АТ­МО­СФЕ­РА ЛЮБ­ВИ

Atmosfera - - Содержание - Текст: Ма­ри­на БОЙКОВА Фо­то: Ксе­ния ГРИН

«В изящ­ную спи­ну и нож­ки Нел­ли я влю­бил­ся на всю жизнь» – ре­жис­сер Влад Фур­ман и ак­три­са Нел­ли По­по­ва вме­сте боль­ше два­дца­ти лет

Кто се­год­ня са­мая кра­си­вая –и со ста­жем – па­ра рос­сий­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа? Влад ФУР­МАН и Нел­ли ПО­ПО­ВА вполне мог­ли бы по­бо­роть­ся за это зва­ние. Он – из­вест­ный ре­жис­сер: «Ули­цы раз­би­тых фо­на­рей», «Агент на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти», «Та­ин­ствен­ная страсть», «Тер­ро­рист­ка Ива­но­ва», «Ку­прин. Яма», она – та­лант­ли­вая ак­три­са. Ко­гда-то он влю­бил­ся… в изящ­ную спи­ну Нел­ли, и бо­лее два­дца­ти лет они вме­сте. А сын Алек­сей ре­шил пой­ти по сто­пам ро­ди­те­лей и свя­зать свою жизнь с ки­но.

ПА­ПЕ ИС­ПОЛ­НИ­ЛОСЬ ВОСЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ,

ЗА ЕГО ПЛЕЧАМИ СЛОЖНЕЙШАЯ ЖИЗНЬ. ОН РОС БЕЗ РО­ДИ­ТЕ­ЛЕЙ, ПЕРЕЖИЛ БЛОКАДУ, ЗАИКАЛСЯ И ТЕМ

НЕ МЕ­НЕЕ СТАЛ АРТИСТОМ.

Влад, вы чем-то неуло­ви­мо на­по­ми­на­е­те Ан­дрея Ми­ро­но­ва. Вам го­во­ри­ли об этом?

Влад: Не знаю... ино­гда та­кое го­во­рят. Зна­е­те, в Сред­ние ве­ка пе­ред бе­ре­мен­ной жен­щи­ной ста­ви­ли, на­при­мер, ста­тую Апол­ло­на, что­бы она как мож­но ча­ще смот­ре­ла на нее. Счи­та­лось, что то­гда, воз­мож­но, ре­бе­нок ро­дит­ся та­ким же кра­си­вым, как древ­не­гре­че­ский бог. А посколь­ку мой отец дру­жил с Андреем Алек­сан­дро­ви­чем и со­здал в Пе­тер­бур­ге те­атр име­ни Ан­дрея Ми­ро­но­ва, то ни­че­го уди­ви­тель­но­го. ( Сме­ет­ся.)

Нел­ли: Мне ино­гда ка­жет­ся, что Влад и по пла­сти­ке очень по­хож на Ми­ро­но­ва. Ду­маю, дело в том, что он дей­стви­тель­но с дет­ства впи­тал в се­бя этот об­раз.

Влад: Кста­ти, Ан­дрей Алек­сан­дро­вич по­да­рил мне плащ, джин­со­вый ко­стюм и ру­баш­ку в кле­точ­ку. Мне было лет че­тыр­на­дцать. Ма­ма уже умер­ла, и отец ча­сто брал ме­ня на га­стро­ли. И вот при­е­ха­ли мы в Моск­ву, при­шли в го­сти к Ми­ро­но­ву. Он то­гда толь­ко что вер­нул­ся из Аме­ри­ки, был там с те­ат­ром. И Ан­дрей Алек­сан­дро­вич – мне: «Ну-ка, по­до­жди…» – ку­да-то по­шел, при­но­сит одеж­ду: «При­мерь-ка». Я при­ме­рил. «Хо­ро­шо. Вот и но­си!» От­лич­ные, меж­ду про­чим, ве­щи. Джин­со­вая курт­ка фир­мы Lee и сей­час мод­ная. Но я немно­го по­пра­вил­ся, по­это­му в нее не вле­заю, а то мог бы но­сить.

