«Муж для ме­ня – иде­ал муж­чи­ны, чи­ны в нем есть стер­жень» – Еле на Ве­ли­ка­но­ва В о том, как хо­ро­шо со­хра­нять со­хр вер­ность тра­ди­ци­ям

Atmosfera - - Содержание - Текст: Ма­ри­на ЗЕЛЬЦЕР

Ак­три­са Еле­на ВЕ­ЛИК АНОВА при­зна­ет­ся, что для нее очень важ­на пре­ем­ствен­ность тра­ди­ций, кор­ни. Она ро­ди­лась и вы­рос­ла в цен­тре Моск­вы. В сво­ем рай­оне еще под­рост­ком по­зна­ко­ми­лась с бу­ду­щим му­жем. Лю­бовь при­шла го­раз­до поз­же, хо­тя встре­ча опять про­изо­шла в род­ных пе­на­тах. Се­год­ня

Ле­на про­дол­жа­ет гу­лять в лю­би­мом пар­ке с те­ми са­мы­ми по­друж­ка­ми, а ее сын Ми­ша – с их детьми. В тра­ди­ци­ях, в ко­то­рых рос­ла, вос­пи­ты­ва­ет и сы­на. При­ви­ва­ет лю­бовь к чте­нию, му­зы­ке, жи­во­пи­си, а глав­ное, раз­ви­ва­ет в нем чув­ство внут­рен­ней сво­бо­ды, а не спо­соб­ность жить по пра­ви­лам.

Ле­на, ты сни­ма­ешь­ся, ре­пе­ти­ру­ешь кон­церт и еще успе­ва­ешь ак­тив­но за­ни­мать­ся до­мом – бе­гать по утрам за про­дук­та­ми, со­би­рать сы­на в шко­лу, готовить. Как сов­ме­ща­ешь все это?

Ес­ли ра­но вста­вать, мож­но очень мно­гое успеть. Так как сын хо­дит в пер­вый класс, то мой день ста­биль­но на­чи­на­ет­ся в семь трид­цать. Я го­тов­лю зав­трак, от­во­жу Ми­шу в шко­лу, тре­ни­ру­юсь, за­ни­ма­юсь сво­им те­лом, хо­жу к по­друж­ке на ба­лет. Я дав­но при­вык­ла к та­ко­му рит­му жиз­ни, еще ро­ди­те­ли при­учи­ли, по­это­му, да­же ко­гда есть ощу­ще­ние, что нет ра­бо­ты, все рав­но воз­ни­ка­ет мно­го раз­ных дел. И ключ ко все­му – на­до ра­но ло­жить­ся и ра­но вста­вать, но вы­сы­пать­ся. Во­об­ще я счи­таю, что дви­же­ние – это жизнь.

А как же про­сто от­дых?

Для это­го мне нуж­но про­сто по­быть ка­кое-то вре­мя од­ной в ти­шине. Я мо­гу ме­ди­ти­ро­вать, чи­тать, но хо­ро­ший фильм или иг­ра на ин­стру­мен­те – то­же для ме­ня от­дых. Каж­дые несколь­ко ме­ся­цев я ста­ра­юсь ку­да-то по­ехать. Но­вые стра­ны, но­вые го­ро­да, но­вые лю­ди, куль­ту­ра, ис­то­рия с по­гру­же­ни­ем – все это для ме­ня очень силь­ная под­пит­ка.

Как те­бе уда­ет­ся так рас­пла­ни­ро­вать свой гра­фик, ак­те­ры – под­не­воль­ные лю­ди…

Есть дет­ские ка­ни­ку­лы, на них я из­на­чаль­но пла­ни­рую по­езд­ки. Бы­ва­ет, что и во вре­мя съе­мок

мо­гу вы­рвать­ся ку­да-то на неде­лю, вос­ста­но­вить­ся, а по­том вер­нуть­ся к ра­бо­те. В про­шлом го­ду по­сле окон­ча­ния про­ек­та «Дом у по­след­не­го фо­на­ря» на сле­ду­ю­щий же день уле­те­ла в Ав­стра­лию. Мы с Ми­шей ле­те­ли ту­да трид­цать ча­сов. ( Сме­ет­ся.) Я ча­сто ез­жу очень да­ле­ко. Ес­ли съем­ки в Москве, ста­ра­юсь про­во­дить с се­мьей мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство вре­ме­ни на да­че, при­ез­жая в Моск­ву сни­мать­ся на два-три дня.

