ПУШ­КИН ­ СКАНДАЛИСТ И ЗА­ДИ­РА

По­след­няя ссо­ра за­кон­чи­лась 180 лет на­зад ро­ко­вой для него ду­э­лью.

AiF Zabaykalye (Chita) - - ТВ + АФИША -

«Я ЕЩЁ ДО­СТА­ТОЧ­НО СИЛЁН, ЧТО­БЫ НА­НЕ­СТИ СВОЙ УДАР!» ПРО­ЗВУ­ЧА­ЛО НАД ЧЁРНОЙ РЕЧКОЙ 8 ФЕВ­РА­ЛЯ 1837 Г. ПРОИЗНЁС ЭТИ СЛО­ВА АЛЕК­САНДР ПУШ­КИН.

...Смер­тель­но ра­нен­ный по­эт опи­ра­ет­ся на ру­ку, под­ни­ма­ет­ся, стре­ля­ет. Его про­тив­ник, по­ру­чик ка­ва­лер­гард­ско­го пол­ка Георг Карл де Гек­керн д’Ан­тес (Дан­тес), па­да­ет и ле­жит без дви­же­ния. «Бра­во! - про­из­но­сит Пуш­кин, ра­дост­но швы­ря­ет пи­сто­лет и до­бав­ля­ет: - Он убит? Я ду­мал, что мне до­ста­вит удо­воль­ствие его убить, но это­го нет».

Близ­кий при­я­тель по­эта Вла­ди­мир Сол­ло­губ пи­сал: «В по­след­ний год сво­ей жиз­ни Пуш­кин ре­ши­тель­но ис­кал смер­ти». В 1836-1837 гг. за­фик­си­ро­ва­но 5 ду­элей с уча­сти­ем Алек­сандра Сер­ге­е­ви­ча. Од­на­ко бы­ва­ли го­ды, ко­гда их ко­ли­че­ство до­хо­ди­ло до 9. Да, боль­шую часть су­ме­ли предот­вра­тить, но каж­дый из по­един­ков мог окон­чить­ся с тем же ре­зуль­та­том, что и по­след­ний.

ИЗ­ДЕРЖ­КИ ХА­РАК­ТЕ­РА

Уди­ви­тель­но не то, что Пуш­кин был убит на ду­э­ли, а то, что это про­изо­шло срав­ни­тель­но позд­но. По­то­му что к тре­бо­ва­ни­ям эпо­хи, столь ще­пе­тиль­ной в во­про­сах че­сти, до­ба­ви­лись и неко­то­рые свой­ства ха­рак­те­ра по­эта. Князь Пётр Вя­зем­ский от­ме­чал: «Пуш­кин в жиз­ни еже­днев­ной... бы­вал зло­па­мя­тен не толь­ко в от­но­ше­нии к недоб­ро­же­ла­те­лям, но и к по­сто­рон­ним, и да­же к при­я­те­лям сво­им. Ра­но или позд­но взыс­ки­вал он долг, и взыс­ки­вал с лих­вою. Ца­ра­пи­ны, на­не­сён­ные ему с умыс­лом или без умыс­ла, не ско­ро за­жи­ва­ли у него».

Ед­ва ли не каж­дый ме­сяц Пуш­кин был на во­ло­сок от се­рьёз­но­го кон­флик­та, за­чин­щи­ком ча­ще все­го был он сам. Бро­сая вы­зов всем под­ряд - вла­стям, жен­щи­нам, окру­жа­ю­щим, дру­зьям.

