АТ­МО­СФЕ­РА СТРАНСТВИЙ

Atmosfera - - Содержание - Текст: Юлия МАЛ­КО­ВА

Шри-Лан­ка – по следам Ан­то­на Пав­ло­ви­ча Че­хо­ва

Боль­шин­ство ту­ри­стов от­прав­ля­ют­ся на ШриЛан­ку, что­бы сов­ме­стить спор­тив­ные по­дви­ги с мак­си­маль­ным ре­лак­сом. За пер­вое здесь отве­ча­ет сер­финг, за вто­рое – аюрве­ди­че­ские цен­тры, где ту­ри­стов рас­слаб­ля­ют все­ми до­пу­сти­мы­ми в ин­дий­ской ме­ди­цине спо­со­ба­ми: от клас­си­че­ской ши­ро­да­ры до мас­ля­но­го мас­са­жа в шесть рук. Ме­ня же на Цей­лон за­ма­ни­ли меч­та по­бы­вать в джун­глях и зна­ком­ство с очер­ка­ми Че­хо­ва.

На­до ска­зать, Ан­тон Пав­ло­вич все­гда был нерав­но­ду­шен к ост­ро­вам. Вна­ча­ле он из ро­ман­ти­че­ских по­буж­де­ний от­пра­вил­ся на Са­ха­лин, а от­ту­да в ок­тяб­ре 1890 го­да от­ча­лил на Шри-Лан­ку. За­пис­ки Че­хо­ва пол­ны вос­тор­гов, ко­то­рые ав­тор от пол­но­ты чувств сдаб­ри­вал нецен­зур­ной лек­си­кой. «Цей­лон – ме­сто, где был рай. Здесь, в раю, я сде­лал боль­ше ста верст по же­лез­ной до­ро­ге и по са­мое гор­ло на­сы­тил­ся паль­мо­вы­ми ле­са­ми и брон­зо­вы­ми жен­щи­на­ми», – пи­сал клас­сик. Да­лее в тек­сте – сплош­ные непри­стой­но­сти.

При­быв на ост­ров на па­ро­хо­де «Пе­тер­бург», Че­хов по­се­лил­ся в Ко­лом­бо. Се­го­дня его при­ме­ру ма­ло кто сле­ду­ет, что ра­зум­но: ни­че­го ин­те­рес­но­го в сто­ли­це нет. Па­ра буд­дий­ских ступ да сия-

ющие но­виз­ной на фоне по­ко­сив­ших­ся ла­чуг баш­ни Все­мир­но­го тор­го­во­го цен­тра.

Бли­жай­ший к сто­ли­це ку­рорт Не­гом­бо – то­же эта­кое пит-сто­п­ме­стеч­ко. Под­хо­дит, что­бы от­дох­нуть по­сле пе­ре­ле­та, вы­учить смеш­ное сло­веч­ко «ае­бо­ван», ко­то­рым мест­ные жи­те­ли при­вет­ству­ют друг дру­га, и при­вык­нуть к бес­пар­дон­ным бел­кам, за­пры­ги­ва­ю­щим в от­кры­тые ок­на. Ну а пляж ку­рор­та – под­лин­ное ис­пы­та­ние ва­шей люб­ви к ку­па­нию на проч­ность: сплошь вы­со­кие пес­ча­ные бар­ха­ны, пре­одо­ле­вая ко­то­рые ощу­ща­ешь се­бя на­чи­на­ю­щим буш­ме­ном. За­то здесь мож­но взять на неде­лю в арен­ду ав­то­мо­биль с во­ди­те­лем и от­пра­вить­ся в джунгли, что мы и сде­ла­ли. Са­ми сесть за руль не риск­ну­ли: непри­выч­но, дви­же­ние на Шри-Лан­ке – ле­во­сто­рон­нее.

ЧЕМ ДАЛЬ­ШЕ В ЛЕС

Гроз­дья ле­ту­чих ли­сиц – пер­вое, на что об­ра­ща­ешь вни­ма­ние, по­ки­нув при­бреж­ную зо­ну ост­ро­ва. Днем эти жи­вот­ные спят на вет­ках рас­ту­щих у обо­чин до­рог де­ре­вьев. Сви­са­ют с них вниз го­ло­ва­ми, буд­то ги­гант­ские чер­ные гру­ши. Даль­ше – боль­ше. Чем бли­же мы под­би­ра­ем­ся к Ану­ра­д­ха­пу­ре – за­те­рян­ной в джун­глях пер­вой сто­ли­це ост­ро­ва, тем ча­ще до­ро­гу нам пе­ре­хо­дят мед­ли­тель­ные ва­ра­ны. Каж­дый – мет­ра пол­то­ра дли­ной.