У вас не­дав­но по­яви­лась да­ча?

Нет, я там вы­рос­ла, это та­кое ро­до­вое гнез­до. Де­ду дав­ным-дав­но да­ли ма­лень­кий уча­сток в по­сел­ке жур­на­ли­стов. Да­ча на­хо­дит­ся в ле­су, неда­ле­ко от Бо­ров­ско­го мо­на­сты­ря, так что раз в неде­лю мы ез­дим ту­да в ку­пель оку­нуть­ся.

Все мои со­се­ди-дру­зья сей­час уже ро­ди­ли де­тей, и те гу­ля­ют од­ни, хо­дят по ле­су, мы их толь­ко вы­лав­ли­ва­ем, где они, у ко­го. ( Сме­ет­ся.) И ря­дом ко­нюш­ня.

Ты не раз­лю­би­ла это за­ня­тие?

Нет, но сей­час ка­та­юсь мень­ше, немнож­ко тя­же­ло, на­до под­стра­и­вать­ся под вре­мя го­да. Ле­том я бе­гаю и си­жу в сед­ле, а зи­мой боль­ше в за­ле за­ни­ма­юсь. Прак­ти­кую йо­гу уже боль­ше де­ся­ти лет. Мне нра­вит­ся чув­ство­вать свое те­ло, то­нус мышц, да­же че­рез боль, я и бе­ре­мен­ной не бро­са­ла за­ни­мать­ся. Йо­га со­вер­шен­ству­ет и те­ло, и ду­шу, и ра­зум. У ме­ня очень труд­ная, нерв­ная, эмо­ци­о­наль­ная про­фес­сия, а стрес­сы про­ще все­го снять ме­ди­та­ци­ей. Йо­га спо­соб­на успо­ко­ить, вос­ста­но­вить ды­ха­ние, разо­греть и под­го­то­вить те­ло для ра­бо­ты. Зи­мой мне фи­зи­че­ски тя­же­ло на­хо­дить­ся на ули­це.

Зна­чит, зим­ние ви­ды спор­та: лы­жи, в том чис­ле гор­ные, конь­ки – это не твое?

По­че­му? Я ез­жу ка­тать­ся на сно­убор­де. Мы толь­ко что при­ле­те­ли из Бол­га­рии. Я очень дав­но стою на дос­ке, люб­лю ад­ре­на­лин, но в ра­зум­ных пре­де­лах. Мне ка­жет­ся, что мож­но по­лу­чать удо­воль­ствие и без экс­т­ри­ма как та­ко­во­го. И Ми­шу я по­ста­ви­ла на дос­ку. На лыж­ном ку­рор­те ты вста­ешь в во­семь утра, зав­тра­ка­ешь и боль­ше ше­сти ча­сов на­хо­дишь­ся вы­со­ко в го­рах и за­ни­ма­ешь­ся спор­том. Это очень по­лез­но, и для ме­ня это боль­шое удо­воль­ствие. Ми­ни­мум раз в год про­во­жу ка­кое-то вре­мя в го­рах.

Ты все вре­мя го­во­ришь, что ле­та­ла с Ми­шей. А как же муж?

Олег ра­бо­та­ет и не мо­жет се­бе поз­во­лить ча­сто от­ды­хать, так что сей­час мы ез­ди­ли с ком­па­ни­ей дру­зей. Но ес­ли есть воз­мож­ность, ле­тим втро­ем, вдво­ем с Оле­гом то­же – в об­щем, под­стра­и­ва­ем­ся под об­сто­я­тель­ства.

На­сколь­ко ты сей­час за­ви­си­ма от ра­бо­ты?

