ОТ ЯР­МАР­КИ ДО РЕКОРДА ГИН­НЕС­СА

«Пу­те­ше­ствие в Рож­де­ство» – са­мый по­пу­ляр­ный и мас­штаб­ный зим­ний фе­сти­валь в ми­ре

Argumenty I Facty - - ТЕНДЕНЦИИ - 2016 г. 2014 г. 2012 г. 2017 г. 2013 г. 2015 г. Ма­рия ЕГОРОВА Кол­лаж Юлии АГАНИНОЙ, PhotoXPress, ТАСС

СЕ­ГО­ДНЯ ТРУД­НО ПРЕД­СТА­ВИТЬ СЕ­БЕ НО­ВО­ГОД­НЮЮ СТО­ЛИ­ЦУ БЕЗ ОД­НО­ГО ИЗ СА­МЫХ ЗАПОМИНАЮЩИХСЯ ФЕ­СТИ­ВА­ЛЕЙ. НЕ­УЖЕ­ЛИ КО­ГДА-ТО У НАС НЕ БЫ­ЛО «ПУ­ТЕ­ШЕ­СТВИЯ В РОЖ­ДЕ­СТВО»?

ГДЕ СТО­ЛИ­ЦА РОЖ­ДЕ­СТВА?

Со­вре­мен­ные ле­то­пис­цы да­ти­ру­ют по­яв­ле­ние соб­ствен­но­го мос­ков­ско­го но­во­годне-рож­де­ствен­ско­го фе­сти­ва­ля 24 декабря 2012 г. То­гда на Ма­неж­ной пло­ща­ди про­шла Страс­бург­ская яр­мар­ка, за­вер­шив­ша­я­ся по­сле Рож­де­ства. Как же она ока­за­лась в Москве? Всё очень про­сто. Круп­ней­шая и ста­рей­шая яр­мар­ка в Ев­ро­пе Christkindelsmärik из­вест­на во всём ми­ре, а сам Страс­бург бла­го­да­ря ей снис­кал сла­ву «сто­ли­цы Рож­де­ства», прав­да, так счи­та­ют толь­ко са­ми эль­за­с­цы.

14,5

МЛН ПО­СЕ­ТИ­ТЕ­ЛЕЙ В ПРО­ШЛОМ ГОДУ.

Дав­ным-дав­но, ещё в 1570-м, по сред­не­ве­ко­вой тра­ди­ции го­род­ские вла­сти вы­де­ля­ли ме­сто у вхо­да в собор для рож­де­ствен­ско­го рын­ка. Все­воз­мож­ные ре­мес­лен­ни­ки и умель­цы – гончары, рез­чи­ки по де­ре­ву, куз­не­цы, юве­ли­ры, порт­ные и по­ва­ра – со­рев­но­ва­лись друг с дру­гом в ма­стер­стве. Позд­нее яр­мар­ка со­би­ра­ла бро­дя­чих му­зы­кан­тов, вся­ких ме­не­стре­лей и про­чих ар­ти­стов, ко­то­рые раз­вле­ка­ли мест­ную пуб­ли­ку. Идея так понравилась ев­ро­пей­цам, что они со­хра­ни­ли её до на­ших дней и да­же на­ча­ли де­лить­ся опы­том с дру­ги­ми стра­на­ми. Еже­год­но мэ­рия Страс­бур­га вы­би­ра­ет го­род, в ко­то­ром бу­дет про­хо­дить своя Страс­бург­ская яр­мар­ка. В 2012-м им ста­ла Москва. На Ма­неж­ной пло­ща­ди уста­но­ви­ли 20 де­ре­вян­ных ша­ле (па­ви­льо­нов). В этих тор­го­вых до­ми­ках моск­ви­чи и го­сти сто­ли­цы мог­ли по­про­бо­вать эль­зас­ские раз­но­со­лы – зна­ме­ни­тые страс­бург­ские пря­ни­ки, бре­це­ли со шпе­ком, фла­манд­ские пи­ро­ги и за­пить их об­жи­га­ю­щим ду­ши­стым глинт­вей­ном, а та­к­же ку­пить фран­цуз­ские рож­де­ствен­ские укра­ше­ния и ещё ты­ся­чу вос­хи­ти­тель­ных ве­щей. То­гда на рож­де­ствен­ский ры­нок при­шли око­ло 600 тыс. по­се­ти­те­лей. Ко­неч­но, слож­но на­звать Страс­бург­скую яр­мар­ку пер­вым «Пу­те­ше­стви­ем в Рож­де­ство», од­на­ко она ста­ла его пред­вест­ни­цей. В сто­ли­це по­ня­ли: ну­жен свой соб­ствен­ный фе­сти­валь.

