НЕ РА­ДИ СМЕ­ХА

Atmosfera - - Атмосфера Любви - Текст: Ин­на ЛОКТЕВА

Ко­мик и сце­на­рист Ан­тон ЛИР­НИК, хо­ро­шо из­вест­ный зри­те­лю по вы­ступ­ле­ни­ям в Comedy Club, не сра­зу на­шел свое лич­ное сча­стье. При­шлось пе­ре­жить нема­ло: и тра­ги­че­скую смерть до­че­ри Ма­ши, и вто­рой несло­жив­ший­ся брак, по­сле ко­то­ро­го оста­лась дру­гая дочь, Со­ня.

Но, по­хо­же, сей­час все скла­ды­ва­ет­ся гар­мо­нич­но. Ан­тон и его ны­неш­няя су­пру­га Ма­ри­на про­из­во­дят имен­но та­кое впе­чат­ле­ние, ко­гда про лю­дей го­во­рят: од­но це­лое. Вме­сте они уже во­семь лет, а чув­ства, как при­зна­ют­ся са­ми, слов­но ста­ли све­жее. И по­яв­ле­ние на свет ма­лыш­ки Мар­фы – от­лич­ное то­му под­твер­жде­ние.

Ан­тон, ча­сто бы­ва­ет так, что в жиз­ни ко­ми­ки ока­зы­ва­ют­ся людь­ми се­рьез­ны­ми. Вер­но ли это в от­но­ше­нии вас? Ан­тон: Я не то что се­рьез­ный, а ско­рее, спо­кой­ный. Моя же­на это­го не ожи­да­ла. Она-то ду­ма­ла, что вы­хо­дит за­муж за че­ло­ве­ка-огонь, а при­об­ре­ла се­бе в дом... ко­та – раз­ме­рен­но­го, урав­но­ве­шен­но­го, очень уют­но­го. ( Улы­ба­ет­ся.) Воз­мож­но, «ре­жим ко­та» и поз­во­ля­ет мне ак­ку­му­ли­ро­вать энер­гию, что­бы по­том ис­поль­зо­вать ее на сцене и в кад­ре. Ма­ри­на, для вас на­ли­чие чув­ства юмо­ра в из­бран­ни­ке важ­но?

Ма­ри­на: Да, очень. Мно­гие жиз­нен­ные си­ту­а­ции лег­че пе­ре­но­сить с юмо­ром. Ду­маю, это од­на из важ­ных со­став­ля­ю­щих на­ше­го се­мей­но­го сча­стья.

Ан­тон: Ес­ли у че­ло­ве­ка есть чув­ство юмо­ра, у него ав­то­ма­ти­че­ски вы­со­кий IQ. Лю­ди глу­пые, как пра­ви­ло, пло­хо шу­тят. Обыч­но они ци­ти­ру­ют фра­зы из по­пу­ляр­ных филь­мов: «Лю­бовь и го­лу­би», «Слу­жеб­ный ро­ман».

Ма­ри­на: Или по­вто­ря­ют шут­ки из­вест­ных юмо­ри­стов. Ан­тон, вы­хо­дит, ты счи­та­ешь се­бя немнож­ко ум­нее дру­гих?

Ан­тон: Нет, у ме­ня нор­маль­ный уро­вень IQ.

Я счи­таю, вам мож­но уже ду­э­том вы­сту­пать – хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся.

Ма­ри­на: По­че­му бы и нет? Мы по­ду­ма­ем над этим.

Ма­ри­на, Ан­тон вы­де­лял­ся тем, что он ар­тист? Мо­жет, он как-то кре­а­тив­но за ва­ми уха­жи­вал?

Ма­ри­на: Он во­об­ще за мной не уха­жи­вал. Мы по­зна­ко­ми­лись на му­зы­каль­ном кон­цер­те на­ше­го об­ще­го при­я­те­ля, схо­ди­ли на па­ру сви­да­ний. А по­том он уехал на га­стро­ли – он же по­сто­ян­но в разъ­ез­дах.

