ОТ СМЕШ­НО­ГО ДО ГРУСТНОГО

За­бай­каль­цы вспо­ми­на­ют служ­бу в вой­сках.

AiF Zabaykalye (Chita) - - ПРАЗДНИК - Под­го­то­ви­ла Еле­на ЛОСКУТНИКОВА

НЕ РАС­ТЕ­РЯЛ­СЯ

Ан­дрей ПАЩЕНКО, ху­дож­ник, член Со­ю­за ху­дож­ни­ков Рос­сии:

- Слу­жил в 1988-1990 го­дах в про­ти­во­по­жар­ной охране на ба­зе го­рю­че-сма­зоч­ных ма­те­ри­а­лов. Был вто­рым во­ди­те­лем по­жар­но­го ав­то­мо­би­ля «Урал». Од­на­жды вы­еха­ли ту­шить дом в Но­во­кру­чи­нин­ске. По­нят­но, что во­ен­ные не долж­ны бы­ли это­го де­лать, но так сло­жи­лась си­ту­а­ция.

Мо­роз был гра­ду­сов под 40. Го­рел теп­ляк. Мы вы­яс­ни­ли, что недав­но из тюрь­мы осво­бо­дил­ся хо­зя­ин до­ма, и на­ка­нуне он от­ме­чал с дру­зья­ми своё осво­бож­де­ние. Мы подъ­е­ха­ли, быст­ро на­ча­ли вы­тас­ки­вать ру­ка­ва, го­то­вить к под­клю­че­нию на­сос. Вдруг на крыль­це до­ма по­яв­ля­ет­ся муж­чи­на с ру­жьём (в та­ту­и­ров­ках, в ушан­ке и фу­фай­ке на го­лое те­ло). Вски­нул ру­жьё и при­це­ли­ва­ет­ся со сло­ва­ми: «Не по­ту­ши­те, пе­ре­стре­ляю всех!» А ря­дом со мной со­слу­жи­вец сто­ял, в его ру­кав как раз во­ду по­да­ли, так он струю на му­жич­ка и на­пра­вил. Под на­по­ром во­ды то­го пря­мо под­бро­си­ло!

Ва­ле­рий ТЫТЕНКО, пол­ков­ник в от­став­ке:

- Од­на­жды во вре­мя ко­ман­ди­ров­ки в Бор­зин­ской гар­ни­зон­ной го­сти­ни­це я по­зна­ко­мил­ся с офи­це­ром, ко­то­рый при­был по за­мене из Груп­пы со­вет­ских войск в Гер­ма­нии.

- В Да­у­рии на­сто­я­щий ад, де­лил­ся он. - Го­во­рят, мест­ные офи­це­ров бьют, от­би­ра­ют у них день­ги, гра­бят квар­ти­ры.

Я рас­сме­ял­ся и ска­зал, что во­об­ще-то и в Чи­те кир­пи­чи на го­ло­ву па­да­ют. А что ка­са­ет­ся кри­ми­на­ла, то я не уве­рен, что в дру­гих ре­ги­о­нах на­шей стра­ны так уж бла­го­по­луч­но.

Че­рез несколь­ко ме­ся­цев я по­бы­вал в Да­у­рии и встре­тил сво­е­го ви­за­ви в шта­бе ди­ви­зии: «Ни­кто не оби­жа­ет?» - спра­ши­ваю. «Ни­кто!»

Об этой ис­то­рии я рас­ска­зал од­ной зна­ко­мой учи­тель­ни­це из Бор­зи. Так она да­же оби­де­лась: «Я знаю, что за­пад­ни­ки нас тут дер­жат за иди­о­тов. А зря. Здесь жи­вут са­мые добрые лю­ди в Рос­сии».