НЕ ТОТ РАЗ­МАХ

В сле­ду­ю­щем, 2013 г. вла­сти по­ду­ма­ли и ре­ши­ли, что для нас од­на ка­кая-то яр­мар­ка – это не тот раз­мах. Да и на­ро­ду у нас боль­ше, и то­ва­ров вся­ких сво­их про­дать-непе­ре­про­дать, а наш сби­тень на ме­ду ни­чуть не ху­же их глинт­вей­на. А по­се­му у нас в Пер­во­пре­столь­ной бу­дет не од­на яр­мар­ка, а це­лых 34 пло­щад­ки в раз­ных окру­гах Моск­вы. Пер­вое «Пу­те­ше­ствие в Рож­де­ство» за­пом­ни­лось зна­ком­ством с рож­де­ствен­ски­ми тра­ди­ци­я­ми раз­ных стран ми­ра: на Пуш­кин­ской пло­ща­ди от­крыл­ся уго­лок Ве­ны, на Твер­ском буль­ва­ре – Ар­ме­нии, а вот на Ма­неж­ной ре­ши­ли по­вто­рить став­шую уже близ­кой Страс­бург­скую яр­мар­ку. Про­грам­му тоже раз­но­об­ра­зи­ли и про­ве­ли об­ще­го­род­ской рож­де­ствен­ский квест. По­нра­ви­лось моск­ви­чам та­кое ве­се­лье, а изоби­лие – ещё боль­ше. Шут­ка ли, на фе­сти­валь при­шли вме­сто про­шло­год­них 600 тыс. 6 млн го­стей, и да­же ино­стран­цы при­е­ха­ли, де­с­кать, по­смот­реть и срав­нить: мол, как вы тут с яр­мар­кой справ­ля­е­тесь?

ОХ УЖ ЭТИ СКАЗ­КИ!

Вто­рой фе­сти­валь «Пу­те­ше­ствие в Рож­де­ство» жда­ли с нетер­пе­ни­ем. Те, кто про­пу­стил, жа­ле­ли, что не по­па­ли, а те, кто по­бы­вал, вспо­ми­на­ли и ра­до­ва­лись в пред­вку­ше­нии но­во­год­ней сказ­ки. А сказ­ки бы­ли на лю­бой вкус – на каж­дой пло­ща­ди своя! Го­стей встре­ча­ли Еме­ля, царевна Не­сме­я­на, Се­рый Волк, Жар-пти­ца и мно­гие дру­гие, а вер­хо­во­ди­ли ими, ко­неч­но же, Дед Мо­роз со Сне­гу­роч­кой. Дедушку с внуч­кой по­се­ли­ли в сто­ли­це в спе­ци­аль­ной ре­зи­ден­ции у Воскре­сен­ских во­рот.

На Ма­неж­ной по­стро­и­ли го­род гно­мов, а на Те­ат­раль­ной жи­ли ан­ге­лы, на Твер­ской воз­ве­ли кня­же­ство Гви­до­на и царство Сал­та­на. В Но­во­пуш­кин­ском скве­ре и на Твер­ском буль­ва­ре мож­но бы­ло по­встре­чать Мо­роз­ко и Снеж­ную ко­ро­ле­ву, по­бол­тать с ни­ми и по­же­лать но­во­год­не­го на­стро­е­ния. На Пуш­кин­ской пло­ща­ди по­явил­ся ка­ток, где зву­чал Чай­ков­ский и учи­ли тан­це­вать на льду. Од­на­ко на этом по­ра­жать­ся и вос­хи­щать­ся го­сти фе­сти­ва­ля не пе­ре­ста­ли. Ахать и охать на­ча­ли, ко­гда уви­де­ли по­на­сто­я­ще­му вол­шеб­ные мас­штаб­ные све­то­вые ин­стал­ля­ции и арт-объ­ек­ты. Один «Ска­зоч­ный лес» на Твер­ском буль­ва­ре че­го сто­ил, да ещё со све­тя­щи­ми­ся жи­вот­ны­ми. А «За­зер­ка­лье» на Большой Дмит­ров­ке... Вспо­ми­нать мож­но дол­го. Од­них мастер-клас­сов, игр, пред­став­ле­ний бы­ло столь­ко, что и не со­счи­тать.

