ХО­ЗЯЙ­КА «МУ­ЗЫ­КАЛЬ­НО­ГО ОЛИМ­ПА»

Ве­ду­щая од­ной из са­мых по­пу­ляр­ных про­грамм те­ле­ка­на­ла «Куль­ту­ра» ­ о сво­их ге­ро­ях

AiF Zabaykalye (Chita) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ва­лен­ти­на ОБЕ­РЕМ­КО,

ИРИ­НА НИ­КИ­ТИ­НА. ПА­ЛЕЦ, ИЗ­МЕ­НИВ­ШИЙ СУДЬ­БУ

- Ири­на Ана­то­льев­на, вы, что на­зы­ва­ет­ся, ро­ди­лись с му­зы­кой: ваш отец - из­вест­ный ви­о­лон­че­лист, вы вы­бра­ли ка­рье­ру пи­а­нист­ки. А ес­ли го­во­рить о лю­дях, от клас­си­ки да­лё­ких, то с ка­ко­го воз­рас­та нуж­но учить­ся по­ни­мать му­зы­ку?

- На са­мом де­ле я меч­та­ла быть ба­ле­ри­ной. Но па­па ска­зал: «Пусть иг­ра­ет на ро­я­ле. Ба­лет - это ад­ский труд и ран­няя пен­сия». Вот я и ста­ла за­ни­мать­ся му­зы­кой.

А ещё на ме­ня очень силь­но по­вли­я­ло то, что я ро­ди­лась в Ле­нин­гра­де. Я ис­тин­ная пе­тер­бур­жен­ка в несколь­ких по­ко­ле­ни­ях. И я бы не ста­ла та­кой, ка­кая есть сей­час, ес­ли бы ро­ди­лась в Москве. Для ме­ня это раз­ные пла­не­ты. Пе­тер­бург аб­со­лют­но ев­ро­пей­ский го­род, а Москва - ис­тин­но рус­ский, Пе­тер­бург боль­ше ин­тро­верт, ему при­су­ща тай­на, ми­сти­ка. Москва - экс­тра­верт, там лю­бят ку­раж и эпа­таж.

Что ка­са­ет­ся по­ни­ма­ния му­зы­ки, пре­крас­но, ес­ли ре­бё­нок слы­шит её ещё в утро­бе ма­те­ри. Это хо­ро­шо и для ре­бён­ка, и для вза­и­мо­от­но­ше­ний с ним. Ведь ат­мо­сфе­ра, в ко­то­рой рас­тёт ре­бё­нок, фор­ми­ру­ет его ми­ро­по­ни­ма­ние. Моя дочь так рос­ла. Я бы­ла вся в му­зы­ке, по­сле ро­дов пря­мо в па­ла­те на син­те­за­то­ре в на­уш­ни­ках ра­зу­чи­ва­ла про­грам­му, ко­то­рую че­рез 6 недель иг­ра­ла в Мюн­хене в пря­мой транс­ля­ции по Ба­вар­ско­му ра­дио. А доч­ка в это вре­мя ле­жа­ла в дет­ской сум­ке за ку­ли­са­ми.

- В 30 лет вы по­ме­ня­ли свою про­фес­сию, ста­ли ор­га­ни­за­то­ром кон­цер­тов, про­дю­се­ром. По­че­му слу­чил­ся та­кой по­во­рот?

- Я сло­ма­ла па­лец на ру­ке при­шлось как пи­а­нист­ке вый­ти на пен­сию. Но тут же при­ду­ма­ла се­бе де­ло. Ещё ко­гда са­ма по­беж­да­ла на кон­кур­сах, за­ме­ти­ла, что мо­ло­дым му­зы­кан­там не так-то про­сто заявить о се­бе ми­ру. У ме­ня по­яви­лась идея фе­сти­ва­ля «Му­зы­каль­ный Олимп», ко­то­рый объ­еди­нит по­бе­ди­те­лей кон­кур­сов, про­хо­дя­щих в раз­ных стра­нах ми­ра по раз­ным спе­ци­аль­но­стям. Вот так и об­ра­зо­вал­ся «па­рад по­бе­ди­те­лей», как неофи­ци­аль­но на­зы­ва­ют наш фе­сти­валь. Как 25 лет на­зад, так и сей­час, не­смот­ря на Ин­тер­нет и соц­се­ти, для ка­рье­ры ар­ти­ста очень важ­ны, на­при­мер, пра­виль­ные кон­церт­ные за­лы. Имен­но по­это­му мы уде­ля­ем боль­шое вни­ма­ние ор­га­ни­за­ции вы­езд­ных кон­цер­тов фе­сти­ва­ля, ко­то­рые еже­год­но про­хо­дят в Пе­тер­бур­ге, в Бер­лин­ской фи­лар­мо­нии, нью-йорк­ском Кар­не­ги-хол­ле, цю­рих­ском Тон­хал­ле, в син­га­пур­ской «Эс­пла­на­де» - за­лах, афи­ши ко­то­рых го­во­рят са­ми за се­бя.

