17 ТОПОЛЕЙ САПЁРА БИЛИЦКОГО

Ми­но­бо­ро­ны РФ на­гра­ди­ло ге­ро­и­че­ско­го че­ха, о ко­то­ром рас­ска­зал «АиФ»

Argumenty I Facty - - ПОСТУПОК - Игорь­ЧЕРНЯК, Москва – Пра­га (Че­хия)

В ПО­СЛЕД­НЕЕ ВРЕ­МЯ МА­ЛО ХОРОШИХ НО­ВО­СТЕЙ. В РОС­СИИ НА­ЧА­ЛО ДОЛ­ГОЙ ЗИ­МЫ, ТЯЖЁЛОЕ СЕРОЕ НЕБО, ПОЗЁМКА, ЖЁСТКИЙ ВЕ­ТЕР, ХО­ЛОД­НО И НЕУЮТ­НО. И ТУТ, СЛОВ­НО ВО­ПРЕ­КИ МРАЧНОМУ ТРЕНДУ, ЗВО­НОК ИЗ МИ­НО­БО­РО­НЫ – «ВО­ПРОС ПО ВА­ШЕ­МУ ЧЕХУ РЕШЁН ПО­ЛО­ЖИ­ТЕЛЬ­НО».

Чех – это са­пёр Вац­лав Би­лиц­кий. Че­ло­век уди­ви­тель­ный, ока­зав­ший­ся в нуж­ное вре­мя в нуж­ном ме­сте.

А де­ло бы­ло так. Ян­варь 1991-го. Со­вет­ский кон­тин­гент вы­во­дит­ся из Че­хо­сло­ва­кии. Неожи­дан­но из баш­ни тан­ка Т-72, сто­яв­ше­го в глу­бине бок­са, по­ва­лил чёр­ный дым. Уста­но­вить, по ка­кой при­чине про­изо­шло воз­го­ра­ние, так и не смог­ли, ско­рее все­го, под­ве­ла элек­тро­про­вод­ка. Тан­ки сто­я­ли в бок­сах, на сцеп­ке, и во­ен­ные по­ни­ма­ли, что си­ту­а­ция скла­ды­ва­ет­ся чрез­вы­чай­но опас­ная: в са­мом тан­ке пол­ный ком­плект бо­е­при­па­сов, ря­дом ещё несколь­ко та­ких же ма­шин, непо­да­лё­ку бок­сы арт­ди­ви­зи­о­на, чуть даль­ше – зе­нит­чи­ки со сво­и­ми ра­ке­та­ми, по­том ми­но­мёт­чи­ки… Ес­ли бы всё это рва­ну­ло ра­зом, а та­кое бы­ло весь­ма ве­ро­ят­но, от чеш­ско­го го­род­ка Бо­го­су­до­ва ма­ло что оста­лось бы.

Ка­пи­тан Ни­ко­лай Ль­вов, вско­чив в дру­гой танк и за­це­пив го­ря­щую ма­ши­ну, от­та­щил её на без­опас­ное рас­сто­я­ние, по­сле че­го по­жар за­ли­ли во­дой. Вско­ре, ко­гда дым пре­кра­тил­ся, а во­да из баш­ни бы­ла от­ка­ча­на, кто-то из офи­це­ров по­лез в баш­ню… И тут раз­дал­ся страшный взрыв. Сталь­ная ма­ши­на раз­ле­те­лась на кус­ки, как буд­то бы­ла сде­ла­на из кар­то­на. Взрыв был та­кой чу­до­вищ­ной си­лы, что 10-тон­ную баш­ню тан­ка унес­ло на 78 мет­ров, а оскол­ки и остан­ки лю­дей при­е­хав­шая ко­мис­сия и мест­ные жи­те­ли на­хо­ди­ли за сот­ни мет­ров от ме­ста тра­ге­дии.

То­гда по­гиб­ли 17 че­ло­век, бы­ло мно­го ра­не­ных, но в то же На­гра­ду Вац­ла­ву Би­лиц­ко­му вру­чил во­ен­ный ат­та­ше пол­ков­ник Игорь Ще­пин.

вре­мя чу­дес­ным об­ра­зом уце­ле­ли двое (по­лу­чив се­рьёз­ную кон­ту­зию), хо­тя сто­я­ли со­всем ря­дом от эпи­цен­тра...

