кой бук­вы. Я под­ра­зу­ме­ваю ту са­мую ро­ди­ну, ко­то­рая уме­ща­ет­ся в ма­лень­ком ро­ди­тель­ском до­ми­ке, на зна­ко­мой с дет­ства ули­це, ро­дине, ко­то­рая смот­рит на нас со ста­рых, по­жел­тев­ших фо­то­гра­фий. Ну, скуч­но это им, не ин­те­рес­но. Един­ствен­ный во­прос, ко­то­рый за­ни­ма­ет: сколь­ко сто­ят пред­ме­ты ста­ри­ны? Ах, так ма­ло? Ко­гда ра­зо­ри­ли кол­хоз и в Дом куль­ту­ры при­шли но­вые ра­бот­ни­ки, «ма­ло­сто­я­щие» му­зей­ные экс­по­на­ты про­сто вы­бро­си­ли со вто­ро­го эта­жа. Я не пре­уве­ли­чи­ваю и не утри­рую. Вот из окон и бро­са­ли. Вы­бро­шен­ное, то, что не успе­ло ис­пор­тить­ся под осен­ним до­ждем, я с кра­е­ве­дом Вла­ди­ми­ром Аб­ра­мов­ским со­бра­ла. То, что спас­ли, пе­ре­вез­ли в Иль­скую школу № 16, неко­гда под­шеф­ную школу кол­хо­за. Это бы­ло са­мое вер­ное ре­ше­ние. Уче­ни­ки по­лу­чи­ли на хра­не­ние сним­ки сво­их от­цов, де­дов и пра­де­дов. В До­ме куль­ту­ры тем вре­ме­нем со­кра­ща­лись шта­ты. Ухо­ди­ла от­ту­да с бо­лью, ка­за­лось, мир рухнул. Но жизнь не остановилась, я при­ш­ла на ра­бо­ту в школу-интернат. Не с пу­сты­ми ру­ка­ми. В интернат я при­ш­ла, так ска­зать,

по­душ­ка­ми-«ду­моч­ка­ми», ко­то­рые рань­ше да­ри­ли жен­щи­ны друг дру­гу в знак по­же­ла­ния иметь од­ну дум­ку (мысль) с му­жем. В «Ма­ру­си­ной ха­те» про­во­ди­ли уро­ки рус­ско­го язы­ка, ли­те­ра­ту­ры, исто­рии, тру­да. При­хо­ди­ли го­сти. Школь­ни­ки мест­ных школ, студенты Крас­но­дар­ско­го кол­ле­джа куль­ту­ры, Крас­но­дар­ско­го ин­сти­ту­та куль­ту­ры, юные ху­дож­ни­ки и му­зы­кан­ты, ба­буш­ки с вну­ка­ми. Бы­ва­ли у нас лю­ди, дав­но уехав­шие за гра­ни­цу, пла­ка­ли и вспо­ми­на­ли - О му­зее «Ма­ру­си­на хата» я что-то своё. слы­ша­ла мно­го тёп­лых от­зы­вов. - И, ва­ши­ми сло­ва­ми, Рас­ска­жи­те по­дроб­нее об этом «опять не по­вез­ло»… про­ек­те.

- «Ма­ру­си­ну ха­ту» я со­би­ра­ла - Сна­ча­ла снес­ли в бо­лее пя­ти лет до от­кры­тия, а под­вал «несо­вре­мен­ные» по­том столь­ко, сколь­ко там ра­бо­та­ла. стен­ды. За­тем На­пол­не­но это про­стран­по­тре­бо­ва­ли осво­бо­дить ство бы­ло толь­ко ра­ри­те­та­ми. под нуж­ды шко- Ис­клю­че­ние со­став­ля­ли люль­ка, лы вит­ри­ны. До­маш­ний ки­но­те­атр ко­то­рую по фо­то­гра­фии сде­ла­ли и ви­део­ка­ме­ра, по­лу­чен­ные пре­по­да­ва­те­ли тру­да и под­ве­си­ли для ра­бо­ты му­зея из Крас­но­да­ра к по­тол­ку, да аба­жур, ко­то­рый и ад­ми­ни­стра­ции Северского по­да­ри­ли в ха­ту уче­ни­ки с воспитателем. рай­о­на, ис­поль­зо­ва­лись толь­ко Ба­тюш­ка иль­ской церк­ви по усмот­ре­нию ди­рек­то­ра и так пе­ре­дал му­зею две боль­шие да­лее. Жи­вой жиз­ни в му­зее не ико­ны. Вся шко­ла при­сут­ство­ва­ла ста­ло. Му­зей те­перь толь­ко для при освя­ще­нии «Ма­ру­си­ной при­ез­жа­ю­щих го­стей, а не для ха­ты». Это бы­ла насто­я­щая уче­ни­ков. Но за­чем он ну­жен ста­рая казачья хата с сен­ца­ми, то­гда? Уво­ли­лась я по соб­ствен­но­му кла­до­вой, ма­лой ха­той же­ла­нию. А ведь там и вэ­лы­кой ха­той. оста­лись пред­ме­ты В ней пах­ло не из до­ма пы­лью, а хле­бом. мо­их ро­ди­те­лей, Экс­по­на­ты мож­но пред­ме­ты, бы­ло тро­гать ру­ка­ми. пе­ре­дан­ные Мож­но бы­ло мо­ей сест­рой из вы­та­щить из печ­ки се­мьи её му­жа из чу­гу­нок на­сто­я­щим ста­ни­цы Но­во­по­кров­ской. ухва­том! По­ка­чать Моя под­ве­шен­ную к по­дру­га от­да­ла в по­тол­ку люль­ку, му­зей жен­скую по­кру­тить ко­ле­со со­роч­ку, ко­то­рую ста­рой прял­ки, её пред­ки при­вез­ли как ко­ле­со вре­ме­ни. в Иль­скую, воз­раст В «вэ­лы­кой ко­то­рой бо­лее ха­те» (в боль­шой 180 лет... Вы­шив­ки, ком­на­те) Кни­гу В. Киселёвой «Гоп, офи­цер­ские под ико­на­ми мои гры­ча­ны­кы!» вы­пу­сти­ло га­зет­ное са­по­ги, сто­ял ди­ван, из­да­тель­ство «Пе­ри­о­ди­ка Ку­ба­ни». В под­би­тые укра­шен­ный ней рассказы о ста­рин­ной ку­бан­ской де­ре­вян­ны­ми вы­шив­ка­ми ка­за­чьей кухне с ко­ло­рит­ны­ми по­дроб­но­стя­ми шпиль­ка­ми, и ма­лень­ки­ми жиз­ни на­ших пред­ков. ри­со­ван­ный на

