СПАСАЯ ДРУ­ГИХ Я СЕ­БЯ СПАСАЮ

От­кро­вен­ный раз­го­вор с ве­те­ра­ном по­жар­ной служ­бы Ниж­не­вар­тов­ска

AiF Yugra (Khanti-Mansiysk) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Марина ГРЭЙ

СТРА­ХА НЕТ

- Ана­то­лий Ми­хай­ло­вич, ве­дё­те ли Вы для се­бя ка­ку­ю­то ста­ти­сти­ку? Сколь­ко раз за го­ды служ­бы вы­ез­жа­ли на по­жа­ры, сколь­ко лю­дей спасли?

- Зна­е­те, мо­жет быть для обы­ва­те­ля это ста­ти­сти­ка, а для нас, по­жар­ных, это жизнь. Еже­днев­ная ра­бо­та. Вы же не мо­же­те ска­зать, сколь­ко раз на ра­бо­ту схо­ди­ли, или сколь­ко лит­ров мо­ло­ка вы­пи­ли. Ко­неч­но, есть мо­мен­ты, ко­то­рые вре­за­ют­ся в па­мять, но это ста­ти­сти­кой не на­зо­вешь. Бы­ва­ли дни, ко­гда бы­ло спо­кой­но, но это боль­шая ред­кость. Ча­ще все­го что-то про­ис­хо­дит. То ДТП, то пожар.

- О сво­их эмо­ци­ях мо­же­те рас­ска­зать, ко­гда вы­ез­жа­е­те на пожар?

- Ощу­ще­ния, бе­з­услов­но, раз­ные. Каж­дый пожар от­ли­ча­ет­ся от дру­го­го. Да­же ес­ли на пер­вый взгляд они одинаковые. За всю служ­бу ни од­ной по­хо­жей си­ту­а­ции не бы­ло. Но нам нель­зя уда­рять­ся в эмо­ции. По­жар­ный дол­жен быть спо­ко­ен. В на­шей про­фес­сии все за­ви­сит имен­но от спо­кой­ствия. Толь­ко с хо­лод­ной го­ло­вой мож­но при­нять пра­виль­ное ре­ше­ние.

- Хо­ти­те ска­зать, что да­же стра­ха не ис­пы­ты­ва­е­те, ко­гда иде­те в огонь?

- Ес­ли у нас бу­дет страх, то мы не смо­жем гра­мот­но вы­пол­нять свою ра­бо­ту. Спо­кой­ствие и хлад­но­кро­вие. От­ту­да и идёт пра­виль­ный вы­бор - то­го дав­ле­ния, на ко­то­ром мож­но вве­сти ствол для ту­ше­ния, ка­ким пу­тем вы­ве­сти из го­ря­ще­го строения лю­дей и т.д. Что та­кое страх? Это незна­ние. При­хо­дит мо­ло­дой по­жар­ный, он бо­ит­ся. Бо­ит­ся ид­ти в дым, бо­ит­ся ид­ти в огонь. Там ни­че­го же не вид­но. А на­до ид­ти, там внут­ри че­ло­век, его на­до спа­сти. Вот и идёшь по пра­вой сто­роне, по кру­гу или по ру­кав­ной ли­нии. На ощупь. Счет идет на се­кун­ды. В го­ло­ве все­гда от­ре­зок вре­ме­ни. 3-5 ми­нут и на­до ко­го-то вы­не­сти. Ты его учишь. Три го­да тре­бу­ет­ся, что­бы из вновь при­быв­ше­го сде­лать по­жар­но­го.

В ЭТОМ ГО­ДУ 42­АЯ ПОЖАРНОСПАСАТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ НИЖ­НЕ­ВАР­ТОВ­СКА ОТ­МЕ­ТИ­ЛА СВОЙ 35­ТИ ЛЕТ­НИЙ ЮБИ­ЛЕЙ. 35­ТИ ЛЕТ­НИЙ ЮБИ­ЛЕЙ СЛУЖ­БЫ В ПО­ЖАР­НОЙ ОХРАНЕ ТАК­ЖЕ ОТ­МЕ­ЧА­ЕТ И АНА­ТО­ЛИЙ ЧОПЕНКО, НА­ЧАЛЬ­НИК КАРАУЛА ПОЖАРНОСПАСАТЕЛЬНОЙ ЧА­СТИ.

ЧУДО В ПО­ЛЕ

- От­ку­да бе­рет­ся это спо­кой­ствие? Это врож­ден­ное ка­че­ство или оно вос­пи­ты­ва­ет­ся?