Я не из тех лю­дей, у ко­то­рых ра­бо­та ра­ди ра­бо­ты. Луч­ше пой­ду учить­ся че­му-то, как обыч­но это де­лаю, чем вы­лью свою энер­гию и силы впу­стую, не по­лу­чая от это­го удо­воль­ствия. Бук­валь­но на днях мне по­сту­пи­ло пред­ло­же­ние, но мне на­столь­ко не по­нра­вил­ся ма­те­ри­ал, что я да­же от­ка­за­лась про­бо­вать­ся. Как гла­сит ста­рая по­го­вор­ка: «Ес­ли у вас есть хо­ро­ший сце­на­рий, у вас есть шанс снять пло­хой фильм, а ес­ли у вас пло­хой сце­на­рий, у вас нет во­об­ще ни­ка­ких шан­сов». День­ги об­суж­да­ют­ся в по­след­нюю оче­редь.

Ка­кой был са­мый боль­шой пе­ре­рыв меж­ду съем­ка­ми?

Год. Это нор­маль­но для ме­ня. Сей­час у ме­ня пе­ре­рыв с кон­ца ок­тяб­ря по ко­нец мая. Я очень спо­кой­но к это­му от­но­шусь. У ме­ня на­кап­ли­ва­ет­ся мно­го дру­гих дел, и са­мой на­до вос­ста­нав­ли­вать­ся. Я уже дав­но не со­гла­ша­юсь сни­мать­ся в несколь­ких про­ек­тах па­рал­лель­но, де­лаю это осо­знан­но. В про­шлом го­ду ле­том мы сни­ма­лись с Ки­рил­лом Кя­ро в «Кон­суль­тан­те», а в Мин­ске в филь­ме «Ве­рю. На­де­юсь. Люб­лю». Я безум­но уста­ла, а от­дых был все­го неде­лю, что­бы про­ве­сти его с се­мьей. Нуж­но вре­мя на вос­ста­нов­ле­ние, преж­де все­го это ка­са­ет­ся фи­зи­че­ских сил, по­том пси­хи­че­ских, но и мен­таль­но на­до от­ды­хать, что­бы успе­вать по­го­ло­дать по ра­бо­те. Я по­ни­маю, что у ар­ти­стов, как пра­ви­ло, ко­рот­кий ра­бо­чий пе­ри­од в од­ном про­ек­те, и ко­гда он по­па­да­ет в струю, на него сып­лет­ся од­но пред­ло­же­ние за дру­гим. Но счи­таю, что все рав­но на­до со­хра­нять се­бя, как бы слож­но ни бы­ло от­ка­зы­вать­ся.

Ма­те­ри­аль­но не стра­да­ешь в это вре­мя?

Я непло­хо за­ра­ба­ты­ваю, и мо­их го­но­ра­ров хва­та­ет, не­смот­ря на про­стои. Я не про­вин­ци­аль­ная де­воч­ка, ко­то­рая при­е­ха­ла в Моск­ву и ей негде жить. У всех раз­ные по­треб­но­сти, я ста­ра­юсь жить по сред­ствам. Мне го­раз­до ин­те­рес­нее кни­ги, ко­то­рые я хо­чу про­чи­тать, чем но­вые до­ма. И на пу­те­ше­ствия де­нег хва­та­ет. ( Улы­ба­ет­ся.)

Ко­гда ты по­лу­чи­ла сце­на­рий филь­ма «Же­них для ду­роч­ки», сра­зу уви­де­ла, что это твоя ге­ро­и­ня?

Ган­на Слуц­ки – очень хо­ро­ший дра­ма­тург, а Во­ло­дя Устю­гов – те­ат­раль­ный ре­жис­сер, он ста­вит все вре­мя спек­так­ли с мо­ей лю­би­мой Та­тья­ной