На­ча­лось это ещё в ли­цей­ские го­ды. Кто оли­це­тво­ря­ет власть для под­рост­ка? Вер­но, учи­тель. В слу­чае Пуш­ки­на - ин­спек­тор ли­цея по учеб­ной и нрав­ствен­ной ча­сти Мар­тын Пи­лец­кий. Не­на­вист­ный преж­де все­го тем, что по­став­лен «пре­ду­пре­ждать со­блаз­ны и об­ра­ба­ты­вать во­лю». До по­ры это по­лу­ча­лось, но на Пуш­кине си­сте­ма да­ла сбой. На од­ном из уро­ков Пи­лец­кий по­пы­тал­ся от­нять у Дель­ви­га некое «бран­ное со­чи­не­ние». Ре­ак­ция 13-летнего Пуш­ки­на по­ис­ти­не бок­сёр­ская: «Как вы сме­е­те брать на­ши бу­ма­ги! Ста­ло быть, и пись­ма на­ши из ящи­ка бу­де­те брать!» Кста­ти, Пуш­кин в тот раз про­явил от­мен­ную во­лю к по­бе­де - спу­стя год Пи­лец­ко­го уво­ли­ли.

НАКАЗАН ЗА ОСТРЫЙ ЯЗЫК

«Что из этой го­ло­вы ле­зет! Жаль, ес­ли он её не сно­сит!» - со­кру­шал­ся Алек­сандр Тур­ге­нев. И был прав - за се­рию яз­ви­тель­ных эпи­грамм по­эта в ад­рес вла­стей по­сле­до­ва­ла ссыл­ка на юг, в Ма­ло­рос­сию и Бес­са­ра­бию. В до­ку­мен­тах зна­чи­лось: «От­прав­лен был к ва­ше­му пре­вос­хо­ди­тель­ству мо­ло­дой Пуш­кин. Же­ла­тель­но бы знать о сем юно­ше - по­ви­ну­ет­ся ли он теперь сво­е­му доб­ро­му серд­цу или по­ры­вам вред­но­го во­об­ра­же­ния». Из сво­е­го въез­да в Ека­те­ри­но­слав Пуш­кин устра­и­ва­ет це­лый спек­такль, на­зло вла­стям вы­ря­див­шись раз­бой­ни­ком - крас­ная ру­ба­ха и по­яр­ко­вая (из шер­сти яг­нён­ка) шап­ка. От­ли­ча­ет­ся на по­при­ще раз­жи­га­ния меж­на­ци­о­наль­ной роз­ни: «Пуш­кин имел страсть бе­сить мол­да­ван, а ино­гда по­сту­пал с ни­ми и го­раз­до ху­же». Это прав­да. Вот за­пись в днев­ни­ке: «По­ко­ло­тил сегодня это­го гад­ко­го мол­да­ва­ниш­ку Буз­ню. Су­нул ему ду­лю в нос, и по­шла по­те­ха…» При­нят в до­ме ге­не­ра­ла Ива­на Ин­зо­ва, сво­е­го на­чаль­ни­ка и над­зи­ра­те­ля. И, вос­поль­зо­вав­шись слу­ча­ем, тай­но учит ге­не­раль­ско­го по­пу­гая ма­тер­ным сло­вам. Ко­гда на Пас­ху 1821 г. Ин­зо­ва по­се­тил прео­свя­щен­ный епи­скоп Ки­ши­нёв­ский Дмит­рий Су­ли­ма, по­пу­гай встре­тил его всем пуш­кин­ским ар­се­на­лом - «по­вто­ряя его и зло­рад­но хо­хо­ча».

Ко­неч­но, без угры­зе­ний со­ве­сти не об­хо­ди­лось: «Ге­не­рал Иван Ни­ки­тич по­жу­рит ме­ня да и за­бу­дет… А я каж­дый день что-ни­будь на­про­ка­жу. Ско­ти­на я, а не че­ло­век!» Но со­весть успо­ка­и­ва­лась, и всё на­чи­на­лось по но­вой. Дру­зья уго­ва­ри­ва­ли его быть по­ти­ше. Вот Дель­виг: «Ве­ли­кий Пуш­кин, ма­лень­кое ди­тя! Иди, как шёл, де­лай, что хо­чешь, но не сер­дись на ме­ры лю­дей, то­бою на­пу­ган­ных. Че­го те­бе недо­ста­ёт? Не драз­ни их год или два, Бо­га ра­ди!»