Так что все уха­жи­ва­ния све­лись к звон­кам и эс­эм­эс­кам. По­том мы во­об­ще разъ­е­ха­лись от­ды­хать – он на Гоа, а я на Ку­бу.

Ан­тон: Так я за­ста­вил де­вуш­ку по­чув­ство­вать, что ей че­го-то не хва­та­ет. Это свое­об­раз­ная форма уха­жи­ва­ния. Обыч­но муж­чи­на на­вя­зы­ва­ет се­бя, свое об­ще­ство. А я по­сту­пил ина­че.

Ма­ри­на: Нет, Ан­тон, на­обо­рот. Я то­гда ли­ши­лась мо­биль­ной свя­зи, и ты пи­сал эс­эм­эс­ки мо­е­му дру­гу на те­ле­фон. Но, ду­маю, ес­ли бы Ан­тон на­ду­мал за мной уха­жи­вать, то сде­лал бы это мак­си­маль­но эф­фект­но, по­то­му что в плане ро­ман­ти­ки на­ши вку­сы сов­па­да­ют: мы оба нена­ви­дим ле­пест­ки роз и све­чи. На­вер­ное, это бы­ло бы так же необыч­но, как и его пред­ло­же­ние ру­ки и серд­ца.

Ан­тон: Ма­ри­на, у нас до­ма пят­на­дцать све­чей сто­ят в шка­фу…

Ма­ри­на: Про­сто они очень сим­па­тич­но вы­гля­дят. Как мо­жет де­вуш­ка прой­ти в ма­га­зине ми­мо кра­си­во­го пред­ме­та, лю­бо­го, пусть это да­же све­ча?

Кста­ти, с пред­ло­же­ни­ем то­же за­бав­ная ис­то­рия бы­ла, я чи­та­ла в ин­тер­вью Ан­то­на...

Ма­ри­на: А мож­но сей­час я об этом рас­ска­жу?

Это бы­ло про­сто из­де­ва­тель­ство над жен­щи­ной. Мы от­пра­ви­лись в Лон­дон, в парк ат­трак­ци­о­нов. Еще до на­ше­го при­ез­да Ан­то­ша за­бро­ни­ро­вал от­дель­ную ка­бин­ку на ко­ле­се обо­зре­ния. За­хо­дим ту­да, а с на­ми ка­кая-то да­ма с че­мо­дан­чи­ком. Ну Ан­тон от­кры­ва­ет шам­пан­ское, ду­маю: «Сей­час, на­вер­ное, все и про­изой­дет». А мы уже че­ты­ре го­да жи­ли вме­сте, так что я бы­ла мо­раль­но го­то­ва. ( Сме­ет­ся.) Чок­ну­лись бо­ка­ла­ми, лю­би­мый ска­зал ка­кие-то при­ят­ные сло­ва – и все. Под­ни­ма­ем­ся на­верх, ду­маю: вот сей­час. Он до­ста­ет ка­кую-то неболь­шую ко­ро­боч­ку. Я го­во­рю: «Ой, в та­ких обыч­но об­ру­чаль­ные коль­ца». А мой муж­чи­на от­ве­ча­ет: «Нет-нет, это про­сто трю­фе­ли». И дей­стви­тель­но, там ока­за­лись трю­фе­ли! Ска­зать, что я бы­ла разо­ча­ро­ва­на, не ска­зать ни­че­го. ( Сме­ет­ся.) По­том мы спу­сти­лись вниз, по­шли на дру­гую ка­ру­сель – зна­е­те, та­кие ло­шад­ки, ко­то­рые бе­га­ют по кру­гу? И вот ска­чем мы на ло­шад­ках – и вдруг Ан­тон де­ла­ет мне пред­ло­же­ние. Вот это бы­ло неожи­дан­но. Ан­тон: Ну не мог я ска­зать глав­ные сло­ва на ко­ле­се обо­зре­ния при по­сто­рон­ней жен­щине. За­то сюр­приз по­лу­чил­ся!

Ма­ри­на: Еще ка­кой!

