ЗАЖИВЁМ НЕ ПО ЛЖИ?

К 100-ле­тию со дня рож­де­ния Алек­сандра Сол­же­ни­цы­на

Argumenty I Facty - - ДАТА -

11 ДЕ­КАБ­РЯ СТРА­НА ЛОБ В ЛОБ СТОЛКНЁТСЯ С ЮБИ­ЛЕ­ЕМ АЛЕК­САНДРА СОЛ­ЖЕ­НИ­ЦЫ­НА. МЫ НЕСЛУЧАЙНО УПОТРЕБИЛИ СЛО­ВО «СТОЛКНЁТСЯ»: РОС­СИЯ ПРО­ДОЛ­ЖА­ЕТ СТАЛ­КИ­ВАТЬ­СЯ СО ВСЕ­МИ ТЕ­МИ ПРО­БЛЕ­МА­МИ И НАПАСТЯМИ, О КО­ТО­РЫХ ПРЕДУПРЕЖДАЛ ПИ­СА­ТЕЛЬ.

И глав­ная из них – сбе­ре­же­ние на­ро­да. Эту за­да­чу Алек­сандр Иса­е­вич фор­му­ли­ро­вал как на­ци­о­наль­ную идею Рос­сии. За­да­ча не но­ва. О сбе­ре­же­нии на­ро­да го­во­рил ещё Ми­ха­ил Ло­мо­но­сов и вслед за ним по­чти все луч­шие умы Рос­сии. Но ни­кто до Сол­же­ни­цы­на не ста­вил этот во­прос так ост­ро и так по­сле­до­ва­тель­но.

Для Сол­же­ни­цы­на это не бы­ло слу­чай­но­стью. Он про­шёл че­рез все пе­ри­пе­тии и тра­ге­дии ХХ в. Его от­но­ше­ние к на­ро­ду и боль за его судь­бу во мно­гом пред­опре­де­ли­ла его кре­стьян­ская ро­до­слов­ная. Но это же ста­ло и от­прав­ной точ­кой для мно­гих его ил­лю­зий и за­блуж­де­ний: его «поч­вен­ни­че­ство», «сла­вя­но­филь­ство», пе­ре­оцен­ка ро­ли об­щин­но­го и кол­лек­тив­но­го в судь­бе Рос­сии.

Се­рьёз­ным уро­ком для бу­ду­ще­го пи­са­те­ля ста­ла бед­ность. Се­мья ро­ди­те­лей бы­ла ра­зо­ре­на в ре­зуль­та­те ре­во­лю­ции 1917 г. и по­сле­до­вав­шей за ней Граж­дан­ской вой­ны. Эта вой­на в по­ни­ма­нии пи­са­те­ля – ве­ли­чай­шая и ещё не из­жи­тая тра­ге­дия на­ро­да. Он неиз­мен­но предупреждал об опас­но­стях по­ли­ти­че­ско­го нетер­пе­ния, на­трав­ли­ва­ния од­них сло­ёв об­ще­ства на дру­гие, стрем­ле­ния из­ме­нить всё и сра­зу. Со­хран­ность го­су­дар­ства на­ря­ду со сбе­ре­же­ни­ем на­ро­да бы­ла кра­е­уголь­ным кам­нем его убеж­де­ний. В. Пу­тин, вспо­ми­ная о сво­их встре­чах с пи­са­те­лем, го­во­рил о том, на­сколь­ко Воз­вра­ще­ние А. Сол­же­ни­цы­на по­сле вы­нуж­ден­ной эми­гра­ции в США. Яро­слав­ский вок­зал, июль 1994 г. его «по­ра­жа­ло то, что Сол­же­ни­цын был ор­га­нич­ный и убеж­дён­ный го­су­дар­ствен­ник».

НЕ ДИС­СИ­ДЕНТ

В ли­бе­раль­ных кру­гах при­ня­то при­чис­лять Алек­сандра Иса­е­ви­ча к дис­си­ден­там. Ос­но­ва­ния для это­го есть: он был од­ним из са­мых го­ни­мых в СССР прав­до­ис­ка­те­лей. Власть его нена­ви­де­ла, но, учи­ты­вая его ми­ро­вой пре­стиж, по­ба­и­ва­лась при­бе­гать к край­ним ме­рам. Впро­чем, по ря­ду сви­де­тельств, его всё-та­ки пы­та­лись отра­вить. Сам Алек­сандр Иса­е­вич, кста­ти, воз­ра­жал, ко­гда его про­тив во­ли при­чис­ля­ли к дис­си­ден­там. Он во­е­вал не с го­су­дар­ством, а с ис­крив­ле­ни­ем рус­ских ос­нов го­су­дар­ства, про­тив дик­та­ту­ры и на­си­лия, про­тив ис­ка­же­ния ис­то­рии и при­ми­ти­ви­за­ции пат­ри­о­тиз­ма.

