«НА РУС­СКИХ НЕЛЬ­ЗЯ ДА­ВИТЬ»

Что объ­еди­ня­ет наш на­род и что раз­де­ля­ет Рос­сию с Аме­ри­кой?

Argumenty I Facty - - ПЕРСОНА -

Из­вест­ный те­ле­ве­ду­щий Вла­ди­мир ПОЗНЕР не так дав­но вер­нул­ся из по­езд­ки в США, где про­вёл по­чти ме­сяц. «АиФ» по­про­сил его по­де­лить­ся све­жи­ми на­блю­де­ни­я­ми – что же ме­ша­ет на­шим стра­нам жить в ми­ре и со­гла­сии?

ПО НЕПОНИМАНИЮ У НАС ПА­РИ­ТЕТ

– Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, ка­кое у вас сло­жи­лось ощу­ще­ние – кто ко­го боль­ше не по­ни­ма­ет, мы аме­ри­кан­цев или они нас? И кто ко­го боль­ше бо­ит­ся?

– Аме­ри­кан­цы бо­ят­ся нас боль­ше, чем мы их. По­то­му что нам во­об­ще несвой­ствен­но бо­ять­ся. И, кро­ме то­го, нас мень­ше пу­га­ют. А аме­ри­кан­цев пу­га­ют. Они ви­дят Рос­сию как стра­ну, ко­то­рая стре­мит­ся их за­хва­тить. Стре­мит­ся им что-то на­вя­зать. И лю­бые сло­ва Пу­ти­на, ко­то­рые ка­са­ют­ся ка­ко­го-ли­бо ору­жия, мгно­вен­но ис­тол­ко­вы­ва­ют­ся имен­но та­ким об­ра­зом. И это «за­слу­га» их СМИ, ко­то­рые в по­след­нее вре­мя ста­ли всё боль­ше по­хо­дить на про­грам­му «Вре­мя» со­вет­ско­го об­раз­ца.

А вот по непониманию, я ду­маю, у нас па­ри­тет. Мы со­вер­шен­но не по­ни­ма­ем Со­еди­нён­ные Шта­ты, пло­хо зна­ем эту стра­ну. А они пло­хо зна­ют Рос­сию, на­шу ис­то­рию. Име­ют по­чти ка­ри­ка­тур­ное пред­став­ле­ние о том, что та­кое Рос­сия.

– Пре­сло­ву­тые ба­ла­лай­ки и мед­ве­ди?

– Нет, это бы­ло бы ещё не так обид­но, в чём-то да­же сим­па­тич­но… Бе­да в том, что они смотрят на Рос­сию со сво­ей ко­ло­коль­ни и всё рос­сий­ское ин­тер­пре­ти­ру­ют в рам­ках сво­е­го по­ни­ма­ния: как бы это бы­ло, ес­ли бы это бы­ло у нас... Про­стой при­мер. При­ез­жа­ет в Моск­ву аме­ри­ка­нец – са­мый обык­но­вен­ный, ту­рист. Жи­вёт в го­сти­ни­це. Вста­ёт утром, вхо­дит в лифт, что­бы спу­стить­ся вниз по­зав­тра­кать. В лиф­те сто­ит жен­щи­на, рус­ская. Он, как лю­бой аме­ри­ка­нец, улы­ба­ет­ся ей и го­во­рит «доб­рое утро». Она в от­вет смот­рит на него мрач­но, враж­деб­но или про­сто иг­но­ри­ру­ет его. Он ду­ма­ет: «Эти рус­ские та­кие непри­вет­ли­вые. Они не улы­ба­ют­ся, они, ви­ди­мо, очень угне­те­ны». А что ду­ма­ет она? «Че­го он при­вя­зал­ся? Он что, кле­ит ме­ня, что ли?» Она не по­ни­ма­ет, что в Аме­ри­ке при­ня­то здо­ро­вать­ся с незна­ко­мым че­ло­ве­ком в лиф­те. А он не по­ни­ма­ет, В ми­нув­шем го­ду в День на­род­но­го един­ства сту­ден­ты из Крас­но­яр­ска со­бра­лись на флеш­моб, что­бы об­ра­зо­вать кар­ту Рос­сии. Но вот как сде­лать так, что­бы и все граж­дане РФ по­чув­ство­ва­ли се­бя од­ним на­ро­дом? что у нас это как-то не по­ло­же­но. Это та­кой бы­то­вой при­мер, но по­доб­ная раз­ни­ца – она во всём аб­со­лют­но.