Гри­го­рьев­ной Ва­си­лье­вой, пре­крас­ной ар­тист­кой. Ко­неч­но, сце­на­рий вы­би­вал­ся из по­то­ка то­го ма­те­ри­а­ла, ко­то­рый чи­таю в боль­шом ко­ли­че­стве. Во­ло­дя го­во­рил, что у него на этой кар­тине слу­чил­ся дрим-каст, по­то­му что он очень хо­тел, что­бы иг­ра­ла Ека­те­ри­на Сер­ге­ев­на Ва­си­лье­ва, Ма­ри­на Еси­пен­ко и Алек­сандр Яц­ко. И все сло­жи­лось. Еще он рвал­ся ме­ня по­стричь в про­цес­се съе­мок, из длин­ных во­лос сде­лать ко­рот­кое ка­ре. Но я упро­си­ла обой­тись без это­го, пред­ло­жи­ла за­ко­лоть, то­гда он ска­зал Ма­рине Еси­пен­ко: «Ма­ри­на, стри­гись!». ( Сме­ет­ся.) И она по­слу­ша­лась. Мы по­том очень дол­го сме­я­лись, что Во­ло­дя обя­за­тель­но хо­тел по­стричь ко­го-то.

Те­бя вол­ну­ет то, что про­ис­хо­дит в от­но­ше­ни­ях лю­дей в по­след­ние го­ды?

Да, очень! И в на­шем филь­ме мы го­во­рим, что че­ло­век, ко­то­рый ис­кренне лю­бит, бес­ко­рыст­ный, пре­дан­ный до края, сей­час на­зы­ва­ет­ся ду­ра­ком. Это сво­е­го ро­да «па­ла­та №6», во­круг озлоб­лен­ность, недо­ве­рие друг к дру­гу. Мы рас­суж­да­ем об от­но­ше­ни­ях близ­ких род­ствен­ни­ков, ро­ди­те­лей и де­тей, муж­чин и жен­щин, му­жей и жен…

И у нас под­ня­та те­ма эми­гра­ции: че­ло­век ни­ко­гда не бу­дет счаст­лив в чу­жой стране. Я очень ра­да, что вто­рой по­каз про­шел хо­ро­шо, по­то­му что пер­вый был в неудач­ное вре­мя, и я ду­ма­ла, что ни­кто уже не за­ме­тит этот фильм. И сей­час по­лу­чи­ла огром­ную об­рат­ную связь, мно­гие зво­ни­ли. Ме­ня это очень ра­ду­ет.

Съем­ки бы­ли без ки­нош­но­го экс­т­ри­ма?

Ну как же без это­го?! ( Сме­ет­ся.) В од­ной боль­шой сцене, ко­гда я на ули­це в од­ном пла­тье, а Ро­ма По­лян­ский – в сви­те­ре, бы­ло ми­нус два­дцать. В ра­бо­те над этим филь­мом все­гда сто­я­ла ка­ка­я­то сверх­за­да­ча. Бы­ло не важ­но, ка­кие пе­ре­ры­вы меж­ду съем­ка­ми, на что ты жи­вешь, по­то­му что есть идея, ра­ди ко­то­рой ты ра­бо­та­ешь, то, что хо­чешь пе­ре­дать лю­дям. То, как мы с Ека­те­ри­ной Сер­ге­ев­ной ка­та­лись в са­нях на кат­ке, бы­ло пре­крас­но, а да­же то, что она па­да­ла, бы­ло для нее не важ­но. Мы хо­те­ли пе­ре­дать ощу­ще­ние люб­ви, сде­лать так, что­бы де­ти за­бо­ти­лись о ро­ди­те­лях, о ба­буш­ках-де­душ­ках, что­бы мы по­ни­ма­ли, что и нам че­рез ка­кое-то вре­мя по­на­до­бит­ся эта за­бо­та, что­бы со­хра­ня­лись от­но­ше­ния меж­ду род­ны­ми людь­ми, и да­же не род­ны­ми, как слу­чи­лось меж­ду мо­ей Ка­тей и По­ли­ной Сер­ге­ев­ной.

Ка­кие от­но­ше­ния у вас сло­жи­лись с Ека­те­ри­ной Ва­си­лье­вой?

Мы все вре­мя про­во­ди­ли вме­сте, ко­гда бы­ли на пло­щад­ке, вме­сте обе­да­ли, хо­тя у нас бы­ли от­дель­ные ва­гон­чи­ки. Она все­гда ме­ня при­гла­ша­ла, и я слы­ша­ла очень мно­го ис­то­рий, как она ра­бо­та­ла со См­ок­ту­нов­ским на сцене, на­при­мер. Мы до сих пор об­ща­ем­ся, со­зва­ни­ва­ем­ся, она ждет ме­ня в го­сти, но, к со­жа­ле­нию, ни­как не до­еду.