Дис­си­ден­том Сол­же­ни­цы­на сде­ла­ло са­мо го­су­дар­ство. Из­на­чаль­но он не был про­тив­ни­ком со­вет­ской вла­сти. Ко­гда при­шло вре­мя, всту­пил в ком­со­мол. По­чув­ство­вав тя­гу к пи­са­тель­ско­му тру­ду, он не­за­дол­го до вой­ны да­же по­ду­мы­вал о том, что­бы на­пи­сать хо­ро­ший и пра­виль­ный ро­ман о ре­во­лю­ции 1917 г. Ро­ман не был на­пи­сан, и мы ни­ко­гда не узна­ем о том, ка­ки­ми в нём ока­за­лись бы об­ра­зы Ле­ни­на, Ста­ли­на, Троц­ко­го и Дзер­жин­ско­го.

ОТ­КРЫ­ТИЕ ГУЛАГА

От­но­ше­ние к со­вет­ской дей­стви­тель­но­сти пе­ре­вер­ну­ла Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная. Сол­дат­ская прав­да вой­ны в от­ли­чие от ге­не­раль­ской прав­ды рез­ко по­ме­ня­ла его от­но­ше­ние и к Ста­ли­ну, и к ста­лин­ским по­ряд­кам. По неосто­рож­но­сти он по­ве­дал о сво­их со­мне­ни­ях в пись­мах дру­гу и, есте­ствен­но, по­пал на ка­ран­даш вез­де­су­щим ор­га­нам, в част­но­сти Смер­шу, во­ен­ной контр­раз­вед­ке, и ока­зал­ся вна­ча­ле в тюрь­ме на Лу­бян­ке, а за­тем по при­го­во­ру Осо­бо­го со­ве­ща­ния – в ла­ге­рях с при­го­во­ром «веч­ная ссыл­ка».

По­чти на 10 лет ГУЛАГ стал судь­бой пи­са­те­ля. Имен­но здесь Сол­же­ни­цын осо­знал, что в ре­аль­но­сти пред­став­ля­ла со­бой стра­на, «иду­щая к по­бе­де ком­му­низ­ма», – огром­ную ко­пию ГУЛАГа. По­нял, что мил­ли­о­ны жи­те­лей этой стра­ны, как и ге­рой его рас­ска­за «Один день Ива­на Де­ни­со­ви­ча», су­ще­ство­ва­ли фак­ти­че­ски на пра­вах кре­пост­ных. Этот рас­сказ, опуб­ли­ко­ван­ный в «Но­вом ми­ре» с раз­ре­ше­ния Н. Хру­щё­ва в но­яб­ре 1962 г., стал от­кро­ве­ни­ем для всей стра­ны. Это бы­ла пер­вая (за­дол­го до Гор­ба­чё­ва) по­пыт­ка вве­де­ния глас­но­сти свер­ху.

ПРОБУЖДЕНИЕ

По­пыт­ка Сол­же­ни­цы­на ска­зать на­ро­ду прав­ду о том, в ка­кой стране он жи­вёт, встре­ти­ла ярост­ное со­про­тив­ле­ние вла­сти. «Ми­ло­сти» Хру­щё­ва к пи­са­те­лю хва­ти­ло все­го на год – на­чи­ная с 1963 г. его фак­ти­че­ски пре­кра­ти­ли пе­ча­тать. При Бреж­не­ве си­ту­а­ция ста­ла ещё ху­же, ар­хив пи­са­те­ля был кон­фис­ко­ван. Опаль­но­му ав­то­ру ещё бы­ло поз­во­ле­но вы­сту­пать – пе­ред огра­ни­чен­ной ауди­то­ри­ей, преж­де все­го в на­уч­ных кру­гах, где теп­ли­лись остат­ки сво­бо­до­мыс­лия. Там, в на­уч­ных ин­сти­ту­тах, ав­тор чи­тал от­рыв­ки из «Ра­ко­во­го кор­пу­са», «В кру­ге пер­вом». А тем вре­ме­нем тай­но ра­бо­тал над глав­ным тру­дом сво­ей жиз­ни – «Ар­хи­пела­гом ГУЛАГ». По­ни­мая, что на ро­дине его опуб­ли­ко­вать невоз­мож­но (один из эк­зем­пля­ров ру­ко­пи­си уже аре­сто­вал КГБ), Алек­сандр Иса­е­вич дал со­гла­сие на его пуб­ли­ка­цию в Па­ри­же. Это вы­зва­ло взрыв него­до­ва­ния в ЦК КПСС. Си­ту­а­цию усу­гу­би­ло «Пись­мо во­ждям Со­вет­ско­го Со­ю­за», в ко­то­ром ав­тор от­кры­то за­яв­лял о сво­ём непри­я­тии ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии и предупреждал о ту­пи­ко­вом пу­ти, по ко­то­ро­му шёл СССР. Ру­би­кон был прой­ден. В СССР на­ча­лась же­сто­кая трав­ля пи­са­те­ля. В фев­ра­ле 1974 г. он был об­ви­нён в из­мене, ли­шён граж­дан­ства и вы­слан за гра­ни­цу.

