«ЕМ, ЧТО ДА­ЮТ!»

Ми­ха­ил Жва­нец­кий: «Ни ра­зу не ви­дел че­ло­ве­ка, ко­то­рый бы ра­до­вал­ся, пла­тя на­ло­ги»

Argumenty I Facty - - МЫСЛИ ВСЛУХ - Оль­га ШАБЛИНСКАЯ,

ЛЮ­БИ­МЫЙ МИЛ­ЛИ­О­НА­МИ ПИ­СА­ТЕЛЬ И ВЕ­ДУ­ЩИЙ АЛЕК­СЕЙ БЕГАК ПОРАССУЖДАЛИ О ПРОИСХОДЯЩЕМ НА РО­ДИНЕ В ПО­ПУ­ЛЯР­НОЙ ТЕЛЕПРОГРАММЕ «ДЕЖУРНЫЙ ПО СТРАНЕ».

МИ­ХА­ИЛ ЖВА­НЕЦ­КИЙ КОТ СПРА­ШИ­ВА­ЕТ: «ОПЯТЬ ЗИ­МА?»

– Де­пу­тат Са­ра­тов­ской обл­ду­мы Ни­ко­лай Бон­да­рен­ко пы­тал­ся ме­сяц про­жить на 3500 руб., это раз­мер по­тре­би­тель­ской кор­зи­ны у них в ре­ги­оне. И по­ху­дел на 5 кг. Его при­ме­ру по­сле­до­вал кол­ле­га из Астра­ха­ни Пётр Ки­рил­лов. По­это­му мой во­прос про еду. Вас зна­ют мил­ли­о­ны, и мно­гим на­вер­ня­ка ин­те­рес­но, что вы лю­би­те есть, ко­гда ра­бо­та­е­те или от­ды­ха­е­те?

– Я ем ред­ко. Осо­бен­но ко­гда пи­шу. А пи­шу я ча­сто. Ча­ще – все­гда. Обыч­но по­яв­ля­ет­ся же­на На­та­ша и го­во­рит: «А ты со­би­ра­ешь­ся обе­дать?» Эта пи­са­ни­на от­би­ва­ет ап­пе­тит. Ино­гда та­кое по­яв­ля­ет­ся из-под ру­ки, что не до еды – это как в мор­ге обе­дать…

Ну а в ос­нов­ном я люб­лю остат­ки. Вот люб­лю! Но не все­гда к ним есть до­ступ. Мой кот спит, упи­ра­ясь ла­пой в хо­ло­диль­ник. Это здо­ро­вая та­кая при­выч­ка, я про­сто ко­том лю­бу­юсь. Он не все­гда спит, но ко­гда спит, то толь­ко упи­ра­ясь ла­пой в двер­цу хо­ло­диль­ни­ка. По­это­му я веж­ли­во эту лап­ку вы­нуж­ден сни­мать. И он сра­зу же, сра­зу же вме­сте со мной изу­ча­ет, что там. Ино­гда кот го­во­рит: «Я ту­да по­ло­жил со­си­соч­ку… Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич, по­смот­ри­те, по­жа­луй­ста, где она там?» Вы зна­е­те, у ме­ня кот – это ан­гли­ча­нин, со­вер­шен­но осо­бое су­ще­ство. Я по­ни­маю, о чём он го­во­рит, о чём ду­ма­ет. Ко­гда кот про­сит: «От­крой дверь», я от­кры­ваю. Он, гля- дя на ули­цу: «Тьфу! У них что, опять зи­ма, опять снег? Он ведь толь­ко за­кон­чил­ся два ме­ся­ца на­зад». – «Да, опять снег. Ну, вы­бе­гай!» А он мне: «Ну, я же бо­си­ком».

– Как я по­нял, Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич, вы с ко­том об­ща­е­тесь то на «вы», то на «ты»?

– Я и сам с со­бой то на «ты», то на «вы». Ино­гда у нас не слиш­ком хо­ро­шие от­но­ше­ния – вы бы слы­ша­ли, ка­кой мат ино­гда сто­ит, ко­гда я пи­шу. При­чём я один в ка­би­не­те. Но ес­ли по­слу­шать сна­ру­жи из-за две­ри – ощу­ще­ние, что ка­кой-то гроз­ный кри­ти­кан во­всю ко­сте­рит ко­го-то ти­хо­го и без­за­щит­но­го.

А во­об­ще ваш во­прос про еду… Он по­стель­ный, слиш­ком ин­тим­ный. По­то­му что ем я то, что да­ют. Ино­гда мы хо­дим ку­да­ни­будь по­обе­дать – ведь я за­ра­ба­ты­ваю, че­го при­ки­ды­вать­ся... По­ка пи­шу, ап­пе­ти­та нет, но по­том по­ни­маю – нуж­но пе­ре­ку­сить. И то­гда же­на за­во­дит ма­ши­ну, по­то­му что она у нас во­дит ав­то­мо­биль. И мы едем во вкус­ные ме­ста. Но ино­гда же­ны нет – она на ан­глий­ском. Все сей­час во­круг ме­ня изу­ча­ют ан­глий­ский. Не пред­став­ляю, что бу­дет, ес­ли все они эми­гри­ру­ют. Хо­ро­ший че­ло­век от­ли­ча­ет­ся от хо­ро­ше­го граж­да­ни­на, на­вер­ное, тем, что хо­ро­ший граж­да­нин – это тот, ко­то­рый жи­вёт здесь и, ви­ди­мо, бу­дет здесь жить. Хре­но­вый граж­да­нин ста­ра­ет­ся сли­нять. Так что ино­гда я у же­ны укра­ду ка­кой-ни­будь ли­стик из за­да­ний по ан­глий­ско­му, она ищет. А я ей: «На­та­ша, да­вай по­едим». Так что моё пи­та­ние до­воль­но бес­по­ря­доч­ное, ес­ли вас ин­те­ре­су­ет та­кой ин­тим­ный во­прос.