СРЕ­ДИ СНЕЖ­НЫХ ОСТ­РО­ВОВ

В тре­тий раз «Пу­те­ше­ствие в Рож­де­ство» про­шло в Москве под де­ви­зом «что­бы ещё при­ду­мать та­ко­го, что­бы за­тмить про­шлый фе­сти­валь». И ведь при­ду­ма­ли же. 38 яр­ма­роч­ных пло­ща­док пре­вра­ти­лись в фан­та­сти­че­ские ост­ро­ва в ска­зоч­ном оке­ане но­во­год­не­го ме­га­по­ли­са. На Ма­неж­ной раз­ме­сти­ли огром­ный ёлоч­ный шар из све­то­ди­о­дов. Ин­стал­ля­ция по­па­ла в Кни­гу рекордов Гин­нес­са как са­мая боль­шая све­то­ди­од­ная скульп­ту­ра в ми­ре. У фе­сти­ва­ля по­яви­лись жи­вые сим­во­лы – Фьё­ки. Со­глас­но ле­ген­де празд­ни­ка, встре­тить Фьё­ка на мос­ков­ской ули­це или об­нять­ся с ним – к сча­стью в на­сту­па­ю­щем году. Од­но­вре­мен­но с «Пу­те­ше­стви­ем в Рож­де­ство» в сто­ли­це за­свер­кал ещё один фе­сти­валь – «Рож­де­ствен­ский свет». Слов не хва­тит, что­бы опи­сать эту кра­со­ту, её нуж­но бы­ло ви­деть. Од­ну толь­ко ги­гант­скую све­то­вую ко­ро­ну пе­ред Боль­шим те­ат­ром за­быть невоз­мож­но. А сколь­ко ве­ли­ко­леп­ных неболь­ших ин­стал­ля­ций рос­сий­ская сто­ли­ца уви­де­ла впер­вые. По­нят­но, что ис­то­рия Мос­ков­ско­го фе­сти­ва­ля све­та по­ка ещё не та­кая длин­ная, как, ска­жем, у Ли­он­ско­го (ли­он­цы впер­вые за­жгли све­чи в бла­го­дар­ность Де­ве Ма­рии за то, что их го­род не за­тро­ну­ла чу­ма в 1643 г.). С тех пор и до се­го­дняш­них дней Ли­он­ский фе­сти­валь – яр­чай­ший в ми­ре. Пу­те­ше­ство­вать с рож­де­ствен­ским светом го­стям празд­нич­ной фе­е­рии на­столь­ко по­нра­ви­лось, что ор­га­ни­за­то­ры сно­ва ре­ши­ли сов­ме­стить два фе­сти­ва­ля. К сло­ву, про то, как всё на­чи­на­лось, уже за­бы­ли, тем бо­лее с каж­дым ра­зом со­бы­тие ста­но­ви­лось мас­штаб­нее и раз­но­об­раз­нее и дав­но за­тми­ло первую ка­мер­ную яр­мар­ку на Ма­неж­ной. Ино­стран­ные ту­ри­сты те­перь еха­ли не в Страс­бург, а в Моск­ву.