Ма­ри­на, а вы то­гда уже со­зре­ли для то­го, что­бы офи­ци­аль­но офор­мить от­но­ше­ния?

Ма­ри­на: У ме­ня это уже тре­тий офи­ци­аль­ный брак, по­это­му не бы­ло жен­ской жад­но­сти к сва­дьбе, хо­тя, ко­неч­но, хо­те­лось ста­биль­но­сти. И еще мне очень нра­ви­лась фа­ми­лия Ан­то­на. Мне ка­за­лось, что Ма­ри­на Лир­ник зву­чит хо­ро­шо. Ан­тон, а вы? Ан­тон: Мне то­же нра­ви­лась моя фа­ми­лия. ( Сме­ет­ся.)

У вас ведь это то­же не пер­вый брак... Ан­тон: Ес­ли счи­тать граж­дан­ские, то чет­вер­тый, а ес­ли офи­ци­аль­ные, то вто­рой. Я был очень рад этой це­ре­мо­нии, мне она до­ста­ви­ла удо­воль­ствие. Все бы­ло очень ла­ко­нич­но, как я люб­лю.

Ма­ри­на: И еще у нас не бы­ло об­ру­чаль­ных ко­лец, по­это­му мы на­де­ли друг дру­гу на безы­мян­ный па­лец ко­леч­ки, на ко­то­рых ви­сят клю­чи.

Что-то из­ме­ни­лось по­сле? По­яви­лось ощу­ще­ние, что уже про­сто так не хлоп­нешь две­рью, не уй­дешь?

Oдо­ста­ет неболь­шую ко­ро­боч­ку. го­во­рю: ой, та­ких обыч­но об­ру­чаль­ные коль­ца". а мой муж­чи­на от­ве­ча­ет: "нет-нет, это про­сто трю­фе­ли!".

Ан­тон: Это ощу­ще­ние мы пой­ма­ли очень ра­но. Я ни­ко­гда не от­но­сил­ся к на­шим от­но­ше­ни­ям как к че­му-то несе­рьез­но­му.

Ма­ри­на: А у ме­ня чув­ство, что мы се­мья, по­яви­лось по­сле то­го, как мы пе­ре­еха­ли в на­шу первую куп­лен­ную квар­ти­ру.

Ан­тон: Мне ка­жет­ся, по­сле загса Ма­ри­на ста­ла ко мне от­но­сить­ся теп­лее, неж­нее и уже не так ча­сто кра­си­лась.

Ма­ри­на: Ан­тон, ты же не лю­бишь, ко­гда я кра­шусь! Ан­тон: Да, по­это­му я и рад. В на­шей жиз­ни по­явил­ся еще один мо­мент, ко­то­рый при­ят­но вспо­ми­нать, – толь­ко ра­ди это­го и сто­и­ло пой­ти в загс. Да­же сей­час я об этом го­во­рю, и мне хо­ро­шо на ду­ше.

Ма­ри­на: Мы вось­мой год вме­сте, но по­ни­ма­ем, что с го­да­ми на­ши чув­ства ста­но­вят­ся бо­лее све­жи­ми, и это очень стран­но...

Ан­тон: А, вспом­нил! Мы же по­шли в загс пе­ред по­куп­кой на­шей вто­рой квар­ти­ры. Вот ра­ди че­го все за­те­ва­лось! Первую-то квар­ти­ру ку­пи­ли, и Ма­ри­на по­ду­ма­ла: «А мо­ей до­ли там нет, на­до от­но­ше­ния за­ре­ги­стри­ро­вать». Вот она, ро­ман­ти­ка! ( Сме­ет­ся.)

Ма­ри­на: Лов­лю се­бя на мыс­ли, что в на­ше вре­мя го­раз­до кру­че, ко­гда муж­чи­на пред­ла­га­ет те­бе про­пи­сать­ся в его квар­ти­ре, чем ко­гда он де­ла­ет пред­ло­же­ние ру­ки и серд­ца. ( Сме­ет­ся.) Так вот, про мои чув­ства, Ан­тон. Это дей­стви­тель­но за­бав­но и стран­но, но они все бо­лее све­жие. Воз­мож­но, по­то­му, что мы боль­ше узна­ем друг дру­га, при­тер­лись и счаст­ли­вы от то­го, что мы в чем-то та­кие раз­ные, а в чем-то очень по­хо­жи.

