Му­зей 4.0: ум­ные сер­ви­сы для ум­ных горожан

УМ­НЫЕ СЕР­ВИ­СЫ ДЛЯ УМ­НЫХ ГОРОЖАН

Direktor informatsionnoj sluzhby - - СОДЕРЖАНИЕ - ИРИ­НА ШЕЯН

До­пол­нен­ная ре­аль­ность, экс­по­ни­ро­ва­ние пол­но­стью циф­ро­вых объ­ек­тов и ма­шин­ное обу­че­ние для ра­бо­ты с древни­ми язы­ка­ми. Как транс­фор­ми­ру­ют ра­бо­ту му­зеев тех­но­ло­гии Ин­ду­стрии 4.0?

До недав­не­го вре­ме­ни Пуш­кин­ский му­зей, Тре­тья­ков­ская га­ле­рея и Эр­ми­таж со­всем не ас­со­ци­и­ро­ва­лись с циф­ро­вы­ми сер­ви­са­ми. Но се­год­ня му­зеи вста­ли на путь транс­фор­ма­ции: со­би­ра­ют дан­ные для при­ня­тия ре­ше­ний и фор­ми­ру­ют циф­ро­вую стра­те­гию, оциф­ро­вы­ва­ют свои со­кро­ви­ща и бе­рут на хра­не­ние пер­вые циф­ро­вые экс­по­на­ты. А по ак­тив­но­сти экс­пе­ри­мен­тов с раз­но­об­раз­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми они спо­соб­ны дать фо­ру да­же неко­то­рым ком­мер­че­ским ор­га­ни­за­ци­ям.

«Мы не мо­жем не учи­ты­вать, что жи­вем в эпо­ху циф­ро­вой транс­фор­ма­ции, и долж­ны из­ме­нить ло­ги­ку сво­их дей­ствий на ос­но­ве но­вых воз­мож­но­стей и ин­стру­мен­тов, свя­зан­ных с при­ме­не­ни­ем ИТ», – от­ме­тил Вла­ди­мир Опре­де­ле­нов, за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра ГМИИ им. А. С. Пуш­ки­на по ИТ, в хо­де сво­е­го вы­ступ­ле­ния на кон­фе­рен­ции Smart Industry&City, ор­га­ни­зо­ван­ной из­да­тель­ством «От­кры­тые си­сте­мы».

Имен­но му­зеи на­ча­ли рань­ше дру­гих на­кап­ли­вать опыт при­ме­не­ния са­мых мно­го­обе­ща­ю­щих тех­но­ло­гий: ма­шин­но­го зре­ния и до­пол­нен­ной ре­аль­но­сти.

УМ­НЫЙ МУ­ЗЕЙ В УМНОМ ГО­РО­ДЕ

Еже­год­но в Му­зей изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств им. А. С. Пуш­ки­на при­хо­дят око­ло 1,3 млн че­ло­век, му­зей хра­нит при­мер­но 670 тыс. пред­ме­тов, 350 тыс. то­мов в биб­лио­те­ке и 800 тыс. ар­хив­ных ма­те­ри­а­лов – их точ­ное ко­ли­че­ство еще пред­сто­ит опре­де­лить в про­цес­се оциф­ров­ки.

Сей­час му­зей, вклю­ча­ю­щий 27 зда­ний и стро­е­ний в цен­тре Моск­вы, на­хо­дит­ся в ак­тив­ной ста­дии ре­кон­струк­ции и ре­а­ли­за­ции но­вой кон­цеп­ции раз­ви­тия. Эта кон­цеп­ция, преду­смат­ри­ва­ю­щая со­зда­ние це­ло­го му­зей­но­го квар­та­ла, яв­ля­ет­ся ло­ги­че­ским про­дол­же­ни­ем кон­цеп­ции Smart City и пред­по­ла­га­ет, что са­мо про­стран­ство фор­ми­ру­ет че­ло­ве­ка, а му­зей дол­жен быть мак­си­маль­но от­кры­тым, до­ступ­ным, из­мен­чи­вым и об­ла­дать ка­че­ствен­ной об­рат­ной свя­зью. «В умном го­ро­де вос­пи­та­ние ум­но­го го­ро­жа­ни­на – во мно­гом на­ша от­вет­ствен­ность», – го­во­рит Опре­де­ле­нов.

В Пуш­кин­ском на­ме­ре­ны по­вы­шать свой уро­вень об­слу­жи­ва­ния на ос­но­ве но­вой ин­фра­струк­ту­ры, Ин­тер­не­та ве­щей и раз­но­об­раз­ных тех­но­ло­гий, ко­то­рые се­год­ня те­сти­ру­ют­ся.