Я с ней в про­шлом го­ду встре­ти­ла Пас­ху, она при­ве­ла ме­ня в цер­ковь, по­зна­ко­ми­ла со сво­ей се­мьей. У нее сын свя­щен­ник – отец Ди­мит­рий. Мы в очень теп­лых от­но­ше­ни­ях те­перь, ви­дим­ся до­воль­но ча­сто. Я бы­ла да­ле­ка от церк­ви, хо­тя ве­рю в Бо­га. Но она ска­за­ла: «Я бу­ду те­бя про­све­щать», – и про­све­ти­ла. Мы сто­я­ли ря­дом, мо­ли­лись, и это пе­ре­да­лось на бо­лее тон­ком уровне.

Ты стал­ки­ва­лась с тем, что те­бе го­во­ри­ли, что ты со­всем не мер­кан­тиль­на, глу­па в этом смыс­ле, как твоя «ду­роч­ка»?

Ес­ли взять мою филь­мо­гра­фию, то все мои ге­ро­и­ни ис­крен­ние и, ко­неч­но, в чем-то на ме­ня по­хо­жи. И «Ду­роч­ка» – это про­сто квинт­эс­сен­ция всех об­ра­зов, ес­ли вспом­нить «Ва­неч­ку», «Поп­су», «Вре­мя сча­стья». Но я иг­ра­ла и стерву в «Граж­да­нине Ни­кто». В нас жи­вет мно­го и хо­ро­ше­го, и пло­хо­го. Все за­ви­сит от то­го, что ты транс­ли­ру­ешь боль­ше, это вы­бор каж­до­го че­ло­ве­ка.

Искрен­ность в со­че­та­нии с эмо­ци­о­наль­но­стью – пре­крас­ная, но опас­ная смесь. У те­бя ни­ко­гда не воз­ни­ка­ло про­блем с этим?

На­вер­ное, в шко­ле и в ин­сти­ту­те бы­ли мо­мен­ты, ко­гда не на­до бы­ло ис­кренне вы­ска­зы­вать свое мне­ние, а где-то сле­до­ва­ло про­мол­чать, не ве­стись на про­во­ка­цию. Сей­час ста­ла сдер­жан­нее, ста­ра­юсь ана­ли­зи­ро­вать: нуж­на ли эта чест­ность в дан­ный мо­мент.

Сей­час мод­на по­зи­ция: своя тер­ри­то­рия, лич­ное про­стран­ство, гру­зить про­бле­ма­ми – чуть ли не дур­ной тон и в люб­ви, и в друж­бе…

Нет, у ме­ня как-то все по ста­рин­ке. ( Сме­ет­ся.) Есть лю­би­мые «уши». И ма­ма – моя близ­кая по­друж­ка. Я люб­лю и в ра­бо­те окру­жать се­бя близ­ки­ми людь­ми. На­до ста­рать­ся, что­бы по воз­мож­но­сти ря­дом бы­ли те, кто те­бе при­я­тен. Я по­зна­ла сво­их дру­зей и в бе­де, и в ра­до­сти. И мно­го раз ви­де­ла в их гла­зах, что они ра­ды за ме­ня, как за се­бя. Это для ме­ня са­мое важ­ное, цен­ное в друж­бе. Иные от­но­ше­ния нуж­но сра­зу от­се­кать.

А что еще, кро­ме за­ви­сти и неис­крен­но­сти, те­бя раз­дра­жа­ет в лю­дях?

Я очень не люб­лю глу­пость. Мо­гу про­стить лю­бое опоз­да­ние, ошиб­ку, но тер­петь не мо­гу, ко­гда че­ло­век по глу­по­сти, неосо­знан­но де­ла­ет ве­щи, ко­то­рые мо­гут иметь ужас­ные по­след­ствия. И ко­гда так про­ис­хо­дит не раз в ме­сяц, а ре­гу­ляр­но, это ме­ня силь­но раз­дра­жа­ет. Очень не люб­лю наг­лых лю­дей. Не­вос­пи­тан­ных. Я не об эти­ке­те, а о чув­стве так­та. Не при­ни­маю, ко­гда го­во­рят: цель оправ­ды­ва­ет сред­ства. Это у ме­ня вы­зы­ва­ет чув­ство от­тор­же­ния.