Нел­ли: А еще у нас есть ги­та­ра, ко­то­рую мно­го лет на­зад ку­пил отец Вла­да. И все его дру­зьяак­те­ры, с ко­то­ры­ми Ру­дольф

Да­вы­до­вич ра­бо­тал, ста­вил с ни­ми кон­церт­ные но­ме­ра, рас­пи­сы­ва­лись на ин­стру­мен­те: Лео­нов, Па­па­нов, Яко­влев,

Рай­кин, Ми­ро­нов... А Зи­но­вий

Гердт кро­ме ав­то­гра­фа оста­вил еще и ри­су­но­чек. Уже что-то вы­цве­ло, что-то по­трес­ка­лось, но мы эту ги­та­ру хра­ним.

Влад, ваш отец Ру­дольф

Фур­ма­нов – из­вест­ный ак­тер, ре­жис­сер и ан­тре­пре­нер. То есть вы про­дол­жа­е­те ди­на­стию…

Влад: Да, я ро­дил­ся в та­кой се­мье, что, на­вер­ное, об­ре­чен был за­ни­мать­ся те­ат­ром. Вот па­пе недав­но ис­пол­ни­лось восемьдесят лет, за его плечами сложнейшая жизнь. Он рос без ро­ди­те­лей, пережил блокаду, в че­ты­ре го­да по­пал под бом­беж­ку, из-за че­го у него воз­ник­ли про­бле­мы с ре­чью, па­па заикался, и тем не ме­нее он стал артистом, хо­тя дан­ных для этой про­фес­сии, мож­но ска­зать, не было. Это по­ко­ле­ние лю­дей, ко­то­рых за­ка­ли­ла вой­на, ко­то­рые пе­ре­жи­ли ста­лин­щи­ну и про­чие мер­зо­сти – и все вы­дер­жа­ли, по­то­му что в них с дет­ства был за­ло­жен мо­гу­чий за­ряд, на­прав­лен­ный на са­мо­ре­а­ли­за­цию, на борь­бу с об­сто­я­тель­ства­ми! Отец и сей­час ра­бо­та­ет. В оче­ред­ной се­рии «Аген­та на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти», ко­то­рая го­то­вит­ся к вы­хо­ду, снял­ся. У него там хо­ро­шая роль – Фи­ла­ре­та, это та­кой кри­ми­наль­ный ав­то­ри­тет.

Прав­да, что в то вре­мя, ко­гда вы бы­ли ре­жис­се­ром это­го се­ри­а­ла, Ми­ха­ил По­ре­чен­ков за­ра­зил вас лю­бо­вью к мотоциклам?

Влад: Было та­кое, да. То­гда «Агент» у нас был из­ме­нен в сто­ро­ну при­клю­чен­че­ско­го ки­но. Стал та­ким… Джейм­сом Бон­дом, по­па­да­ю­щим в раз­ную сре­ду. Мы при­ду­ма­ли ис­то­рию, что у него ханд­ра, опу­сти­лись

ру­ки, че­го рань­ше не бы­ва­ло и что­бы как-то Алек­сея взбод­рить ад­ре­на­лин­чи­ком, на­чаль­ство от­прав­ля­ет его на по­ис­ки меж­ду­на­род­ных шпи­о­нов в сре­де бай­ке­ров. У нас в съем­ках участ­во­ва­ли со­рок на­сто­я­щих бай­ке­ров. И они на ме­ня про­из­ве­ли силь­ное впе­чат­ле­ние. Очень кру­то все было – с гон­ка­ми, дра­ка­ми. Сра­зу ска­жу: это не то, чем они на са­мом де­ле жи­вут, бай­ке­ры – нор­маль­ные ин­тел­ли­гент­ные ре­бя­та.