Пло­щадь му­зея к 2025 го­ду уве­ли­чит­ся по­чти в два ра­за по срав­не­нию с те­ку­щей и со­ста­вит 102 тыс. кв. м, при этом об­ще­ствен­ные про­стран­ства вы­рас­тут по­чти в де­сять раз. Бла­го­да­ря cи­сте­ме ар­хи­тек­тур­но­го и экс­по­зи­ци­он­но­го

3D-про­ек­ти­ро­ва­ния, мож­но уже се­год­ня рас­ста­вить экс­по­на­ты и оце­нить, как бу­дет вы­гля­деть му­зей­ный квар­тал в 2025 го­ду. Про­бле­ма в том, что ИТ-ин­те­гра­то­ров, по­ни­ма­ю­щих, как ра­бо­тать с па­мят­ни­ка­ми ар­хи­тек­ту­ры при вы­стра­и­ва­нии та­ко­го про­стран­ства, прак­ти­че­ски нет, со­жа­ле­ет Опре­де­ле­нов.

В даль­ней­шем 3D-мо­дель му­зея пла­ни­ру­ет­ся ис­поль­зо­вать в еди­ной си­сте­ме дис­пет­че­ри­за­ции. Бла­го­да­ря сред­ствам ви­део­ана­ли­ти­ки по­явят­ся со­вер­шен­но дру­гие воз­мож­но­сти: ви­део­на­блю­де­ние поз­во­ля­ет ви­деть весь ком­плекс це­ли­ком, а ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект по­ка­жет опе­ра­то­ру имен­но то ме­сто, где про­ис­хо­дит что-то нелад­ное.

В му­зее на­ме­ре­ны не толь­ко счи­тать по­се­ща­е­мость, но и от­сле­жи­вать внут­рен­ний тре­кинг по­се­ти­те­лей, что­бы по­нять, что им нра­вит­ся, а что нет, где экс­по­на­ты рас­по­ло­же­ны удач­но, а где – не очень. При этом CRM-си­сте­ма, ко­то­рая ра­бо­та­ет с про­грам­мой ло­яль­но­сти, долж­на по­ни­мать, кто имен­но при­хо­дит в му­зей. «Это очень важ­ные дан­ные, и их нуж­но се­рьез­но за­щи­щать», – под­чер­ки­ва­ет Опре­де­ле­нов.

ТРАНСМЕДИЙНОСТЬ – ПО­ЛЕ ДЛЯ ЭКС­ПЕ­РИ­МЕН­ТА

Циф­ро­ви­за­ция кар­ди­наль­но ме­ня­ет вза­и­мо­дей­ствие с ауди­то­ри­ей му­зеев, ко­то­рую ско­ро пе­ре­ста­нут де­лить на ре­аль­ную и вир­ту­аль­ную. Стре­мясь по­вы­сить ка­че­ство ком­му­ни­ка­ций, в Пуш­кин­ском изу­ча­ют все­воз­мож­ные ва­ри­ан­ты быст­рой пе­ре­да­чи дан­ных по­се­ти­те­лю. «На­до по­нять, как быст­рее до­ста­вить в га­д­же­ты ту ин­фор­ма­цию, ко­то­рую нам бы хо­те­лось», – ука­зы­ва­ет Опре­де­ле­нов.

С этой це­лью в му­зее срав­ни­ва­ют воз­мож­но­сти QR-ко­дов, NFC-ме­ток, Bluetooth-ма­яч­ков, тех­но­ло­гий ма­шин­но­го зре­ния, а так­же экс­пе­ри­мен­ти­ру­ют с си­сте­мой све­то­во­го ко­ди­ро­ва­ния (LinkRay), пла­ни­руя мо­ду­ли­ро­вать обыч­ное осве­ще­ние та­ким об­ра­зом, что­бы лю­бой ис­точ­ник све­та стал ис­точ­ни­ком ко­да для смарт­фо­на. В за­лах му­зея уста­нов­ле­ны све­то­ди­од­ные све­тиль­ни­ки на тре­ко­вой шине, ку­да мон­ти­ру­ют­ся мо­ду­ля­то­ры си­сте­мы LinkRay, та­ким об­ра­зом са­мо осве­щен­ное про­стран­ство пре­вра­ща­ет­ся в но­си­те­ля ин­фор­ма­ции.

В от­ли­чие от QR-ко­да, cве­то­вой код мож­но счи­тать с рас­сто­я­ния до несколь­ких мет­ров и в тол­пе, к то­му же си­сте­ма LinkRay чет­ко рас­по­зна­ет дан­ные да­же о близ­ко рас­по­ло­жен­ных экс­по­на­тах, по­это­му на ста­дии при­е­ма мо­биль­ны­ми га­д­же­та­ми ин­фор­ма­ци­он­ные по­то­ки не пе­ре­се­ка­ют­ся.