– Ес­ли бы в день встре­чи Пу­ти­на и Трам­па 11 но­яб­ря в Па­ри­же вы ока­за­лись там и по­лу­чи­ли воз­мож­ность сде­лать ин­тер­вью сра­зу с дву­мя пре­зи­ден­та­ми, о чём бы спро­си­ли их в первую оче­редь?

– Я бы на­пом­нил им про Ка­риб­ский кри­зис, ко­гда мир ока­зал­ся на гра­ни ядер­ной вой­ны. То­гда СССР и США смог­ли най­ти ком­про­мисс, что­бы отой­ти от этой гра­ни: од­ни убра­ли ра­ке­ты с Ку­бы, дру­гие – из Тур­ции. Так вот се­го­дня то­же аб­со­лют­но необ­хо­ди­мо най­ти ком­про­мисс. Обе сто­ро­ны долж­ны най­ти спо­соб сни­зить уро­вень на­пря­же­ния и нер­воз­но­сти, что­бы умень­шить опас­ность слу­чай­но­го на­ча­ла кон­флик­та. В го­ды хо­лод­ной вой­ны бы­ло не­сколь­ко слу­ча­ев, ко­гда невер­но сра­бо­тав­шие ком­пью­те­ры по­да­ва­ли лож­ную тре­во­гу о на­ча­ле ата­ки. К сча­стью, про­ве­ри­ли, не ста­ли сра­зу от­ве­чать. Но се­го­дня при том на­пря­же­нии, ко­то­рое су­ще­ству­ет, вполне мо­жет по­лу­чить­ся так, что ни­кто не бу­дет за­ду­мы­вать­ся и пе­ре­про­ве­рять. Что от­ве­тят тут же. Эта опас­ность се­го­дня, на мой взгляд, боль­ше, чем ко­гда-ли­бо рань­ше. И вот об этом я бы спро­сил пре­зи­ден­тов Рос­сии и США – они ду­ма­ют об этой опас­но­сти? И го­то­вы ли они сесть за стол и си­деть, по­ка не най­дут вы­ход?

«ЗА­ХО­ТЕ­ЛОСЬ ВСЕХ ПО­СЛАТЬ»

– Хо­тят ли рус­ские вой­ны? В СССР это был ри­то­ри­че­ский во­прос. Вой­ны ни­кто не хо­тел, в па­мя­ти тех по­ко­ле­ний ещё жил кро­ва­вый ужас Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. А се­го­дня вы­ра­же­ние «Мо­жем по­вто­рить» ста­ло по­пу­ляр­ным ме­мом. Мно­гие гор­дят­ся спо­соб­но­стью на­шей ар­мии пре­вра­тить про­тив­ни­ка в «ра­дио­ак­тив­ный пе­пел». Го­то­вы сно­ва дви­нуть­ся хоть «на Бер­лин», хоть «на Ва­шинг­тон» (не го­во­ря уже о Ки­е­ве). Как вам эта пе­ре­ме­на в мас­со­вом со­зна­нии?

– От­ча­сти это то­же ре­зуль­тат де­я­тель­но­сти СМИ, от­ча­сти – от­ра­же­ние то­го чув­ства уни­жен­но­сти, ко­то­рое су­ще­ству­ет в мас­со­вом со­зна­нии. В со­вет­ское вре­мя у по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства на­ших граж­дан не бы­ло ни ма­лей­ше­го со­мне­ния в том, что мы ве­ли­кая стра­на. Ком­плек­са непол­но­цен­но­сти, ощу­ще­ния, что нас не ува­жа­ют, не бы­ло. сде­лать – сдать­ся? Де­лать всё, что нам ска­жут?

– Но со­гла­си­тесь, что санк­ции – вещь до­воль­но глу­пая, они не до­сти­га­ют сво­ей це­ли.

– На са­мом де­ле ес­ли брать суть этих санк­ций, то за­да­ча бы­ла од­на – до­бить­ся сме­ны ре­жи­ма. Пу­тём со­зда­ния внут­ри у нас та­ких труд­но­стей, в ре­зуль­та­те ко­то­рых лю­ди за­хо­тят из­ба­вить­ся от Пу­ти­на.