- В 2013 г. в Ва­шинг­тоне Пе­вец Ан­дреа Бо­чел­ли вы по­лу­чи­ли пре­мию «За уста­нов­ле­ние меж­куль­тур­но­го раз­вле­че­ния или спо­соб по­зна­ния? диа­ло­га…». Се­год­ня Я, на­при­мер, счи­таю, в усло­ви­ях санк­ций этот меж­куль­тур­ный что те­ле­ви­де­ние - это преж­де диа­лог ста­ло уста­нав­ли­вать все­го позна­ние, ок­но, с по­мо­щью слож­нее? ко­то­ро­го мож­но по­пасть

- Санк­ции в ос­нов­ном вли­я­ют ту­да, ку­да мы вряд ли по­па­дём. толь­ко на бюд­же­ты. Я же Рос­сий­ское те­ле­ви­де­ние вы­шло об­ща­юсь в сфе­ре куль­ту­ры, из со­вет­ско­го, где бы­ли за­ме­ча­тель­ные му­зы­ки, где от­но­ше­ния меж­ду про­грам­мы - «Ки­но­па­но­ра­ма», людь­ми бо­лее че­ло­веч­ные. И «Му­зы­каль­ный го­во­рим мы на язы­ке, на ко­то­рый ки­оск», зна­ме­ни­тый «Клуб ки­но­пу­те­ше­ствий» ни­ка­ки­ми санк­ци­я­ми или «В ми­ре не по­вли­ять - ведь в му­зы­ке жи­вот­ных». Это эта­ло­ны! Рань­ше ли­бо фаль­ши­во, ли­бо нет. Это бы­ли немыс­ли­мы пе­ре­да­чи, пра­ви­ло еди­но для все­го ми­ра. где с жа­ром об­суж­да­ют чу­жую Да, Москва, Нью-Йорк, жизнь, что се­год­ня с ин­те­ре­сом То­кио - это раз­ные куль­ту­ры, смот­рят те, кто не в ла­дах со раз­ные ча­сти све­та, но кон­церт­сво­ей соб­ствен­ной. Обид­но, ные афи­ши в этих го­ро­дах во что мы на­ча­ли соз­да­вать мно­же­ство мно­гом схо­жи. Их объ­еди­ня­ют ка­лек с за­пад­ных про­грамм, име­на ис­пол­ни­те­лей, на­зва­ния на­це­лен­ных имен­но про­из­ве­де­ний. на раз­вле­че­ния. Что ка­са­ет­ся зри­те­ля, я ду­маю, это обо­юд­ная про­бле­ма: про­из­во­ди­тель хо­чет уго­дить зри­те­лю, а зри­тель не хо­чет ду­мать.

- Но вы са­ми ве­дё­те про­грам­му «Эниг­ма» на те­ле­ка­на­ле «Куль­ту­ра»…

- Ка­нал «Куль­ту­ра», ко­то­рый я глу­бо­ко ува­жаю, при­гла­сил ме­ня со­здать ав­тор­скую про­грам­му. Для ме­ня бы­ло важ­но, что­бы для зри­те­лей каж­дая встре­ча с мо­и­ми героями ста­ла со­бы­ти­ем. Со мно­ги­ми из них у ме­ня дав­ние дру­же­ские от­но­ше­ния. Но вот, на­при­мер, с пев­цом Ан­дреа Бо­чел­ли мы встре­ти­лись впер­вые. Нас пре­ду­пре­ди­ли, что 30 ми­нут, ко­то­рые он вы­де­лил для съём­ки, - это мак­си­мум, на что мож­но рас­счи­ты­вать. На­ка­нуне я по­смот­ре­ла его ин­тер­вью и при­шла в ужас: на ли­це все­гда яв­ное неудо­воль­ствие, от­ве­ты од­но­слож­ные. Но ко­гда мы встре­ти­лись, то про­го­во­ри­ли с ним боль­ше ча­са и рас­ста­лись дру­зья­ми. Или док­тор Кон­чет­та То­май­но - му­зы­каль­ный те­ра­певт, че­ло­век, одер­жи­мый сво­ей необык­но­вен­ной про­фес­си­ей: лю­дей ле­чат Ба­лет­мей­стер Бо­рис Эйф­ман. Ди­ри­жёр Ма­рис Ян­сонс.

