Го­ро­да ма­сте­ров

Business Traveller (Russia) - - Содержание -

Са­мар­канд и Бу­ха­ра – за один уи­кенд

СА­МАР­КАНД. ДРЕВ­НО­СТИ И ЦЕН­НО­СТИ

Что­бы не разо­ча­ро­вы­вать­ся, нуж­но пом­нить, что Са­мар­канд – не Дис­ней­ленд и не сказ­ка про Аладдина, ка­ки­ми мо­гут с пер­во­го взгля­да по­ка­зать­ся Бу­ха­ра или Хи­ва. Это по­лу­мил­ли­он­ник со сле­да­ми непро­стой ис­то­рии на ар­хи­тек­тур­ном ли­це, и в первую оче­редь недавнего со­вет­ско­го про­шло­го. Пе­ре­дви­гать­ся луч­ше на так­си, а уж ес­ли по­шли пеш­ком, то не жа­луй­тесь, что всё во­круг как при Бреж­не­ве, и ас­фальт при нем же по­ло­жи­ли.

Хо­ти­те пор­та­лов со стрель­ча­ты­ми ар­ка­ми, го­лу­бых ку­по­лов, из­раз­цов, май­о­ли­ки и мо­за­ик? Иди­те в Ре­ги­стан. Это глав­ный ту­ри­сти­че­ский объ­ект и сим­вол го­ро­да, как Крас­ная пло­щадь для Моск­вы.

Соб­ствен­но, «ре­ги­стан» и зна­чит пло­щадь. На сту­пень­ках все­гда фо­то­гра­фи­ру­ют­ся ком­па­нии. Вам по­ве­зет, ес­ли встре­ти­те стай­ку уз­бе­чек: в яр­ких цвет­ных ша­ро­ва­рах и пла­тьях-куй­лак, шел­ко­вых и ат­лас­ных, они от­лич­но впи­сы­ва­ют­ся в сказ­ку Ша­хе­ре­за­ды, ко­то­рую вы ви­ди­те во­круг. Муж­чи­ны в Уз­бе­ки­стане но­сят ев­ро- пей­скую одеж­ду (раз­ве что из­ред­ка встре­тишь тю­бе­тей­ку), за­то женщины ча­ще хо­дят в на­ци­о­наль­ной, все­гда яр­кой.

С ули­цы Ре­ги­стан (цен­траль­ная го­род­ская ар­те­рия) от­кры­ва­ет­ся вид на три ги­гант­ских пор­та­ла с ми­на­ре­та­ми и го­лу­бы­ми ку­по­ла­ми: три мед­ре­се со­став­ля­ют ан­самбль.

Сле­ва – са­мая ста­рая (XV век), мед­ре­се Улу­г­бе­ка, вну­ка Та­мер­ла­на, уче­но­го и аст­ро­но­ма. Ко­гда-то здесь был зна­ме­ни­тый уни­вер­си­тет. На ми­на­рет мож­но не лезть, а вот внутрь не­пре­мен­но за­бе­ги­те, что­бы взгля­нуть на мо­за­ич­ный по­то­лок ай­ва­на. Два дру­гих мед­ре­се, Шер­дор и Тил­ля-Ка­ри, да­ти­ру­ют­ся XVII ве­ком. На пор­та­ле пер­во­го пря­мо над льва­ми изоб­ра­же­ны че­ло­ве­че­ские ли­ца, что про­ти­во­ре­чит сун­нит­ской тра­ди­ции. Их мож­но рас­смот­реть с ули­цы, а внутрь уже не за­хо­дить: су­ве­нир­ные лав­ки с ков­ра­ми-ке­ра­ми­кой-вы­шив­кой сю­зане и их за­зы­ва­лы-про­дав­цы всё же очень на­до­еда­ют; к то­му же, суве­ни­ры луч­ше по­ку­пать на рынке.

А вот в ме­четь при мед­ре­се Тил­ля-Ка­ри нуж­но не­пре­мен­но за­гля­нуть ра­ди зо­ло­то­го по­тол­ка и стен: это осле­пи­тель­ной кра­со­ты ор­на­мент, са­мый бо­га­тый во всем Уз­бе­ки­стане, ес­ли не в ис­лам­ском ис­кус­стве.

ТИ­МУР И ЕГО КО­МАН­ДА

От го­ро­да, ко­то­рым вос­хи­щал­ся Алек­сандр Ма­ке­дон­ский, ко­гда-то сто­яв­шем на Ве­ли­ком Шел­ко­вом пу­ти, сле­дов по­чти не оста­лось – он был пол­но­стью со­жжен Чин­гис­ха­ном (мож­но по­ис­кать древ­но­сти на рас­коп­ках го­ро­ди­ща Аф­ро­сиаб, а луч­ше в Му­зее ис­то­рии Са­мар­кан­да «Аф­ро­сиаб», где со­хра­ни­лась фрес­ка XII ве­ка).

