ОТПЕЧАТКИ

Atmosfera - - Содержание -

Ис­то­рия о том, как сын пе­ка­ря Лу­ча­но Па­ва­рот­ти стал ве­ли­ким опер­ным пев­цом и на­шел свою лю­бовь в шесть­де­сят пять лет

Лу­ча­но ПА­ВА­РОТ­ТИ – один из са­мых вы­да­ю­щих­ся опер­ных пев­цов ве­ка, который вы­сту­пал на сцене бо­лее со­ро­ка лет. Две­ри луч­ших те­ат­ров для него все­гда бы­ли от­кры­ты. Успе­ха, ко­то­ро­го до­бил­ся он, не было ни у од­но­го во­ка­ли­ста. Лу­ча­но со­би­рал ста­ди­о­ны по­клон­ни­ков. Cол­неч­ный тембр и осо­бая вза­и­мо­связь со зри­те­лем де­ла­ли его ис­клю­чи­тель­ным. Од­на­ко лич­ная жизнь ма­эст­ро все­гда вы­зы­ва­ла неод­но­знач­ные от­зы­вы. Толь­ко ли звезд­ной бо­лез­нью мож­но объ­яс­нить экс­цен­трич­ные вы­ход­ки ко­ро­ля верхнего до?

Петь ди­фи­рам­бы жур­на­ли­стам не при­вы­кать. Осо­бен­но ко­гда ге­рой это­го за­слу­жи­ва­ет. А ге­ний Лу­ча­но Па­ва­рот­ти, без­услов­но, из та­ких. У него ред­кие во­каль­ные дан­ные – его го­лос на­зы­ва­ют «ли­ри­че­ский те­нор». Ши­ро­кий диа­па­зон поз­во­ля­ет ему плав­но пе­ре­хо­дить от од­но­го ре­ги­стра к дру­го­му. Ко­неч­но, хо­чет­ся ска­зать, что все это пе­ре­да­лось по на­след­ству, ведь его отец в сво­бод­ное от ра­бо­ты вре­мя пел в хо­ре, но нет – один из луч­ших во­ка­ли­стов на­ше­го вре­ме­ни на­чал свой жиз­нен­ный путь ина­че.

Ро­ди­лась го­ло­си­стая звез­да 12 ок­тяб­ря

1935 го­да в неболь­шом го­род­ке Мо­де­на, который от­но­сит­ся к ита­льян­ской про­вин­ции Эми­ли­яРо­ма­нья – ро­дине пар­ме­за­на и ви­на. Его отец Фер­нан­до был хо­зя­и­ном хлеб­ной лав­ки и обо­жал му­зи­ци­ро­вать. По­ю­щий пе­карь был зна­ме­ни­то­стью го­ро­да. В дей­стви­тель­но­сти па­па­ша гре­зил о сцене, но сме­ло­сти ре­а­ли­зо­вать мечты ему не хва­ти­ло. По­это­му он ре­шил, что пе­ние – это про­сто хоб­би. Мать на­ше­го ге­роя Адель ра­бо­та­ла на та­бач­ной фаб­ри­ке и меч­та­ла, что­бы он по­шел пре­по­да­вать в шко­лу.

А его са­мо­го в дет­стве боль­ше ин­те­ре­со­вал футбол, он хо­тел быть про­фес­си­о­наль­ным вра­та­рем. И по­сле окон­ча­ния шко­лы пе­ред бу­ду­щим пев­цом вста­ла ди­лем­ма. Он был за­ин­те­ре­со­ван в про­дол­же­нии ка­рье­ры фут­бо­ли­ста, но мать все-та­ки на­сто­я­ла на сво­ем. Лу­ча­но да­же про­дер­жал­ся в шко­ле па­ру лет, но в лю­бую сво­бод­ную ми­нут­ку му­зи­ци­ро­вал – это-то и взя­ло в ито­ге верх. Тем бо­лее что скрыть та­кой го­лос от лю­дей про­сто не пред­став­ля­лось воз­мож­ным.