ТЕРАПИЯ МУ­ЗЫ­КОЙ

- Вы при­зна­лись, что в Рос­сии, вклю­чив те­ле­ви­зор, че­рез неко­то­рое вре­мя на­чи­на­ешь ощу­щать некое оту­пе­ние. Как ду­ма­е­те, в чём про­бле­ма: в про­из­во­ди­те­лях или всё-та­ки в зри­те­ле?

- Спер­ва на­до для се­бя опре­де­лить: те­ле­ви­де­ние - это спо­соб му­зы­кой, пы­та­ют­ся об­щать­ся с очень боль­ны­ми па­ци­ен­та­ми (болезнь Пар­кин­со­на, на­при­мер) с по­мо­щью зву­ков. Ко­гда у боль­но­го те­ря­ет­ся связь с ре­аль­но­стью, за­кры­ва­ют­ся ка­на­лы па­мя­ти, му­зы­ка - един­ствен­ный спо­соб, с по­мо­щью ко­то­ро­го мож­но с ним вза­и­мо­дей­ство­вать. Эту про­фес­сию необ­хо­ди­мо раз­ви­вать в Рос­сии, она дей­стви­тель­но по­мо­га­ет, и не толь­ко тя­же­ло­боль­ным по­жи­лым лю­дям, но и де­тям с аутиз­мом.

- В про­грам­му не пла­ни­ро­ва­ли при­гла­сить Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на? Ведь вы с пре­зи­ден­том зна­ко­мы.

- Ду­маю, что пре­зи­дент от­но­сит­ся к му­зы­ке с оче­вид­ным по­ни­ма­ни­ем и ува­же­ни­ем. В стране де­ла­ют­ся се­рьёз­ные ша­ги для раз­ви­тия ис­кус­ства: по­яви­лись и про­ек­ти­ру­ют­ся но­вые те­ат­ры, кон­церт­ные за­лы, на­при­мер «За­ря­дье» в Москве или гран­ди­оз­ный про­ект но­во­го за­ла фи­лар­мо­нии в Ека­те­рин­бур­ге, со­здан­ный Ар­хи­тек­тур­ным бю­ро За­хи Ха­дид из Ве­ли­ко­бри­та­нии. Но по­ла­гаю, что пре­зи­дент слиш­ком за­нят, по­это­му мы не бу­дем бес­по­ко­ить его при­гла­ше­ни­ем на ин­тер­вью.

ФЕЙСКОНТРОЛЬ ДЛЯ ТА­ЛАН­ТА

- Не­дав­но ре­жис­сёр Ни­ко­лай Бур­ля­ев в «АиФ» ска­зал, что куль­ту­ру на­до вы­во­дить из рын­ка. Под­дер­жи­ва­е­те?

- Ес­ли её вы­во­дить, всё долж­но быть gratis, бес­плат­но. Как толь­ко по­яв­ля­ют­ся день­ги, это уже ры­нок. Ар­ти­сту за вы­ступ­ле­ние пла­ти­ли все­гда - и в цар­ское вре­мя, и в со­вет­ское. Бах пи­сал по му­зы­каль­но­му про­из­ве­де­нию каж­дую неде­лю, это бы­ла его ра­бо­та. Но, не­смот­ря на ры­ноч­ные от­но­ше­ния, он пи­сал ге­ни­аль­ную му­зы­ку. Так что де­ло не в рын­ке, а в мо­раль­ных прин­ци­пах. Ме­ня воз­му­ща­ло, ко­гда я точ­но зна­ла, сколь­ко пла­тят кон­крет­но­му ар­ти­сту за ру­бе­жом, но вот он при­ез­жа­ет в Рос­сию по при­гла­ше­нию част­но­го ли­ца, и за это ему да­ют в 10 раз боль­ше. По­лу­чив один раз бас­но­слов­ный го­но­рар, ар­тист на­чи­на­ет и даль­ше тре­бо­вать в на­шей стране та­ких же де­нег. Та­кой ры­нок амо­ра­лен. Нра­вит­ся те­бе ар­тист - за­пла­ти ему обыч­ный го­но­рар, а по­том ска­жи: «Да­вай я те­бе что­ни­будь по­да­рю». Есть фе­сти­ва­ли, на­при­мер зна­ме­ни­тый Зальц­бург­ский фе­сти­валь, где всем участ­ни­кам пла­тят весь­ма уме­рен­ные го­но­ра­ры. Но са­мые име­ни­тые ар­ти­сты ту­да охот­но едут, по­то­му что это пре­стиж, са­мо при­гла­ше­ние в Зальц­бург уже яв­ля­ет­ся зна­ком при­зна­ния.

