БИЗ­НЕС ГО­ТОВ СТРО­ИТЬ ЦИФ­РО­ВУЮ ЭКО­НО­МИ­КУ

Direktor informatsionnoj sluzhby - - ЦИФРОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ / ОБЩЕСТВО И ИТ - ИРИ­НА ШЕЯН

Про­грам­ма «Цифровая эко­но­ми­ка» за­да­ет кон­текст, в ко­то­ром бу­дут раз­ви­вать­ся как неболь­шие ин­но­ва­ци­он­ные ком­па­нии, так и огром­ные госкор­по­ра­ции. Пред­ста­ви­те­ли но­вой эко­но­ми­ки пре­крас­но осо­зна­ют ту ско­рость, с ко­то­рой се­го­дня ме­ня­ет­ся биз­нес-сре­да, а вот осталь­ным по­ра на­чи­нать бес­по­ко­ить­ся.

Бла­го­да­ря мо­биль­ным га­д­же­там, со­ци­аль­ным се­тям и раз­ви­тию Ин­тер­не­та, технологии быст­ро про­ни­зы­ва­ют обы­ден­ную и де­ло­вую жизнь, нас окру­жа­ют «ум­ные» го­ро­да и Про­мыш­лен­ный ин­тер­нет. В ми­ре ста­но­вит­ся все боль­ше ком­па­ний, ко­то­рые сде­ла­ли дан­ные сво­им ос­нов­ным ре­сур­сом. Квинт­эс­сен­ци­ей осмыс­ле­ния этих тен­ден­ций и от­ве­том на за­да­чи, по­став­лен­ные чет­вер­той про­мыш­лен­ной ре­во­лю­ци­ей, ста­ла про­грам­ма «Цифровая эко­но­ми­ка», утвер­жден­ная пра­ви­тель­ством РФ 28 июля 2017 го­да.

Про­грам­ма долж­на стать плат­фор­мой для сов­мест­ной ра­бо­ты го­су­дар­ства, биз­не­са и об­ще­ства. Уже ини­ци­и­ро­ван диа­лог го­су­дар­ства и биз­не­са по пя­ти на­прав­ле­ни­ям: нор­ма­тив­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние; кад­ры и об­ра­зо­ва­ние; фор­ми­ро­ва­ние ис­сле­до­ва­тель­ских ком­пе­тен­ций и тех­ни­че­ских за­де­лов; ин­фор­ма­ци­он­ная ин­фра­струк­ту­ра; ин­фор­ма­ци­он­ная без­опас­ность. По каж­до­му опре­де­ле­ны цен­тры ком­пе­тен­ций и ра­бо­чие груп­пы.

Пред­по­ла­га­ет­ся, что к 2025 го­ду до­ля циф­ро­вой эко­но­ми­ки в ВВП до­стиг­нет 10%. И круп­ный биз­нес не на­ме­рен сто­ять в сто­роне от ее фор­ми­ро­ва­ния. Тем бо­лее что за­ча­стую вы­бор сто­ит жест­ко: транс­фор­ми­ро­вать­ся или уме­реть.

В ГЛАВ­НОЙ РО­ЛИ – БИЗ­НЕС

«Цифровизация ме­ня­ет не толь­ко об­раз жиз­ни лю­дей, но и прин­ци­пы ра­бо­ты тра­ди­ци­он­ных от­рас­лей: энер­ге­ти­ки, транс­пор­та, ма­ши­но­стро­е­ния», – от­ме­тил пред­се­да­тель пра­ви­тель­ства Дмит­рий

Мед­ве­дев, вы­сту­пая на фо­ру­ме «От­кры­тые ин­но­ва­ции». Кон­струк­тор­ские бю­ро об­ме­ни­ва­ют­ся элек­трон­ной до­ку­мен­та­ци­ей, но­вые лай­не­ры «Су­хой Су­пер­джет 100» и МС-21 уже спро­ек­ти­ро­ва­ны в циф­ре, а авиа­ком­па­нии пла­ни­ру­ют сер­вис­ное об­слу­жи­ва­ние и оп­ти­ми­зи­ру­ют за­груз­ку фло­та с по­мо­щью ИТ.