КО­ГДА СЧЁТ НА СЕ­КУН­ДЫ

Те­перь сло­во Вац­ла­ву Би­лиц­ко­му:

– За вре­мя сво­ей служ­бы са­пё­ром в по­ли­ции я не раз встре­чал­ся со смер­тью, но тут был слу­чай осо­бый, это я по­нял сра­зу, – рас­ска­зы­ва­ет он. – Го­ре­ла раз­ли­тая по зем­ле со­ляр­ка. Кру­гом ва­ля­лись разо­рван­ные взры­вом те­ла уби­тых, сто­на­ли ра­не­ные, бе­га­ли обе­зу­мев­шие сол­да­ты... Но са­мое страш­ное бы­ло впе­ре­ди. В го­рев­шем тан­ке сде­то­ни­ро­ва­ли толь­ко 3 сна­ря­да из 32. Но те­перь мог­ла на­сту­пить оче­редь осталь­ных – они веером ле­жа­ли на дне неглу­бо­кой во­рон­ки, и к ним под­сту­пал огонь. Ес­ли бы взо­рва­лись эти сна­ря­ды – ку­му­ля­тив­ные, оско­лоч­ные, бро­не­бой­ные, – то от всей во­ин­ской ча­сти не оста­лось бы ни­че­го, да и го­род по­стра­дал бы. Моя пер­вая мысль бы­ла: на­до бе­жать от­сю­да по­даль­ше. Но по­том я взял у ко­го-то ло­па­ту…

Би­лиц­кий ото­гнал от во­рон­ки сол­дат, крик­нув, что­бы быст­рее обес­пе­чи­ли во­ду, а сам стал ло­па­той сдви­гать сна­ря­ды в без­опас­ное ме­сто. Счёт от­пу­щен­но­го ему вре­ме­ни шёл на се­кун­ды. По­до­спев­шие по­жар­ные за­га­си­ли го­рев­шее топ­ли­во и пы­лав­шие по­строй­ки тан­ко­во­го пар­ка, но это бы­ло уже по­том…

Ин­те­рес­но, что и са­ми тан­ки­сты, и сол­да­ты по­жар­но­го рас­чё­та без­ого­во­роч­но под­чи­ня­лись незна­ко­мо­му чеху, ко­то­рый и на ме­сте ЧП ока­зал­ся в об­щем-то слу­чай­но, – та­кой был то­гда у них шок, что ни­кто и не со­мне­вал­ся в пол­но­мо­чи­ях это­го слу­чай­но­го че­ло­ве­ка, един­ствен­но­го из всех, кто знал, что сле­ду­ет сей­час де­лать.

Че­рез ка­кое-то вре­мя ему по­зво­ни­ли из МВД: «Те­бе тут рус­ские ор­ден да­ли. Но ты по­ду­май, на­до ли брать его из рук ок­ку­пан­тов». На­мёк был бо­лее чем про­зрач­ный: ты – во­ен­но­слу­жа­щий, при­мешь на­гра­ду – зна­чит, оста­нешь­ся без ра­бо­ты и без пенсии.

ВОЗ­ВРА­ЩА­ЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

И вот – лето 2018-го, ма­те­ри­ал в «АиФ». Ав­тор – жур­на­лист Вла­ди­мир Сне­ги­рёв – об­ра­ща­ет­ся к ру­ко­вод­ству Ми­но­бо­ро­ны с пред­ло­же­ни­ем всё же на­гра­дить Вац­ла­ва. И рас­ска­зы­ва­ет, что тот вос­при­нял про­ис­шед­шее очень близ­ко к серд­цу.

– То­гда мне бы­ло 44 го­да, и я уже год со­труд­ни­чал с со­вет­ски­ми во­ен­ны­ми по уни­что­же­нию бо­е­при­па­сов, непри­год­ных для пе­ре­во­за

В сво­ём до­ме (!), в ча­се ез­ды от Пра­ги, он уста­но­вил баш­ню сго­рев­ше­го тан­ка, сде­лал неболь­шой му­зей па­мя­ти со­вет­ских тан­ки­стов и вы­са­дил 17 тополей – по чис­лу по­гиб­ших. Та­ко­го му­зея и ме­мо­ри­а­ла нет боль­ше ни­где в ми­ре. За 11 лет его по­се­ти­ли 3,5 тыс. че­ло­век из раз­ных стран – от США и Бра­зи­лии до Ки­тая и Ав­стра­лии. И этот ме­мо­ри­ал от­крыт в Че­хии, чи­нов­ни­ки ко­то­рой, пря­мо ска­жем, не все­гда от­ли­ча­ют­ся дру­же­лю­би­ем по от­но­ше­нию к Рос­сии.