Во из­бе­жа­ние за­вы­шен­ных ожи­да­ний сра­зу ска­жу: Ану­ра­д­ха­пу­ра вьет­нам­ско­му Анг­ко­ру, ко­неч­но, не конкурент. Да, в I ве­ке здесь про­жи­ва­ли сто трид­цать ты­сяч че­ло­век, но се­го­дня от ве­ли­че­ствен­ных буд­дий­ских хра­мов и двор­цов оста­лись лишь осто­вы да па­ра ба­ре­лье­фов: ведь го­род, ос­но­ван­ный две ты­ся­чи че­ты­ре­ста лет на­зад ца­рем Пан­ду­каб­хайе, в IX ве­ке был раз­ру­шен вой­ска­ми го­су­дар­ства Чо­ла. За­то недо­ста­ток ру­ин в Ану­ра­д­ха­пу­ре ком­пен­си­ру­ет­ся из­быт­ком обе­зьян. Мар­тыш­ки сну­ют по­всю­ду, тас­ка­ют ку­соч­ки ар­бу­зов, ба­на­ны и дру­гие под­но­ше­ния, остав­лен­ные па­лом­ни­ка­ми на ал­та­рях хра­ма Ма­ха­бод­жи. Воз­ве­ден он у свя­щен­но­го де­ре­ва Бод­хи, вы­ра­щен­но­го из рост­ка ле­ген­дар­но­го дре­ва в ро­ще Урувел­ла, ме­ди­ти­руя под ко­то­рым принц Га­у­та­ма до­стиг про­свет­ле­ния и стал Буд­дой.

Во вто­рой сто­ли­це ост­ро­ва – По­лон­на­ру­ве, ку­да мест­ные жи­те­ли пе­ре­бра­лись по­сле раз­ру­ше­ния Ану­ра­д­ха­пу­ры – уже ин­те­рес­нее. Хо­тя го­ро­дом-при­зра­ком, за­те­рян­ным в непро­лаз­ных джун­глях, он стал еще в XIII ве­ке, тут со­хра­ни­лись ги­гант­ские ста­туи Буд­ды, быв­шие ча­стью хра­ма.

К сло­ву, пра­ви­те­ли Шри-Лан­ки круп­ные раз­ме­ры все­гда ува­жа­ли. Луч­шее до­ка­за­тель­ство то­му – огром­ные ла­пы раз­ру­шен­ной ста­туи ль­ва у под­но­жья

го­ры Си­ги­рия. Впро­чем, с гео­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния это и не го­ра во­все, а кусок маг­мы, остав­ший­ся по­сле раз­ру­ше­ния вул­ка­на. При­ез­жать сю­да луч­ше все­го на за­ка­те, ко­гда алые лу­чи солн­ца про­ни­ка­ют в пе­ще­ру Си­ги­рии и под­све­чи­ва­ют на­не­сен­ные на сте­ны ее пе­ще­ры изоб­ра­же­ния при­зрач­ных дев. Неко­то­рые ис­то­ри­ки по­ла­га­ют, что по­лу­об­на­жен­ные кра­са­ви­цы – это по­вто­ря­ю­щий­ся порт­рет бо­ги­ни Та­ры, но жи­те­ли Шри-Лан­ки с ни­ми не со­глас­ны. Они убеж­де­ны: див­ные жен­ские обра­зы на­пи­са­ны с на­лож­ниц узур­па­то­ра Ка­са­пы – неза­кон­но­рож­ден­но­го сы­на ко­ро­ля Да­ту­се­на, за­хва­тив­ше­го в V ве­ке власть на Цей­лоне и по­ве­лев­ше­го по­стро­ить на вер­шине Си­ги­рии дво­рец. Со­глас­но ле­ген­дам, Ка­са­па про­жил на горе во­сем­на­дцать лет. Прав­да, как у него это вы­шло – боль­шой во­прос, ведь ве­тер там – силь­ней­ший, и под­час он сби­ва­ет с ног.

Впро­чем, еще слож­нее – усто­ять на сво­их дво­их на вер­шине со­сед­ней го­ры Дам­бул­ла, где в I ве­ке был воз­ве­ден дей­ству­ю­щий и по сей день ка­мен­ный храм Буд­ды. Бро­дить по его пе­ще­рам раз­ре­ша­ет­ся лишь бо­си­ком, но, как го­во­рит­ся, хо­чешь уви­деть ста­туи Буд­ды, ко­то­рым по­чти две ты­ся­чи лет, – то­гда и на боль в ступ­нях не жа­луй­ся.

