ОТОМСТИВШИЙ НЕБЕ­САМ

Ре­аль­ная ис­то­рия Ка­ло­е­ва, ко­то­рый ни­ко­гда не жа­лел о со­вер­шён­ном убий­стве

Argumenty I Facty - - СУДЬБЫ -

ПО­ТЕ­РЯВ В АВИА­КА­ТА­СТРО­ФЕ ЖЕ­НУ И ДВО­ИХ ДЕ­ТЕЙ, ОН ДО СИХ ПОР НЕ МО­ЖЕТ ПРО­СТИТЬ ЭТО­ГО ЕЁ ВИНОВНИКУ. СИЛ ХВА­ТИ­ЛО ТОЛЬ­КО НА МЕСТЬ.

Фильм «Не­про­щён­ный» о судь­бе осе­тин­ско­го ар­хи­тек­то­ра, осуж­дён­но­го за са­мо­суд, стал ли­де­ром рос­сий­ско­го про­ка­та. «АиФ» ре­шил рас­ска­зать о том, что узнал у са­мо­го Ви­та­лия Ка­ло­е­ва.

В июле 2002 г. Ту-154 «Баш­кир­ских авиа­ли­ний», на ко­то­ром ле­те­ла се­мья Ка­ло­е­ва, столк­нул­ся в воз­ду­хе с гру­зо­вым «Бо­ин­гом-757». Ка­та­стро­фа, в ко­то­рой по­гиб­ло бо­лее 70 че­ло­век (в том чис­ле 52 ре­бён­ка) про­изо­шла близ Бо­ден­ско­го озе­ра в Гер­ма­нии. При­чи­ной ста­ли непра­виль­ные дей­ствия 34-лет­не­го дис­пет­че­ра швей­цар­ской авиа­ком­па­нии «Скай­гайд» (в переводе с ан­глий­ско­го - «небес­ный про­вод­ник») Пе­те­ра Ниль­се­на, ко­то­рый ре­гу­ли­ро­вал воз­душ­ное со­об­ще­ние в рай­оне. Из-за невни­ма­тель­но­сти или уста­ло­сти он слиш­ком позд­но по­нял, что кур­сы са­мо­лё­тов мо­гут пе­ре­сечь­ся, а за­тем сво­и­ми ошиб­ка­ми, пе­ре­пу­тав пра­во и ле­во, сде­лал си­ту­а­цию необ­ра­ти­мой. Од­на­ко ру­ко­вод­ство «Скай­гай­да» с са­мо­го на­ча­ла ста­ло от­ри­цать свою ви­ну, на­ме­ка­ло, буд­то всё слу­чи­лось из­за то­го, что рос­сий­ские пи­ло­ты яко­бы не зна­ли ан­глий­ско­го...

Встре­ча Ка­ло­е­ва и Ниль­се­на ста­ла ро­ко­вой для обо­их - осе­тин за­ре­зал дис­пет­че­ра, а сам уго­дил в швей­цар­скую тюрь­му.

В 2007-м я встре­чал Ви­та­лия Ка­ло­е­ва в «До­мо­де­до­во», ку­да он при­ле­тел по­сле осво­бож­де­ния, а спу­стя па­ру дней был у него в го­стях во Вла­ди­кав­ка­зе. Мы го­во­ри­ли в боль­шом и уют­ном до­ме, ко­то­рый он спро­ек­ти­ро­вал и по­стро­ил для се­мьи. Ка­ло­ев ку­рил, его паль­цы слег­ка дро­жа­ли. И объ­яс­нял: «Я лишь тре­бо­вал, что­бы лю­ди из авиа­ком­па­нии из­ви­ни­лись пе­ред родными по­гиб­ших, как и по­ло­же­но, по-люд­ски. Но они лга­ли и утвер­жда­ли, что ни при чём...»

До тра­ге­дии он ра­бо­тал гла­вой строй­у­прав­ле­ния и как ин­же­нер-стро­и­тель при­ло­жил ру­ку к воз­ве­де­нию мно­гих кра­си­вых зда­ний Вла­ди­кав­ка­за. С же­ной Свет­ла­ной про­жил вме­сте 11 лет. Сы­ну Ко­сте бы­ло 10, доч­ке Ди­ане - 4 го­да. Са­мо­му ему на мо­мент ка­та­стро­фы ис­пол­ни­лось 46... На сле­ду­ю­щий день по­сле неё Ка­ло­ев вы­ле­тел в Цю­рих, до­брал­ся до ме­ста па­де­ния об­лом­ков Ту и убе­дил по­ли­цей­ских про­пу­стить его за кор­дон. 10 дней он про­вёл в по­ис­ках остан­ков. В пер­вый же день на­шёл разо­рван­ное жем­чуж­ное оже­ре­лье до­че­ри Ди­а­ны, потом - её те­ло. Те­ла же­ны и сы­на нашлись мно­го поз­же.