Ан­тон: Каж­дый год слу­ча­ет­ся ка­кое-то со­бы­тие, ко­то­рое да­ет но­вый им­пульс на­шим от­но­ше­ни­ям: пе­ре­езд в дру­гую квар­ти­ру, рож­де­ние ре­бен­ка.

Мне ка­жет­ся, это важ­но, что­бы в се­мье про­ис­хо­ди­ли хо­ро­шие, зна­чи­мые, объ­еди­ня­ю­щие со­бы­тия.

Как буд­то но­вая жизнь на­чи­на­ет­ся. Ма­ри­на, не бы­ло у вас опа­се­ний, свя­зан­ных с тем, что у му­жа пуб­лич­ная про­фес­сия?

Ма­ри­на: Нет. Ду­маю, это за­ви­сит от са­мо­го че­ло­ве­ка, как он ве­дет се­бя в жиз­ни и на пуб­ли­ке. Ан­тон же очень ком­форт­ный в этом плане. И у ме­ня ни­ко­гда не бы­ло непри­ят­но­го чув­ства, что с ним спо­кой­но не от­дох­нешь. На­обо­рот, ме­ня все­гда ра­до­ва­ло, что его узна­ют. Для это­го ар­ти­сты и ра­бо­та­ют – что­бы быть ин­те­рес­ны­ми лю­дям. На вас же то­же на­кла­ды­ва­ют­ся опре­де­лен­ные обя­за­тель­ства: вы­хо­ды в свет, на­ря­ды по­ку­пать на­до. Ан­тон: Это она ме­ня все вре­мя ку­да-то та­щит: «Пой­дем, это же пре­мье­ра филь­ма. Нас же ту­да при­гла­си­ли».

Ма­ри­на: Ан­тон, как те­бе не стыд­но! Врать в жур­на­лах нель­зя, это все рав­но что по­клясть­ся на Би­б­лии. ( Сме­ет­ся.) На са­мом де­ле мы оба непуб­лич­ные лю­ди, до­мо­се­ды. Нам нра­вит­ся наш дом, и мы

лю­бим про­во­дить там вре­мя, слу­шать му­зы­ку, смот­реть вме­сте ки­но. Вы­лаз­ки в свет про­ис­хо­дят крайне ред­ко, и мой гар­де­роб не раз­дут ве­чер­ни­ми на­ря­да­ми. В этом го­ду я впер­вые за­ду­ма­лась о том, что мне нуж­но ве­чер­нее пла­тье.

По боль­шей ча­сти мы хо­дим на ка­кие-то ме­ро­при­я­тия, где за­дей­ство­ва­ны на­ши дру­зья. В этом го­ду бы­ли на трех та­ких пре­мье­рах.

Ан­тон:

Ва­ша жизнь про­хо­дит меж­ду дву­мя го­ро­да­ми, да­же дву­мя стра­на­ми: Рос­си­ей и Укра­и­ной. Ска­зы­ва­ет­ся ли это на ра­бо­те?

Ан­тон:

Един­ствен­ная неудоб­ная вещь в мо­ей жиз­ни – пе­ре­лет. Но я при­вык к га­строль­ной жиз­ни. Ма­ри­на это тя­же­лее пе­ре­но­сит – еще и по­то­му, что по­явил­ся ре­бе­нок.

Я име­ла в ви­ду не толь­ко фи­зи­че­скую сто­ро­ну. Не воз­ни­ка­ют ли слож­но­сти из-за то­го, что вы укра­ин­ский ар­тист, а ра­бо­та­е­те в Рос­сии?

Ан­тон:

Нет, я с этим ни ра­зу не стал­ки­вал­ся.