- Всё на­ра­ба­ты­ва­ет­ся от ста­жа, опы­та служ­бы. Че­ло­век ко все­му при­вы­ка­ет. Ко­неч­но, по­на­ча­лу тя­же­ло. Но ты или справ­ля­ешь­ся с этим, или те­бе не ме­сто в по­жар­ной охране Лю­ди, ко­то­рые ра­бо­та­ют свы­ше 15 - 20 лет, им да­же не на­до ни­че­го го­во­рить. Они уже ви­дят си­ту­а­ции.

- Про­фес­си­о­наль­ные на­вы­ки по­мо­га­ют в обыч­ной жиз­ни?

- Не толь­ко мне. Од­на­жды, про­сто шел по го­ро­ду в свой вы­ход­ной. Муж­чине пло­хо ста­ло. Я под­бе­жал по­мочь, по­том ко мне жен­щи­на при­со­еди­ни­лась, (Как по­том ока­за­лось, бы­ла она вра­чом) мы 20 ми­нут до при­ез­да ско­рой его пы­та­лись ка­чать де­ла­ли ис­кус­ствен­ное ды­ха­ние и мас­саж серд­ца.

- Ка­кой пожар за вре­мя сво­ей ра­бо­ты Вы мо­же­те назвать са­мым слож­ным?

- Это про­изо­шло лет 20 на­зад. Я ис­пол­нял обя­зан­но­сти на­чаль­ни­ка де­жур­ной сме­ны служ­бы по­жа­ро­ту­ше­ния. Од­но­вре­мен­но по­сту­пи­ли вы­зо­вы на воз­го­ра­ния в рай­оне РЭБ­фло­та. Го­ре­ли да­чи. Этот пожар оста­вил та­кое неод­но­знач­ное впе­чат­ле­ние. Да­же не знаю, как ска­зать - зна­ме­ние ка­кое-то. Едем по до­ро­ге. Спра­ва, сле­ва всё в огне. Ско­рость вет­ра 25 м/с, жа­ра плюс 35. Ве­тер на­столь­ко силь­ный, что ма­ши­на по­жар­ная толь­ко подъ­ез­жа­ет, ру­кав­ные ли­нии на­чи­на­ет рас­тя­ги­вать, а в это вре­мя ве­тер уже так огонь раз­ду­ва­ет, что не успе­ва­ем до­тя­нуть. По до­ро­ге очень пе­ре­жи­вал, что бы ба­ки с бен­зи­ном не взо­рва­лись. Огонь из-под ко­лес вы­ле­тал. По пу­ти сле­до­ва­ния до­мик сто­ит. Я тут та­ких рань­ше не ви­дел, как в де­ревне - де­ре­вян­ный с со­ло­мен­ной крышей. Пя­тая сте­пень ог­не­стой­ко­сти. И во­круг до­ма до по­я­са тра­ва су­хая. На­про­тив, трех­этаж­ный, кир­пич­ный дом, кров­ля ме­тал­ли­че­ская, а под кров­лей огонь вих­рем за­кру­чи­ва­ет­ся. У ка­лит­ки де­ре­вян­но­го до­ми­ка сто­ит ба­буш­ка на ко­ле­нях в чёр­ной одеж­де и мо­лит­ся. Нам на­до бы­ло опре­де­лить пло­щадь по­жа­ра, и мы ми­мо про­еха­ли. Воз­вра­ща­ем­ся об­рат­но. Сто­ит этот дом де­ре­вян­ный нетро­ну­тый. Во­круг него огонь обо­шел, не тро­нул. Как? Сто­я­ла за­су­ха, тра­ва су­хая, за­го­ра­ет­ся мол­ние­нос­но. От кир­пич­но­го до­ма толь­ко по­ко­ре­жен­ный кар­кас остал­ся, всё сго­ре­ло. А тут оа­зис прям. Чудо, од­ним сло­вом.

ПЬЯНЫЕ ЛЮ­ДИ ­ ЭТО БЕ­ДА

- По ка­ким причинам ча­ще все­го про­ис­хо­дят воз­го­ра­ния? По­че­му про­фи­лак­ти­ка не сра­ба­ты­ва­ет?

- Мне ка­жет­ся, лю­ди про­сто недо­по­ни­ма­ют, как быст­ро мо­жет рас­про­стра­нить­ся огонь. Сто­ит, до­пу­стим, че­ло­век на до­ро­ге, сва­роч­ные ра­бо­ты про­из­во­дит. А вез­де су­хая тра­ва. Не усле­дил. Ис­кра по­па­ла. Па­ра ми­нут и пло­щадь рас­про­стра­не­ния ог­ня 500м2. По­ка по­зво­нит, по­ка мы при­е­дем. На да­чах, как пра­ви­ло, строения деревянные и сто­ят ря­дыш­ком. Он и сам не по­нял, как всё про­изо­шло! А дач­но­го ко­опе­ра­ти­ва нет. А ес­ли жа­ра, да еще и с вет­ром? В та­ких слу­ча­ях по­след­ствия непред­ска­зу­е­мые. Пом­ню, пожар был на да­чах. Мы при­е­ха­ли ту­шить один дом, а огонь ого­ро­да­ми на дру­гое стро­е­ние пе­ре­ки­нул­ся. Аж че­рез три участ­ка. Хо­ро­шо, что за­ме­ти­ли, успе­ли и его по­ту­шить. А еще боль­шая про­бле­ма - ал­ко­голь. Лю­ди в нетрез­вом со­сто­я­нии - это бе­да. Раз­бра­сы­ва­ют бу­тыл­ки, или не за­ту­шен­ную си­га­ре­ту бро­сят. Па­ра ми­нут и всё в огне.