А се­бя ты хо­ро­шо зна­ешь или по­рой удив­ля­ешь чем-то?

До­воль­но хо­ро­шо знаю, но и удив­ляю то­же. ( Улы­ба­ет­ся.) Пом­ню, как еще дав­но, в се­ри­а­ле «Ре­ка-мо­ре», пры­га­ла с ко­раб­ля в во­ду, а до это­го да­же с мо­сти­ка в бас­сейне ни­ко­гда не ны­ря­ла. И ко­гда эту сце­ну сни­ма­ли, все спра­ши­ва­ли: ну что, страш­но? Но я чув­ство­ва­ла, что долж­на это де­лать. Ощу­ща­ла в се­бе ка­кие-то силы неве­до­мые. Или ко­гда сни­ма­ем боль­ше две­на­дца­ти ча­сов, са­ма по­ра­жа­лась, как у ме­ня от­кры­ва­ет­ся второе ды­ха­ние, как дол­го я мо­гу ра­бо­тать, не спать.

Или слож­ная сце­на, я ду­маю: «Как это сде­лать? Не смо­гу». И вдруг хоп – по­лу­чи­лось. Вот та­кие при­ят­ные от­кры­тия бы­ва­ют.

Не из­ме­ни­лись ли твои взгля­ды на съем­ки в от­кро­вен­ных сце­нах?

Нет, все то же. ( Сме­ет­ся.) Я хра­ню свое те­ло и по­ка не ви­де­ла осо­знан­ных пред­ло­же­ний по это­му по­во­ду. Я счи­таю, что са­мое страст­ное,

"С амое страст­ное, что мо­жет про­ис­хо­дить меж­ду людь­ми, – это ти­ши­на, мак­си­мум взгляд. для ме­ня в этом на­мно­го боль­ше сек­са, чем в фи­зи­че­ском ка­са­нии парт­не­ра". что мо­жет про­ис­хо­дить меж­ду людь­ми, это ти­ши­на, мак­си­мум взгляд. Для ме­ня в этом на­мно­го боль­ше сек­са, чем в фи­зи­че­ском ка­са­нии парт­не­ра, раз­де­ва­нии в кад­ре. Я свою по­зи­цию дав­но лоб­би­рую. И по­ка не встре­ти­ла ре­жис­се­ра, ко­то­рый ме­ня бы пе­ре­убе­дил.

Ваш ро­ман с му­жем на­чал­ся лет де­сять на­зад, но по­зна­ко­ми­лись вы еще в шко­ле?

Мы по­зна­ко­ми­лись, ко­гда мне бы­ло че­тыр­на­дцать лет. У нас бы­ла од­на об­щая ком­па­ния, я жи­ву там, где вы­рос­ла, на Со­ко­ле, это ста­рая мос­ков­ская сре­да оби­та­ния, ря­дом по­се­лок ху­дож­ни­ков. И Олег здесь учил­ся. У нас мно­го об­щих зна­ко­мых, как го­во­рят, «на рай­оне». Олег стар­ше ме­ня на два го­да. Мы ино­гда пе­ре­се­ка­лись, а в два­дцать лет встре­ти­лись в го­стях, и это бы­ла лю­бовь с пер­во­го взгля­да. ( Улы­ба­ет­ся.) Че­рез ка­кое-то вре­мя ста­ли жить вме­сте, осо­знан­но стро­ить свой дом. Сей­час наш дом в том же рай­оне. Мой ре­бе­нок хо­дит здесь в шко­лу, и мы до сих пор гу­ля­ем с де­воч­ка­ми вме­сте в пар­ке. И на­ши де­ти уже гу­ля­ют вме­сте. Это та­кая пре­ем­ствен­ность ме­ста, кор­ней...