Ни­ко­лай КИСЛЯКОВ, стар­ший лей­те­нант за­па­са:

- Слу­жил на под­вод­ной ди­зель­ной лод­ке про­ек­та 641 с 1972 по 1975 год на Ти­хо­оке­ан­ском фло­те. Пред­ставь­те, мой рост 1,95 м, а кро­ва­ти, на ко­то­рых мы спа­ли по­сле вах­ты, - 1,60 м! Бы­ло труд­но из­во­ра­чи­вать­ся, что­бы лечь и ус­нуть. К то­му же бы­ло очень жар­ко в юж­ных ши­ро­тах и при­хо­ди­лось за­во­ра­чи­вать­ся в про­сты­ню, а че­рез 15 ми­нут вы­жи­мать её, так как она бы­ла мок­рая. Пом­ню, как при­ят­но пить за­борт­ную со­лё­ную во­ду, что­бы не на­сту­пи­ло обез­во­жи­ва­ние ор­га­низ­ма… Вот та­кие ка­зу­сы, немно­го груст­ные и смеш­ные. А в це­лом, я до­во­лен сво­ей служ­бой на фло­те и гор­жусь этим!

«НЕ СМОТ­РИ, ЧТО ХУДОЙ»

Дмит­рий СТАРОСТИН, про­грам­мист:

- Де­ло бы­ло в фев­ра­ле 1988 го­да. По­ле­те­ли мы на со­рев­но­ва­ния по бо­е­вой под­го­тов­ке из На­лай­ха в Чой­бал­сан на во­ен­но-транс­порт­ном са­мо­ле­те Ан-12. Ле­те­ли в гру­зо­вом от­се­ке и, ко­неч­но, замёрзли. Я вспом­нил, что ка­би­на кор­мо­во­го стрел­ка отап­ли­ва­ет­ся и по­звал с со­бой двух со­слу­жив­цев. Мы ото­гре­лись и по­ду­ма­ли: в при­це­ле дол­жен быть ме­ди­цин­ский спирт. На­шли слив и ста­ли щел­кать все­ми тум­бле­ра­ми, кру­тить раз­ные ру­ко­ят­ки. И тут я с се­рьёз­ным ви­дом за­явил: «Стой!!! Вы вклю­чи­ли ка­та­пуль­ти­ро­ва­ние, пол рас­кры­ва­ет­ся!» На­до бы­ло ви­деть ли­ца со­слу­жив­цев. Ру­ка Ар­ту­ра по­вис­ла от стра­ха «на пол­пу­ти» к оче­ред­но­му тум­бле­ру, а Кай­рат за­стре­ва­ет в вход­ном лю­ке… Ко­гда я ска­зал, что по­шу­тил, узнал мно­го но­во­го о се­бе и сво­их род­ствен­ни­ках. Но до са­мо­го дем­бе­ля на на­ших по­си­дел­ках эта ис­то­рия поль­зо­ва­лась боль­шой по­пу­ляр­но­стью.

АРМЕЙСКИЕ ГО­ДЫ ПОЛНЫ РАЗ­НЫХ ИС­ТО­РИЙ. ИМИ ДЕ­ЛЯТ­СЯ ИЗ­ВЕСТ­НЫЕ ЗА­БАЙ­КАЛЬ­ЦЫ.

Алек­сандр ГОРДЕЕВ, пи­са­тель:

- В учеб­ном от­ря­де мор­ских спе­ци­а­ли­стов в Ана­пе был у ме­ня со­слу­жи­вец - Ра­ян Га­та­у­лин. Вы­со­кий и очень худой. Од­на­жды в спорт­за­ле он лег­ко под­ни­мал двух­пу­до­вую ги­рю. Мы недо­уме­ва­ли: «Как это устрой­ство из ко­стей, ед­ва тас­ка­ю­щее се­бя са­мо, мо­жет под­нять двух­пу­до­вую ги­рю?». Сколь­ко раз её Ра­ян под­ни­мал, не пом­ню, - очень мно­го раз! На пол её опус­кал со сло­ва­ми: «Я и не знал, что она тяжёлая». Стар­ши­на спро­сил: «Как не знал? Не под­ни­мал что ли?» А Ра­ян от­ве­тил: «А где бы я её под­ни­мал? У нас в де­ревне та­ких не бы­ло…» То же са­мое бы­ло с пе­ре­кла­ди­ной - вы­шел и на­чал обо­ро­ты «сол­ныш­ком» де­лать. На пятом обо­ро­те его оста­но­ви­ли, а он: «Че­го ме­ша­е­те, я толь­ко на­чал!»

За­бай­каль­цы хра­нят добрые вос­по­ми­на­ния о служ­бе в ар­мии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.