Т РУДНЫЙ ОПЫТ

Atmosfera - - Отпечатки -

Быть жен­щи­ной непро­сто – осо­бен­но ес­ли ты жи­вешь на ру­бе­же XIX–XX ве­ков и меч­та­ешь еще о чем-то, по­ми­мо сча­стья быть же­ной и ма­те­рью. Ма­рия СКЛОДОВСКАЯ-КЮ­РИ – един­ствен­ная в ми­ре пред­ста­ви­тель­ни­ца пре­крас­но­го по­ла, кто два­жды удо­сто­ил­ся Но­бе­лев­ской пре­мии за вклад в раз­ви­тие на­у­ки. «Мать ра­дио­ак­тив­ной фи­зи­ки» на­веч­но во­шла в ис­то­рию, од­на­ко в свое вре­мя ед­ва не ста­ла жерт­вой об­ще­ствен­но­го мне­ния, не же­лав­ше­го при­зна­вать ее за­слу­ги.

Сран­не­го дет­ства Ма­рия про­яв­ля­ла лю­бо­зна­тель­ность и же­ла­ние учить­ся. И немуд­ре­но. Она по­яви­лась на свет в 1867 го­ду в Вар­ша­ве, в се­мье поль­ских учи­те­лей Вла­ди­сла­ва Ск­ло­дов­ско­го и Бро­ни­сла­вы Бо­гун­ской. Отец пре­по­да­вал фи­зи­ку, а мать за­ни­ма­ла долж­ность ди­рек­то­ра гим­на­зии, од­на­ко впо­след­ствии бы­ла вы­нуж­де­на оста­вить свой пост из-за бо­лез­ни. Она умер­ла от ту­бер­ку­ле­за, ко­гда Ма­рии ед­ва ис­пол­ни­лось де­сять лет. Вско­ре скон­ча­лась и стар­шая сест­ра Зо­фия. По несчаст­ли­во­му сов­па­де­нию от­ца уво­ли­ли из-за его ан­ти­го­су­дар­ствен­ных на­стро­е­ний, и он был вы­нуж­ден пе­ре­би­вать­ся на низ­ко­опла­чи­ва­е­мой ра­бо­те. Эти со­бы­тия при­ве­ли к то­му, что Ма­рия по­те­ря­ла ве­ру в Бо­га. На­о­бо­рот, стрем­ле­ние по­нять мир и есте­ствен­ным об­ра­зом объ­яс­нить его про­яв­ле­ния раз­ви­ва­ло ее ин­те­рес к на­у­ке.

Ск­ло­дов­ский имел об­шир­ные зна­ком­ства в уче­ных кру­гах, и до­ма у них по­сто­ян­но бы­вал кто-то из зна­ме­ни­то­стей. Так, Дмит­рий Мен­де­ле­ев, уви­дев, с ка­ким увле­че­ни­ем де­воч­ка про­во­дит опы­ты в ла­бо­ра­то­рии, вос­клик­нул: «Да она ста­нет пре­крас­ным хи­ми­ком!».

Гим­на­зию

Ма­рия окон­чи­ла с зо­ло­той ме­да­лью.

Од­на­ко даль­ней­шее обу­че­ние в уни­вер­си­те­те бы­ло под во­про­сом: воз­мож­но­сти по­лу­че­ния выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния для жен­щин в При­вис­лин­ской гу­бер­нии, вхо­див­шей в со­став

Рос­сий­ской им­пе­рии, бы­ли огра­ни­че­ны. Несколь­ко лет Ма­рия по­се­ща­ла под­поль­ные выс­шие жен­ские образовательные кур­сы, так на­зы­ва­е­мый Ле­ту­чий уни­вер­си­тет. А еще ра­бо­та­ла гу­вер­нант­кой, что­бы со­брать день­ги на обу­че­ние в Сор­бонне стар­шей сест­ры Бро­ни­сла­вы.

Та, в свою оче­редь, обе­ща­ла по­том по­мочь ей – та­кая у них бы­ла до­го­во­рен­ность.