Но в кар­тине де­ла­ли черт-те что. ( Сме­ет­ся.) А Ми­ша ведь дав­но ез­дит. И он мне: «Да­вай я те­бя про­ка­чу». И вот мы са­дим­ся. В парке это было. Мо­к­рая до­ро­га. Ми­ша раз­го­ня­ет­ся, при­чем он в шле­ме, а я нет. В ка­кой-то мо­мент мо­то­цикл силь­но по­ве­ло, я вце­пил­ся в Ми­шу, а в го­ло­ве мысль: вот сей­час упа­дем, как же я до­сни­му се­рию?! А у ме­ня на спине ви­сит ме­га­фон и раз­ве­ва­ет­ся на пру­жине та шту­ка, в ко­то­рую го­во­рят. Бай­ке­ры хо­хо­чут! На­вер­ное, все вы­гля­де­ло дей­стви­тель­но ко­мич­но. Сла­ва бо­гу, мы не упали. Но по­сле это­го у ме­ня по­яви­лась меч­та сесть на байк. Я да­же курт­ку, в ко­то­рой Ми­ша сни­мал­ся, та­кая с «лап­шой», по­том вы­ку­пил. И толь­ко спу­стя де­сять с лиш­ним лет я при­об­рел мо­то­цикл, сдал на пра­ва и вот уже три го­да ка­та­юсь.

Нел­ли, ка­ко­во ощу­щать се­бя же­ной бай­ке­ра?

Нел­ли: Это ужас­но. Я дол­го бы­ла про­тив, но в ка­кой­то мо­мент по­ня­ла: ну, раз Влад так дол­го об этом меч­тал, на­до, что­бы меч­та осу­ще­стви­лась. Лад­но, го­во­рю, по­ку­пай. И он за­ка­зал байк в Япо­нии.

И вот на­ко­нец при­хо­дит этот мо­то­цикл – и его в ма­стер­ской со­би­ра­ют. Я смот­рю: гос­по­ди, ду­маю, ну за­чем?! У нас же ни­ка­кой куль­ту­ры во­жде­ния.

Это же про­сто… по­лу­фаб­ри­кат для кре­ма­то­рия!

Вот та­кая бы­ла мысль ужас­ная. А ре­бя­та из ма­стер­ской мне рас­ска­зы­ва­ют: «Ваш-то муж еще мо­ло­дой, а тут к нам недав­но дед при­шел, семь­де­сят с лиш­ним лет, го­во­рит, под­бе­ри­те мне байк. Мы ему: «Де­ду­ля, ку­да тебе? Опом­нись!» А он: «Слу­шай­те, я всю жизнь меч­тал об этом, но же­на не раз­ре­ша­ла. А те­перь она по­мер­ла...». Ес­ли бы вы ви­де­ли, с ка­ким ли­цом он уез­жал из ма­стер­ской! Он све­тил­ся от сча­стья, он по­мо­ло­дел!» ( Сме­ет­ся.)

Ваш се­мей­ный ду­эт недав­но ре­шил­ся сту­пить на тер­ри­то­рию ав­тор­ско­го ки­но. Влад снял фильм «Гу­пеш­ка», а вы, Нел­ли, сыг­ра­ли в нем глав­ную роль. Фильм уже вы­со­ко оце­ни­ли на ки­но­фе­сти­ва­лях в Ве­ли­ко­бри­та­нии и Япо­нии. Неуже­ли ис­то­рия рус­ской жен­щи­ны, ко­то­рая го­то­ва тер­петь лю­бые уни­же­ния от му­жа, лишь бы ни­че­го в сво­ей жиз­ни не ме­нять, ин­те­рес­на да­же япон­цам? И, кста­ти, что та­кое «гу­пеш­ка»?