Тот про­ект, в ко­то­ром я ра­бо­тал, Comedy Club, был и в Рос­сии, и в Укра­ине. И я ра­бо­тал па­рал­лель­но там и тут. Ни­ко­гда не ис­пы­ты­вал ни­ка­ких неудобств. К сча­стью, гра­фик до­ста­точ­но гиб­кий: успе­ваю и в спек­так­лях участ­во­вать, и в те­ле­пе­ре­да­чах. Сей­час вот по­явил­ся но­вый про­ект – «Шоу вы­ход­но­го дня» на СТС.

В чем для вас ори­ги­наль­ность это­го про­ек­та и личный ин­те­рес?

Ан­тон:

Мне бы­ло ин­те­рес­но по­ра­бо­тать с Ро­ма­ном Юну­со­вым: мы с ним дав­ние дру­зья, но до это­го ма­ло пе­ре­се­ка­лись на сцене, по­сколь­ку вы­сту­па­ли в раз­ных ду­э­тах. По­это­му я очень рад предо­став­лен­но­му мне шан­су. Ром­ка дей­стви­тель­но очень та­лант­ли­вый, за­ме­ча­тель­ный, ще­пе­тиль­ный и пе­ре­жи­ва­ю­щий за ма­те­ри­ал ак­тер. Для ме­ня это ка­че­ство на пер­вом ме­сте. Я и сам очень тре­пет­но от­но­шусь к то­му, что мы де­ла­ем. Мне ка­жет­ся, у нас по­лу­чил­ся хо­ро­ший ду­эт. А что в прин­ци­пе мне нра­вит­ся в этом шоу – это то, что там мно­го но­вых лиц, ин­те­рес­ных лю­дей-юмо­ри­стов, ко­то­рые до это­го ма­ло по­ка­зы­ва­лись на экране. Мельк­нул в ка­ком-то про­ек­те и ис­чез, а че­ло­век та­лант­ли­вый, его на­до рас­кры­вать. Как это ни уди­ви­тель­но, при всем том огром­ном ко­ли­че­стве юмо­ра на экране очень ма­ло про­ек­тов, где по­яв­ля­ют­ся мо­ло­дые кру­тые ис­пол­ни­те­ли. И шоу вы­ход­но­го дня – один из них. На­де­юсь, на­ших ге­ро­ев оце­нят по до­сто­ин­ству, это но­вые звез­ды юмо­ра, по­верь­те мне.

Го­сти у вас раз­ные, в том чис­ле и бло­ге­ры. Ан­тон:

Да, и это здо­ро­во, по­то­му что те­ле­ви­де­ние и Ин­тер­нет по­ка ма­ло пе­ре­се­ка­ют­ся. А те­перь у те­ле­зри­те­ля по­яви­лась воз­мож­ность уви­деть по­пу­ляр­ных бло­ге­ров вжи­вую. Есть несколь­ко лю­дей, ко­то­рые ме­ня про­сто по­ра­зи­ли! Это на­сто­я­щие ар­ти­сты, им тес­но в рам­ках сво­е­го бло­га. На­при­мер,

по­пу­ляр­ная ин­ста­грам­щи­ца Ни­ка Вай­пер при­шла к нам на шоу в ка­че­стве го­стьи, да так и оста­лась там как часть кол­лек­ти­ва. Без нее этот про­ект бы не со­сто­ял­ся. Ва­ша стар­шая дочь Со­ня то­же ве­дет свой блог. Как вы к это­му от­но­си­тесь?

Ан­тон: Я ее вся­че­ски под­дер­жи­ваю. Вна­ча­ле, ко­гда она толь­ко на­ча­ла этим за­ни­мать­ся, от­но­сил­ся со скеп­си­сом. Счи­тал, что у нее нет со­от­вет­ству­ю­щих на­вы­ков. Но про­шел год, и я ви­жу, что дочь неве­ро­ят­но вы­рос­ла, на­бра­лась опы­та, луч­ше ме­ня раз­би­ра­ет­ся в бло­гах, как их нуж­но ве­сти и что сей­час вос­тре­бо­ва­но. Ес­ли рань­ше я пы­тал­ся по­де­лить­ся с ней ка­ки­ми-то сво­и­ми при­е­ма­ми, сек­ре­та­ми, то те­перь сам у нее учусь.