В бо­га­том име­нии Щу­ки Склодовская не толь­ко да­ва­ла уро­ки пя­те­рым бар­чу­кам, но и тай­но пре­по­да­ва­ла кре­стьян­ским де­тям, что в то вре­мя бы­ло делом на­ка­зу­е­мым и гро­зи­ло ссыл­кой в Си­бирь. Но де­вуш­ка от­ли­ча­лась не толь­ко твер­дым ха­рак­те­ром, но и доб­рым серд­цем. Кро­ме то­го, она бы­ла ми­ло­вид­на, ум­на, уме­ла ка­тать­ся на конь­ках, увле­ка­лась вер­хо­вой ез­дой и со­чи­ня­ла стихи. Не­уди­ви­тель­но, что она смог­ла по­ко­рить серд­це стар­ше­го сы­на хо­зя­и­на, Ка­зи­ме­жа Жу­рав­ско­го, ко­то­рый при­е­хал в име­ние на ка­ни­ку­лы. Чув­ство бы­ло вза­им­ным, мо­ло­дая па­ра пре­крас­но ла­ди­ла друг с дру-

гом. Од­на­ко, узнав об этом, Жу­рав­ский­стар­ший при­шел в ярость: он про­чил в неве­сты сы­ну де­вуш­ку знат­ную, а не ка­кую-то бед­ную гу­вер­нант­ку. Ка­зи­меж не осме­лил­ся про­ти­вить­ся во­ле ро­ди­те­лей. Жар­кое ле­то за­кон­чи­лось, и он вер­нул­ся про­дол­жать уче­бу в уни­вер­си­те­те. На Ма­рию слу­чив­ше­е­ся про­из­ве­ло силь­ное впе­чат­ле­ние. Она сде­ла­ла вы­вод, что ве­рить муж­чи­нам нель­зя, а в пись­ме к Бро­ни­сла­ве по­обе­ща­ла «ни­ко­гда боль­ше не поз­во­лять брать над со­бой верх ни лю­дям, ни со­бы­ти­ям».

ЛЮ­БОВЬ И ХИМИЯ

В 1891 го­ду на­ша ге­ро­и­ня на­ко­нец смог­ла осу­ще­ствить свою меч­ту и по­сту­пить в Сор­бон­ну. Бро­ни­сла­ва к то­му вре­ме­ни вы­шла за­муж за поль­ско­го эми­гран­та, сту­ден­та-ме­ди­ка.

Она при­гла­си­ла сест­ру по­се­лить­ся в квар­ти­ре, ко­то­рую они снимали вдво­ем с му­жем. Од­на­ко Ма­рия не хо­те­ла обре­ме­нять род­ных и че­рез ка­кое-то вре­мя ре­ши­ла пе­ре­ехать, сняв неболь­шую ком­на­ту в хо­лод­ной ман­сар­де Ла­тин­ско­го квар­та­ла. В уни­вер­си­те­те Ск­ло­дов­скую за­пом­ни­ли как од­ну из са­мых усерд­ных сту­ден­ток; днем она за­ни­ма­лась, а ве­че­ром под­ра­ба­ты­ва­ла ре­пе­ти­то­ром. Скуд­ных де­нег ед­ва хва­та­ло на еду, одеж­ду она за­на­ши­ва­ла до дыр. Од­на­жды на лек­ции де­вуш­ка да­же упа­ла в го­лод­ный об­мо­рок.

Но имен­но ее силь­ный ха­рак­тер, увле­чен­ность лю­би­мым делом при­влек­ли к ней Пье­ра Кю­ри. К сво­им трид­ца­ти пя­ти го­дам он уже успел сде­лать несколь­ко на­уч­ных от­кры­тий, пре­по­да­вал в пре­стиж­ной Шко­ле фи­зи­ки и хи­мии, а так­же воз­глав­лял ла­бо­ра­то­рию. Ма­рии же как раз нуж­но бы­ло ме­сто для про­ве­де­ния ис­сле­до­ва­ний. Их по­зна­ко­мил кол­ле­га, про­фес­сор поль­ско­го про­ис­хож­де­ния. И ту первую встре­чу, и впе­чат­ле­ние, ко­то­рое про­из­вел на нее Пьер, де­вуш­ка за­пом­ни­ла на всю жизнь. «Я бы­ла по­тря­се­на вы­ра­же­ни­ем его свет­лых глаз и ощу­ще­ни­ем ка­кой-то непри­ка­ян­но­сти, ис­хо­див­шим от его вы­со­кой фи­гу­ры.