ПЕР­ВЫЕ ША­ГИ

Пер­вое вы­ступ­ле­ние на­ше­го ге­роя со­сто­я­лось, ко­гда ему было все­го че­ты­ре го­да. Он пел «Серд­це кра­са­виц склон­но к из­мене». Ау­ди­то­рия из ба­бу­шек, те­ту­шек и ма­мы бы­ла оча­ро­ва­на. Поз­же в до­ме од­но­го из дру­зей ре­бя­та про­во­ди­ли кон­кур­сы пев­цов, в ко­то­рых неиз­мен­ным по­бе­ди­те­лем ста­но­вил­ся Лу­ча­но. Он все­гда стре­мил­ся во всем быть пер­вым – будь то игра в футбол, ез­да на ве­ло­си­пе­де или бег на­пе­ре­гон­ки.

Ино­гда он помогал при­я­те­лям оча­ро­вы­вать де­ву­шек пе­ни­ем се­ре­над под ок­на­ми. Те ста­но­ви­лись воз­ле до­ма и от­кры­ва­ли рты, а Лу­ча­но в ар­ке вы­да­вал пе­ре­ли­вы.

Од­на­жды две­на­дца­ти­лет­ний

Па­ва­рот­ти бо­си­ком иг­рал с маль­чиш­ка­ми в футбол и по­ра­нил но­гу о гвоздь.

На­ча­лось за­ра­же­ние кро­ви, он про­вел в ко­ме несколько недель, но чу­дом остал­ся жив. Что­бы по­ра­до­вать сы­на по­сле вы­здо­ров­ле­ния, отец впер­вые от­вел его

в опе­ру Мо­де­ны, где юно­ша услы­шал те­но­ра Бен­джа­ми­на

Джи­ли. Лу­ча­но был по­тря­сен.

То­гда он по­нял, что хо­чет стать не про­сто зна­ме­ни­тым, а ве­ли­ким во­ка­ли­стом. Спу­стя шест­на­дцать лет так и слу­чи­лось…

Лу­ча­но не за­кон­чил кон­сер­ва­то­рию, и га­зе­ты пи­са­ли о том, что пев­цу не по­на­до­би­лось мно­го тру­дить­ся: все дело было в его ко­лос­саль­ных во­каль­ных спо­соб­но­стях. Но это да­ле­ко от прав­ды: что­бы «от­то­чить» го­лос, Па­ва­рот­ти мно­го вре­ме­ни про­во­дил с учи­те­ля­ми, ко­то­рые, не ме­няя его тембр, смог­ли вы­гра­ви­ро­вать на­сто­я­щий брил­ли­ант.

Ка­рье­ра пев­ца бы­ла стре­ми­тель­ной: уже в 1961 го­ду, в воз­расте все­го лишь два­дца­ти ше­сти лет, он при­нял уча­стие в конкурсе те­ат­ра «Реджио Эми­лия». У пуб­ли­ки не было со­мне­ний – имен­но мо­ло­дое да­ро­ва­ние в ли­це Па­ва­рот­ти долж­но было по­лу­чить глав­ный приз – роль Ру­доль­фа в опе­ре Пуч­чи­ни «Бо­ге­ма». Это был его дол­го­ждан­ный де­бют на сцене. С тех пор этот об­раз – один из лю­би­мых у ма­эст­ро. И неспро­ста – он все­гда лю­бил бра­ви­ро­вать сво­и­ми до­сти­же­ни­я­ми, ведь мно­гие во­ка­ли­сты до­би­ва­ют­ся та­ких вы­сот уже в пре­клон­ном воз­расте. Мож­но ска­зать, что Лу­ча­но уже на­чал за­зна­вать­ся, но по­ка еще дер­жал свой ха­рак­тер в уз­де.

ШЕР­ШЕ ЛЯ ФАМ

Как мож­но пи­сать об ита­льян­це, не за­тра­ги­вая его лю­бов­ные по­хож­де­ния! Без­услов­но, они бы­ли и в жиз­ни на­ше­го ге­роя, но их все­гда за­сло­ня­ла глав­ная жен­щи­на его жиз­ни. Свою лю­бовь он встре­тил в 1955 го­ду на ве­че­рин­ке. Ему то­гда было два­дцать лет. Что­бы про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние, Лу­ча­но ис­пол­нил «Гнез­до ла­сточ­ки». Пел он толь­ко для нее – шест­на­дца­ти­лет­ней Адуа, ко­то­рая то­же увле­ка­лась пе­ни­ем. Лю­бовь пе­ре­жи­ла школь­ную по­ру, вско­ре со­сто­я­лась их по­молв­ка, ко­то­рая оказалась дол­гой. В ту по­ру они ра­бо­та­ли учи­те­ля­ми. Лу­ча­но пре­по­да­вал физ­куль­ту­ру, под­ра­ба­ты­вал стра­хо­вым аген­том.

