КАК УХО­ДИТ ПА­МЯТЬ

Кра­е­ве­ды бо­рют­ся за раз­ру­шен­ные до­ма в Са­ма­ро­во

AiF Yugra (Khanti-Mansiysk) - - ИРУСБТОРИРИКАЯ - Ма­хаб­бат СЕКЕНОВА

вос­со­зда­ли 3D-мо­дель од­но­го из до­мов с пла­ни­ров­кой, всё это мож­но вос­ста­но­вить. И та­ких ис­сле­до­ва­ний и про­ек­тов уже нема­ло. Бе­ри - и де­лай. Нуж­но вы­ку­пить эти до­ма, най­ти день­ги, при­ве­сти их в по­ря­док. Но чи­нов­ни­ки счи­та­ют, что это долж­ны сде­лать кра­е­ве­ды», - го­во­рит она.

На­деж­да Ни­ко­ла­ев­на под­хо­дит к по­лу­раз­ру­шен­но­му до­му, сто­я­ще­му в во­де, с бо­лью огля­ды­ва­ет его и от­во­ра­чи­ва­ет­ся. Не­ряш­ли­вый, по­ко­сив­ший­ся, фун­да­мент раз­ру­шен, сте­ны про­гни­ли, дав­но нет ста­вен, и из жиль­цов раз­ве что на­се­ко­мые и мел­кие гры­зу­ны. Да­лее мы оста­но­ви­лись у до­ма по ули­це Ки­ро­ва, 22. Он опи­сан в кни­ге Хри­сан­фа Ло­па­ре­ва «Са­ма­ро­во», из­дан­ной в кон­це 19 ве­ка. Зда­ние пострадало от по­жа­ра, но экс­пер­ты уве­ре­ны, что по­сле ре­став­ра­ции оно мо­жет про­слу­жить еще дол­го. В до­ме со­хра­ни­лись ори­ги­наль­ная по­то­лоч­ная ро­зет­ка, лест­нич­ные пе­ре­кла­ди­ны. В 2015 го­ду его пред­ла­га­ли сде­лать ча­стью ланд­шафт­но­го му­зея. За два го­да ни­че­го не из­ме­ни­лось. Кра­е­ве­ды ре­гу­ляр­но об­ра­ща­ют­ся к го­род­ским чи­нов­ни­кам, де­пу­та­там. Но без­ре­зуль­тат­но.

У до­ма Ка­ран­да­шо­вых, род ко­то­рых идет от пер­вых са­ма­ров­ских ям­щи­ков (17 век), На­деж­да Ни­ко­ла­ев­на «по-хо­зяй­ски» от­кры­ва­ет ка­лит­ку и про­хо­дит во двор. У вхо­да в дом нас встре­ча­ют жиль­цы - де­вуш­ка с си­га­ре­той в ру­ке и дым­ча­тая кош­ка - квар­ти­ран­ты.

«В этом до­ме вы­рос­ло 11 де­тей. Он по­стро­ен из мо­гу­чих кед­ров, та­кой же креп­кий, как и род Ка­ран­да­шо­вых, ко­то­рый рас­се­лил­ся по си­бир­ской зем­ле. В про­шлый раз мы ту­да за­хо­ди­ли, нам да­ли по­смот­реть и сфо­то­гра­фи­ро­вать до­мо­вую кни­гу, мы на­шли там фа­ми­лии Ка­ран­да­шо­вых - за­пи­си 20-30х гг. На ОМК (рай­он Хан­ты­Ман­сий­ска - прим.ред.) жи­вут по­том­ки это­го ро­да», - рас­ска­за­ла Кор­не­е­ва.

Еще один цен­ный исто­ри­че­ский объ­ект - ре­ги­о­наль­ный памятник ис­то­ри­ко­куль­тур­но­го на­сле­дия - Никольская ча­сов­ня (ул. Горь­ко­го, 1). Это един­ствен­ная ча­сов­ня 19 ве­ка, со­хра­нив­ша­я­ся в окру­ге, здесь есть за­хо­ро­не­ния цер­ков­ных слу­жи­те­лей. И в нем жи­вут лю­ди.

НУ­ЖЕН ЮРИДИЧЕСКИЙ СТА­ТУС

Со­хра­нить до­ма в Са­ма­ро­во и со­здать му­зей го­ро­да - главные за­да­чи мест­ных кра­е­ве­дов. За семь лет об­ще­ство со­бра­ло фонд экс­по­на­тов, есть элек­трон­ная ба­за с на­име­но­ва­ни­я­ми и опи­са­ни­ем пред­ме­тов. Все они на хра­не­нии у раз­ных лю­дей. Ну­жен му­зей.

«В Ом­ске, в Том­ске, в Но­во­си­бир­ске, Ке­ме­ро­во, Кур­гане у мно­гих си­бир­ских го­ро­дов исто­рия го­род­ско­го му­зея воз­ник­ла в кон­це 90-х го­дов, и они от­кры­лись за по­след­ние 20 лет. У ис­то­ков та­ко­го му­зея все­гда сто­я­ла част­ная кол­лек­ция ста­рин­ных пред­ме­тов, а в ад­ми­ни­стра­ции на­хо­дил­ся че­ло­век, ко­то­рый ин­те­ре­со­вал­ся ис­то­ри­ей род­но­го края. У нас по­ка та­ко­го че­ло­ве­ка нет».

Свое без­дей­ствие чи­нов­ни­ки объ­яс­ня­ют про­сто: у кра­е­ве­дов нет неком­мер­че­ской ор­га­ни­за­ции, юри­ди­че­ских до­ку­мен­тов, а, зна­чит, власть не мо­жет с ни­ми со­труд­ни­чать. Да и по­ме­ще­ния под­хо­дя­ще­го в го­ро­де, мол, нет. Кра­е­ве­ды объ­яс­не­ния при­ня­ли к сведению и го­то­вят­ся к оформ­ле­нию юри­ди­че­ско­го ста­ту­са, что­бы мож­но бы­ло участ­во­вать в кон­кур­сах и по­лу­чать гран­ты.

«Мо­жет то­гда нам удаст­ся сде­лать но­вые ша­ги, что­бы со­хра­нить на­сле­дие на­ше­го го­ро­да», го­во­рит На­деж­да Кор­не­е­ва.

Фо­то ав­то­ра

Дом по ули­це Ки­ро­ва 22 еще мож­но со­хра­нить .

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.