Меж­ду тем в до­кла­де Все­мир­но­го бан­ка о гло­баль­ном раз­ви­тии 2016 го­да от­ме­ча­ет­ся низ­кий уро­вень при­ме­не­ния циф­ро­вых тех­но­ло­гий биз­нес-струк­ту­ра­ми в Рос­сии по срав­не­нию с го­сор­га­на­ми и на­се­ле­ни­ем. По­это­му ос­нов­ная роль как в вы­стра­и­ва­нии, так и в ре­а­ли­за­ции про­грам­мы «Цифровая эко­но­ми­ка» от­ве­де­на биз­не­су. Из 600 че­ло­век, ра­бо­та­ю­щих над пла­на­ми ре­а­ли­за­ции про­грам­мы, толь­ко 70 – чи­нов­ни­ки. «Пла­ны раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся биз­не­сом, пра­ви­тель­ство ис­пол­ня­ет роль мо­де­ра­то­ра и кол­лек­тив­но­го ин­те­гра­то­ра», – утвер­жда­ет Ан­дрей Белоусов, по­мощ­ник пре­зи­ден­та Рос­сии по эко­но­ми­че­ским во­про­сам. И это един­ствен­ная гос­про­грам­ма, вы­пол­не­ние ко­то­рой оце­ни­ва­ет биз­нес.

Как под­чер­ки­ва­ет Мед­ве­дев, цифровизация – во­прос кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти са­мо­го биз­не­са. В ко­неч­ном сче­те сам биз­нес в этом за­ин­те­ре­со­ван.

Круп­ные ком­па­нии не скры­ва­ют сво­ей за­ин­те­ре­со­ван­но­сти. «Ес­ли мы се­го­дня не бу­дем ин­ве­сти­ро­вать в про­рыв­ные циф­ро­вые технологии, то че­рез пол­ша­га про­иг­ра­ем», – убеж­ден Ки­рилл Ко­ма­ров, пер­вый за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра «Ро­са­то­ма», где в этом го­ду пла­ни­ру­ют за­пу­стить элек­трон­ную бир­жу идей.

«У нас нет си­ту­а­ции “ес­ли не из­ме­ним­ся, то не вы­жи­вем”, но сер­вис­ная часть биз­не­са точ­но бу­дет дру­гой», – го­во­рит пред­се­да­тель прав­ле­ния ком­па­нии «СИБУР» Дмит­рий Ко­нов. Из 27 тыс. че­ло­век, ра­бо­та­ю­щих в неф­те­хи­ми­че­ском хол­дин­ге, непо­сред­ствен­но про­из­вод­ством за­ни­ма­ют­ся 18 тыс., но на 9 тыс. осталь­ных со­труд­ни­ков про­рыв­ные ИТ ока­жут не мень­шее вли­я­ние, чем, на­при­мер, в финансовой ин­ду­стрии.

«В та­ких тя­же­лых от­рас­лях, как неф­те­хи­мия, гло­баль­ной транс­фор­ма­ции биз­нес-мо­де­ли не на­блю­да­ет­ся, но в каж­дой функ­ции ме­ня­ет­ся мно­гое», – сви­де­тель­ству­ет Ва­си­лий Но­мо­ко­нов, ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор «СИБУРа». И ком­па­нии, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся «циф­рой», вы­иг­ры­ва­ют, так как про­из­во­дят боль­ше про­дук­ции с ис­поль­зо­ва­ни­ем мень­ше­го ко­ли­че­ства ре­сур­сов. Ме­ня­ет­ся и сам кор­по­ра­тив­ный ме­недж­мент. «Ди­джи­та­ли­за­ция впус­ка­ет вен­чур­ный дух в при­ня­тие ре­ше­ний, до­пус­кая го­раз­до боль­ше неопре­де­лен­но­сти, и мы на­чи­на­ем мыс­лить не еди­нич­ны­ми про­ек­та­ми», – за­ме­тил Но­мо­ко­нов.