Я рань­ше был со зна­чи­тель­но боль­шим жи­во­том. Сей­час он стал мень­ше, остал­ся про­сто жи­во­тик. Для взрос­ло­го че­ло­ве­ка, тем бо­лее для муж­чи­ны, аб­со­лют­но нор­маль­но вы­гля­дит. Сей­час уже мож­но да­же ко­стюм­чик хо­ро­ший за­стег­нуть.

ПЕРЕЛЕТЕТЬ ПРОБ­КУ НА АВИАМОБИЛЕ

– Есть та­кое по­ня­тие – «са­мо­за­ня­тый». Ви­це-пре­мьер Оль­га Го­ло­дец ска­за­ла: «В Рос­сии из 86 млн граж­дан тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та толь­ко 48 млн ра­бо­та­ют в сек­то­рах, ко­то­рые нам вид­ны и по­нят­ны. Где и чем за­ня­ты все осталь­ные, мы не зна­ем». Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич, си­ту­а­ция по­нят­на – в стране ма­ло де­нег…

– Для ме­ня «са­мо­за­ня­тый» зву­чит как «са­мо­за­та­чи­ва­ю­щий­ся». И что, го­су­дар­ство ре­ши­ло най­ти этих лю­дей, что­бы они пла­ти­ли на­ло­ги?! Здесь по­че­му-то вспо­ми­на­ет­ся дру­гое сло­во – «са­мо­ту­пя­щий­ся».

– А вы, Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич, ко­гда пла­ти­те на­ло­ги, по­лу­ча­е­те удо­воль­ствие или рас­стра­и­ва­е­тесь?

– Я ни ра­зу не ви­дел че­ло­ве­ка, ко­то­рый бы ра­до­вал­ся, пла­тя на­ло­ги. С дру­гой сто­ро­ны, пе­ре­жить это всё мож­но. Но на­ло­ги мо­гут рас­ти. По­ка я справ­ля­юсь. Мы с мо­им ди­рек­то­ром сле­дим, что­бы все опе­ра­ции про­хо­ди­ли толь­ко че­рез банк.

– Ока­зы­ва­ет­ся, что по­ло­ви­на рос­сий­ских учи­те­лей ма­те­ма­ти­ки не зна­ет са­мой ма­те­ма­ти­ки. Это вы­яс­ни­лось, ко­гда из 22 тыс. пре­по­да­ва­те­лей по­ло­ви­на не про­шла тест. Но уво­лить их за это нель­зя. У гу­ма­ни­та­ри­ев си­ту­а­ция чуть луч­ше. Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич, у вас есть ка­ки­е­ли­бо идеи на этот счёт? Ведь учить рас­ту­щее по­ко­ле­ние, по­лу­ча­ет­ся, неко­му…

– Я учил­ся со­всем в дру­гое вре­мя. Пре­по­да­ва­те­ли у нас бы­ли все про­шед­шие вой­ну, но каж­дый пре­крас­но знал свой пред­мет. Ни­ка­ких пре­тен­зий. Мы все вы­рос­ли гра­мот­ны­ми, в на­шем клас­се бы­ло мно­го пи­са­те­лей бла­го­да­ря учи­те­лю рус­ско­го язы­ка Бо­ри­су Ефи­мо­ви­чу Друк­ке­ру. Бла­го­да­ря ему я до сих пор знаю, что «грамматика» пи­шет­ся с дву­мя «м», а сло­во «гра­мот­ный» – с од­ной. Это ведь де­ло очень тон­кое! Ес­ли кто-то из уче­ни­ков до­пус­кал ошиб­ку, Друк­кер бро­сал в него оч­ка­ми. Сколь­ко он их пе­ре­бил… За­то все вы­рос­ли гра­мот­ны­ми – с од­ной бук­вой «м». У нас бы­ла пре­по­да­ва­тель­ни­ца ма­те­ма­ти­ки, тол­стая та­кая. Ма­те­ма­ти­ку мы учи­ли у неё до­ма, ей хо­дить бы­ло тя­же­ло. Ей не жал­ко бы­ло на нас сво­е­го сво­бод­но­го вре­ме­ни!

Об­ра­зо­ва­ние у нас бы­ло про­сто от­лич­ным, в том чис­ле и выс­шее. В те вре­ме­на на 300 че­ло­век бы­ло 4 ев­рея. И мы оправ­ды­ва­ли то, что нас на­до учить. Един­ствен­ное, где бы­ло пло­хо, – это по­том ра­бо­та на про­из­вод­стве. Там веч­но всё ло­ма­лось и бы­ло всё непо­нят­но.

– Кста­ти, о тех­ни­ке. Мэ­рия Моск­вы со­об­щи­ла, что у них в пла­нах пу­стить ав­то­бу­сы-ам­фи­бии, они мо­гут дви­гать­ся и по су­ше, и по во­де. Пред­по­ло­жи­тель­ные рас­хо­ды впе­чат­ля­ют: 350 млн руб. за 5 ав­то­бу­сов. А о ка­ком транс­пор­те вы меч­та­е­те?

– Я все­гда меч­таю перелететь проб­ку на чём угод­но. По­то­му что рас­ши­рять до­ро­ги уже невоз­мож­но. Я ду­маю, что неда­ле­ко то вре­мя, ко­гда по­явят­ся авиа­мо­би­ли. Тут и по­шу­тить не над чем, де­ло важ­ное!

Фо­то facebook.com

«Я ем ред­ко. Осо­бен­но ко­гда пи­шу. А пи­шу я ча­сто».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.