Се­год­ня по­яви­лась ещё од­на ры­ноч­ная тен­ден­ция, ко­то­рая, к со­жа­ле­нию, со­зда­ёт до­пол­ни­тель­ные пре­по­ны для му­зы­кан­тов. Зву­ко­за­пи­сы­ва­ю­щие ком­па­нии на­ча­ли соз­да­вать об­лик ар­ти­ста: он дол­жен быть сек­си, строй­ным, стиль­ным. Ко­неч­но, осо­бо вы­да­ю­щи­е­ся та­лан­ты про­бьют се­бе до­ро­гу, но про­сто хо­ро­ший му­зы­кант мо­жет ни­ку­да не по­пасть, ес­ли его внеш­ность не со­от­вет­ству­ет стан­дар­там. Изъ­я­нов быть не долж­но! К при­ме­ру, Ан­на Нетреб­ко - один из по­тря­са­ю­щих брен­дов на­ше­го вре­ме­ни,

О ТОМ, КАК САНК­ЦИИ ВЛИ­Я­ЮТ НА МУ­ЗЫ­КУ, ЗА­ЧЕМ АР­ТИ­СТУ ПЛА­ТИТЬ В МЕ­РУ И КАК АН­НА НЕТРЕБ­КО СТА­ЛА ПРО­ДУК­ТОМ ВРЕ­МЕ­НИ, В ИН­ТЕР­ВЬЮ «АИФ» РАС­СКА­ЗА­ЛА ПРО­ДЮ­СЕР И ТЕ­ЛЕ­ВЕ­ДУ­ЩАЯ

«В ЛЕТ

в ней со­шлось всё: и та­лант, и внеш­ность, и ха­рак­тер. На под­хо­де - пе­ви­ца Аи­да Га­ри­фул­ли­на и пи­а­нист Да­ни­ил Три­фо­нов, но всё-та­ки они ис­клю­че­ние.

- Вы на­зы­ва­е­те се­бя че­ло­ве­ком ми­ра, но ко­гда-то от­ка­за­лись жить в Гер­ма­нии, по­то­му что ваш де­душ­ка по­гиб на войне.

- Ко­гда я вы­хо­ди­ла за­муж за па­пу сво­ей доч­ки, ко­то­рый жил на тот мо­мент в Мюн­хене, я ка­те­го­ри­че­ски не хо­те­ла ту­да ехать. Пред­ло­жи­ла нам всем по­се­лить­ся в Швей­ца­рии. Это бы­ло 30 лет на­зад, с тех пор я объ­ез­ди­ла мно­же­ство стран и кон­ти­нен­тов и имею дру­зей прак­ти­че­ски во всех угол­ках пла­не­ты. И всё бла­го­да­ря му­зы­ке! Ведь му­зы­кан­ты - это веч­ные стран­ни­ки, га­стро­ли­ру­ю­щие по ми­ру, что­бы да­рить лю­дям кра­со­ту.

Быть че­ло­ве­ком ми­ра для ме­ня - это зна­чит ува­жать дру­гие куль­ту­ры и на­хо­дить пу­ти вза­и­мо­по­ни­ма­ния. Что мы и ста­ра­ем­ся де­лать че­рез на­ши му­зы­каль­ные про­ек­ты.

Фо­то Ва­ди­ма ШУЛЬЦА

Все ге­рои про­грам­мы «Эниг­ма» - вы­да­ю­щи­е­ся лич­но­сти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.