Ма­ри­на: Со­ня очень увле­че­на сво­им хоб­би, кай­фу­ет от про­цес­са. Ей нра­вит­ся мон­ти­ро­вать, сни­мать. Что-то она не вы­кла­ды­ва­ет в Ин­тер­нет, про­сто тре­ни­ру­ет­ся, по­ка­зы­ва­ет нам. Ду­маю, из нее со вре­ме­нем мо­жет по­лу­чить­ся хо­ро­ший ре­жис­сер. Ма­ри­на, у вас сра­зу сло­жи­лись от­но­ше­ния с Со­ней? Ма­ри­на: Нет, не сра­зу. Мы по­зна­ко­ми­лись, ко­гда ей бы­ло го­да пол­то­ра. Со­ня бы­ла за­мкну­тым, до­ста­точ­но неулыб­чи­вым ре­бен­ком, на­сто­ро­жен­но от­но­си­лась к незна­ко­мым лю­дям. Но по­сте­пен­но мы на­ча­ли на­ла­жи­вать кон­такт. К ее трем го­дам у нас уже по­яви­лись ка­кие-то об­щие сек­ре­ти­ки, мы ста­ли очень близ­ки­ми. И я безум­но бла­го­дар­на судь­бе, что у ме­ня по­яви­лась Со­ня, по­то­му что она на­учи­ла ме­ня быть ма­мой. Те­перь у вас есть еще од­на доч­ка Мар­фа. Ан­тон, как вы счи­та­е­те, отец де­воч­ки – это осо­бая роль в жиз­ни?

Ма­ри­на: Это бо­жья бла­го­дать. Ан­тон жи­вет в до­ме с од­ни­ми жен­щи­на­ми, окру­жен на­шей за­бо­той, лас­кой и лю­бо­вью. У нас был кот Ва­ся, но и тот пе­ре­ехал к ро­ди­те­лям. Так что Ан­тон на­хо­дит­ся в жен­ском цар­стве, но ему все нра­вит­ся.

Ан­тон: Да, я счаст­лив. Доч­ки – это по­да­рок, ра­дость, неж­ность, вни­ма­ние. Ты при­хо­дишь до­мой и на­сла­жда­ешь­ся тем, что у те­бя есть это со­кро­ви­ще. Сын – бо­лее се­рьез­ная от­вет­ствен­ность для от­ца, по­то­му что все-та­ки в боль­шей сте­пе­ни он вос­пи­та­ни­ем маль­чи­ка за­ни­ма­ет­ся. А де­воч­ку долж­на вос­пи­ты­вать ма­ма. Я счаст­лив от то­го, что у ме­ня две доч­ки, ро­дит­ся маль­чик, жизнь по­ме­ня­ет­ся. На­ко­нец-то у нас бу­дет со­зда­на муж­ская ко­а­ли­ция, и мы по­ста­ра­ем­ся за­хва­тить власть в квар­ти­ре в свои ру­ки. ( Сме­ет­ся.)

А по­ка я в мень­шин­стве.

"С оня бы­ла за­мкну­тым, неулыб­чи­вым ре­бен­ком, но по­сте­пен­но на­ла­ди­ли кон­такт. и я безум­но бла­го­дар­на судь­бе: со­ня на­учи­ла ме­ня быть ма­мой″.

Ма­ри­на, вы до­воль­ны тем, ка­кой Ан­тон отец? Мо­жет, вам хо­чет­ся, что­бы он по­ча­ще бы­вал до­ма, вам по­мо­гал?

Ма­ри­на: Нет, Ан­то­ша – иде­аль­ный отец. Ко­неч­но, то, что его нет до­ма, – это ми­нус.

Ан­тон: Ага, вот ты и про­го­во­ри­лась: иде­аль­ный, по­то­му что нет до­ма. ( Сме­ет­ся.)