И лишь бла­го­да­ря до­сти­же­ни­ям Па­ва­рот­ти на му­зы­каль­ном олим­пе жи­ву­щие вме­сте боль­ше ше­сти лет мо­ло­дые лю­ди смог­ли по­же­нить­ся. Лу­ча­но еще не был во­ка­ли­стом, за­ра­ба­ты­ва­ю­щим огром­ные день­ги, но го­но­ра­ров уже хва­ти­ло на скром­ную сва­дьбу.

По­рой ка­за­лось, что на же­ну ита­лья­нец не об­ра­ща­ет осо­бо­го вни­ма­ния, ведь во­круг него все­гда было мно­же­ство мо­ло­дых пе­виц и ра­бот­ниц те­ат­ров – гла­за раз­бе­га­лись. Ито­гом ста­ло то, что в 1964 он про­пу­стил рож­де­ние пер­вой до­че-

ри Ло­рен­цы. В то вре­мя, по­ка Адуа бы­ла в боль­ни­це, наш ге­рой от­ме­чал с дру­зья­ми свой успех в «Ри­го­лет­то». За­тем он не по­ехал с же­ной в гос­пи­таль, ко­гда она жда­ла по­яв­ле­ния вто­рой до­че­ри – Кри­сти­ны. Ви­ди­мо, не хо­тел вол­но­вать­ся лиш­ний раз или у него на­хо­ди­лись бо­лее важ­ные де­ла, по­это­му он вы­вел фор­му­лу: мать плюс от­сут­ству­ю­щий отец рав­но здо­ро­вый ре­бе­нок. Так что тре­тья доч­ка Джу­ли­а­на то­же ро­ди­лась без него.

Пе­вец был очень суе­вер­ным че­ло­ве­ком и считал, что ес­ли что-то «ра­бо­та­ет», ме­нять ни­че­го не на­до. Ес­ли что-ли­бо при­но­си­ло уда­чу, он брал это на за­мет­ку. На­при­мер, так было со зна­ме­ни­тым но­со­вым плат­ком, который стал счаст­ли­вым та­лис­ма­ном Па­ва­рот­ти. Лу­ча­но считал, что бу­дет дур­ным зна­ком, ес­ли на кон­цер­тах при нем не ока­жет­ся плат­ка. Кро­ме то­го, из-за суе­ве­рий он не вы­но­сил пур­пур­но­го цве­та, ни­ко­гда не про­хо­дил под лест­ни­цей, не тер­пел, ес­ли при нем рас­сы­па­ли соль…

ЗА МО­РЯ

Мо­ло­дой те­нор имел успех не толь­ко в род­ной Италии. В два­дцать во­семь Лу­ча­но от­пра­вил­ся в Лон­дон. Он ед­ва го­во­рил по-ан­глий­ски, но ста­рал­ся бра­ви­ро­вать и не по­ка­зы­вал свою нелов­кость – все-та­ки он уже был из­ве­стен в сво­ей стране и ждал со­от­вет­ству­ю­ще­го об­ра­ще­ния. Там он вновь ре­пе­ти­ро­вал «Бо­ге­му», но на этот раз в ка­че­стве дуб­ле­ра звез­ды – Джу­зеп­пе ди Сте­фа­но. Так­же он за­ме­нял парт­не­ра при­ма­дон­ны Джо­ан Са­зер­ленд. Пуб­ли­ка не хо­те­ла его от­пус­кать.

Успех в Лон­доне окры­лил его и под­го­то­вил к по­езд­ке в Ми­лан. И сно­ва бы­ла «Бо­ге­ма».

Од­на­ко те­атр «Ла Ска­ла» от­верг его дважды. Па­ва­рот­ти был в бе­шен­стве, но за него всту­пил­ся ди­ри­жер Гер­берт фон Ка­ра­ян и по­тре­бо­вал, что­бы его по­ста­ви­ли хо­тя бы на за­ме­ну.