Го­во­ря о том, что тор­мо­зит про­цесс циф­ро­вой транс­фор­ма­ции, Ко­нов об­ра­ща­ет вни­ма­ние на из­ме­не­ние про­пор­ций меж­ду ал­го­рит­мом, «же­ле­зом» и соф­том, с од­ной сто­ро­ны, и их адап­та­ци­ей к кон­крет­ным усло­ви­ям биз­не­са – с дру­гой. «Адап­та­ция идей и тех­но­ло­гий к на­шим про­цес­сам тре­бу­ет сов­мест­ной ра­бо­ты тех, кто по­ни­ма­ет технологии, и тех, кто по­ни­ма­ет про­цесс, – на­пом­нил он. – Се­го­дня этот про­цент уси­лий для адап­та­ции су­ще­ствен­но вы­ше, чем в ин­ду­стри­аль­ных ре­ше­ни­ях преды­ду­щих по­ко­ле­ний, имен­но это мно­гих оста­нав­ли­ва­ет».

Ком­па­нии, уже ро­див­ши­е­ся циф­ро­вы­ми, то­же при­ни­ма­ют непо­сред­ствен­ное уча­стие в пла­ни­ро­ва­нии но­вой эко­но­ми­ки. «Мы от­но­сим­ся к это­му не как к “се­реб­ря­ной пу­ле”. По­стро­е­ние циф­ро­вой эко­си­сте­мы – это игра вдол­гую, это тя­же­лый труд над сот­ня­ми раз­лич­ных ини­ци­а­тив», – по­яс­нил Бо­рис Доб­ро­де­ев, ге­не­раль­ный ди­рек­тор Mail.ru Group. В Ин­тер­не­те, по его сло­вам, эко­си­сте­ма циф­ро­вой эко­но­ми­ки уже сло­жи­лась: не­сколь­ко рос­сий­ских ком­па­ний в от­кры­тых кон­ку­рент­ных усло­ви­ях обыг­ры­ва­ют за­ру­беж­ных иг­ро­ков и со­зда­ют ин­но­ва­ции. Ос­нов­ные про­бле­мы этих ком­па­ний – по­треб­ность в но­вых рын­ках сбы­та и до­ступ к ка­пи­та­лу. «Бу­дучи со­став­ной ча­стью этой эко­си­сте­мы, мы хо­тим вли­ять на ее раз­ви­тие», – за­явил Доб­ро­де­ев.

Для это­го нуж­ны по­нят­ная, про­зрач­ная си­сте­ма ре­гу­ли­ро­ва­ния, хо­ро­ший ин­ве­сти­ци­он­ный кли­мат, раз­ви­тая куль­ту­ра пред­при­ни­ма­тель­ства и по­сто­ян­ное по­пол­не­ние кад­ро­во­го ре­зер­ва.

СПЕШИТЬ, НЕ ТОРОПЯСЬ

Го­су­дар­ство спо­соб­но вли­ять на раз­ви­тие циф­ро­вой эко­но­ми­ки че­рез го­син­ве­сти­ции и темп из­ме­не­ния ре­гу­ля­тор­ной сре­ды. Как со­об­щил Ар­ка­дий Двор­ко­вич, за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля пра­ви­тель­ства РФ, боль­шую часть ре­сур­сов го­су­дар­ство на­ме­ре­но вы­де­лять на об­ра­зо­ва­ние в сфе­ре циф­ро­вой эко­но­ми­ки и на фун­да­мен­таль­ную на­у­ку. Осталь­ное пред­по­ла­га­ет­ся де­лать за счет част­ных ин­ве­сти­ций.