ДРУ­ГАЯ ЖИЗНЬ

От­но­ше­ние к пи­са­те­лю ста­ло ме­нять­ся лишь при М. Гор­ба­чё­ве. С на­ча­лом пе­ре­строй­ки и глас­но­сти, с от­кры­ти­ем ар­хи­вов всё яс­нее ста­но­ви­лось, на­сколь­ко прав был пи­са­тель, от­вер­гая ком­му­низм как путь раз­ви­тия Рос­сии. Опуб­ли­ко­ван­ные в 1989 г. в «Но­вом ми­ре» гла­вы «Ар­хи­пе­ла­га ГУЛАГ» ста­ли для на­рож­да­ю­щей­ся де­мо­кра­ти­че­ской об­ще­ствен­но­сти СССР се­рьёз­ным под­спо­рьем для кри­ти­ки со­вет­ской си­сте­мы. В 1990 г. Сол­же­ни­цын был вос­ста­нов­лен в граж­дан­стве, но лишь че­рез 4 го­да, уже при Б. Ель­цине, вер­нул­ся из США на ро­ди­ну. При­ле­тев в Ма­га­дан, он про­ехал до Моск­вы че­рез всю стра­ну.

На­ча­лась дру­гая жизнь. Вла­сти но­вой, де­мо­кра­ти­че­ской Рос­сии яв­но бла­го­во­ли­ли ему. Для пи­са­те­ля бы­ли от­кры­ты две­ри из­да­тельств, три­бу­ны для вы­ступ­ле­ний, те­ле­экра­ны. Бу­дучи пресс-сек­ре­та­рём Ель­ци­на, я ви­дел, как пре­зи­дент ро­бел пе­ред встре­чей с «этой глы­бой». «О чём я бу­ду го­во­рить с ним?» – тре­во­жил­ся Бо­рис Ни­ко­ла­е­вич.

Од­на­ко для Сол­же­ни­цы­на по­гру­же­ние в но­вую для него, пе­ре­фор­ма­ти­ро­ван­ную ко­ман­дой Гай­да­ра стра­ну ока­за­лось непро­стым. Ко­гда он жил за гра­ни­цей, то вос­при­ни­мал­ся дис­си­дент­ству­ю­щей Рос­си­ей как го­ни­мый, по­чти как про­рок. Его срав­ни­ва­ли с Ра­ди­ще­вым, Гер­це­ном, Чер­ны­шев­ским. Вс­по­ми­на­ли зна­ме­ни­тую ста­тью Л. Н. Тол­сто­го «Не мо­гу мол­чать». Од­на­ко, ко­гда по воз­вра­ще­нии до­мой он стал пре­воз­но­сить цен­но­сти де­ре­вен­ско­го ми­ра, кре­стьян­ской об­щи­ны и осо­бо­го рус­ско­го пу­ти, у мно­гих по­чи­та­те­лей Сол­же­ни­цы­на это вы­зва­ло недо­уме­ние. А его ре­гу­ляр­ные вы­ступ­ле­ния по ОРТ с на­зи­да­тель­ны­ми про­по­ве­дя­ми по по­во­ду обу­строй­ства Рос­сии мно­гих про­сто раз­дра­жа­ли. По­сле 12 се­рий их пре­кра­ти­ли. Но за­слу­ги пи­са­те­ля ни­кто не от­ме­нял.

* * * По­ле­ми­ка во­круг на­сле­дия Алек­сандра Иса­е­ви­ча про­дол­жа­ет­ся. По­сколь­ку про­дол­жа­ет­ся по­иск – по­ка без­успеш­ный – пу­тей раз­ви­тия Рос­сии и сбе­ре­же­ния на­ро­да. Се­го­дня кни­ги пи­са­те­ля мож­но ку­пить в лю­бом ма­га­зине. О нём сня­ты филь­мы, его про­из­ве­де­ния во­шли в школь­ные про­грам­мы по ли­те­ра­ту­ре и ис­то­рии. А быв­шая Боль­шая Ком­му­ни­сти­че­ская ули­ца в Москве пе­ре­име­но­ва­на в ули­цу Сол­же­ни­цы­на, что сим­во­лич­но. В дни 100-лет­не­го юби­лея о нём обя­за­тель­но вспом­нит пре­зи­дент Пу­тин. Бу­дут па­мят­ные ве­че­ра и па­мят­ные кон­цер­ты. И, как бы се­го­дня ни от­но­си­лись к его иде­ям на­счёт бу­ду­ще­го стра­ны, несо­мнен­но то, что сво­им честным пе­ром, сво­им по­движ­ни­че­ством в по­ис­ках прав­ды он за­слу­жил са­мое по­чёт­ное ме­сто в ис­то­рии Рос­сии.

Оче­вид­но, что в та­кой огром­ной и слож­ной стране, как на­ша, не мо­жет су­ще­ство­вать од­ной прав­ды. И хо­ро­шо, что у нас есть прав­да Сол­же­ни­цы­на. Ак­ту­аль­ным оста­ёт­ся и его глав­ный, уна­сле­до­ван­ный от Л. Н. Тол­сто­го при­зыв – жить не по лжи.

Ком­бат А. Сол­же­ни­цын на фрон­те, фев­раль 1943 г.

Фо­то Вла­ди­ми­ра МАШАТИНА/ТАСС

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.