В 1967 го­ду опе­ра «Дочь пол­ка» в Лон­дон­ской Ко­ро­лев­ской опе­ре сде­ла­ла Лу­ча­но ле­ген­дой. На этот раз лю­ди при­шли, что­бы услы­шать имен­но его. До сих пор так не пел ни один те­нор – де­вять верх­них до под­ряд на пре­де­ле мо­щи го­ло­са. Ни­кто не мог по­ве­рить в это, тем бо­лее но­ты про­зву­ча­ли од­на за дру­гой с лег­ко­стью. Это из­ме­ни­ло все – у Па­ва­рот­ти по­лу­чи­лось то, че­го рань­ше не уда­ва­лось ни­ко­му.

Сен­са­ция по­вто­ри­лась в «Ла Ска­ла», и на­ко­нец три­умф в «Мет­ро­по­ли­тен-опе­ра». Нью-Йорк ле­жал у ног ко­ро­ля верхнего до. Вре­мя ма­лень­ких го­но­ра­ров про­шло, в том чис­ле и бла­го­да­ря но­во­му им­пре­са­рио Па­ва­рот­ти Гер­бер­ту

Бре­сли­ну. Аме­ри­ка сде­ла­ла из него звез­ду, но его им­пре­са­рио хо­тел соль­ных кон­цер­тов.

На од­ном из вы­ступ­ле­ний

в «Кар­не­ги-хол­ле» был ан­шлаг. Па­ва­рот­ти впер­вые осме­лил­ся со­еди­нить арии с пес­ня­ми сво­ей ро­ди­ны. Пуб­ли­ка при­ш­ла в вос­торг. Те­перь по­сле каж­до­го вы­хо­да Па­ва­рот­ти вы­зы­ва­ли не ме­нее пятнадцать раз под­ряд!

С это­го мо­мен­та жизнь на­ше­го ге­роя про­хо­ди­ла в са­мых пре­стиж­ных те­ат­рах ми­ра, в окру­же­нии из­вест­ных ди­ри­же­ров и са­мых про­слав­лен­ных кол­лег.

Од­на­ко рост сла­вы Па­ва­рот­ти не обо­шел­ся без труд­но­стей. О его вздор­ном ха­рак­те­ре хо­ди­ли ле­ген­ды. Он да­же за­ра­бо­тал ре­пу­та­цию «ко­ро­ля от­мен», посколь­ку лю­бил ча­стень­ко от­ме­нять вы­ступ­ле­ния в по­след­ний мо­мент. Считал, что звез­де его мас­шта­ба та­кие ка­при­зы поз­во­ли­тель­ны. И мно­гие те­ат­ры смот­ре­ли на это сквозь паль­цы, при­зна­вая, что ко­роль име­ет пра­во на экс­цен­трич­ные вы­ход­ки. Лишь опе­ра Чи­ка­го разо­рва­ла с ним кон­тракт, посколь­ку в те­че­ние вось­ми лет Па­ва­рот­ти от­ме­нил в этом ме­сте два­дцать шесть из со­ро­ка вы­ступ­ле­ний.

КАК ПО НОТАМ

С дву­мя дру­ги­ми те­но­ра­ми, Пла­си­до До­мин­го и Хо­се Кар­ре­ра­сом, Па­ва­рот­ти свя­зы­ва­ла лич­ная и твор­че­ская друж­ба. Их твор­че­ское трио за­ро­ди­лось в девяностых. Сна­ча­ла, ко­неч­но, не обо­шлось без про­фес­си­о­наль­ной за­ви­сти, но по­том пев­цы смог­ли най­ти об­щий язык, по­няв, что вме­сте они в со­сто­я­нии до­бить­ся боль­ше­го. Да­же наш ге­рой су­мел унять свой за­ди­ри­стый нрав ра­ди об­ще­го де­ла. Впер­вые они вы­сту­пи­ли в Италии, в кон­цер­те, по­свя­щен­но­му чем­пи­о­на­ту ми­ра по фут­бо­лу, и тут Па­ва­рот­ти, который яв­лял­ся по­клон­ни­ком фут­бо­ла, на­ко­нец-то смог от­ве­сти ду­шу. Это было имен­но тем мо­мен­том, ко­гда пе­вец по­чув­ство­вал, что опер­ные пар­тии в его ис­пол­не­нии мо­гут стать на­сто­я­щи­ми хи­та­ми.