Су­ще­ству­ю­щая нор­ма­тив­ная сре­да не учи­ты­ва­ет клю­че­вых свойств но­вой эко­но­ми­ки: вы­со­кой цен­но­сти нема­те­ри­аль­ных ак­ти­вов, раз­мы­ва­ния гра­ниц и пре­дель­но низ­ких за­трат на ти­ра­жи­ро­ва­ние биз­нес-мо­де­ли. Что­бы со­здать усло­вия для скач­ка в циф­ро­вую эко­но­ми­ку, нуж­но спешить, счи­та­ет Мед­ве­дев. Го­су­дар­ству пред­сто­ит очень быст­ро со­здать нор­ма­тив­ное про­стран­ство для тех об­ла­стей, ко­то­рые по­ка непо­нят­но как ре­гу­ли­ро­вать, – так на­зы­ва­е­мые ре­гу­ля­тор­ные пе­соч­ни­цы.

По мне­нию пре­зи­ден­та Сбербанка Гер­ма­на Гре­фа, пра­ви­тель­ство долж­но нем­но­го от­ста­вать, да­вая биз­не­су воз­мож­ность по­лу­чить пер­вые ре­зуль­та­ты в де­ле раз­ви­тия циф­ро­вой эко­но­ми­ки, и лишь по­том вы­стра­и­вать ре­гу­ля­тор­ную сре­ду. Пре­зи­дент фон­да «Скол­ко­во» Вик­тор Век­сель­берг с этим мне­ни­ем не со­гла­сен. В чис­ле ре­гу­ля­тор­ных во­про­сов, ко­то­рые долж­ны бы­ли быть ре­ше­ны «еще вче­ра», – иден­ти­фи­ка­ция субъ­ек­та в циф­ро­вой эко­но­ми­ке, юри­ди­че­ская си­ла элек­трон­ных до­ку­мен­тов, элек­трон­ные фор­мы го­су­дар­ствен­но­го кон­тро­ля биз­не­са, при­ме­не­ние ки­бер­фи­зи­че­ских си­стем, ре­гу­ли­ро­ва­ние обо­ро­та дан­ных и до­сту­па к ним та­ким об­ра­зом, что­бы они бы­ли за­щи­ще­ны и в то же вре­мя до­ступ­ны для ре­ше­ния раз­лич­ных биз­нес-за­дач. «Как бы пра­ви­тель­ство ни то­ро­пи­лось, оно все рав­но опоз­да­ет, – ска­зал Век­сель­берг. – Уже се­го­дня си­ту­а­ция тре­бу­ет по­яв­ле­ния этих за­ко­но­да­тель­ных ак­тов».

МЕНЯЙ МО­ДЕЛЬ

По­ни­ма­ние то­го, что цифровая эко­но­ми­ка – это не про­сто пе­ре­вод ана­ло­го­вых форм в циф­ру, а из­ме­не­ние биз­нес-мо­де­ли вслед­ствие та­ко­го пе­ре­во­да, уже сло­жи­лось. «Ес­ли цифровая тру­до­вая книж­ка – это pdf-до­ку­мент, я, ко­неч­но, бу­ду счаст­лив но­сить его на флеш­ке, но ес­ли она не при­во­дит к фор­ми­ро­ва­нию мо­ей циф­ро­вой тра­ек­то­рии, на ос­но­ва­нии за­пи­сей ко­то­рой фор­ми­ру­ют­ся про­ак­тив­ные сер­ви­сы со сто­ро­ны биз­не­са и го­су­дар­ства, то это про­сто ни­что», – за­явил Мак­сим Аки­мов, пер­вый за­ме­сти­тель ру­ко­во­ди­те­ля ап­па­ра­та пра­ви­тель­ства РФ.

Так и цифровая транс­порт­ная на­клад­ная долж­на быть не про­сто до­ку­мен­том, скреп­лен­ным уси­лен­ной элек­трон­ной под­пи­сью. Она долж­на дать биз­не­су воз­мож­ность сов­мест­но­го ис­поль­зо­ва­ния (ше­рин­га) про­мыш­лен­но­го обо­ру­до­ва­ния, из­ба­вить его от соб­ствен­ных ло­ги­сти­че­ских под­раз­де­ле­ний, экс­пе­ди­то­ров или ав­то­пар­ка. «Пе­ре­вод про­цес­сов в циф­ру и на блок­чейн – это здо­ро­во. Но глав­ная цель – это быст­рый рост про­из­во­ди­тель­но­сти на ос­но­ва­нии из­ме­не­ния биз­нес-мо­де­лей», – под­черк­нул Аки­мов. Оста­лось опре­де­лить, где же те «кро­то­вые но­ры», ко­то­рые при­ве­дут к ре­аль­ной транс­фор­ма­ции биз­нес-мо­де­ли.