Од­на­ко че­рез сто лет ро­дил­ся эмир, по­дви­нув­ший Чин­ги­зи­дов и ос­но­вав­ший ди­на­стию Ти­му­ри­дов и но­вую столицу. Эмир этот стро­ил пирамиды из от­ре­зан­ных го­лов вра­гов, и зва­ли его Та­мер­лан.

Сле­дов Та­мер­ла­на, он же Ти­мур, в Са­мар­кан­де несколь­ко. В первую оче­редь, это ме­четь, на­зван­ная в честь его же­ны-ки­та­ян­ки Би­би-Ха­нум, ко­то­рую невоз­мож­но про­пу­стить. Ме­четь эта ко­лос­саль­ных раз­ме­ров, чуть ли не са­мая боль­шая в ми­ре, один толь­ко ку­пол – 41 м в вы­со­ту. Ря­дом мав­зо­лей-вось­ми­уголь­ник с мо­ги­лой Би­би-Ха­нум.

Та­мер­лан по­хо­ро­нен в дру­гом мав­зо­лее, Гур-Эмир: это при­мер­но в по­лу­ча­се ходь­бы от Ре­ги­ста­на по ши­ро­ким со­вет­ским про­спек­там. Внут­ри мав­зо­лея – де­вять мо­гил: здесь по­ко­ят­ся де­ти Та­мер­ла­на, его учи­те­ля и он сам. Экс­кур­со­вод рас­ска­жет ис­то­рию со­мни­тель­ной до­сто- вер­но­сти: о том, что уче­но­го Ми­ха­и­ла Ге­ра­си­мо­ва в 1941 го­ду пре­ду­пре­жда­ли по-хо­ро­ше­му не вскры­вать мо­ги­лу, а он вскрыл, под­твер­див, что Та­мер­лан был невы­сок (170 см) и хром, – и тут же на­ча­лась Вто­рая ми­ро­вая вой­на. «Ес­ли бы Амир Ти­мур до­шел до Ки­тая, ки­тай­цы се­год­ня го­во­ри­ли бы по-уз­бек­ски», – шу­тит гид, сно­ва до­пус­кая неточ­ность: уз­бек­ская ди­на­стия Шай­бо­ни­дов при­шла сю­да толь­ко в XVI ве­ке, сме­стив Ти­му­ри­дов.

В се­го­дняш­нем Са­мар­кан­де та­джик­скую речь то­же услы­шишь ча­ще уз­бек­ской – са­мар­канд­цы счи­та­ют се­бя на­след­ни­ка­ми пер­сов. Пер­вый пре­зи­дент Уз­бе­ки­ста­на Ка­ри­мов, кстати, ро­дом из Са­мар­кан­да. Каж­дый так­сист зна­ет шко­лу №12, в ко­то­рой он учил­ся, и его мо­ги­лу на ста­ром клад­би­ще Шах-и-Зин­да (там та­к­же по­хо­ро­не­ны его мать и бра­тья), а еще от­ве­зет вас к па­мят­ни­ку, по­став­лен­но­му при жиз­ни пер­во­го пре­зи­ден­та, про­быв­ше­го у вла­сти це­лых 27 не­за­ви­си­мых лет.

Ну и, ко­неч­но, Сиаб­ский ба­зар на пе­ре­се­че­нии улиц Таш­кент­ской и Шах-и-Зин­да, огром­ный и бес­по­ря­доч­ный, как и все в Уз­бе­ки­стане. Его по­се­ще­ни­ем мож­но за­кон­чить день, рас­хо­дят­ся тут не ра­но. Ры­нок огро­мен: от­дель­ный па­ви­льон для са­мар­канд­ских ле­пе­шек и тан­дыр­на­на, от­дель­ный – для же­ва­тель­но­го та­ба­ка на­с­вая. Ужи­нать – ман­та­ми, лаг­ма­ном, сам­сой или пло­вом (для ве­ге­те­ри­ан­цев его сде­ла­ют без мя­са) – то­же луч­ше все­го здесь, что­бы не му­чить­ся поисками при­ят­но­го ре­сто­ра­на (это не так-то про­сто).

А суб­бот­ним утром, от­прав­ля­ясь в Бухару на «Аф­ро­сиа­бе», име­ет смысл при­е­хать на вок­зал как ми­ни­мум за час до от­бы­тия, ука­зан­но­го в би­ле­те: же­лез­но­до­рож­ни­ки в грош не ста­вят рас­пи­са­ние – по­ез­да уез­жа­ют рань­ше, про­сто по­то­му, что «ждать на­до­е­ло».