ЕС­ЛИ БЫ ОНИ ИЗ­ВИ­НИ­ЛИСЬ...

В тот день пе­ре­до мной был до пре­де­ла устав­ший и из­му­чен­ный так и неиз­жи­тым го­рем че­ло­век. Да­же по соб­ствен­но­му дому он хо­дил по-аре­стант­ски, сгор­бив­шись и за­ло­жив ру­ки за спи­ну. С хру­стом ло­мал паль­цы в су­ста­вах, ко­гда вдруг за­мол­кал во время бе­се­ды, а, оч­нув­шись, мог за­го­реть­ся и да­же вспом­нить смеш­ные мо­мен­ты сво­ей швей­цар­ской от­сид­ки. Но за­тем сра­зу же ухо­дил в се­бя.

«Швей­цар­цы от­ма­хи­ва­лись от ме­ня по те­ле­фо­ну, как от на­до­ев­шей му­хи, - вспо­ми­нал он. - На го­дов­щи­ну я при­е­хал в Гер­ма­нию к ме­сту ка­та­стро­фы, по­до­шёл к директору «Скай­гай­да» Але­ну Рос­сье, до­стал фо­то­гра­фии мо­ги­лы де­тей и спро­сил: «Ес­ли бы ва­ши де­ти ле­жа­ли вот так, как бы вы разговаривали?» Но он не удо­сто­ил ме­ня да­же от­ве­том. То­гда я при­шёл в их ре­зи­ден­цию и ска­зал рез­че: «Вы от­ня­ли у ме­ня семью, а те­перь нос во­ро­ти­те!» И вы­ну­дил ди­рек­то­ра го­во­рить со мной. Спро­сил: «Вы ви­но­ва­ты?» Он спер­ва от­ре­зал: «Нет. Пи­ло­ты долж­ны бы­ли по­слу­шать­ся сво­е­го на­ви­га­ци­он­но­го при­бо­ра без­опас­но­сти, а не дис­пет­че­ра». «Но, ес­ли бы не вме­шал­ся ваш дис­пет­чер, са­мо­лё­ты мог­ли бы раз­ле­теть­ся?» Он кив­нул: «Да»... Я всё же за­ста­вил его при­знать ошиб­ку. До­бил­ся то­го, что не смог­ли сде­лать все ад­во­ка­ты и юри­сты! Немец­кий ад­во­кат, си­дев­ший ря­дом, ко­гда услы­шал это, от удив­ле­ния так и под­прыг­нул в крес­ле... Потом ди­рек­тор при­гла­сил ме­ня по­обе­дать вме­сте, но я по­ду­мал: я что, с убий­ца­ми сво­их де­тей за од­ним сто­лом есть бу­ду?! И от­ка­зал­ся. А дру­гие ро­ди­те­ли со­гла­си­лись, и, как мне рас­ска­за­ли, этот Рос­сье пла­кал в том ре­сто­ране. Я на­де­ял­ся, Счаст­ли­вый отец с детьми - Ди­а­ной и Ко­стей.

что в нём прос­ну­лась со­весть. Но это ока­за­лось не так...»

За­тем он до­стал от­чёт юри­стов с пред­ло­же­ни­ем по вы­пла­те ком­пен­са­ций: ро­ди­те­лям за по­гиб­ше­го ре­бён­ка - 50 тыс. фран­ков, су­пру­гу за су­пру­га - 60 тыс., ре­бён­ку за ро­ди­те­ля - 40 тыс. «Мне веж­ли­во, не за­но­ся слов в про­то­кол, го­во­рил та­мош­ний про­ку­рор: «У нас, в Швей­ца­рии, вос­пи­та­ние ре­бён­ка до 10 лет обходится в 200 тыс. фран­ков. А са­мой жиз­ни де­тей тут це­ны во­об­ще нет». Он ждал, что я взо­рвусь, мол, по­лу­ча­ет­ся, ва­ши де­ти бес­цен­ны, а мои не сто­ят да­же то­го, что­бы за их смерть попросить про­ще­ния? Но я это­го не сде­лал». Потом Ка­ло­ев по­ка­зал ещё од­но письмо адвокатов «Скай­гай­да», в ко­то­ром он уве­дом­лял­ся о том, что ком­па­нии не за что пе­ред ним из­ви­нять­ся: «И Рос­сье то­же не стал из­ви­нять­ся. Ес­ли бы он из­ви­нил­ся, то ни­че­го бы не слу­чи­лось».