Его речь, чуть мед­ли­тель­ная и за­дум­чи­вая, его про­сто­та, его се­рьез­ная и од­но­вре­мен­но юно­ше­ская улыб­ка вы­зы­ва­ли до­ве­рие». Он же при­зна­вал­ся, что влю­бил­ся, ко­гда уви­дел ее тон­кие, неж­ные ру­ки, изъ­еден­ные кис­ло­той. Од­на­ко пер­вое пред­ло­же­ние ру­ки и серд­ца Склодовская от­верг­ла: еще све­жа бы­ла в па­мя­ти ста­рая лю­бов­ная ра­на, кро­ме то­го, по­сле окон­ча­ния уни­вер­си­те­та она хо­те­ла вер­нуть­ся в Польшу, что­бы най­ти там ра­бо­ту и за­бо­тить­ся о пре­ста­ре­лом от­це.

С го­ряч­но­стью Пьер за­явил, что го­тов по­ехать вме­сте с ней и быть ря­дом, да­же ес­ли до кон­ца дней ему при­дет­ся быть лишь учи­те­лем фран­цуз­ско­го

язы­ка. Од­на­ко на родине для Ма­рии не на­шлось ме­ста, на пре­по­да­ва­тель­скую долж­ность жен­щин, пусть и вы­пуск­ниц Сор­бон­ны, бра­ли неохот­но. А дли­тель­ная раз­лу­ка с Пье­ром по­мог­ла ей осо­знать еще од­ну очень важ­ную вещь. «Каж­дый из нас по­нял, что ему не най­ти луч­ше­го спут­ни­ка жиз­ни», – за­пи­са­ла она то­гда в днев­ни­ке. 26 июля 1895 го­да они сыг­ра­ли скром­ную граж­дан­скую сва­дьбу. Вен­чать­ся в церк­ви Ма­рия от­ка­за­лась, что по­верг­ло в шок ее род­ных. На це­ре­мо­нию не­ве­ста при­шла в скром­ном тем­но-си­нем пла­тье – в ко­то­ром по­том на про­тя­же­нии мно­гих лет ра­бо­та­ла в сво­ей ла­бо­ра­то­рии. В сва­деб­ное пу­те­ше­ствие мо­ло­до­же­ны от­пра­ви­лись на ве­ло­си­пе­дах, ко­то­рые им по­да­ри­ли дру­зья.

Жи­ли Кю­ри бед­но, но счаст­ли­во. Их объ­еди­ня­ла лю­бовь не толь­ко друг к дру­гу, но и к на­у­ке. Пьер чи­тал лек­ции, что­бы за­ра­бо­тать хоть ка­кие-то день­ги, а по­сле спе­шил до­мой – про­во­дить экс­пе­ри­мен­ты. Вдво­ем с Ма­ри­ей они ча­са­ми ме­ша­ли ки­пя­щие рас­тво­ры, ста­ви­ли слож­ней­шие опы­ты. И ощу­ща­ли пол­ное род­ство душ. «Мой муж – это пре­дел мо­их меч­та­ний. Я ни­ко­гда не мог­ла пред­ста­вить се­бе, что ока­жусь ря­дом с ним. Он – на­сто­я­щий небес­ный дар, и чем доль­ше мы жи­вем вме­сте, тем боль­ше мы лю­бим друг дру­га», – на­пи­шет Ма­рия.

В 1897 го­ду в се­мье слу­чи­лось по­пол­не­ние: ро­ди­лась пер­вая дочь Ир­эн. Од­на­ко ма­лыш­ку от­пра­ви­ли к де­ду. На­уч­ные ис­сле­до­ва­ния и слож­ные бы­то­вые усло­вия не поз­во­ля­ли ро­ди­те­лям за­ни­мать­ся ее вос­пи­та­ни­ем долж­ным об­ра­зом. Ин­те­рес­но, что в бу­ду­щем Ир­эн фак­ти­че­ски по­вто­ри­ла судь­бу ма­те­ри: то­же вы­шла за­муж за хи­ми­ка и так же, как и Ма­рия, ста­ла ла­у­ре­а­том Но­бе­лев­ской пре­мии – ее на­гра­ди­ли за ис­сле­до­ва­ния в об­ла­сти ра­дио­ак­тив­но­сти.