Ма­ри­на: За­то, ко­гда он с на­ми, то мак­си­маль­но мно­го вре­ме­ни про­во­дит с детьми. Ма­лень­кую ба­лу­ет, ко­неч­но. Но и иг­ра­ет с ней в раз­ные раз­ви­ва­ю­щие иг­ры, учит ее го­во­рить, при­ду­мы­ва­ет сказки.

Ан­тон: С Со­ней в этом плане до­воль­но тя­же­ло – ее труд­но уди­вить. И еще слож­но по­то­му, что она за­да­ет опре­де­лен­ные на­чаль­ные усло­вия для со­зда­ния сказки: это обя­за­тель­но долж­на быть ис­то­рия про че­ре­па­шек нин­дзя, ко­то­рые долж­ны со­вер­шить ка­кой-то по­двиг и в кон­це уме­реть. И ко­гда ты рас­ска­зы­ва­ешь, как Ша­хе­ре­за­да, со­тую сказ­ку про че­ре­па­шек нин­дзя, фан­та­зия ис­ся­ка­ет. У ме­ня эти пер­со­на­жи уже де­ла­ли все: и ша­ур­му го­то­ви­ли, и в кос­мос ле­та­ли, и спа­са­ли Крас­ную Ша­поч­ку от Се­ро­го вол­ка.

Ма­ри­на: Муж очень тер­пе­ли­вый. Ес­ли я три ра­за ска­жу и ме­ня не слу­ша­ют, про­сто уби­раю ком­пью­тер. А Ан­тон все­гда пы­та­ет­ся до­го­во­рить­ся. Ан­тон, та­кой тре­нинг по­мо­га­ет в ра­бо­те? Ан­тон: Это про­сто мой ха­рак­тер, он рас­кры­ва­ет­ся и до­ма, и в ра­бо­те. Я тер­пе­ли­вый, до­тош­ный че­ло­век. Од­но из са­мых цен­ных ка­честв ав­то­ра – спо­кой­но от­но­сить­ся к то­му, что при­хо­дит­ся пе­ре­пи­сы­вать свой текст. На са­мом де­ле это бы­ло за­ло­гом успе­ха ду­э­та име­ни Че­хо­ва: каж­дый свой но­мер мы очень тща­тель­но го­то­ви­ли. Ко­гда я стал пи­сать сце­на­рии для филь­мов и се­ри­а­лов, тер­пе­ние мне очень при­го­ди­лось. У вас с Ма­ри­ной сфе­ра де­я­тель­но­сти со­вер­шен­но раз­ная, это плюс или ми­нус?

Ма­ри­на: Я счи­таю, очень кру­то, ко­гда у су­пру­гов раз­ные ра­бо­ты, это да­ет воз­мож­ность рас­крыть в раз­го­во­ре боль­ше тем.

Ан­тон: Мои ро­ди­те­ли по про­фес­сии му­зы­кан­ты, па­па был струн­ни­ком, а ма­ма иг­ра­ла на фор­те­пи­а­но. Ра­бо­та­ли они вме­сте, в од­ном му­зы­каль­ном учи­ли­ще. И ко­гда при­хо­ди­ли до­мой, то за ужи­ном по­сто­ян­но об­суж­да­ли ра­бо­чие во­про­сы. По­на­ча­лу для ме­ня это был тем­ный лес, по­том я стал по­ти­хонь­ку вли­вать­ся в их мир. Они жи­ли в нем в сво­ем му­зы­каль­ном учи­ли­ще, а по­том про­дол­жа­ли жить до­ма.

Кто-то, на­вер­ное, со­шел бы с ума от это­го, но у ме­ня ро­ди­те­ли спо­кой­ные, сдер­жан­ные лю­ди. Толь­ко по­это­му, на­вер­ное, они и со­хра­ни­ли пси­хи­че­ское рав­но­ве­сие. ( Сме­ет­ся.) Не знаю, ка­ким был бы мик­ро­кли­мат в на­шей се­мье, ес­ли б мы с Ма­ри­ной бы­ли дву­мя ко­ми­ка­ми-юмо­ри­ста­ми.