К то­му же вре­ме­ни от­но­сит­ся начало его вы­ступ­ле­ний в боль­ших кон­цер­тах на от­кры­тых пло­щад­ках. В Гайд-парке в Лон­доне он со­брал сто пять­де­сят ты­сяч зри­те­лей, и да­же дождь не по­ме­шал его успе­ху. В 1993 го­ду пять­сот ты­сяч че­ло­век при­шли на кон­церт Па­ва­рот­ти в Цен­трал-парке в Нью-Йор­ке. А в сен­тяб­ре то­го же го­да под се­нью Эй­фе­ле­вой баш­ни со­бра­лось три­ста ты­сяч, и все ра­ди Лу­ча­но.

Но окру­же­ние звез­ды по­сто­ян­но на­по­ми­на­ло ему о том, что за­ра­ба­ты­вать день­ги лишь для се­бя непра­виль­но. Его то­гдаш­няя сек­ре­тар­ша Ни­ко­лет­та, зная ха­рак­тер сво­е­го бос­са, ак­ку­рат­но на­мек­ну­ла, что бу­дет непло­хо устра­и­вать бла­го­тво­ри­тель­ные кон­цер­ты. С 1992 по 2003 год в род­ной Мо­дене ве­ли­кий те­нор ор­га­ни­зо­вы­вал бла­го­тво­ри­тель­ное шоу «Па­ва­рот­ти и дру­зья», со­би­рая зна­ме­ни­тых

звезд и вы­сту­пая в ду­э­тах с ни­ми. Шоу спо­соб­ство­ва­ло еще боль­шей по­пу­ляр­но­сти пев­ца, не го­во­ря уже о ко­ли­че­стве лю­дей, ко­то­рым по­мог­ли со­бран­ные сред­ства. Но ис­пол­не­ние пе­сен в ком­па­нии со Стин­гом, Мэрай­ей Кэ­ри, Эл­то­ном Джо­ном и Се­лин Ди­он при­ве­ло к то­му, что опер­ная ария ста­ла зву­чать у Па­ва­рот­ти как по­п­со­вый хит. Од­на­ко Ни­ко­лет­та уве­ря­ла, что он идет вер­ным пу­тем. А Па­ва­рот­ти по­че­му-то ве­рил этой скром­ной де­вуш­ке и со­ве­то­вал­ся с ней по всем важ­ным во­про­сам.

Его сла­ва бы­ла в зе­ни­те. Во­круг ко­ро­ля да­же су­ще­ство­ва­ло по­до­бие дво­ра: до­ста­точ­но вспом­нить неко­е­го То­ма­са, в про­шлом немец­ко­го сер­жан­та, который отве­чал за ри­ту­ал вы­хо­да Ма­эст­ро на сце­ну, а так­же за необ­хо­ди­мые ему та­бу­рет­ки, ми­не­раль­ную во­ду, за бу­фет с тар­тин­ка­ми с ло­со­си­ной, сы­ром, вет­чи­ной и оби­ли­ем фрук­тов… В мо­ло­до­сти Лу­ча­но был фи­зи­че­ски при­вле­ка­те­лен, но в ис­то­рии му­зы­ки он оста­нет­ся огром­ных раз­ме­ров тол­стя­ком, ути­ра­ю­щий плат­ком непре­рыв­но стру­я­щий­ся пот. Уже в се­ми­де­ся­тые вес Па­ва­рот­ти до­стиг ста пя­ти­де­ся­ти ки­ло­грам­мов. Его внеш­ность не ра­до­ва­ла его са­мо­го. Неспро­ста ведь он не по­яв­лял­ся на экране в пол­ный рост, пред­по­чи­тая круп­ные пла­ны. Но это не ме­ша­ло ему поль­зо­вать­ся успе­хом у дам. Дав­но же­на­тый Па­ва­рот­ти не от­ка­зы­вал се­бе в плот­ских удо­воль­стви­ях, был как сул­тан в га­ре­ме. Он да­же снял­ся в шу­точ­ном филь­ме «Да, Джор­джо», где по­явил­ся в ка­ри­ка­тур­ном об­ра­зе опер­но­го пев­ца, ко­то­ро­го ин­те­ре­су­ют лишь мо­ло­дые кра­сот­ки да вкус­ная еда. Од­на­ко не толь­ко лю­бовь к ла­ком­ствам и ви­ну при­ве­ла его к пол­но­те. Все ока­за­лось го­раз­до се­рьез­нее.