На су­де в Швей­ца­рии Ка­ло­ев по­вто­рял то же са­мое. Под­хо­дил к Рос­сье и дру­гим управ­лен­цам «Скай­гай­да», за­да­вая один и тот же во­прос: кто ви­но­ват? От­ве­та он так и не услы­шал.

ПРОГНАЛ, КАК СО­БА­КУ!

Поз­же швей­цар­цы нехо­тя при­зна­ли свою от­вет­ствен­ность за то, что в ту ночь в дис­пет­чер­ском центре на­хо­ди­лись все­го два че­ло­ве­ка - Ниль­сен и ас­си­стент­ка. Но са­мо­го Ниль­се­на, ко­то­рый ра­бо­тал за се­бя и сво­е­го кол­ле­гу, от­сле­жи­вая си­ту­а­цию сра­зу за дву­мя тер­ми­на­ла­ми, ви­нов­ни­ком ни­кто не на­звал.

Че­рез несколь­ко лет я по­зво­нил Ка­ло­е­ву с во­про­сом: про­стил ли он это­го че­ло­ве­ка? «Как этот дис­пет­чер был для ме­ня убий­цей мо­ей се­мьи, так и остал­ся, - непри­ми­ри­мо от­ве­тил Виталий. - Ка­кое про­ще­ние мо­жет быть, ес­ли он да­же не по­пы­тал­ся из­ви­нить­ся? Ни он, ни его род­ствен­ни­ки, ни со­слу­жив­цы, по­ка их не до­ста­ли… Точ­но так же и эта авиа­ком­па­ния: её ру­ко­во­ди­те­ли

Спу­стя год и семь ме­ся­цев по­сле ка­та­стро­фы он при­шёл на крыль­цо до­ма Пе­те­ра Ниль­се­на. Дис­пет­чер открыл дверь, но, уви­дев го­стя, за­хлоп­нул её. «Я снова по­зво­нил, ска­зал по-немец­ки: «Я из Рос­сии» - и по­ка­зал же­стом, что хо­чу вой­ти, - вспо­ми­нал Ка­ло­ев. - Ниль­сен всё­та­ки вы­шел за по­рог. Я про­тя­нул ему кон­верт с фо­то­гра­фи­я­ми тел мо­их де­тей и по­ка­зал: вот, по­смот­ри! Но он от­толк­нул мою ру­ку и от­ре­а­ги­ро­вал гру­бым же­стом - мол, уби­рай­ся! Слов­но псу, ко­то­ро­му ска­за­ли: «По­шёл вон!». Я про­тя­нул ему фо­то во второй раз и ска­зал уже по-ис­пан­ски: «По­гля­ди! Не­уже­ли эти де­ти не за­слу­жи­ва­ют то­го, что­бы из­ви­нить­ся хо­тя бы пе­ред ни­ми?!» Он с си­лой хлоп­нул ме­ня по ру­ке на этот раз фо­то­гра­фии упа­ли и рас­сы­па­лись по по­лу. В гла­зах у ме­ня по­тем­не­ло. Мне по­ка­за­лось, что это те­ла мо­их де­тей вы­ки­ну­ли из гро­бов на зем­лю…»

Ко­гда фо­то упа­ли, Ка­ло­ев вы­хва­тил из кар­ма­на ма­лень­кий склад­ной швейцарский нож с 10-сан­ти­мет­ро­вым лез­ви­ем, бро­сил­ся на Ниль­се­на и, как го­во­рит­ся в офи­ци­аль­ном за­клю­че­нии, на­нёс ему 12 уда­ров в грудь, го­ло­ву, но­ги... Как потом ска­за­ли кри­ми­на­ли­сты, «по­ре­зал свою жерт­ву на рем­ни пе­ро­чин­ным но­жи­ком».