За­ни­ма­ясь ру­тин­ной ра­бо­той – пе­ре­би­рая об­раз­цы ми­не­ра­лов, – Ма­рия за­ме­ти­ла, что в хо­де экс­пе­ри­мен­тов неко­то­рые ве­дут се­бя нети­пич­но. Ее пред­по­ло­же­ние бы­ло очень сме­лым: воз­мож­но, об­раз­цы со­дер­жат но­вое и ни­ко­му не из­вест­ное до­се­ле ра­дио­ак­тив­ное ве­ще­ство. Несколь­ко лет Пьер и Ма­рия пы­та­лись его син­те­зи­ро­вать, и на­ко­нец весь мир узнал о су­ще­ство­ва­нии ра­дия. Это от­кры­тие вско­лых­ну­ло об­ще­ствен­ность. В 1903 го­ду кан­ди­да­ту­ра Пье­ра Кю­ри бы­ла за­яв­ле­на на Но­бе­лев­скую пре­мию. О Ма­рии же ни­кто не слы­шал, ее счи­та­ли все­го лишь скром­ной ас­си­стент­кой та­лант­ли­во­го му­жа. И тем уди­ви­тель­нее бы­ло его за­яв­ле­ние, что на­г­ра- ду он го­тов при­нять лишь в од­ном слу­чае – раз­де­лив ее с же­ной, по­сколь­ку это их об­щий успех. Так впер­вые но­бе­лев­ским ла­у­ре­а­том ста­ла жен­щи­на.

В 1904 го­ду в се­мье Кю­ри ро­ди­лась вто­рая дочь, Ева.

(В от­ли­чие от сест­ры у нее не бы­ло ин­те­ре­са к на­у­ке, она вы­бра­ла про­фес­сию ис­кус­ство­ве­да.

Но на­пи­са­ла био­гра­фию ма­те­ри, ко­то­рую поз­же экра­ни­зи­ро­ва­ли).

К то­му вре­ме­ни оба уче­ных уже име­ли опре­де­лен­ный вес, Пьер пре­по­да­вал в Сор­бонне, Ма­рия воз­глав­ля­ла его ла­бо­ра­то­рию. Их ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние улуч­ши­лось, Кю­ри смог­ли на­нять для вос­пи­та­ния де­во­чек гу­вер­нант­ку. Ка­за­лось бы, жизнь вы­шла на но­вый уро­вень: успех, при­зна­ние, фи­нан­со­вое бла­го­по­лу­чие, мож­но бы­ло и за­ни­мать­ся на­у­кой, и рас­тить до­че­рей, но, увы, сча­стье дли­лось недол­го. Же­сто­кая, неле­пая слу­чай­ность обо­рва­ла жизнь Пье­ра. Пе­ре­хо­дя до­ро­гу в силь­ный дождь, он не успел во­вре­мя сре­а­ги­ро­вать на мча­щий­ся кон­ный эки­паж и был раз­дав­лен его ко­ле­са­ми. На тот

мо­мент уче­но­му бы­ло все­го со­рок шесть лет.

СКАНДАЛЬНЫЙ АДЮЛЬТЕР

По­сле тра­ги­че­ской смер­ти му­жа Ма­рия по­гру­зи­лась в де­прес­сию. Ру­ко­вод­ство Па­риж­ско­го уни­вер­си­те­та пред­ло­жи­ло ей воз­гла­вить ка­фед­ру фи­зи­ки, ко­то­рой преж­де ру­ко­во­дил Пьер. Так Склодовская-Кю­ри ста­ла пер­вой в ис­то­рии Сор­бон­ны жен­щи­ной-про­фес­со­ром. Од­на­ко это ее не ра­до­ва­ло. «Как же это пе­чаль­но и без­на­деж­но! Ты был бы счаст­лив, ви­дя, как я пре­по­даю в Сор­бонне, я и са­ма бы это сде­ла­ла очень охот­но для те­бя. Но де­лать это вме­сто те­бя... Ох, мой Пьер, мог­ло ли да­же при­снить­ся нечто бо­лее ужас­ное?» – за­пи­са­ла она в днев­ни­ке 5 но­яб­ря 1906 го­да.