ЭКО­НО­МИ­КА ПАРТНЕРСТВА

Про­грам­ма от­ве­ча­ет на во­прос «что де­лать?», но не го­во­рит как. Мно­гое бу­дет за­ви­сеть от то­го, что удаст­ся ре­а­ли­зо­вать, в первую оче­редь в про­мыш­лен­ном и тор­го­вом сек­то­рах. «Цифровая эко­но­ми­ка – это не про ИТ, а про дан­ные, про их ис­поль­зо­ва­ние и ка­пи­та­ли­за­цию, – го­во­рит Белоусов. – Бе­не­фи­ци­а­ра­ми этой про­грам­мы ста­нут ком­па­нии, ко­то­рые бу­дут ис­поль­зо­вать циф­ру как свой ос­нов­ной ре­сурс». Преж­де все­го это круп­ные ком­па­нии, спо­соб­ные со­зда­вать эко­си­сте­мы, а та­к­же ком­па­нии, ра­бо­та­ю­щие с ни­ми на аут­сор­син­ге, cтар­та­пы и ни­ше­вые иг­ро­ки.

Наи­бо­лее оче­вид­ные кан­ди­да­ты на точ­ки ро­ста циф­ро­вых эко­си­стем – ин­фра­струк­тур­ные ком­па­нии. «“Ро­сте­ле­ком” не хо­чет быть ис­клю­чи­тель­но ин­фра­струк­тур­ной ком­па­ни­ей, мы хо­тим быть циф­ро­вой ком­па­ни­ей и пред­ла­гать граж­да­нам, го­су­дар­ству и биз­не­су ко­неч­ные ре­ше­ния, ко­то­рые поз­во­лят им боль­ше за­ра­ба­ты­вать или мень­ше тра­тить, – за­явил пре­зи­дент “Ро­сте­ле­ко­ма” Ми­ха­ил Осе­ев­ский. – И для это­го мы ищем но­вые про­дук­ты и технологии».

По­сколь­ку го­то­вых ре­ше­ний за­ча­стую не на­хо­дит­ся, «Ро­сте­ле­ком» на­ме­рен стать та­ким же ак­се­ле­ра­то­ром, как Фонд раз­ви­тия ин­тер­не­ти­ни­ци­а­тив. Цифровая эко­но­ми­ка – это эко­но­ми­ка партнерства, под­черк­нул Осе­ев­ский. Толь­ко дав воз­мож­ность де­сят­кам и сот­ням ты­сяч ком­па­ний дви­гать­ся по пу­ти ин­но­ва­ций, в ре­зуль­та­те мож­но уви­деть «звез­доч­ки». Что имен­но «вы­стре­лит», мож­но толь­ко пред­по­ла­гать. «Лю­дям нуж­ны ин­фор­ма­ция, ком­му­ни­ка­ции и эмо­ции, – го­во­рит Осе­ев­ский. – Это огром­ный ры­нок, где не су­ще­ству­ет гра­ниц, и ми­ро­вым ли­де­ром мо­жет стать рос­сий­ская ком­па­ния, ко­то­рая пред­ло­жит че­ло­ве­че­ству но­вые эмо­ции».