По­взрос­лев, Пуш­кин от­то­чил спо­соб­ность вы­зы­ва­ю­ще из­де­вать­ся. Бил по вла­стям боль­нее и при­цель­нее. Так пи­са­тель Иван Дмит­ри­ев за­ме­тил, что на­зва­ние «Мос­ков­ский ан­глий­ский клуб» са­мое неле­пое. «Ни­чуть! - сме­ясь, от­ве­тил Пуш­кин. - Есть ещё бо­лее стран­ные и неле­пые. На­при­мер, «Им­пе­ра­тор­ское че­ло­ве­ко­лю­би­вое об­ще­ство».

А ГДЕ ТА­ЛАНТ?

«Пуш­кин умел об­ста­нав­ли­вать свои вы­ход­ки - нет со­мне­ния, что он смо­ло­ду про­из­во­дил впе­чат­ле­ние не од­ним сво­им по­э­ти­че­ским та­лан­том», - пи­сал князь Вя­зем­ский. Уточ­ним - дол­гое вре­мя та­лант Пуш­ки­на во­об­ще не был ви­ден. И имен­но по при­чине его за­ди­ри­сто­сти. Да­же вни­ма­тель­ней­ший и доб­рей­ший ди­рек­тор ли­цея Егор Эн­гель­гардт пи­сал: «Я столь­ко раз взды­хал: ах, ес­ли б без­дель­ник и про­каз­ник этот за­хо­тел учить­ся, он был бы че­ло­ве­ком вы­да­ю­щим­ся в на­шей ли­те­ра­ту­ре!» Меж­ду тем это 1818 г. Уже на­пи­са­на ода «Воль­ность», ко­то­рую сей­час изу­ча­ют в шко­ле. Уже идёт ра­бо­та над «Русла­ном и Люд­ми­лой». А об­ще­ство жад­но ло­вит со­всем дру­гие новости: как ещё от­жёг этот Пуш­кин?

Ожи­да­ния он оправ­ды­вал с лих­вой.

«По­сле го­ряч­ки обри­ли ему го­ло­ву, и он но­сил па­рик. Как-то в Боль­шом те­ат­ре он во­шёл к нам в ло­жу. Мы уса­ди­ли его в пол­ной уве­рен­но­сти, что здесь наш про­каз­ник бу­дет си­деть смир­но… Ни­чуть не бы­ва­ло! В са­мой па­те­ти­че­ской сцене Пуш­кин снял с се­бя па­рик и на­чал им об­ма­хи­вать­ся, как ве­е­ром...» «Явил­ся и Пуш­кин и с пер­вых же ми­нут сво­е­го по­яв­ле­ния при­вёл всё об­ще­ство в боль­шое за­ме­ша­тель­ство: он был в ки­сей­ных пан­та­ло­нах, про­зрач­ных, без вся­ко­го ис­под­не­го бе­лья». «Пуш­кин на­чал пред­став­лять обе­зья­ну и со­ба­чью ко­ме­дию и те­шил нас до двух ча­сов утра…» Слу­ча­лись и вы­па­ды в ад­рес зна­ко­мых и дру­зей. Вот о гу­са­ре и по­эте Де­ни­се Да­вы­до­ве: «Во­ен­ные уве­ре­ны, что он от­лич­ный пи­са­тель, а пи­са­те­ли ду­ма­ют, что он от­лич­ный ге­не­рал». Вот шпиль­ка гра­фу Ва­си­лию За­ва­дов­ско­му, ко­то­рый за­ме­тил, что у Пуш­ки­на ту­го на­бит бу­маж­ник: «Я бо­га­че вас, граф. Вы про­жи­ва­е­тесь и ждё­те де­нег из де­ре­вень. А у ме­ня по­сто­ян­ный до­ход с 36 букв рус­ской аз­бу­ки». О том, ка­кие остро­ты до­пус­кал Пуш­кин в ад­рес Церк­ви, зна­ет каж­дый - од­на «по­хаб­ная и кощунственная по­э­ма» «Гав­ри­ли­а­да» тя­нет на пол­но­вес­ное мно­го­лет­нее по­ка­я­ние. Не­уди­ви­тель­но, что кол­ко­сти начали ис­кать и на­хо­дить там, где их и быть не мог­ло. Так, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Фи­ла­рет жа­ло­вал­ся на стро­фу из «Ев­ге­ния Оне­ги­на»: «И стаи га­лок на кре­стах». Де­скать, это оскорб­ля­ет свя­ты­ню и чув­ства ве­ру­ю­щих. Гра­фи­ня Ели­за­ве­та Во­рон­цо­ва