с «при­да­ным». Офор­ми­ла бо­лее де­сят­ка стен­дов с фо­то­гра­фи­я­ми и ком­мен­та­ри­я­ми к ним. В них вме­сти­лась ис­то­рия по­сёл­ка - от па­лео­ли­ти­че­ской сто­ян­ки древ­не­го че­ло­ве­ка до на­ших дней. Сто­я­ли вит­ри­ны с ар­хео­ло­ги­че­ски­ми на­ход­ка­ми, пред­ме­та­ми бы­та, ин­те­рес­ны­ми тем, что их уже нет в на­ших домах. Позд­нее из ста­рень­ко­го зда­ния быв­шей пра­чеч­ной в школь­ном дво­ре со­зда­ла му­зей под на­зва­ни­ем «Ма­ру­си­на хата».

БЛАЖЬ ИЛИ БО­ГАТ­СТВО?

- Ва­лен­ти­на Алек­се­ев­на, во­прос, на­вер­ное, ри­то­ри­че­ский: по­че­му не хра­ним что име­ем?

- Я ча­сто об этом ду­маю. В рав­но­ду­шии к мест­ной исто­рии, тра­ди­ци­ям, в их по­пра­нии при­ня­то об­ви­нять лю­дей приш­лых. Бог с ни­ми, с при­ез­жи­ми. Им апри­о­ри не ин­те­рес­на ис­то­рия Иль­ской. Но как же на­ши, ко­рен­ные? Как они жи­вут? По­че­му из го­да в год при­хо­дят ме­не­дже­ры-вре­мен­щи­ки, ру­ко­во­ди­те­ли, не спо­соб­ные ду­мать с пер­спек­ти­вой, на го­ды вперёд? Зна­е­те, ста­но­вит­ся страш­но. Не все се­го­дняш­ние школь­ни­ки зна­ют кто та­кой Юрий Га­га­рин. А уж кто та­кие До­ро­шен­ко и Са­гай­дач­ный, о ко­то­рых пес­ни сла­га­ли де­душ­ки и ба­буш­ки, не зна­ют тем бо­лее.

- Что с этим де­лать?

- Не од­ну ты­ся­чу лет ищем от­вет на во­прос: «Ка­мо гря­де­ши? Ку­да идём?» Ко­гда най­дём от­вет? Не­уже­ли то­гда, ко­гда при­дём к пу­сто­му, к про­па­сти? Ведь лю­ди без па­мя­ти - это лю­ди без бу­ду­ще­го. А, мо­жет быть, уже на­ста­ло вре­мя Ха­ма? Нет, я никого не оскорб­ляю. Хам - это имя небла­го­дар­но­го сы­на, осме­яв­ше­го сво­их ро­ди­те­лей. А, мо­жет быть, при­шло вре­мя сле­пых пас­ты­рей? Мы стре­ми­тель­но утра­чи­ва­ем связь со сво­ей на­ци­о­наль­ной куль­ту­рой, те­ря­ем иден­тич­ность, как де­ре­во - кор­ни. Мне ка­жет­ся, каж­дый дол­жен от­ве­тить се­бе на во­прос: кто я та­кой? Мно­гие от­ве­тят на во­прос: как тво­е­го пра­де­да зва­ли? На­зы­ва­ем се­бя рус­ски­ми, а кро­ме язы­ка это ни­что не под­твер­жда­ет. Счи­та­ем се­бя ка­за­ка­ми, а исто­рии ро­да не зна­ем… Что­бы не стать на­се­ле­ни­ем, как лю­бят нас име­но­вать чи­нов­ни­ки, без­ли­кой мас­сой, нам нуж­но хра­нить свою куль­ту­ру. На­ци­о­наль­ная ка­та­стро­фа насту­па­ет, ко­гда че­ло­век не пом­нит пред­ков и не ин­те­ре­су­ет­ся ис­то­ри­ей. Се­го­дня мы к точ­ке невоз­вра­та близ­ки.

КУЛЬ­ТУ­РУ НУЖ­НО ХРА­НИТЬ, ЧТО­БЫ НЕ СТАТЬ «НА­СЕ­ЛЕ­НИ­ЕМ».

Фо­то из личного архива

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.