БУ­ХА­РА. СКАЗ­КА ША­ХЕ­РЕ­ЗА­ДЫ

Бу­ха­ра – вы­зы­ва­ю­ще де­ко­ра­тив­ная и «от­кры­точ­но» за­вле­ка­тель­ная. Это го­род па­мят­ни­ков: здесь 217 мед­ре­се, из ко­то­рых сто – под охра­ной го­су­дар­ства. Ре­ли­ги­оз­ный центр: три­ста ме­че­тей, семь свя­тых мо­гил. И, ко­неч­но, это куль­тур­ная сто­ли­ца. При пер­сах-са­ма­ни­дах в Бу­ха­ре ра­бо­та­ли Ави­цен­на, Аль-Би­ру­ни, Ру­да­ки, Фир­до­уси и Омар Хай­ям. А по­лу­ми­фи­че­ский Ход­жа На­сред­дин за­щи­щал здесь бедных: па­мят­ник ему сто­ит в ис­то­ри­че­ском цен­тре, на пло­ща­ди Ля­би-ха­ус. Де­ти и взрос­лые, за­га­ды­вая же­ла­ния, до блес­ка на­тер­ли его иша­ку нос.

Ес­ли стро­ить экс­кур­сию по гео­гра­фи­че­ско­му прин­ци­пу, мож­но на­чать пря­мо с вок­за­ла, с но­вой ис­то­рии. Сле­ва от вок­за­ла на­хо­дит­ся воз­душ­ный ба­роч­ный дво­рец, построенный к при­ез­ду Ни­ко­лая II. Прав­да, сам им­пе­ра­тор так сю­да и не до­е­хал.

Бухару в 1868 го­ду ко­ло­ни­зи­ро­вал его дед Алек­сандр II. Три по­след­них русских ца­ря эми­ров не тро­га­ли. А по­том всех сверг­ли боль­ше­ви­ки. Ин­те­ре­су­ю­щим­ся по­дви­га­ми ге­не­ра­ла Фрун­зе и тур­ке­стан­ской опе­ра­ци­ей сто­ит осмот­реть кре­пость Арк, что за во­ро­та­ми Ста­ро­го го­ро­да. От нее оста­лись лишь сте­ны, вы­дер­жав­шие на­тиск Чингисхана. Несколь­ко пре­крас­ных двор­цов в 1920 го­ду го­ре­ли три дня…

Но всё по по­ряд­ку. На­чи­на­ем марш­рут из Ста­ро­го го­ро­да.

До­ез­жай­те до пло­ща­ди Ля­би-ха­ус, по­вер­ни­тесь к На­сред­ди­ну спи­ной и сде­лай­те пе­ре­рыв на ко­фе воз­ле во­до­е­ма (на са­мом де­ле, пей­те луч­ше чай, нор­маль­но­го ко­фе в Уз­бе­ки­стане днем с ог­нем не най­дешь). До ре­во­лю­ции та­ких во­до­е­мов в го­ро­де бы­ло око­ло сот­ни, но со­вет­ский док­тор Иса­ев объявил их источ­ни­ком за­ра­зы, и их за­сы­па­ли. Брось­те взгляд На­сред­ди­ну за спи­ну, на пор­тик (или пиштак, как его на­зы­ва­ют в ис­лам­ской ар­хи­тек­ту­ре) мед­ре­се На­ди­ра Ди­ван-Бе­ги: на нем сно­ва че­ло­ве­че­ские ли­ца, за­пре­щен­ные сун­ни­та­ми, а вот ши­и­ты, оче­вид­но, ни­че­го не име­ли про­тив. Мед­ре­се стро­и­лись при Шай­ба­ни­дах, уз­бек­ских кня­зьях, по­том­ках со­вре­мен­ных уз­бе­ков: вы­би­рай­те лю­бое, за­хо­ди­те внутрь и на­сла­ждай­тесь рос­пи­ся­ми и мра­мор­ной резь­бой по­тол­ков и стен. Прав­да, в каж­дом из мед­ре­се торговля та­кая ожив­лен­ная, что вам не вый­ти без па­ры шел­ко­вых шар­фов или дис­ка с уз­бек­ской му­зы­кой.

Всем, кто в дет­стве чи­тал «Воз­му­ти­те­ля спо­кой­ствия» Лео­ни­да Соловьева, необ­хо­дим бу­хар­ский ры­нок, не ме­ня­ю­щий­ся ве­ка­ми: впро­чем, его луч­ше оста­вить на вос­кре­се­нье, слиш­ком уж он са­мо­до­ста­то­чен.

ДЛЯ ДУ­ШИ И ТЕ­ЛА

Про­дол­жай­те ту­ри­сти­че­скую про­гул­ку к 47-мет­ро­во­му ми­на­ре­ту Ка­лян, са­мо­му вы­со­ко­му в цен­траль­ной Азии. Им лю­бо­вал­ся еще Чин­гис­хан, а вот ар­тил­ле­рия Фрун­зе рас­стре­ля­ла его в упор (поз­же ми­на­рет от­ре­ста­ври­ро­ва­ли). Тут уже и до кре­по­сти Арк ру­кой по­дать. Уце­лев­шие стро­е­ния се­год­ня пре­вра­ще­ны в му­зей.

