АТ­МО­СФЕ­РА СТРАНСТВИЙ

Рас­сказ об Ар­ген­тине хо­чет­ся на­чать со строч­ки пес­ни из филь­ма «Мэ­ри Поп­пинс, до сви­да­ния»: «Это бы­ло про­шлым ле­том, в се­ре­дине ян­ва­ря». Дело в том, что в Юж­ной Аме­ри­ке зи­ма на­чи­на­ет­ся в июне, а по­то­му без теп­лой обу­ви и курт­ки на ме­ху в июле и ав­гу­сте ту

Atmosfera - - Содержание - Текст: Юлия МАЛКОВА

«Не плачь по мне, Ар­ген­ти­на»: во­до­па­ды Игу­а­цу, ено­ты­ко­су­хи, лед­ни­ки Пе­ри­то Мо­ре­на и дру­гие пре­ле­сти стра­ны

Пер­вым обя­за­тель­ным пунк­том на­ше­го пу­те­ше­ствия стали зна­ме­ни­тые во­до­па­ды Игу­а­цу, про ко­то­рые бы­ва­лые пу­те­ше­ствен­ни­ки го­во­рят: «По­сле них вас смо­жет впе­чат­лить толь­ко Ниа­га­ра». Кста­ти, на­чи­нать зна­ком­ство со стра­ной от­сю­да сто­ит и по су­гу­бо прак­ти­че­ским со­об­ра­же­ни­ям: раз уж пред­сто­ит мно­го­ча­со­вой пе­ре­лет че­рез Ат­лан­ти­ку, то и вы­би­рать нуж­но са­мую от­да­лен­ную об­ласть, а Игу­а­цу – край гео­гра­фии Ар­ген­ти­ны во всех смыс­лах. Зо­на гра­ни­чит с Бра­зи­ли­ей и Па­раг­ва­ем, и из-за это­го по при­ле­ту мо­биль­ный те­ле­фон немед­лен­но на­чи­на­ет схо­дить с ума. На ар­ген­тин­скую часть на­ци­о­наль­но­го пар­ка при­хо­дит­ся во­семь­де­сят про­цен­тов мест­ных во­до­па­дов, за­то с бра­зиль­ской сто­ро­ны кас­ка­ды мож­но рас­смот­реть со смот­ро­вых пло­ща­док, рас­по­ло­жен­ных на вы­со­те.

ФОР­МА ВО­ДЫ

Глав­ная вещь, без ко­то­рой в Игу­а­цу ни­как не обой­тись, – дож­де­вик. Боль­шую часть го­да по­го­да тут бы­ва­ет двух ти­пов: мел­кий дождь или про­лив­ной, а ис­сле­до­ва­ние мест­но­сти для всех на­чи­на­ет­ся оди­на­ко­во – с кру­и­за по ре­ке, во­ды ко­то­рой в зим­ний пе­ри­од окра­ши­ва­ют­ся в крас­но-ко­рич­не­вый цвет. По­на­ча­лу все при­лич­но: си­дишь се­бе в лод­ке, на­блю­да­ешь во­до­па­ды, но, как толь­ко при­но­ро­вишь­ся, невзи­рая на кач­ку, фо­то­гра­фи­ро­вать