Ты как-то ска­за­ла, что муж­чи­на дол­жен быть до­стой­ным…

Да, ес­ли вы се­бя ува­жа­е­те, це­ни­те, то, бе­з­услов­но, ря­дом с ва­ми дол­жен быть до­стой­ный че­ло­век. Не по­ни­маю, ко­гда го­во­рят: за­кры­вая гла­за на это или пе­ре­ша­ги­вая че­рез что-то, мы все рав­но идем даль­ше. За­чем то­гда все это? Лю­би­мый в опре­де­лен­ном смыс­ле все рав­но дол­жен быть тво­им ку­ми­ром, вы­зы­вать вос­хи­ще­ние. В этом, мне ка­жет­ся, и есть по­ня­тие до­сто­ин­ства. Для ме­ня муж – тот са­мый иде­ал муж­чи­ны. В нем есть муж­ской стер­жень, си­ла.

У те­бя есть млад­ший брат Алек­сей. Чем он за­ни­ма­ет­ся?

Да, Алек­сею уже два­дцать один год, он учит­ся в Ан­глии, не по­шел в сто­ро­ну ис­кус­ства, но иг­ра­ет на ги­та­ре вир­ту­оз­но, очень хо­ро­ший му­зы­кант. Про­сто ко­гда па­па – ме­ло­ман, му­зы­ка зву­чит в до­ме два­дцать че­ты­ре часа в сут­ки, невоз­мож­но не быть му­зы­каль­ным ре­бен­ком. В че­тыр­над- цать лет ему по­да­ри­ли ин­стру­мент, и сра­зу бы­ло по­нят­но, что у него это по­лу­чит­ся.

А Ми­ша за­ни­ма­ет­ся му­зы­кой?

Ко­неч­но! Иг­ра­ет на фор­те­пи­а­но. У нас есть скрип­ка, элек­тро­ги­та­ра, но по­ка мы ре­ши­ли на­чать с кла­ви­шей и вы­учить соль­феджио. Лю­бовь к му­зы­ке пе­ре­да­ет­ся от ро­ди­те­лей. До­ста­точ­но вспом­нить мно­гих ве­ли­ких ком­по­зи­то­ров.

У Ми­ши, как толь­ко он на­учил­ся си­деть и хо­дить, уже был свой син­те­за­тор. И не по­то­му, что ма­ма так за­хо­те­ла. Про­сто на­до бы­ло эти за­дат­ки во­вре­мя уви­деть и под­дер­жать с хо­ро­ши­ми пе­да­го­га­ми. И пять раз в неде­лю он за­ни­ма­ет­ся спор­том. У него уже жел­тый по­яс по ка­ра­те, и он иг­ра­ет за школь­ную фут­боль­ную ко­ман­ду.

Вы с сы­ном дру­зья?

У нас хо­ро­шие от­но­ше­ния. И с па­пой у них свои маль­чи­ше­ские ис­то­рии, свое вре­мя для об­ще­ния. Я хо­чу, что­бы он рос с мак­си­маль­ным чув­ством внут­рен­ней сво­бо­ды, а не по пра­ви­лам. Я ста­ра­юсь вы­ра­бо­тать кри­ти­че­ское мыш­ле­ние, что­бы у него бы­ло соб­ствен­ное ощу­ще­ние ми­ра. Мы чи­та­ем мно­го кни­жек на ночь, смот­рим эн­цик­ло­пе­дии по ис­кус­ству, по ис­то­рии. Он уже хо­ро­шо го­во­рит по-ан­глий­ски. В этом го­ду я его немнож­ко за­тас­ка­ла по му­зе­ям, я это очень люб­лю. ( Сме­ет­ся.)

"Л юби­мый в опре­де­лен­ном смыс­ле все рав­но дол­жен быть тво­им ку­ми­ром, вы­зы­вать вос­хи­ще­ние. для ме­ня муж – тот са­мый иде­ал муж­чи­ны, в нем есть стер­жень, си­ла".