В эти тя­же­лые дни на­сто­я­щим спа­се­ни­ем для нее ста­ла ра­бо­та. Аме­ри­кан­ский муль­ти­мил­ли­о­нер Эн­д­рю Кар­не­ги, тро­ну­тый ее го­рем, по­мог вдо­ве ос­но­вать ла­бо­ра­то­рию, ко­то­рая бы­ла осна­ще­на са­мым со­вре­мен­ным обо­ру­до­ва­ни­ем. Вско­ре она пре- вра­ти­лась в ма­лень­кую фаб­ри­ку по про­из­вод­ству ра­дио­ак­тив­но­го ра­дия. То­гда Ма­рия не зна­ла о по­след­стви­ях ра­ди­а­ции, по­это­му все свои опы­ты про­во­ди­ла без за­щи­ты. Ее ас­си­стен­том был хи­мик Ан­дре-Луи Де­бьерн, ко­то­рый, как по­го­ва­ри­ва­ли, был без­на­деж­но влюб­лен в гос­по­жу Кю­ри. Но она не мог­ла от­ве­тить вза­им­но­стью. Че­ты­ре го­да

Ма­рия со­блю­да­ла тра­ур по Пье­ру. И вдруг ле­том 1910 го­да вновь ста­ла но­сить цвет­ные пла­тья, окру­жа­ю­щие не мог­ли не за­ме­тить, что вы­гля­дит она по­хо­ро­шев­шей и до­воль­ной жиз­нью.

При­чи­ной столь ра­зи­тель­ной пе­ре­ме­ны был быв­ший ас­пи­рант ее му­жа, Поль Лан­же­вен.

Он был млад­ше Ма­рии на пять лет и фор­маль­но же­нат, но этот брак тре­щал по швам. Су­пру­га неред­ко за­ка­ты­ва­ла ему скан­да­лы с от­ве­ши­ва­ни­ем по­ще­чин и би­тьем по­су­ды. В кон­це кон­цов, не вы­дер­жав та­кой жиз­ни, Лан­же­вен по­ки­нул дом и об­ра­тил­ся в суд с ис­ком по по­во­ду раз­дель­но­го жи­тель­ства. Не по­след­нюю роль в этом ре­ше­нии сыг­ра­ли и его чув­ства к Ма­рии.

Узнав о ро­ман­ти­че­ском увле­че­нии му­жа, гос­по­жа Лан­же­вен при­шла в ярость. Ка­ким-то об­ра­зом раз­до­быв лю­бов­ную пе­ре­пис­ку с Кю­ри, она про­да­ла ее в буль­вар­ную га­зе­ту «Жур­наль», бла­го там ра­бо­тал ее род­ствен­ник. Ста­тья «Лю­бов­ная ис­то­рия ма­дам Кю­ри и про­фес­со­ра Лан­же­ве­на» по­яви­лась на пер­вой по­ло­се га­зе­ты 4 но­яб­ря

1911 го­да, как раз в тот мо­мент, ко­гда оба уче­ных на­хо­ди­лись на на­уч­ном кон­грес­се в Брюс­се­ле. Об­ще­ствен­ность бу­ше­ва­ла: поль­ку об­ви­ня­ли в том, что она раз­би­ла «об­раз­цо­вую фран­цуз­скую се­мью», и тре­бо­ва­ли уво­лить ее с ка­фед­ры. Га­зет­чи­ки не стес­ня­лись вы­ска­зы­вать гряз­ные пред­по­ло­же­ния: яко­бы Склодовская за­ве­ла ин­триж­ку еще при жиз­ни му­жа, из-за че­го тот по­кон­чил с со­бой. Вер­нув­шись с кон­грес­са, Ма­рия об­на­ру­жи­ла пе­ред до­мом разъ­ярен­ную тол­пу. Несчаст­ной жен­щине с дву­мя до­черь­ми (млад­шей Еве на тот мо­мент бы­ло лишь семь лет) при­шлось ис­кать убе­жи­ще у дру­зей.

Мно­гие то­гда от­вер­ну­лись от нее. Хи­мик Сва­на Ар­ре­ни­ус, ра­нее пред­ло­жив­ший вы­дви­нуть кан­ди­да­ту­ру Ск­ло­дов­ской­К­ю­ри на Но­бе­лев­скую пре­мию, пи­сал ей, что­бы она не при­ез­жа­ла в Сток­гольм на це­ре­мо­нию вру­че­ния. «Де­ло мо­жет обер­нуть­ся скан­да­лом на гла­зах у ко­ро­ля, а это­го мы хо­те­ли бы из­бе­жать лю­бой це­ной», – объ­яс­нял он. «Я счи­таю, что

не су­ще­ству­ет ни­ка­кой свя­зи меж­ду мо­ей на­уч­ной ра­бо­той и част­ной жиз­нью. Я не со­глас­на с мне­ни­ем, что кле­ве­та и по­ро­че­ние доб­ро­го име­ни мо­гут ока­зы­вать вли­я­ние на оцен­ку мо­ей на­уч­ной де­я­тель­но­сти», – рез­ко от­ве­ти­ла Ма­рия. В Сток­гольм она все-та­ки ре­ши­ла по­ехать.