В МИ­РЕ ЖИ­ВОТ­НЫХ

«Смот­ри­те, слон!» – кри­чит гид. Я на­во­жу би­нокль и раз­ли­чаю в гу­стой лист­ве зад­нюю часть жи­вот­но­го. По­хо­же, оно обе­да­ет… Ми­нут­ная оста­нов­ка – и наш джип устрем­ля­ет­ся даль­ше по пыль­ной до­ро­ге на­ци­о­наль­но­го пар­ка «Яла», ку­да мы от­пра­ви­лись на са­фа­ри. Хо­те­ли уви­деть лео­пар­дов. Зря. Днем они спят. Дру­гие зве­ри (за ис­клю­че­ни­ем ме­лан­хо­лич­ных буй­во­лов) ту­ри­стов сто­ро­нят­ся. Да и во­об­ще, про­цесс зна­ком­ства с фа­у­ной

пар­ка «Яла» на­по­ми­на­ет иг­ру «раз­гля­ди ме­ня, ес­ли смо­жешь»: да­же мир­но дрем­лю­щий у реч­ки кро­ко­дил при на­шем при­бли­же­нии раз­вил несвой­ствен­ную реп­ти­ли­ям ско­рость, прыгнул в во­ду и был та­ков.

Дру­гое де­ло – дож­де­вой лес Син­ха­ра­джа. Его ис­сле­ду­ешь пешком, и че­ло­век здесь не царь при­ро­ды, а за­стен­чи­вый гость, осто­рож­но про­би­ра­ю­щий­ся по тро­пам, да­бы не по­тре­во­жить спя­щих в лист­ве пи­то­нов и су­ет- ли­вых ди­коб­ра­зов. Впро­чем, в Син­ха­ра­дже опа­сать­ся нуж­но не толь­ко ди­ких зве­рей, но и вез­де­су­щих пи­я­вок. Они впи­ва­ют­ся в те­ло да­же сквозь плот­ную ткань, так что про­гул­ка по ле­су, где рас­тут де­ре­вья, из пло­дов ко­то­рых на Цей­лоне де­ла­ют це­леб­ные мас­ла, неиз­беж­но пре­вра­ща­ет­ся в се­анс при­ну­ди­тель­ной ги­ру­до­те­ра­пии.

А еще в Син­ха­ра­дже на­чи­на­ют свой путь па­лом­ни­ки, со­вер­ша­ю­щие вос­хож­де­ние на пик Ада­ма – го­ру, на вер­шине ко­то­рой име­ет­ся впа­ди­на в ви­де че­ло­ве­че­ской ступ­ни. Од­ни на­зы­ва­ют ее сле­дом Буд­ды, дру­гие – от­пе­чат­ком сто­пы из­гнан­но­го из рая Ада­ма. Са­мые от­ча­ян­ные да­же взби­ра­ют­ся на го­ру но­чью и встре­ча­ют на ней рас­свет – я же на по­доб­ное не ре­ши­лась. Все-та­ки джунгли жи­вут по сво­им за­ко­нам, и но­чью го­род­ско­му жи­те­лю гра­ни­цу их пре­сту­пать не сто­ит.

По­лон­на­ру­ва пре­вра­ти­лась в го­род­при­зрак еще в XIII ве­ке (1). Се­го­дня от ве­ли­че­ствен­ных буд­дий­ских хра­мов и двор­цов Ану­ра­д­ха­пу­ра оста­лась лишь па­ра ба­ре­лье­фов (2). На­ци­о­наль­ный парк «Яла» – по­пу­ляр­ное ме­сто у лю­би­те­лей са­фа­ри (3).

Эк­зо­тич­ную для ев­ро­пей­ца лов­лю ры­бы мож­но по­на­блю­дать близ де­рев­ни Уна­ва­ту­на (1). Со­глас­но ле­ген­де, Ка­са­па про­жил на горе Си­ги­рия во­сем­на­дцать лет и по­стро­ил здесь дво­рец (2). Ку­рорт Бен­то­на – на­сто­я­щий рай на зем­ле (3). Лан­кий­ские тан­цы с ог­нем в го­ро­де Кан­ди – од­на из яр­ких до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей стра­ны (4).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.