ЖЕН­СКИЙ ВО­ПРОС

«Пуш­кин был пьян и вёл раз­го­вор с од­ной да­мою. На­до за­ме­тить, что ли­цо её бы­ло в ос­пи­нах. Чем-то недо­воль­ная, она на­мек­ну­ла на со­сто­я­ние по­эта: «У вас в гла­зах дво­ит?» «Нет, су­да­ры­ня, ря­бит!» - от­ве­тил Пуш­кин». Со­лид­ная часть его ссор и да­же ду­элей на­чи­на­лась имен­но из-за ост­рых слов и воль­ных на­мё­ков в ад­рес жен­щин.

В юж­ной ссыл­ке он уха­жи­вал за же­ной гу­бер­на­то­ра Во­рон­цо­ва. В об­ще­стве бы­ли уве­ре­ны, что успеш­но. Ви­ной то­му сам Пуш­кин. Ели­за­ве­та Во­рон­цо­ва как-то спро­си­ла: «Что нын­че да­ют в те­ат­ре?» «Тут под­ско­чил Пуш­кин и, пе­ре­бив всех, от­ве­тил с улыб­кой: «Вер­ную су­пру­гу», су­да­ры­ня!» Ду­эль то­гда не со­сто­я­лась: оскорб­лён­ный муж пред­по­чёл ад­ми­ни­стра­тив­ное воз­дей­ствие.

А вот в дру­гой раз Пуш­кин всё-та­ки спо­до­бил­ся по­лу­чить вы­зов. При­чём из-за жен­щи­ны, которая бы­ла на 30 лет стар­ше ду­э­лян­тов. Ста­рая гра­фи­ня Боб­рин­ская ду­ши не ча­я­ла в по­эте и вся­че­ски его за­щи­ща­ла. Он же го­во­рил о её ста­ра­ни­ях, по­сме­и­ва­ясь: «Встре­тил я на лест­ни­це ста­рую гра­фи­ню Ан­ну Вла­ди­ми­ров­ну Боб­рин­скую. Она за ме­ня все­гда лжёт и вы­во­дит ме­ня из хло­пот». Офи­цер Вла­ди­мир Со­ло­мир­ский услы­шал толь­ко «гра­фи­ня лжёт», и - из­воль­те по­жа­ло­вать к ба­рье­ру. То­гда ду­эль от­ме­ни­ли толь­ко по той при­чине, что Со­ло­мир­ский по­счи­тал: убий­ство по­эта Пуш­ки­на его обес­че­стит.

Сам же по­эт ве­рил, что его хра­нит осо­бый та­лис­ман. Прядь во­лос де­каб­ри­ста и из­вест­но­го ду­э­лян­та Ми­ха­и­ла Лу­ни­на, ко­то­рую он ста­щил у его тёт­ки Ека­те­ри­ны. Но, ви­ди­мо, да­же са­мые на­дёж­ные та­лис­ма­ны вы­ды­ха­ют­ся. И находится че­ло­век, ко­то­ро­му ка­жет­ся, что Пуш­кин не по­эт, а за­рвав­ший­ся ка­мер-юн­кер. Воз­мож­но. Но млад­шая дочь Дан­те­са до кон­ца жиз­ни нена­ви­де­ла от­ца и на­зы­ва­ла его убий­цей «ге­ния сло­ва».

На­та­лья Гончарова (Пуш­ки­на)

Гра­фи­ня Ан­на Боб­рин­ская

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.