Вновь став но­бе­лев­ским ла­у­ре­а­том – на этот раз по хи­мии, Склодовская-Кю­ри вер­ну­лась в Па­риж, где по­тре­бо­ва­ла от га­зет­чи­ков при­не­сти из­ви­не­ния за пуб­ли­ка­цию по­ро­ча­щих ее фаль­ши­вых све­де­ний: «...на ос­но­ва­нии име­ю­ще­го­ся у ме­ня пра­ва я по­тре­бую в ка­че­стве ком­пен­са­ции зна­чи­тель­ные сум­мы, ко­то­рые бу­дут ис­поль­зо­ва­ны мною на на­уч­ные ис­сле­до­ва­ния». Мно­гие ис­пу­га­лись и из­ви­ни­лись, од­на­ко эта ис­то­рия силь­но по­до­рва­ла мо­раль­ный дух и здо­ро­вье Ма­рии. Из-за бо­лез­ни по­чек она вы­нуж­де­на бы­ла сде­лать опе­ра­цию в част­ной кли­ни­ке, под чу­жим име­нем. Во Фран­цию так и не вер­ну­лась. Бы­ла очень разо­ча­ро­ва­на. Поль, как и ее пер­вая лю­бовь Ка­зи­меж, ока­зал­ся слаб ха­рак­те­ром и не ре­шил­ся по­дать на раз­вод. Ма­рия ре­ши­ла, что вда­ли от Па­ри­жа ей бу­дет лег­че пе­ре­жить слу­чив­ше­е­ся, и при­ня­ла при­гла­ше­ние физика Гер­ты Айр­тон по­жить неко­то­рое вре­мя в Ан­глии. Эта жен­щи­на бы­ла ед­ва ли не единственной из кол­лег, про­тя­нув­шей ей ру­ку по­мо­щи.

ОПАС­НЫЙ ТАЛИСМАН

Во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны Ск­ло­дов­ска­яК­ю­ри по­ка­за­ла се­бя на­сто­я­щей пат­ри­от­кой.

Она хо­те­ла от­дать все свои зо­ло­тые на­гра­ды за на­уч­ные до­сти­же­ния, что­бы вне­сти свой вклад в под­держ­ку ар­мии. Од­на­ко На­ци­о­наль­ный банк Фран­ции от­ка­зал­ся при­нять ее по­жерт­во­ва­ния. Тем не ме­нее она по­тра­ти­ла все сред­ства, ко­то­рые по­лу­чи­ла вме­сте с Но­бе­лев­ской пре­ми­ей. Вме­сте с до­че­рью Ир­эн, ко­то­рая то­гда бы­ла еще под­рост­ком, они ез­ди­ли по во­ен­ным гос­пи­та­лям

и обу­ча­ли вра­чей де­лать рент­ген ра­не­ным, что­бы бо­лее успеш­но про­во­дить опе­ра­ции. Пе­ре­движ­ные рент­ген-ап­па­ра­ты по­лу­чи­ли на­зва­ние «ма­лень­кие Кю­ри». За го­ды вой­ны ими вос­поль­зо­ва­лись бо­лее мил­ли­о­на сол­дат.

В по­с­ле­во­ен­ные го­ды Склодовская-Кю­ри ве­ла ис­сле­до­ва­тель­скую и пре­по­да­ва­тель­скую де­я­тель­ность в Ра­ди­е­вом ин­сти­ту­те, ко­то­рый са­ма ос­но­ва­ла. За свою жизнь она на­пи­са­ла бо­лее трид­ца­ти ста­тей, вы­рас­ти­ла це­лую пле­я­ду мо­ло­дых уче­ных, ко­то­рые ста­ли про­дол­жа­те­ля­ми ее де­ла. Пе­ри­о­ди­че­ски она со­вер­ша­ла по­езд­ки в род­ную Польшу, где кон­суль­ти­ро­ва­ла вра­чей и вся­че­ски спо­соб­ство­ва­ла при­ме­не­нию ра­дия в ме­ди­цине. На шее в ка­че­стве та­лис­ма­на в спе­ци­аль­ной ам­пу­ле Ма­рия но­си­ла один грамм это­го ве­ще­ства, при­нес­ше­го ей успех и ми­ро­вую из­вест­ность. Она не зна­ла, что ее де­ти­ще хра­нит в се­бе еще и смер­тель­ную опас­ность.