ФИЛЬМ НЕ СМОТ­РЕЛ

Он го­во­рил: «Ещё до при­ез­да в Швей­ца­рию я ска­зал се­бе: ес­ли ты не хо­чешь по­те­рять се­бя, то дол­жен ид­ти до кон­ца... Я ни ра­зу не по­жа­лел об этом. А ес­ли бы по­сту­пил ина­че - не счи­тал бы се­бя до­стой­ным соб­ствен­ных ре­бят...» У Ниль­се­на оста­лись же­на и трое де­тей, ко­то­рые, кста­ти, в мо­мент убий­ства бы­ли в до­ме. Ка­ло­е­ва при­го­во­ри­ли к 8 го­дам стро­го­го ре­жи­ма. Он от­си­дел 2 го­да и был осво­бож­дён за при­мер­ное по­ве­де­ние. До­ма, во Вла­ди­кав­ка­зе, был при­нят как на­ци­о­наль­ный ге­рой и до пен­сии ра­бо­тал в долж­но­сти зам­ми­ни­стра стро­и­тель­ной по­ли­ти­ки и ар­хи­тек­ту­ры рес­пуб­ли­ки. На второй день «пя­ти­днев­ной вой­ны» в Юж­ной Осе­тии, 9 ав­гу­ста 2008-го, он по­са­дил ме­ня в свою «Вол­гу» и до­вёз до Джа­вы - посёлка, в ко­то­ром на­хо­ди­лась став­ка пре­зи­ден­та РЮО Эду­ар­да Ко­кой­ты. Он вёз в сво­ём ба­гаж­ни­ке про­дук­ты и ме­ди­ка­мен­ты для осе­тин­ских опол­чен­цев.

В 2017-м вы­шел аме­ри­кан­ский фильм «По­след­ствия» с Ар­ноль­дом Швар­це­негге­ром, сня­тый по сце­на­рию на ос­но­ве ис­то­рии Ка­ло­е­ва. Ему са­мо­му этот «Гол­ли­вуд» не по­нра­вил­ся, в том чис­ле и по­то­му, что «глав­ный ге­рой там слиш­ком да­вит на жа­лость к са­мо­му се­бе». Ка­ло­ев не хо­чет, что­бы его жа­ле­ли. А по­сле вы­хо­да «Не­про­щён­но­го» с Дмит­ри­ем На­ги­е­вым в глав­ной ро­ли он во­об­ще от­ка­зал­ся от ком­мен­та­ри­ев. Про­ща­ясь с Ка­ло­е­вым в день встре­чи, я по­про­сил его снять­ся ря­дом со ста­рым за­сох­шим де­ре­вом. То­гда это ка­за­лось сим­во­лич­ным. Он по­вто­рял: «Всё кон­че­но. Я жи­ву толь­ко для то­го, что­бы хо­дить на мо­ги­лу сво­ей се­мьи...» По­сле вы­хо­да филь­ма «Не­про­щён­ный» я снова до­зво­нил­ся к нему во Вла­ди­кав­каз. «Я не стал смот­реть этот фильм, хо­тя и при­сут­ство­вал на по­ка­зе, ку­да ме­ня при­гла­си­ли, - ска­зал он. - Да­же сце­на­рий не чи­тал, ко­то­рый мне пе­ре­да­ва­ли, по­то­му что не хо­чу по­гру­жать­ся в это го­ре. Чем сей­час занят? От­ды­хаю, на пен­сии. Род­ные, близ­кие не за­бы­ва­ют, все ря­дом со мной, спа­си­бо».

На во­прос о пе­ре­ме­нах в лич­ной жиз­ни от­ве­тил: «При­ез­жай уви­дишь…» Как не­дав­но ста­ло из­вест­но, в 2018 г. Виталий Ка­ло­ев со­еди­нил­ся граж­дан­ским бра­ком с новой же­ной Ири­ной, их свадьба про­шла по осе­тин­ско­му об­ря­ду. Мёрт­вое де­ре­во ожи­ло.

Фо­то ав­то­ра

То са­мое фо­то с су­хим де­ре­вом, сде­лан­ное 11 лет на­зад. На зад­нем плане - дом Ви­та­лия Ка­ло­е­ва во Вла­ди­кав­ка­зе.ве­ли се­бя по от­но­ше­нию ко мне и всем близ­ким по­гиб­ших наг­ло и по-хам­ски, как с че­ло­ве­че­ским му­со­ром. Кто ме­шал им об­ра­тить­ся к нам по-люд­ски? То­гда си­ту­а­ция, быть мо­жет, сгла­ди­лась бы, сми­рил­ся бы че­ло­век. Но они пле­ва­ли нам в ли­цо - и что, это на­до бы­ло вы­ти­рать и тер­петь?»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.