- Ана­то­лий Ми­хай­ло­вич, не бы­ва­ло та­ко­го, что не хо­чет­ся на ра­бо­ту ид­ти, спа­сать вот та­ких вот «го­ре - го­ро­жан», рис­ко­вать ра­ди них сво­ей жиз­нью?

- Нет. Та­ко­го ни­ко­гда не бы­ло. Вся­кое бы­ва­ло, и ру­га­ли нас, и ра­бо­тать ме­ша­ли. Та­кое ча­сто слу­ча­ет­ся, но ты всё рав­но идёшь. И чер­дак по­ле­зешь про­ве­рять - вдруг там лю­ди, и пья­но­го из го­ря­щей квар­ти­ры до­ста­нешь. Был та­кой слу­чай, при­е­ха­ли ба­рак де­ре­вян­ный ту­шить, а ком­па­ния пьяных лю­дей нас не пус­ка­ли, ме­ша­ли ра­бо­тать. А в ба­ра­ке лю­ди го­ре­ли. Это на­ша ра­бо­та, на­ша от­вет­ствен­ность. Ес­ли та­кое же­ла­ние вдруг по­явит­ся, то ты уже не ра­бот­ник.

- Что это за вы­бор про­фес­сии та­кой, что каж­дый день рис­ку­ешь ра­ди тех, ко­му по­рой са­мим на се­бя на­пле­вать? За что вы её так лю­би­те?

- Ес­ли чест­но, да­же ко­гда не на ра­бо­те, слы­шишь о воз­го­ра­нии или ви­дишь ДТП, пе­ре­жи­ва­ешь, вдруг там кто-то род­ной, близ­кий. И хо­чет­ся на ра­бо­ту бе­жать, что­бы успеть по­мочь. Мы же при­ся­гу при­ни­ма­ли ещё в учи­ли­ще - у нас по­тря­са­ю­щие пре­по­да­ва­те­ли бы­ли, они смог­ли нам вло­жить лю­бовь к по­жар­но­му де­лу. Ко­гда я на по­жа­ре ко­го-то спасаю, ощу­ще­ние ра­до­сти. Как буд­то бы спасая дру­гих, я се­бя спас. А ведь у по­жар­ных ни­ко­гда не бы­ло боль­ших зар­плат. Я при­шел на ра­бо­ту в на­ча­ле 80-х, у неф­тя­ни­ков зар­пла­та бы­ла 800р, у нас 240. Ме­ня ча­сто спра­ши­ва­ют - а что те­бя дер­жит на та­кой ра­бо­те? А это мой долг, долг офи­це­ра и лю­бовь. Лю­бовь к лю­дям.

Как ча­сто мы лег­ко­мыс­лен­но от­но­сим­ся к сво­им жиз­ням. Не­взи­рая на по­след­ствия, и по причинам по­рой да­же нам не из­вест­ным под­вер­га­ем их опас­но­сти. А по­том во­пим, кри­чим, зо­вём на по­мощь. Ищем се­бе оправ­да­ния, ру­га­ем по­след­ни­ми сло­ва­ми по­жар­ных, ко­то­рые не вы­та­щи­ли из ог­ня осо­бо лю­би­мую на­ми кар­ти­ну или но­ут­бук. И сно­ва жи­вем на гране фо­ла, хо­дим по лез­вию но­жа, на­де­ясь, что нас вновь спа­сут. И они спа­сут. Не упрек­нут ни сло­вом, ни де­лом. И да­же не оби­дят­ся. Это пар­ни с хо­лод­ным ра­зу­мом и пы­ла­ю­щим серд­цем, жи­ву­щие во имя спа­се­ния на­ших с ва­ми душ!

Фо­то из лич­но­го архива

Ана­то­лий Чопенко при­зна­ет­ся, что спо­кой­ные дни на его ра­бо­те слу­ча­ют­ся ред­ко.

Фо­то sib.яm

«Ес­ли у нас бу­дет страх, то мы не смо­жем гра­мот­но вы­пол­нять свою ра­бо­ту»

«Спа­сать лю­дей - мой долг, долг офи­це­ра».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.