Нел­ли: Это по­ро­да рыб­ки, ко­то­рая вы­жи­ва­ет да­же в ка­на­ли­за­ции… А ис­то­рия на­ша ин­те­рес­на лю­дям лю­бых на­ци­о­наль­но­стей, по­то­му что мо­жет про­изой­ти в ка­кой угод­но стране. Наш фильм – о жен­щине, ко­то­рая безум­но лю­бит му­жа и про­ща­ет ему все, тер-

пит, несет свой крест и ви­нит толь­ко се­бя. Не мо­жет ре­шить­ся из­ме­нить свою жизнь, как со­бач­ка, ко­то­рая ждет ко­ман­ды, раз­ре­ша­ю­щей ей сделать что-то. И вот ко­ман­да вро­де бы по­лу­че­на: мож­но, ме­няй. Но ее оста­нав­ли­ва­ет страх – как же мож­но?! А как же я без то­го, чем рань­ше жи­ла?! Наш та­кой веч­ный ба­бий страх. Ко­гда-то Влад по этой же пье­се Ва­си Си­га­ре­ва по­ста­вил спек­такль, я в нем то­же иг­раю глав­ную роль. Спек­такль идет мно­го лет и каж­дый раз по­па­да­ет в цель. Ко мне по­сле под­хо­ди­ли жен­щи­ны раз­но­го воз­рас­та. Пом­ню, од­на по­жи­лая да­ма пря­мо про­рва­лась, об­ня­ла ме­ня – и: «Де­точ­ка моя, как же ты так се­бя не ува­жа­ешь? У ме­ня то­же был та­кой Ле­неч­ка, но я ушла от него, а ты-то че­го тер­пишь?!» То есть она вос­при­ня­ла ме­ня как мою ге­ро­и­ню. И я смот­рю – сколь­ко во­круг та­ких «гу­пе­шек»! Сколь­ко жен­щин, ко­то­рые тер­пят. А жизнь про­хо­дит. Мож­но ли это на­звать лю­бо­вью? Оправ­дать лю­бо­вью? Сколь­ко та­ких се­мей, где де­рут­ся, а по­том ми­лу­ют­ся! Да, рус­ская ба­ба ес­ли лю­бит – лю­бит до кон­ца. И бу­дет сми­рять­ся, тер­петь. Но – жал­ко…

Нел­ли, на ваш взгляд, Влад боль­ше те­ат­раль­ный или ки­но­ре­жис­сер?

Нел­ли: Он в этих двух про­фес­си­ях рав­но­цен­ный.

Влад уме­ет пе­ре­клю­чать­ся с те­ат­ра на ки­но и на­обо­рот. У него – свой по­черк, осо­бен­но в те­ат­ре.

Его спек­так­ли не спу­та­ешь ни с чем. И важ­но, что он в те­ат­ре и в ки­но на­хо­дит бо­ле­вые точ­ки, ко­то­рые его са­мо­го все­рьез вол­ну­ют. Он ни­ко­гда не возь­мет­ся за работу толь­ко ра­ди де­нег. Влад от­ка­зал­ся от мно­гих та­ких про­ек­тов. И дру­гая же­на, мо­жет быть, ска­за­ла бы: хва­тит, на­до за­ра­ба­ты­вать! Но я по­ни­маю, что мой муж ни­ко­гда не впи­шет­ся ни в ка­кую ис­то­рию, ес­ли она его лич­ност­но не вол­ну­ет.

Влад, неуже­ли вы бы­ли та­ким да­же в мо­ло­дые го­ды, ко­гда об­за­ве­лись се­мьей?

Влад: Нет, бы­ва­ли, ко­неч­но, слу­чаи. На­при­мер, ра­ди за­ра­бот­ка я иг­рал Алек­сандра Нев­ско­го на празд­ни­ке го­ро­да Тос­но и на эти день­ги ку­пил ко­ляс­ку сыну. И, не скрою, мне было ин­те­рес­но вы­сту­пить в та­кой ро­ли, хо­тя не все да­лось лег­ко. На­до было ехать впе­ре­ди вой­ска вер­хом. Го­во­рю ор­га­ни­за­то­рам: «Я на ло­ша­дях-то ез­дить не умею». Они: «Да ты не пе­ре­жи­вай, бу­дет про­стая ло­мо­вая ло­шадь, смир­ная и во­об­ще чуть жи­вая». Жду сво­е­го тя­же­ло­во­за. И вдруг – столб пес­ка! Мчат­ся ка­за­ки! Да на во­ро­ных! Это мое вой­ско. И ко мне под­во­дят та­ко­го же го­ря­че­го же­реб­ца. За­ле­заю – а он на ды­бы! Жуть! Про­шу: «Пусть кто-ни­будь ве­дет мо­е­го ко­ня под узд­цы». Так и сде­ла­ли. И вот еду впе­ре­ди вой­ска, жи­те­ли при­вет­ству­ют Нев­ско­го. В это вре­мя сра­ба­ты­ва­ют ди­на­ми­ки, и мой конь сно­ва под­ни­ма­ет­ся на ды­бы. Я вце­пил­ся в гри­ву! На­род сме­ет­ся. Но нель­зя же, что­бы Нев­ский сва­лил­ся, по­это­му ко­е­как я на коне удер­жал­ся. Ди­на­ми­ки орут: «Да здрав-