их, ка­пи­тан суд­на от­да­ет при­каз спря­тать тех­ни­ку в па­ке­ты и на­прав­ля­ет наш ут­лый чел­нок пря­мо в серд­це кас­ка­да. Тут уж дож­де­ви­ки ни­ко­го не спа­са­ют, ле­дя­ная во­да пол­но­стью про­пи­ты­ва­ет одеж­ду, а ка­пи­тан по­бе­до­нос­но хо­хо­чет. За­мет­но, что его это раз­вле­че­ние ра­ду­ет ку­да боль­ше, чем опе­шив­ших и мок­рых до нит­ки ту­ри­стов. Кое-как об­сох­нув, на­прав­ля­ем­ся рас­смат­ри­вать во­до­па­ды с бе­ре­га. Впро­чем, пол­но­стью скон­цен­три­ро­вать вни­ма­ние на па­да­ю­щих по­то­ках во­ды ме­ша­ет мест­ная живность: гу­ля­ю­щие по до­рож­кам бро­не­нос­цы, обе­зья­ны и ту­ка­ны, важ­но вос­се­да­ю­щие на вет­ках, да ено­ты-но­су­хи, ко­то­рые при ви­де нас мас­со­во по­ки­да­ют за­рос­ли. Но­су­хи, или ко­ати, – юж­ные род­ствен­ни­ки ено­тов обык­но­вен­ных, мор­доч­ки у них без ри­сун­ка, за­то обо­ру­до­ва­ны длин­ным по­движ­ным хо­бот­ком. На вид – ми­лей­шие со­зда­ния, но тро­гать их стро­го за­пре­ще­но: од­ной ца­ра­пи­ны до­ста­точ­но для сроч­ной гос­пи­та­ли­за­ции в ин­фек- ци­он­ное от­де­ле­ние мест­ной боль­ни­цы. И, по­хо­же, но­су­хи пре­крас­но зна­ют о том, на­сколь­ко они опас­ны. Зве­ри ве­дут се­бя от­кро­вен­но наг­ло: окру­жа­ют ту­ри­стов плот­ным коль­цом и тре­бу­ют еды. Упла­тив ко­ати дань чип­са­ми, на­прав­ля­ем­ся к Гор­лу Дья­во­ла – глав­но­му во­до­па­ду пар­ка. Он на­хо­дит­ся в цен­тре ре­ки, и к нему ве­дут де­ре­вян­ные на­сти­лы. Вы­гля­дит Гор­ло Дья­во­ла буд­то ги­гант­ская кло­ко­чу­щая во­рон­ка: вы­со­та па­де­ния во­ды тут семь­сот мет­ров, ши­ри­на – сто пять­де­сят, сло­вом, на­зва­ние у во­до­па­да весь­ма под­хо­дя­щее.

В ЦАРСТВЕ ХО­ЛО­ДА И ЛЬДА

А вот для крат­ко­го опи­са­ния лед­ни­ка Пе­ри­то Мо­ре­на луч­ше все­го, на мой взгляд, по­дой­дет вы­ра­же­ние «чер­то­ги Снеж­ной Ко­ро­ле­вы». Что­бы по­пасть сю­да, мы до­ле­те­ли до Эль Ка­ла­фа­те – го­род­ка про­вин­ции Сан­та-Круз, что рас­по­ло­же­на у гра­ни­цы ле­до­во­го по­ля Юж­ной Па­та­го­нии.

Пе­ри­то Мо­ре­на на­хо­дит­ся на тер­ри­то­рии на­ци­о­наль­но­го пар­ка Лос-Гла­сьярес.

Вна­ча­ле к нему идешь по по­кры­тым из­мо­ро­зью и мхом до­рож­кам, по­сле – по ме­тал­ли­че­ским лест­ни­цам и вдруг ви­дишь воз­вы­ша­ю­щи­е­ся в цен­тре во­до­е­ма ги­гант­ские прон­зи­тель­но-го­лу­бые кри- стал­лы льда, ка­жу­щи­е­ся фан­та­сти­че­ски­ми ста­лаг­ми­та­ми, вы­рос­ши­ми до раз­ме­ров небо­скре­бов. Лед­ник то и дело тре­щит, а ар­ген­тин­ским ле­том от него ча­сто от­ка­лы­ва­ют­ся огром­ные кус­ки. Впро­чем, на мой вкус, Пе­ри­то Мо­ре­на пре­кра­сен имен­но в сво­ей непо­движ­ной мо­ну­мен­таль­но­сти. Где еще уви­дишь цар­ство ла­зур­но­го льда, вы­зы­ва­ю­щее ас­со­ци­а­ции не толь­ко со сказ­кой Ан­дер­се­на, но и с хро­ни­ка­ми Нар­нии?

Аргентинское танго – не про­сто та­нец, а диа­лог муж­чи­ны и жен­щи­ны, при­чем в па­рах ме­ня­ют­ся парт­не­ры каж­дые две­на­дцать ми­нут (1). Стей­ки в Ар­ген­тине – глав­ный га­стро­но­ми­че­ский спе­ци­а­ли­тет (2). Рай­он Ла Бо­ка со зна­ме­ни­ты­ми цвет­ны­ми до­ми­ка­ми, в ко­то­рых от­кры­ты ба­ры и ма­га­зин­чи­ки (3).

Зна­ме­ни­тые во­до­па­дыИгу­а­цу с бе­ре­га ка­жут­ся бо­лее вну­ши­тель­ны­ми, чем с ре­ки (1). Обе­зья­ны в пар­ке Игу­а­цу встре­ча­ют­ся че­рез каж­дые сто мет­ров (2). Ко­ати, или но­су­хи, – на вид ми­лей­шие со­зда­ния, а на са­мом деле очень опас­ны. Ца­ра­пи­ны до­ста­точ­но, что­бы по­лу­чить за­ра­же­ние (3).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.