Лу­ча­но не учил но­вые ро­ли, а де­лал ин­тер­пре­та­ции лю­би­мых пар­тий: Не­мо­ри­но в «Лю­бов­ном на­пит­ке», Ри­чар­да в «Ба­ле-мас­ка­ра­де» и Ру­доль­фа в «Бо­ге­ме». И в этом то­же усмат­ри­ва­ли ка­при­зы звез­ды. Од­на­ко ни­кто не знал, что по­доб­ное по­ве­де­ние было свя­за­но с про­бле­ма­ми с па­мя­тью.

ФИГАРО ТУТ, ФИГАРО ТАМ

Адуа бы­ла вы­нуж­де­на мно­гие го­ды под­чи­нять­ся плот­но­му га­строль­но­му гра­фи­ку Лу­ча­но и, ко­неч­но же, зна­ла об ин­триж­ках, ко­то­рых у го­ря­че­го ита­льян­ца было на­ме­ре­но. Как след­ствие, страсть с го­да­ми осты­ла, это бы­ли лишь хо­ро­шо зна­ю­щие друг дру­га лю­ди, го­то­вые иг­рать чув­ства на­по­каз. Но скры­вать свои ро­ма­ны Па­ва­рот­ти в ка­кой-то мо­мент пе­ре­стал. Так, в 1981 го­ду в его жиз­ни по­яви­лась Мад­лен Ре­ни, сна­ча­ла как уче­ни­ца, а за­тем и как воз­люб­лен­ная. В Италии он был с се­мьей,

а на га­стро­лях с лю­бов­ни­цей. Так про­дол­жа­лось шесть лет, а по­сле наш ге­рой вновь стал ме­нять при­вле­ка­тель­ных и, глав­ное, мо­ло­день­ких де­ву­шек как пер­чат­ки.

Адуа тер­пе­ла боль­ше де­ся­ти лет, но в 1993 го­ду не вы­дер­жа­ла и на­ча­ла устра­и­вать скан­да­лы, и в прес­се по­полз­ли слу­хи о кри­зи­се в от­но­ше­ни­ях.

Это еще боль­ше на­ка­ли­ло ат­мо­сфе­ру в се­мье, Лу­ча­но пе­ре­стал по­яв­лять­ся на пуб­ли­ке с же­ной. Вме­сто это­го его на­ча­ла со­про­вож­дать все та же скром­ная сек­ре­тар­ша Ни­ко­лет­та Ман­то­ва­ни, ко­то­рая бы­ла моложе его на трид­цать пять лет. В от­ли­чие от осталь­ных лю­бов­ниц Лу­ча­но она вез­де дер­жа­лась как офи­ци­аль­ная пас­сия. Го­то­ва бы­ла сгла­жи­вать ост­рые уг­лы и все­гда на­хо­ди­ла подход к пев­цу. Па­ва­рот­ти стал ее глав­ной лю­бо­вью. Адуа

же бы­ла взбе­ше­на, она не мог­ла жить в лю­бов­ном тре­уголь­ни­ке и, что­бы со­хра­нить чув­ство соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства, вы­гна­ла му­жа из до­ма. Од­на­ко да­вать раз­вод не хо­те­ла, считала, что ро­ман с Ни­ко­лет­той – это оче­ред­ная ин­триж­ка, ко­то­рая ско­ро прой­дет.

Три го­да по­на­до­би­лось на уго­во­ры, и в мар­те 1996 го­да су­пру­же­ская па­ра по­да­ла за­яв­ле­ние о раз­во­де по вза­им­но­му со­гла­сию. Но это было толь­ко на­ча­лом бит­вы в су­де, ко­то­рую устро­и­ла пев­цу же­на, пре­тен­до­вав­шая на по­ло­ви­ну его со­сто­я­ния. Об­ще­ствен­ное мнение было на ее сто­роне. Раз­вод по­сле­до­вал лишь че­рез че­ты­ре го­да.