В бли­жай­шие го­ды долж­но воз­ник­нуть мно­го ди­на­мич­ных циф­ро­вых ком­па­ний, по­ла­га­ет Мед­ве­дев. Для это­го есть хо­ро­ший по­тен­ци­ал, и это­го мож­но до­бить­ся быст­ро при срав­ни­тель­но неболь­ших за­тра­тах. Речь идет о транс­порт­ных и ло­ги­сти­че­ских услу­гах, здра­во­охра­не­нии, об­ра­зо­ва­нии, фи­нан­сах, «ум­ной» го­род­ской

сре­де, аг­рар­ном про­из­вод­стве и дру­гих об­ла­стях. Уда­лен­ные рай­о­ны, боль­ни­цы и шко­лы про­дол­жат под­клю­чать к Ин­тер­не­ту. Кро­ме то­го, в бли­жай­шее вре­мя нач­нет­ся со­зда­ние се­ти мо­биль­ной свя­зи пя­то­го по­ко­ле­ния, что долж­но уско­рить раз­ви­тие вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ных ком­па­ний. «Мы про­дол­жим со­зда­вать усло­вия для при­вле­че­ния ин­ве­сти­ций, для ра­бо­ты вен­чур­ных фон­дов, го­то­вых под­дер­жи­вать рос­сий­ские стар­та­пы», – за­ве­рил пре­мьер.

По­ка про­бле­ма с при­вле­че­ни­ем ин­ве­сти­ций в ин­но­ва­ци­он­ный биз­нес не ре­ше­на. «Ахил­ле­со­ва пя­та рос­сий­ских ин­но­ва­ций – слож­но­сти с вы­хо­дом на ры­нок ка­пи­та­ла, – за­ме­тил Сер­гей Горь­ков, пред­се­да­тель Вне­ш­эко­ном­бан­ка. – Ком­па­нии ли­бо не по­лу­ча­ют до­ста­точ­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния, ли­бо пе­ре­ме­ща­ют­ся за пре­де­лы стра­ны». По его мне­нию, это свя­за­но как с тем, что эко­си­сте­ма недо­стро­е­на, так и с тем, что Рос­сия – недо­ста­точ­но боль­шой ры­нок, что­бы поз­во­лить себе раз­ви­вать все ин­но­ва­ци­он­ные технологии. По­это­му на­до со­зда­вать фон­ды, под­дер­жи­ва­ю­щие вы­ход на ази­ат­ские рын­ки, и тем са­мым «раз­го­нять» ин­но­ва­ции в Рос­сии. По оцен­ке Горь­ко­ва, cоз­да­ние в стране цен­тров ком­пе­тен­ции ми­ро­во­го уров­ня вполне воз­мож­но. ВЭБ со­би­ра­ет­ся от­крыть та­кой центр по блок­чей­ну, хо­тя это не един­ствен­ная тех­но­ло­гия, ко­то­рая бу­дет ме­нять мир. Необ­хо­ди­мо та­к­же сфор­ми­ро­вать в стране по­зи­тив­ное от­но­ше­ние к ин­но­ва­ци­ям, что­бы кван­то­вый ком­пью­тер, ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект и кон­вер­гент­ные технологии во­шли в мо­ду. «Хайп – это то­же важ­но», – счи­та­ет Горь­ков. В те­ку­щем го­ду ICO обо­гна­ло вен­чур­ные фон­ды по объ­е­мам фи­нан­си­ро­ва­ния, так как су­ще­ству­ю­щая фи­нан­со­вая си­сте­ма не со­всем го­то­ва вос­при­ни­мать но­вую эко­но­ми­ку.

В Сбер­бан­ке та­к­же рас­смат­ри­ва­ют блок­чейн и кван­то­вый ком­пью­тинг как крайне пер­спек­тив­ные технологии. «Блок­чейн – тех­но­ло­гия, спо­соб­ная из­ме­нить сек­тор, в ко­то­ром я ра­бо­таю, про­сто дра­ма­ти­че­ски, – уве­рен Греф. – Она поз­во­ля­ет ав­то­ма­ти­зи­ро­вать прак­ти­че­ски все про­цес­сы, осо­бен­но в со­еди­не­нии с ис­кус­ствен­ным ин­тел­лек­том».