– Но они не по­ни­ма­ют, что до­сти­га­ют ров­но об­рат­но­го ре­зуль­та­та?

– Нет, по­то­му что они не по­ни­ма­ют, с ка­кой стра­ной име­ют де­ло. Они не по­ни­ма­ют, что чем боль­ше да­вить на рус­ских, тем рус­ские ста­но­вят­ся силь­нее. Был та­кой ве­ли­кан в гре­че­ской ми­фо­ло­гии – Ан­тей. Он от зем­ли по­лу­чал си­лы. Ес­ли его ото­рвать от зем­ли – он тут же сла­бел. Это очень по­хо­же на нас. Чем силь­нее рус­ских «вдав­ли­ва­ют в зем­лю» – тем силь­нее их со­про­тив­ле­ние. Но аме­ри­кан­цы это­го со­вер­шен­но не по­ни­ма­ют! Они опять-та­ки по се­бе су­дят. Ес­ли бы кто-то их са­мих ду­шил санк­ци­я­ми, они бы, на­вер­ное, вы­сту­пи­ли про­тив сво­е­го ру­ко­вод­ства. И ду­ма­ют, что рус­ские долж­ны сде­лать то же са­мое.

ТЕНЬ ЕДИН­СТВА

– 4 но­яб­ря мы бу­дем от­ме­чать День на­род­но­го един­ства. Что нас в первую оче­редь объ­еди­ня­ет – об­щее про­шлое, об­щие цен­но­сти? И что, на­обо­рот, ме­ша­ет быть цель­ным на­ро­дом – нера­вен­ство, со­ци­аль­ное рас­сло­е­ние?

– Нера­вен­ство су­ще­ству­ет и в Аме­ри­ке. Но оно ни­как не вли­я­ет на ощу­ще­ние при­над­леж­но­сти к еди­ной на­ции. Оно мо­жет вы­зы­вать ощу­ще­ние недо­воль­ства, да. Но это раз­ные ве­щи…

Как сде­лать так, что­бы все граж­дане РФ чув­ство­ва­ли се­бя од­ним на­ро­дом? Это по­пы­та­лись сде­лать в СССР и кое-ка­ких успе­хов до­би­лись. Но се­го­дня та­кая за­да­ча и не сто­ит, я её, во вся­ком слу­чае, не слы­шу. Очень мно­гие вос­при­ни­ма­ют этот день про­сто как за­ме­ну 7 но­яб­ря – да­ты, ко­то­рая по­ли­ти­че­ски нам боль­ше не под­хо­дит.

Ска­жем, у аме­ри­кан­цев есть День бла­го­да­ре­ния. Это их глав­ный празд­ник. Это день, ко­гда по всей стране – вне за­ви­си­мо­сти от ра­сы, ре­ли­гии, до­стат­ка – со­би­ра­ют­ся се­мья­ми и вспо­ми­на­ют, как пер­вые пе­ре­се­лен­цы всту­пи­ли на аме­ри­кан­скую зем­лю. И по­сле го­да очень тя­жё­ло­го су­ще­ство­ва­ния, вы­дер­жав все труд­но­сти, они по­бла­го­да­ри­ли Бо­га за это. В ка­ком-то смыс­ле наш День бла­го­да­ре­ния – это 9 Мая, День По­бе­ды в страш­ной войне, ко­гда вся стра­на спло­ти­лась и вы­сто­я­ла. По­то­му что ко­ва­ли По­бе­ду аб­со­лют­но все на­ро­ды стра­ны. А из­гна­ние по­ля­ков из Моск­вы в на­ча­ле XVII в., при всём ува­же­нии к это­му со­бы­тию, не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к та­та­рам, к ин­гу­шам и мно­гим дру­гим на­ро­дам, на­се­ля­ю­щим Рос­сию. По­это­му эмо­ци­о­наль­но этот празд­ник их ни­как не за­тра­ги­ва­ет. А эмо­ции в та­ких ве­щах долж­ны иг­рать пер­во­сте­пен­ную роль.

Пол­но­стью ин­тер­вью чи­тай­те на сай­те www.aif.ru

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.