И вот на­ко­нец, за­кон­чив раз­дел иму­ще­ства, наш ге­рой на­чал но­вую жизнь – с той са­мой Ни­ко­лет­той Ман­то­ва­ни, ко­то­рую все счи­та­ли ми­мо­лет­ным увле­че­ни­ем. Три­на­дца­то­го ян­ва­ря 2003 го­да у них ро­ди­лась дочь Али­че. К сло­ву, в этот раз во­ка­лист ре­шил от­ка­зать­ся от дав­ней тра­ди­ции и при­сут­ство­вал на ро­дах же­ны, ко­то­рые про­хо­ди­ли очень тя­же­ло. Ви­ди­мо, доч­ка и ста­ла глав­ной жен­щи­ной, ко­то­рую он ис­кал всю жизнь и ко­то­рой ни­ко­гда не из­ме­нит.

А в кон­це то­го же го­да Лу­ча­но по­вел обуз­дав­шую его пыл­кий нрав де­вуш­ку под ве­нец. «Все эти го­ды мы с Лу­ча­но бы­ли нераз­луч­ны, пре­вра­тив­шись в еди­ный ор­га­низм: я со­про­вож­да­ла его по­всю­ду, за­ни­ма­лась его рас­пи­са­ни­ем, га­стро­ля­ми, ко­стю­ма­ми», – вспо­ми­на­ет то вре­мя Ни­ко­лет­та. Но­вую жизнь со вто­рой же­ной Лу­ча­но на­чал в шесть­де­сят пять лет. Он по­стро­ил дом, где пла­ни­ро­вал встре­тить ста­рость. Од­на­ко судь­ба рас­по­ря­ди­лась ина­че: ме­ди­ки на­ко­нец-то на­шли объ­яс­не­ние его нерв­ным при­пад­кам, про­бле­мам с па­мя­тью, лиш­не­му ве­су и дру­гим стран­но­стям – ока­за­лось, что так про­яв­лял­ся рак под­же­лу­доч­ной же­ле­зы, от ко­то­ро­го в 2002 го­ду умер­ли его ро­ди­те­ли. Ни­ко­лет­та не по­ки­ну­ла лю­би­мо­го, хо­тя и ее жда­ла пе­чаль­ная но­вость – вра­чи вы­яс­ни­ли, что де­вуш­ка стра­да­ет рас­се­ян­ным скле­ро­зом и нуж­да­ет­ся в по­сто­ян­ном ле­че­нии. Тем не ме­нее невзго­ды сбли­зи­ли Лу­ча­но и его но­вую су­пру­гу еще боль­ше.

Скон­чал­ся Па­ва­рот­ти 6 ав­гу­ста

2007 го­да в воз­расте се­ми­де­ся­ти двух лет в сво­ем до­ме в Италии, рядом бы­ли Ни­ко­лет­та и дочь Али­че. Воз­мож­но, нас ждет про­дол­же­ние ди­на­стии, ведь, ес­ли ве­рить сло­вам Ни­ко­лет­ты, пят­на­дца­ти­лет­няя де­вуш­ка об­ла­да­ет кра­си­вым темб­ром и от­лич

но по­ет.

В жиз­ни и на сценеЛу­ча­ноПа­ва­рот­ти был окру­жен кра­си­вы­ми жен­щи­на­ми. С кем толь­ко из опер­ных див ему не при­пи­сы­ва­ли ро­ма­ны!Это и его дав­няя по­дру­га Ми­рел­ла Фре­ни, и Ма­рия Кал­лас, и да­же Монт­сер­рат Ка­ба­лье.

По­след­ней лю­бо­вью те­но­ра ста­ла его сек­ре­тар­ша Ни­ко­лет­та Ман­то­ва­ни, а их дочь Али­че на­зы­ва­ют глав­ной жен­щи­ной его жиз­ни (1). В бра­ке с Адуа Ве­ро­ни пе­вец про­жил по­чти со­рок лет. Стой­кая ита­льян­ка дол­го тер­пе­ла его мно­го­чис­лен­ные ро­ма­ны на стороне (2).

Наш ге­рой вме­сте с Пла­си­до До­мин­го и Хо­се Кар­ре­ра­сом впер­вые вы­сту­пил на чем­пи­о­на­те ми­ра по фут­бо­лу в 1990 го­ду. «Три те­но­ра» сра­бо­та­лись не сра­зу, но все же на­шли об­щий язык.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.