Че­рез до­ро­гу от кре­по­сти на­хо­дит­ся уди­ви­тель­ной кра­со­ты ме­четь Бо­ло-ха­ус 1718 го­да по­строй­ки, с два­дца­тью то­нень­ки­ми де­ре­вян­ны­ми ко­лон­на­ми, вы­ре­зан­ны­ми из де­ре­ва.

Ну и, на­ко­нец, са­мый древ­ний го­род­ской па­мят­ник сто­ит в пар­ке име­ни Фрун­зе (как мы уже по­ня­ли, не сде­лав­ше­го для го­ро­да ни­че­го хо­ро­ше­го). Это ма­лень­кий квад­рат­ный мав­зо­лей Исма­и­ла Со­ма­ни, построенный в 905 го­ду. Он ка­жет­ся рез­ным, а по­стро­ен из обык­но­вен­ных кир­пи­чей, в которые до­бав­ля­ли сы­рые яй­ца. Мав­зо­лей нуж­но обой­ти три ра­за и за­га­дать же­ла­ние: по­строй­ка та­кая ма­лень­кая, что лег­ко сде­лать это про­сто на вся­кий слу­чай – вдруг сбу­дет­ся. А по­том мож­но поесть ту­тов­ни­ка пря­мо с де­ре­ва, рас­ту­ще­го в пар­ке: со­зрев­шие яго­ды па­да­ют на зем­лю, их ни­кто не со­би­ра­ет, а толь­ко да­вят но­га­ми.

В ве­чер­нюю про­грам­му при­ня­то вклю­чать по­ход в хам­мам. Са­мый ста­рый, Бо­зо­ри Корд, ра­бо­та­ет до по­лу­но­чи (в пер­вой по­ло­вине дня пус­ка­ют толь­ко муж­чин, но в по­сле­обе­ден­ные ча­сы уста­нав­ли­ва­ет­ся ра­вен­ство).

По­куп­ку су­ве­ни­ров оставь­те на вос­крес­ное утро пе­ред по­ез­дом. Ке­ра­ми­че­ская по­су­да, ми­ни­а­тю­ры, шка­тул­ки, по­кры­ва­ла с вы­шив­кой сю­зане, пча­ки – са­мые ост­рые но­жи в ми­ре, которые ни­ко­гда не при­дет­ся то­чить. И, ко­неч­но, ков­ры – крас­ные, мест­ные, бу­хар­ские. Уз­бе­ки – ма­сте­ро­ви­тые и неве­ро­ят­но тру­до­лю­би­вые люди с раз­ви­тым эс­те­ти­че­ским чув­ством. Ре­мес­ла их за­слу­жи­ва­ют от­дель­но­го при­сталь­но­го изу­че­ния. За­г­ля­ни­те в ма­стер­скую, где де­ла­ют пер­ча­точ­ных ку­кол для тра­ди­ци­он­но­го уз­бек­ско­го те­ат­ра Чо­дир Ха­ел пря­мо на пло­ща­ди Ля­би-ха­уз: спе­ци­аль­но для вас с удо­воль­стви­ем разыг­ра­ют неболь­шое пред­став­ле­ние. Но не оста­вай­тесь на пло­ща­ди ве­че­ром – здесь слиш­ком гром­ко слу­ша­ют пост­со­вет­скую эст­ра­ду. Пом­ни­те, что по­езд «Аф­ро­сиаб» уез­жа­ет в Са­мар­канд в пять утра, и луч­ше при­е­хать на вок­зал за­ра­нее.

82

Сле­ва: Ком­плекс Ша­хи-Зин­да в Са­мар­кан­де со­сто­ит из 11 мав­зо­ле­ев, которые при­стра­и­ва­лись друг к дру­гу в те­че­ние XIV–XV ве­ков.

Вни­зу: Ков­ры, сде­лан­ные вруч­ную, – луч­ший су­ве­нир из Уз­бе­ки­ста­на.

Вни­зу: Вре­мя мо­лит­вы в ком­плек­се Ша­хи-Зин­да.

Ввер­ху: Суве­нир­ная лав­ка на од­ной из улиц Са­мар­кан­да.

Ввер­ху: Ми­на­рет Ка­лян – са­мое вы­со­кое зда­ние ста­рой Бу­ха­ры. Он по­стро­ен в 1127 го­ду. «Ка­лян» с пер­сид­ско­го так и пе­ре­во­дит­ся – «боль­шой ми­на­рет».

Ско­рост­ной по­езд «Аф­ро­сиаб» на вокзале в Бу­ха­ре.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.