Вот об этом и был ма­те­ри­ал в на­шей га­зе­те. А в кон­це – об­ра­ще­ние к ру­ко­вод­ству Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны РФ с хо­да­тай­ством на­гра­дить Вац­ла­ва Билицкого за про­яв­лен­ное му­же­ство и за ту ра­бо­ту по со­хра­не­нию па­мя­ти, ко­то­рую он ве­дёт мно­го лет. Чест­но го­во­ря, мы бы­ли уве­ре­ны, что на это об­ра­ще­ние в МО не об­ра­тят вни­ма­ния. У них Си­рия, НА­ТО, Кер­чен­ский про­лив – ну прав­да, не до это­го. Да и во­об­ще – ушли те вре­ме­на, ко­гда вла­сти ре­а­ги­ро­ва­ли на жур­на­лист­ские пуб­ли­ка­ции под руб­ри­кой «Га­зе­та вы­сту­пи­ла – что сде­ла­но».

Ан нет. Ока­зал со­дей­ствие гла­ва Де­пар­та­мен­та ин­фор­ма­ции МО Игорь Ко­на­шен­ков, вни­ма­тель­но от­нёс­ся зам­ми­ни­стра обо­ро­ны Ни­ко­лай Пан­ков. В кон­це кон­цов, по ны­неш­ним вре­ме­нам уди­ви­тель­но, но ми­нистр обо­ро­ны Сер­гей Шой­гу услы­шал «АиФ» и при­нял един­ствен­но вер­ное ре­ше­ние. Ито­гом этой ис­то­рии ста­ла ме­даль «За за­слу­ги в уве­ко­ве­чи­ва­нии па­мя­ти по­гиб­ших за­щит­ни­ков Отечества», ко­то­рую я в ми­нув­ший чет­верг при­вёз в Пра­гу и ко­то­рая на­ут­ро бы­ла тор­же­ствен­но вру­че­на ге­ро­и­че­ско­му са­пё­ру в по­соль­стве РФ. Тё­п­лая це­ре­мо­ния: вы­сту­пил по­сол Алек­сандр Зме­ев­ский, ме­даль вру­чил во­ен­ный ат­та­ше пол­ков­ник Игорь Ще­пин, по­том был лёг­кий фур­шет.

– Каж­дый год 9 ян­ва­ря, ко­гда я стою на клад­би­ще в го­ро­де Круп­ка у па­мят­ни­ка ге­ро­ям, у ме­ня пе­ред гла­за­ми эта пер­вая ми­ну­та са­мо­го страш­но­го со­бы­тия, свя­зан­но­го с вы­во­дом со­вет­ских войск, ко­то­рое унес­ло жиз­ни 17 сол­дат и офи­це­ров, прак­ти­че­ски уже сто­яв­ших на по­ро­ге род­но­го до­ма, – го­во­рил Вац­лав на це­ре­мо­нии на­граж­де­ния. – Эти лю­ди от­да­ли свои жиз­ни, что­бы спа­сти сво­их со­слу­жив­цев, и за­од­но убе­рег­ли жиз­ни мест­ных жи­те­лей. Ес­ли бы они то­гда не от­та­щи­ли танк на сво­бод­ное про­стран­ство, то мог­ла бы слу­чить­ся ка­та­стро­фа с очень се­рьёз­ны­ми по­след­стви­я­ми.

...Нам по­ка­за­лось, что Вац­лав Би­лиц­кий и его же­на Ру­же­на (она хра­ни­тель­ни­ца му­зея) на­граж­де­ни­ем оста­лись до­воль­ны. Всё-та­ки это очень важ­но, ко­гда хо­ро­шие де­я­ния, пусть да­же спу­стя го­ды, по­лу­ча­ют спра­вед­ли­вую оцен­ку.

в СССР. И эта тра­ге­дия про­из­ве­ла на ме­ня огром­ное впе­чат­ле­ние, по­то­му я ре­шил сде­лать из баш­ни Т-72 ме­сто па­мя­ти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.