ству­ет Алек­сандр Нев­ский!» А Нев­ский то­го и гля­ди сва­лит­ся…

Ни­че­го се­бе, при­ят­ное вос­по­ми­на­ние!

Влад: По­го­ди­те. При­ят­ное было даль­ше…

И вот я со­шел с ко­ня, иду на сце­ну, ду­маю – ну сей­час на­род даст мне оце­ноч­ку! Все же ви­де­ли, ка­кой я на­езд­ник... Но что бы вы ду­ма­ли – сра­бо­та­ла вол­шеб­ная си­ла ис­кус­ства! На­чи­наю иг­рать кня­зя: «Я, Алек­сандр Нев­ский, об­ра­ща­юсь к вам, жи­те­лям го­ро­да Тос­но!» И лю­ди, ко­то­рые толь­ко что го­то­вы бы­ли ме­ня об­сме­ять и за­ки­дать чем по­па­ло, за­тих­ли! Вот что зна­чит за­це­пить ауди­то­рию. Про­сто на­до все с лю­бо­вью де­лать и с иро­ни­ей к се­бе от­но­сить­ся. В без­де­неж­ные вре­ме­на нам с Не­лей и «мо­ро­зить» при­хо­ди­лось: она бы­ла Сне­гу­роч­кой, я Де­дом Мо­ро­зом. Хо­тя это на­столь­ко не мое! Но! Раз взял­ся, на­до де­лать так, что­бы не стыд­но было. Пом­ню, про­шло уже лет пять с то­го Но­во­го го­да, ко­гда мы с Не­лей «мо­ро­зи­ли», я уже сни­мал «Бан­дит­ский Пе­тер­бург», и вот зво­нит мне ак­тер из те­ат­ра «Буфф» и про­сит: «Влад, при­хо­ди, про­ве­ди хоть од­ну ел­ку, по­мо­ги «по­мо­ро­зить»!» Я этой ис­то­ри­ей да­же хва­ста­юсь, по­то­му что, как мне по­том го­во­ри­ли, я во­шел в трой­ку луч­ших

Де­дов Мо­ро­зов в Пе­тер­бур­ге.

А что, очень хо­ро­шо пред­став­ляю вас в этих об­ра­зах: вы – вы­со­кий и стат­ный, Нел­ли – хруп­кая блон­дин­ка. Как же вы так удач­но на­шли друг дру­га боль­ше два­дца­ти лет на­зад?

Влад: Нел­ли учи­лась на ак­тер­ском и бы­ла дву­мя кур­са­ми стар­ше.

А я по­сту­пил на ре­жис­сер­ский, наш курс был по­след­ним кур­сом Геор­гия Алек­сан­дро­ви­ча Тов­сто­но­го­ва. Так вот я за­пом­нил Не­ли­ны нож­ки. ( Сме­ет­ся.)

Она стояла в оче­ре­ди в ауди­то­рию, ви­ди­мо, ка­кой-то у них был по­каз. Пом­ню, у нее та­кая фи­гур­ка точеная, она дер­жит досочку, на ко­то­рой бьют степ, у нее на но­гах ту­фель­ки для сте­па, и она не про­сто сто­ит, а бьет че­чет­ку. Я по­че­му-то ока­зал­ся рядом, гля­дел на эту спи­ну и на нож­ки, запоминая то и дру­гое, как ока­за­лось, на всю жизнь. ( Сме­ет­ся.)