Ма­ри­на: То есть наш ду­эт ты не рас­смат­ри­ва­ешь... Ан­тон: Ма­ри­на, я дол­го ис­кал под­хо­дя­щий мо­мент, что­бы те­бе об этом ска­зать. ( Сме­ет­ся.)

За­то Ан­тон, на­вер­ное, те­перь мно­го зна­ет об одеж­де, стиле.

Ан­тон: Ма­ри­на пы­та­ет­ся ме­ня обу­чить и пе­ре­дать свои зна­ния, но по ее вы­ра­же­нию ли­ца я по­ни­маю, что без­на­де­жен. Я не умею оде­вать­ся, пра­виль­но со­че­тать цве­та. Пом­ню, бы­ло та­кое пра­ви­ло: не боль­ше двух цве­тов в одеж­де. Это пра­ви­ло уста­ре­ло так же, как и ту­фли под су­моч­ку.

Ма­ри­на: А у ме­ня се­год­ня так по­лу­чи­лось – су­моч­ка под са­по­ги. Но у ме­ня и паль­то с ни­ми в од­ной то­наль­но­сти. Ан­тон мне та­кие кра­си­вые са­по­ги по­да­рил – у ме­ня те­перь все под них!

Ан­тон: В одеж­де я не раз­би­ра­юсь. Рань­ше еще пы­тал­ся уга­ды­вать, ду­мал: вот сей­час оде­нусь кра­си­во, по­ка­жусь сво­ей жене, и она ска­жет: «Ка­кой же ты мо­ло­дец!» Но уже пе­ре­стал на это на­де­ять­ся. В ка­кой-то мо­мент мы про­сто идем с Ма­ри­ной в ма­га­зин и по­ку­па­ем мне ком­плек­ты одеж­ды с го­ло­вы до ног. И я ста­ра­юсь их за­по­ми­нать. Да и то не все­гда уда­ет­ся. Ма­ри­на, для вас важ­но, как вы­гля­дит муж?

Ма­ри­на: Очень. У него есть один сви­тер с ду­рац­ким гор­лом, ко­то­рый он ку­пил без ме­ня. Он ему ужас­но не идет. Я все со­би­ра­юсь его сжечь тай­ком, но ру­ка не под­ни­ма­ет­ся. ( Сме­ет­ся.) При­чем Ан­тон по­до­зре­ва­ет, что одет как-то не так, и пы­та­ет­ся быст­рее и неза­мет­нее уй­ти из до­ма. Се­год­ня не по­лу­чи­лось.

Ан­тон: Да, то, что вы ви­ди­те сей­час, – это об­раз, при­ду­ман­ный мо­ей же­ной. На са­мом де­ле, Ма­ри­на, ты уга­да­ла, по­то­му что на съем­ки шоу, в ко­то­ром я за­дей­ство­ван, мой «экран­ный сын» при­шел в точ­но та­ком же сви­те­ре. Так что мы ста­ли от­лич­ной па­рой. Се­год­ня я был от­цом маль­чи­ка, мне по­нра­ви­лось. Ему лет пять, он раз­го­ва­ри­ва­ет, ест сам, взрос­лый муж­чи­на.

Ма­ри­на: А на­ша Мар­фа уже го­во­рит: иго-го! Ско­ро то­же нач­нет есть са­ма. ( Сме­ет­ся.)

Ма­ри­на, а вы го­то­вы к по­пол­не­нию в се­мье? Ма­ри­на: Да, мы хо­тим тро­их де­тей. Мар­фа немно­го под­рас­тет – и сно­ва в бой. У нас по­лу­ча­ют­ся хо­ро­шие, кра­си­вые де­ти, по­это­му хо­чет­ся, что­бы их бы­ло боль­ше. ( Сме­ет­ся.)

"А нтон жи­вет в до­ме с од­ни­ми жен­щи­на­ми, окру­жен на­шей за­бо­той, лас­кой и лю­бо­вью. у нас был кот ва­ся, да и тот пе­ре­ехал к ро­ди­тел ям″.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.