15 стран при­ня­ли уча­стие в чет­вёр­том фе­сти­ва­ле, по­зна­ко­мив моск­ви­чей со сво­и­ми празд­нич­ны­ми тра­ди­ци­я­ми. Са­мой «меж­ду­на­род­ной» пло­щад­кой ста­ла Твер­ская пло­щадь, где рас­ки­ну­лась ев­ро­пей­ская рож­де­ствен­ская де­рев­ня и прошли но­во­год­ние ёл­ки – фин­ские, чеш­ские, фран­цуз­ские, ав­стрий­ские и др. Са­мым по­пу­ляр­ным ме­стом чет­вёр­то­го фе­сти­ва­ля ста­ла 100-мет­ро­вая ле­дя­ная гор­ка на пло­ща­ди Ре­во­лю­ции. Те, ко­му за­ба­ва по ду­ше не при­шлась, лю­бо­ва­лись... ди­зай­нер­ски­ми ёл­ка­ми на Куз­нец­ком. Лю­би­те­лей все­го яр­ко­го и та­ин­ствен­но­го ждал «Све­то­му­зы­каль­ный лес» на Пуш­кин­ской пло­ща­ди. Го­сти за­ча­ро­ван­но за­сты­ва­ли, на­блю­дая, как ска­зоч­ные де­ре­вья и жи­вот­ные ме­ня­ют цвет под ча­ру­ю­щие зву­ки рус­ской клас­си­ки. Ещё за­пом­ни­лись ори­ги­наль­ные све­то­вые кон­струк­ции в ви­де фу­же­ров с зо­ло­ти­стым шам­пан­ским, та­ким же ис­кря­щим­ся, как вос­по­ми­на­ния о чет­вёр­том «Пу­те­ше­ствии в Рож­де­ство».

НО­ВО­ГОД­НИЙ АН­ШЛАГ

Пя­тое «Пу­те­ше­ствие в Рож­де­ство» ока­за­лось, на­вер­ное, са­мым эф­фект­ным и неза­бы­ва­е­мым. Так сов­па­ло, что фе­сти­валь стал пред­две­ри­ем на­сту­па­ю­ще­го Го­да те­ат­ра. Но­во­год­няя сто­ли­ца пре­вра­ти­лась в од­ну огром­ную сце­ну. Ве­ду­щие труп­пы на­шей стра­ны и за­ру­беж­ные го­сти представили новый для сто­ли­цы фор­мат улич­ных пред­став­ле­ний. Мю­зик­лы и ко­ме­дии, тан­це­валь­ные и эст­рад­ные по­ста­нов­ки – те­ат­раль­ный калейдоскоп аб­со­лют­но раз­ных жан­ров и на­прав­ле­ний – от аб­страк­ции до клас­си­ки, что­бы зри­тель смог вы­брать дей­ство по сво­е­му вку­су.

В «Пу­те­ше­ствии в Рож­де­ство» при­ня­ли уча­стие 70 рос­сий­ских те­ат­ров: Большой, Ма­лый, Ма­ри­ин­ский, Те­атр на­ций, МХТ име­ни Че­хо­ва, Ека­те­рин­бург­ский Го­су­дар­ствен­ный те­атр опе­ры и ба­ле­та, Крас­но­яр­ский, Омский, Че­ре­по­вец­кий, Ир­кут­ский, а та­к­же те­ат­ры из Че­хии, Вен­грии, Фран­ции, Ис­па­нии и Лат­вии. Ко­ли­че­ство по­се­ти­те­лей пе­ре­ва­ли­ло за 14,5 млн че­ло­век. Цен­тром при­тя­же­ния фе­сти­ва­ля бы­ла Твер­ская ули­ца, ко­то­рая ста­ла пе­ше­ход­ной на це­лых три дня. Ве­ду­щие ре­сто­ра­то­ры уго­ща­ли моск­ви­чей изыс­кан­ной кух­ней стран все­го ми­ра. Пя­тое «Пу­те­ше­ствие» бы­ло ори­ги­наль­ным, со сво­и­ми «фиш­ка­ми», но неиз­мен­ны­ми оста­лись: по­лю­бив­ша­я­ся ле­дя­ная гор­ка, «Ска­зоч­ный лес» (он раз­рос­ся, и в нём по­се­ли­лись но­вые фан­та­сти­че­ские оби­та­те­ли) и яр­ма­роч­ные ша­ле.

Се­го­дня Москва ещё ярче си­я­ет и пе­ре­ли­ва­ет­ся, ведь «Пу­те­ше­ствие в Рож­де­ство» длит­ся две неде­ли. Кста­ти, по­сле ЧМ по фут­бо­лу ино­стран­ные го­сти обе­ща­ли вер­нуть­ся, что­бы уви­деть са­мый мас­штаб­ный и гран­ди­оз­ный зим­ний празд­ник. Что тут ска­жешь, ждём!

Чис­ло фе­сти­валь­ных пло­ща­док уве­ли­чи­лось с 1 до 83 во всех без ис­клю­че­ния окру­гах сто­ли­цы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.