О, вы как ге­рой пье­сы Тир­со де Мо­ли­ны «Рев­ни­вая к се­бе са­мой», который влю­бил­ся, раз­гля­дев толь­ко изящ­ную руч­ку де­вуш­ки!

Влад: А еще, по­ни­ма­е­те, так оча­ро­вать­ся спи­ной в том мо­ем юном воз­расте! ( Сме­ет­ся.) Это сей­час, ко­гда уже неваж­но со зре­ни­ем, все ка­жут­ся мо­ло­ды­ми и кра­си­вы­ми. А то­гда я очень из­би­ра­тель­но к де­вуш­кам от­но­сил­ся, был при­ве­ред­лив: за­ви­ток не тот, впа­дин­ка не та, щи­ко­лот­ка, ли­чи­ко, моз­ги – что-ни­будь да не так. А тут – спи­на! ( Сме­ет­ся.)

То есть ро­ман на­чал­ся в сту­ден­че­ские го­ды?

Влад: Нет-нет! Уже по­сле окон­ча­ния ака­де­мии. До это­го я уви­дел Нел­ли в филь­ме Ро­гож­ки­на

«Ра­ди несколь­ких стро­чек». Это был ее де­бют в ки­но. Глав­ные ро­ли иг­ра­ли она и Ни­ки­та Ми­хай­лов­ский – тот, что сни­мал­ся в кар­тине «Вам и не сни­лось». Вто­рым у Нел­ли был фильм ре­жис­се­ра Вик­то­ра Ти­то­ва «Анек­до­ты» – с Аб­ду­ло­вым и Джи­гар­ха­ня­ном. Она там иг­ра­ла учи­тель­ни­цу. Мы с при­я­те­лем по­шли на эту кар­ти­ну, и я: «О, это де­воч­ка, с ко­то­рой я учил­ся». Сра­зу вспом­нил!

Нел­ли: А по­том Влад при­шел в Те­атр име­ни Ко­мис­сар­жев­ской ста­вить спек­такль «Чу­жая же­на и муж под кро­ва­тью» по До­сто­ев­ско­му. Я в этой по­ста­нов­ке то­же бы­ла за­ня­та.

Влад: Нел­ли бы­ла та­кая ры­жая, вос­тор­жен­ная, воз­душ­ная. Хо­тя в де­вя­но­стые она то­же нелег­ко жи­ла, че­рез мно­гие ис­пы­та­ния про­шла, в том чис­ле и в лич­ной жиз­ни, од­на­ко ка­за­лась очень жиз­не­ра­дост­ной. И она от­ли­ча­лась от всех. Во­об­ще в Те­ат­ре Ко­мис­сар­жев­ской все­гда было мно­го кра­си­вых ак­трис, но Нел­ли и на их фоне вы­де­ля­лась. Мне нра­вит­ся, ко­гда жен­щи­на уме­ет ве­сти се­бя, в ней есть шарм и она уме­ет дер­жать ди­стан­цию. Ну и я, ко­неч­но, стал уха­жи­вать, но не очень ак­тив­но, по­то­му что Нел­ли то­гда бы­ла за­му­жем. И это был тот пе­ри­од, ко­гда де­нег не хва­та­ло и я, что­бы хоть что-то было в кар­ма­нах, под­ра­ба­ты­вал сто­ро­жем. Мы сто­ро­жи­ли по оче­ре­ди с мо­им при­я­те­лем. Ему вы­па­да­ло де­жу­рить в но­во­год­нюю ночь, и он, бу­дучи уже же­нат, по­про­сил ме­ня его под­ме­нить. Я со­гла­сил­ся. И вот си­жу но­чью в этом офи­се и всем зна­ко­мым зво­ню, по­здрав­ляю с Новым годом. Мо­биль­ных то­гда еще не было. Набираю но­мер Нел­ли, го­во­рю: «Нел­ли, по­здрав­ляю те­бя с Новым годом! И му­жу пе­ре­дай от ме­ня по­здрав­ле­ние». А она: «Му­жа нет. Я в раз­во­де». О, это бы­ла моя са­мая счаст­ли­вая но­во­год­няя ночь! Я вы­бе­жал на ули­цу, стал бро­сать в небо бен­галь­ские ог­ни, что-то ра­дост­ное кри­чать и пры­гать во­круг су­гро­ба. А рядом с этим офи­сом клад­би­ще и за­прав­ка. Лю­ди, на­вер­но, смот­ре­ли и ду­ма­ли: что за иди­от?.. И вот с то­го дня я на­чал ак­тив­но до­би­вать­ся Нел­ли.