Из­ме­ни­лось ли по­сле рож­де­ния сы­на твое жен­ское са­мо­ощу­ще­ние? Рань­ше ты го­во­ри­ла, что жен­щи­ной по боль­шо­му сче­ту чув­ству­ешь се­бя, лишь ко­гда на­ря­жа­ешь­ся в кра­си­вое пла­тье на вы­ход, ту­фли с каб­лу­ка­ми…

С са­мо­опре­де­ле­ни­ем у ме­ня про­блем нет, я де­воч­ка до моз­га ко­стей. ( Сме­ет­ся.) Ко­неч­но, ко­гда я вы­хо­жу на ме­ро­при­я­тия, на­де­ваю ве­чер­нее пла­тье, ка­кие-то фа­миль­ные дра­го­цен­но­сти, каб­лу­ки, это ощу­ще­ние уси­ли­ва­ет­ся. Но то, что я в пол­ной ме­ре жен­щи­на, я по­ня­ла де­сять лет на­зад, ко­гда ста­ла жить с муж­чи­ной и о нем за­бо­тить­ся. Муж­чи­ну устра­и­ва­ют и го­лые сте­ны, а жен­щи­на за­пол­ня­ет дом энер­ги­ей, вкус­ной едой и уютом.

Ты лю­бишь готовить?

Да, люб­лю, но не ко­гда го­тов­ка ста­но­вит­ся необ­хо­ди­мой ча­стью. Хо­тя это жизнь. И то, что ты у пли­ты ре­гу­ляр­но, в том и про­яв­ля­ет­ся боль­шая лю­бовь. Ты вста­ешь и за­пол­ня­ешь утро му­зы­кой, шу­мом чай­ни­ка, корм­ле­ни­ем ры­бок и вкус­ным за­па­хом зав­тра­ка. Очень важ­но, как стро­ит­ся утро.

Для се­бя, лю­би­мой, кро­ме спор­та и йо­ги, ты что де­ла­ешь? Во­зишь с со­бой че­мо­дан кре­мов?

Для ме­ня очень важ­ны тра­ди­ции и то, что я дав­но люб­лю. У ме­ня тон­кая, склон­ная к ал­лер­гии ко­жа, по­это­му в ка­кой-то мо­мент я бы­ла вы­нуж­де­на ис­кать аль­тер­на­ти­ву еже­днев­но­го ухо­да. И на­шла свою, япон­скую, косметику. Про­бле­ма лишь в том, что эти кре­мы не про­из­во­дят в ма­лень­ких ба­ноч­ках, и у ме­ня вся ван­ная ком­на­та за­би­та ими, и при­хо­дит­ся всю­ду ле­тать с че­мо­да­ном кос­ме­ти­ки. ( Сме­ет­ся.) Я очень вни­ма­тель­но от­но­шусь к се­бе, так как по ро­ду де­я­тель­но­сти про­сто обя­за­на сле­дить за сво­ей внеш­но­стью.

Сей­час чуть ли не с дет­ства де­ла­ют уко­лы кра­со­ты, вка­чи­ва­ют бо­токс, не го­во­ря уже о дру­гих кос­ме­ти­че­ских про­це­ду­рах…

Да, это мод­но, на это ра­бо­та­ет це­лая ин­ду­стрия.

А я уко­лов фи­зи­че­ски бо­юсь, бо­юсь, что мне вве­дут ка­кой-то пре­па­рат – и из-за ал­лер­гии что-то про­изой­дет с ли­цом. Я де­лаю мас­ки, мас­саж, по­ка мне это­го хва­та­ет, а ско­ро, мо­жет быть, в кос­ме­то­ло­гии по­явят­ся но­вые чу­дес­ные воз­мож­но­сти. И по­том я ду­маю: «Ну хо­ро­шо, сде­ла­ют мне омо­ла­жи­ва­ю­щий укол, и что? Опять в трид­цать че­ты­ре го­да иг­рать два­дца­ти­лет­них де­во­чек?» Я взрос­лею, и мне нра­вит­ся, что на­ча­ли при­хо­дить дру­гие ро­ли. Я очень люб­лю Ме­рил Стрип и Ин­ну Ми­хай­лов­ну Чу­ри­ко­ву, они пре­крас­ны в сво­ем воз­расте и в жиз­ни, и на экране. Ко­неч­но, на­до за со­бой уха­жи­вать, но без фа­на­тиз­ма. Да во­об­ще ко все­му, на мой взгляд, нуж­но под­хо­дить без одер­жи­мо­сти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.