Здо­ро­вье Ма­рии стре­ми­тель­но ухуд­ша­лось. В 1934 го­ду она со­вер­ша­ла ав­то­мо­биль­ное пу­те­ше­ствие в ком­па­нии сест­ры Бро­ни­сла­вы, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го силь­но про­сту­ди­лась. Тем­пе­ра­ту­ра дер­жа­лась очень дол­го. Од­на­ко она бы­ла не след­стви­ем про­сту­ды, а бо­лез­ни, ко­то­рую впо­след­ствии на­зва­ли лу­че­вой. 4 июля Ма­рия умер­ла от лей­ке­мии, при­няв­шей острую фор­му. Сна­ча­ла ее по­хо­ро­ни­ли на клад­би­ще в Со (О-де Сен), в мо­ги­ле Пье­ра. Но в 1995 го­ду пра­ви­тель­ство Фран­ции при­ня­ло ре­ше­ние пе­ре­не­сти остан­ки вы­да­ю­щей­ся жен­щи­ны в па­риж­ский Пан­те­он.

Она по­хо­ро­не­на в спе­ци­аль­ном гро­бу с за­щи­той от ра­дио­ак­тив­но­го из­лу­че­ния, а всех же­ла­ю­щих осмот­реть лич­ные ве­щи Кю­ри пре­ду­пре­жда­ют о воз­мож­ной опас­но­сти. Лишь че­рез пол­то­ры ты­ся­чи лет из­лу­че­ние пол­но­стью ис­чез­нет.

«Нет необ­хо­ди­мо­сти ве­сти та­кую про­ти­во­есте­ствен­ную жизнь, ка­кую ве­ла я. Я от­да­ла мно­го вре­ме­ни на­у­ке, по­то­му что у ме­ня бы­ло к ней стрем­ле­ние, по­то­му что я лю­би­ла на­уч­ное ис­сле­до­ва­ние. Все, че­го я же­лаю жен­щи­нам и мо­ло­дым де­вуш­кам, это про­стой се­мей­ной жиз­ни и ра­бо­ты, ка­кая их ин­те­ре­су­ет», – на­пи­са­ла Кю­ри. Бы­ла ли она счаст­ли­ва? Вполне. Ведь судь­ба по­сла­ла ей и лю­би­мое де­ло, и муж­чи­ну, ко­то­рый раз­де­лил ее меч­ты и чув­ства.

Стар­шая дочь Ир­эн вы­шла за­муж за хи­ми­ка и то­же ста­ла ла­у­ре­а­том Но­бе­лев­ской пре­мии (1). Ма­рия с от­цом и стар­ши­ми

сест­ра­ми (2). Млад­шая дочь Ева вы­бра­ла про­фес­сию ис­кус­ство­ве­да и на­пи­са­ла био­гра­фию зна­ме­ни­той ма­те­ри (3).3

В филь­ме «Ма­рия Кю­ри» глав­ную роль сыг­ра­ла Ка­ро­ли­на Груш­ка (1). Ро­ман с Лан­же­ве­ном (2)2

1

сто­илКю­ри ре­пу­та­ции. В сва­деб­ное пу­те­ше­ствие Ма­рия и Пьер от­пра­ви­лись на ве­ло­си­пе­дах (3).3

Кон­фе­рен­ция по элек­тро­нам и фо­то­нам в Сол­вее в 1927 го­ду. Ве­ду­щи­ми фи­гу­ра­ми бы­ли Аль­берт Эйн­штейн и Нильс Бор. Сре­ди участ­ни­ков бы­ла и но­бе­лев­ский ла­у­ре­ат Ма­рия Кю­ри (1). Пла­тье, в ко­то­ром уче­ная да­ма ра­бо­та­ла в ла­бо­ра­то­рии, хра­нит­ся в ее му­зее (2). По­ми­мо ис­сле­до­ва­тель­ской и пре­по­да­ва­тель­ской ра­бо­ты Кю­ри кон­суль­ти­ро­ва­ла врачей (3).2

1

3

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.