ПЯТЬ ПРО­ФЕС­СИЙ ИИ В СБЕР­БАН­КЕ

Сре­ди тех­но­ло­гий се­го­дняш­не­го дня глав­ную скрип­ку иг­ра­ет ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект, ко­то­рый Греф срав­нил с элек­три­че­ством в на­ча­ле про­шло­го ве­ка. «Ес­ли рань­ше мы пред­по­ла­га­ли, что машинное обучение, ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект, боль­шие дан­ные – это то, что мы мо­жем ис­поль­зо­вать в про­цес­се при­ня­тия ре­ше­ний, в том чис­ле кре­дит­ных, то се­го­дня фак­ти­че­ски нет ни од­ной об­ла­сти на­ше­го биз­не­са, в ко­то­рой мы не при­ме­ня­ли бы ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект», – за­явил он.

Пер­вое клю­че­вое на­прав­ле­ние ис­поль­зо­ва­ния ИИ в фи­нан­со­вом биз­не­се – интеллектуальные со­вет­чи­ки, «пер­со­наль­ные фи­нан­со­вые ме­не­дже­ры» и бо­ты, от­ве­ча­ю­щие на ти­по­вые во­про­сы кли­ен­тов в кон­такт-цен­трах. «Че­рез три-пять лет у нас про­сто не оста­нет­ся на этой функ­ции лю­дей, по­то­му что каж­дый день ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект учит­ся и ста­но­вит­ся все бо­лее и бо­лее точ­ным в сво­их от­ве­тах и про­гно­зах», – со­об­щил Греф.

По вто­ро­му на­прав­ле­нию – при­ня­тию ре­ше­ний на ос­но­ве ана­ли­за боль­ших дан­ных – ИИ при­ме­ня­ет­ся как в кор­не­вом биз­не­се Сбербанка, так и при при­ня­тии кре­дит­ных ре­ше­ний.

По сло­вам гла­вы Сбербанка, без уча­стия че­ло­ве­ка при­ни­ма­ют­ся при­мер­но 99% кре­дит­ных ре­ше­ний по фи­зи­че­ским ли­цам. По кор­по­ра­тив­ным кли­ен­там до­ля ав­то­ма­ти­че­ски при­ни­ма­е­мых кре­дит­ных ре­ше­ний – око­ло 35%, но уже че­рез три го­да ее пла­ни­ру­ет­ся до­ве­сти до 70%.

Тре­тье на­прав­ле­ние ис­поль­зо­ва­ния ИИ – кибербезопасность. Ана­ли­зи­ро­вать тран­зак­ции, ко­ли­че­ство ко­то­рых на пике до­сти­га­ет 7-8 тыс. в се­кун­ду, мож­но толь­ко с ис­поль­зо­ва­ни­ем ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, и ма­ши­ны каж­дый день учат­ся бо­роть­ся с ха­ке­ра­ми.

Чет­вер­тое на­прав­ле­ние – ана­лиз кон­крет­ных кли­ент­ских по­треб­но­стей, мар­ке­тинг и ин­ди­ви­ду­аль­ная ра­бо­та с каж­дым кли­ен­том. «Наш клиент пе­ре­ста­ет быть усред­нен­ным», – утвер­жда­ет Греф.

И на­ко­нец, по­след­няя об­ласть ис­поль­зо­ва­ния ИИ – ав­то­ма­ти­за­ция всей де­я­тель­но­сти бан­ка, на­чи­ная от бэк-офи­са, бух­гал­те­рии, ауди­та и за­кан­чи­вая юри­ди­че­ской служ­бой. «Все про­стые опе­ра­ции бу­дут ав­то­ма­ти­зи­ро­ва­ны», – за­явил Греф. По его сло­вам, эта еже­днев­ная прак­ти­ка Сбербанка к 2020 го­ду ста­нет обыч­ным де­лом прак­ти­че­ски во всех кор­по­ра­ци­ях.

Ми­ха­ил Осе­ев­ский, пре­зи­дент «Ро­сте­ле­ко­ма»: «Лю­дям нуж­ны ин­фор­ма­ция, ком­му­ни­ка­ции и эмо­ции. Это огром­ный ры­нок, где не су­ще­ству­ет гра­ниц»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.