Нел­ли: И так ак­тив­но, что пре­мье­ру но­во­го спек­так­ля, в ко­то­ром у ме­ня бы­ла роль, я уже не иг­ра­ла, по­то­му что вот-вот дол­жен был по­явить­ся на свет Ле­ша, наш сын. На­ка­нуне пре­мье­ры он и ро­дил­ся.

Влад: Я в тот день на­ве­стил Нел­ли в род­до­ме и по­ехал на ре­пе­ти­цию. А ре­бе­нок у Нел­ли в жи­во­те

НЕЛ­ЛИ СТОЯЛА В ОЧЕ­РЕ­ДИ В АУДИ­ТО­РИЮ. ФИ­ГУР­КА ТА­КАЯ ТОЧЕНАЯ, ОНА ДЕР­ЖИТ ДОСОЧКУ, НА КО­ТО­РОЙ БЬЮТ СТЕП. И Я СМОТ­РЕЛ НА ЭТУ СПИН­КУ И НОЖ­КИ, ЗАПОМИНАЯ ТО И ДРУ­ГОЕ НА ВСЮ ЖИЗНЬ.

так ле­жал, что было не яс­но, маль­чик или де­воч­ка. Узи не по­ка­зы­ва­ло. Вдруг зво­нок в те­атр: «Мы вас по­здрав­ля­ем, у вас ро­дил­ся сын». –

«Не мо­жет быть, – от­ве­чаю, – я толь­ко что на­ве­щал же­ну. Вы ошиб­лись». Они: «Сей­час про­ве­рим. О, дей­стви­тель­но ошиб­лись. Из­ви­ни­те».

Ну все, ду­маю, те­перь точ­но бу­дет де­воч­ка, по­то­му что с маль­чи­ком уже вон ка­кой ка­зус про­изо­шел. Ко­гда на­ча­лись схват­ки, а дело было но­чью, Нел­ли мне по­зво­ни­ла, и я по­бе­жал к род­до­му. Че­рез Не­ву. Ро­жа­ла она в из­вест­ной в Пе­тер­бур­ге кли­ни­ке От­то на Ва­си­льев­ском ост­ро­ве. Под­бе­гаю – во­ро­та за­кры­ты, за­бор вы­со­чен­ный. Стал сту­чать – глу­хо, ни­кто не вы­шел. Ну что, ду­маю, не пе­ре­ле­зать же че­рез за­бор? Стою под ок­на­ми. Ви­жу – од­но ок­но го­рит. Ду­маю: ну, на­вер­но, там все и про­ис­хо­дит. Так и ока­за­лось… Я не стал смот­реть, как рож­да­ет­ся мой ре­бе­нок. Счи­таю, это долж­но оста­вать­ся для муж­чин та­ин­ством.

