ТРИ­УМ­ФЫ КУР­СКОЙ ДУ­ГИ

По­че­му у Гит­ле­ра в пред­две­рии опе­ра­ции «Цитадель» бо­лел жи­вот

AiF Zabaykalye (Chita) - - ПЕ­РЕ­ЕЗД: ЖМИ НА ТОР­МОЗ! -

быть опре­де­ле­ны толь­ко клю­че­вые пер­со­на­жи». Иро­ния судь­бы со­сто­ит в том, что этот при­каз Гит­ле­ра по­пал в ру­ки рус­ских во­е­на­чаль­ни­ков рань­ше, чем к пря­мым своим ад­ре­са­там - немец­ким по­ле­вым ко­ман­ди­рам. План опе­ра­ции «Цитадель» стал до­сто­я­ни­ем Став­ки Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­до­ва­ния.

За эту бес­цен­ную ин­фор­ма­цию со­вет­ско­му аген­ту Ру­доль­фу Рёс­сле­ру бы­ло за­пла­че­но пол­мил­ли­о­на дол­ла­ров - по­жа­луй, луч­шее вло­же­ние ка­пи­та­ла за всю ис­то­рию вой­ны. В хо­де Кур­ской бит­вы по­те­ри вер­мах­та со­ста­ви­ли 500 тыс. че­ло­век. Вы­хо­дит, по дол­ла­ру за нем­ца, что недо­ро­го.

«Уже по­сле двух дней бо­ёв на вы­со­те бо­лее ки­ло­мет­ра из­за под­няв­шей­ся пы­ли ни­че­го в небе не бы­ло вид­но, са­мо­лё­ты бом­би­ли всле­пую. Сто­ял та­кой гро­хот от раз­ры­вов сна­ря­дов и гу­де­ния мо­то­ров, что невоз­мож­но бы­ло го­во­рить…» Это вос­по­ми­на­ния тан­ки­ста Ва­си­лия Ко­ва­лен­ко. То же са­мое о мас­шта­бе, ужа­се, яро­сти и ра­до­сти на­шей по­сле­ду­ю­щей по­бе­ды рас­ска­зы­ва­ли все те, кто участ­во­вал в той ве­ли­кой бит­ве.

Но это всё бу­дет по­том. А 4 июля 1943 г. немец­кие на­блю­да­те­ли ви­дят пас­то­раль­ную кар­ти­ну: «Про­сти­рав­ша­я­ся во все сто­ро­ны рав­ни­на с мно­го­чис­лен­ны­ми до­ли­на­ми, неболь­ши­ми ро­ща­ми, раз­бро­сан­ны­ми там и сям де­рев­ня­ми с из­ба­ми под со­ло­мен­ны­ми кры­ша­ми, реч­ка­ми и ру­чья­ми… Об­шир­ные поля гу­стой и вы­со­кой пше­ни­цы за­труд­ня­ли на­блю­де­ние». Для многих это ста­нет по­след­ним, что они ви­де­ли в этой жизни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.