Нел­ли: Влад то­гда считал, что я его обманываю – знаю, что ро­дит­ся де­воч­ка, но не хо­чу его расстраивать. Ведь он меч­тал о сыне. Я это чув­ство­ва­ла, хо­тя он пря­мо не го­во­рил. И в те­ат­ре все по­че­му-то ду­ма­ли, что у нас бу­дет де­воч­ка. Во вся­ком слу­чае, ку­пи­ли за­ра­нее нам в по­да­рок все ро­зо­вое. Я да­же в тот мо­мент, ко­гда Ле­ша по­явил­ся на свет, уди­ви­лась, ко­гда мне ска­за­ли: маль­чик. И толь­ко ко­гда аку­шер­ка его по­вер­ну­ла, я уви­де­ла: точ­но, маль­чиш­ка! ( Сме­ет­ся.) Для Вла­да это было, ко­неч­но, счастье.

Нас­коль­ко мне из­вест­но, Алек­сей, ко­то­ро­му сей­час два­дцать один год, по­шел по ва­шим сто­пам?

Нел­ли: У него в шко­ле хо­ро­шо шли язы­ки – ан­глий­ский и фран­цуз­ский. Мы ду­ма­ли, что Ле­ша в ак­те­ры не пой­дет, и вдруг у него – бац! – все по­ме­ня­лось. Мы да­же немно­го рас­стро­и­лись. Но ге­ны, ку­да от них де­нешь­ся. Он толь­ко что окон­чил те­ат­раль­ную ака­де­мию, кста­ти, с крас­ным ди­пло­мом, как и Влад. По­сту­пил в БДТ, сей­час ре­пе­ти­ру­ет в но­вом спек­так­ле и уже на­чал по­ти­хонь­ку сни­мать­ся – в «Тай­нах след­ствия» на­при­мер.

Кто вос­пи­та­ни­ем на­след­ни­ка за­ни­мал­ся?

Нел­ли: Он, мож­но ска­зать, «ма­мин сын». Ко­гда Ле­ша рос, его па­па ак­тив­но сни­мал ки­но. При­ез­жал до­мой на ко­рот­кое вре­мя, «вклю­чал» ро­ди­те­ля и на­чи­нал стро­ить его по пол­ной. ( Сме­ет­ся.)

Влад: Мо­ти­ви­ро­вать! Сын мне го­во­рил: «Па­па, ес­ли ты бу­дешь ме­ня мо­ти­ви­ро­вать, я уй­ду в дру­гую ком­на­ту!» А на две­ри той ком­на­ты ви­се­ла над­пись «Па­пе вход вос­пре­щен!» и знак до­рож­ный, что про­ход за­крыт. Так это и оста­лось там по сей день.

Влад, вы при­гла­ша­е­те же­ну в каж­дый свой про­ект. А сы­на пла­ни­ру­е­те сни­мать?

Влад: Тут, как и с Нел­ли, во­прос ху­до­же­ствен­но-твор­че­ский. Ес­ли воз­ник­нет ка­кой-то твор­че­ский со­юз, ес­ли у ме­ня бу­дет ощу­ще­ние, что толь­ко Ле­ша мо­жет это сыг­рать, со сво­им тем­пе­ра­мен­том, спо­соб­но­стя­ми, ви­де­ни­ем жиз­ни, – что-ни­будь сде­ла­ем вме­сте. И тут не важ­но, сын он мне или не сын. Тем бо­лее я ни­ко­гда ни­ко­го не бу­ду при­стра­и­вать. Нель­зя со­зда­вать теп­лич­ные усло­вия. По­это­му Нел­ли боль­ше всех до­ста­ет­ся от ме­ня на съе­моч­ной пло­щад­ке. И сыну бу­дет до­ста­вать­ся, ес­ли вы­па­дет вме­сте ра­бо­тать…

ВЛАД СЧИТАЛ, ЧТО

Я ЕГО ОБМАНЫВАЮ ‒ ЗНАЮ, ЧТО РО­ДИТ­СЯ ДЕ­ВОЧ­КА, НО НЕ ХО­ЧУ

ЕГО РАССТРАИВАТЬ.

ВЕДЬ ОН МЕЧ­ТАЛ О СЫНЕ. Я ЭТО ЧУВ­СТВО­ВА­ЛА, ХО­ТЯ ОН ПРЯ­МО НЕ ГО­ВО­РИЛ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.