Кро­ме то­го, си­сте­ма LinkRay спо­соб­на со­би­рать ста­ти­сти­че­ские дан­ные о по­се­ти­те­лях, обес­пе­чи­вать на­ви­га­цию и вы­стра­и­ва­ние марш­ру­та от экс­по­на­та к экс­по­на­ту. В пер­спек­ти­ве в Пуш­кин­ском на­де­ют­ся до­пол­нить на­ви­га­ци­он­ные эле­мен­ты тех­но­ло­ги­я­ми со све­то­вым ко­дом. «В иде­а­ле хо­те­лось бы, что­бы в бу­ду­щем все упо­мя­ну­тые тех­но­ло­гии со­шлись и мы по­лу­чи­ли точ­но те дан­ные, ко­то­рые хо­тим», – го­во­рит Опре­де­ле­нов. Но трансмедийность (пе­ре­да­ча ин­фор­ма­ции по­сред­ством раз­лич­ных ме­диа), по его сло­вам, воз­мож­на уже сей­час.

Идее транс­ме­дий­но­сти от­ве­ча­ют ком­плекс­ные про­ек­ты му­зея – на­при­мер, по те­ма­ти­че­ской кол­лек­ции жи­во­пи­си. Про­ект преду­смат­ри­ва­ет со­зда­ние ар­хи­ва вы­со­ко­точ­ных изоб­ра­же­ний и те­ма­ти­че­ско­го сай­та, вы­пуск элек­трон­но­го из­да­ния с вир­ту­аль­ны­ми про­гул­ка­ми по за­лам му­зея и ви­део­филь­ма, по­свя­щен­но­го ше­дев­рам кол­лек­ции, в раз­ре­ше­нии Full HD, а так­же ин­тер­не­твер­сии вир­ту­аль­ных за­лов на пор­та­ле му­зея.

В на­сто­я­щее вре­мя для вир­ту­аль­ных экс­кур­сий от­кры­ты пять фи­ли­а­лов Пуш­кин­ско­го, от глав­но­го зда­ния до ме­мо­ри­аль­ной квар­ти­ры Свя­то­сла­ва Рих­те­ра. Пред­ла­га­ют­ся два ва­ри­ан­та про­гул­ки по му­зей­ным за­лам: фо­то­па­но­ра­ма с ин­тер­ак­тив­ным вы­зо­вом экс­по­на­тов, снаб­жен­ная тек­сто­вы­ми по­яс­не­ни­я­ми и аудио­ги­дом, а так­же 3D-вер­сия для про­смот­ра с по­мо­щью оч­ков вир­ту­аль­ной ре­аль­но­сти и аудио­ги­да.

Важ­ной ча­стью транс­ме­дий­ных ком­му­ни­ка­ций яв­ля­ет­ся до­пол­нен­ная ре­аль­ность (augmented reality, AR). В Пуш­кин­ском ак­тив­но ис­поль­зу­ют AR-при­ло­же­ние «Ар­те­факт» и ви­дят за ним будущее в плане по­вы­ше­ния ка­че­ства му­зей­ных ком­му­ни­ка­ций. По­ка же, по сло­вам Опре­де­ле­но­ва, до­пол­нен­ной ре­аль­но­стью ин­те­ре­су­ют­ся 1-3% по­се­ти­те­лей. Но это не по­вод от нее от­ка­зать­ся. «Му­зей – это уни­каль­ная пло­щад­ка, на ко­то­рой на­до по­про­бо­вать все, что мо­жет по­мочь улуч­ше­нию ком­му­ни­ка­ции с по­се­ти­те­лем», – по­ла­га­ет он.

Ши­ро­кое по­ле для при­ме­не­ния циф­ро­вых тех­но­ло­гий ви­дят и в Эр­ми­та­же. Здесь их ис­поль­зу­ют, по­ми­мо про­че­го, при ре­а­ли­за­ции про­грам­мы энер­го­сбе­ре­же­ния. В фон­до­хра­ни­ли­ще оку­па­е­мость си­сте­мы ав­то­ма­ти­че­ско­го управ­ле­ния сред­ства­ми ком­пен­са­ции ре­ак­тив­ной мощ­но­сти со­став­ля­ет 3-4 го­да, а в слу­чае ро­ста та­ри­фа – и то­го мень­ше. Как рас­ска­зал Алек­сей Бо­г­да­нов, за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Го­су­дар­ствен­но­го Эр­ми­та­жа, неко­то­рые идеи по эф­фек­тив­но­му при­ме­не­нию циф­ро­вых тех­но­ло­гий в му­зее уда­ет­ся по­черп­нуть на ха­ка­то­нах. Так, по ито­гам од­но­го из них сей­час раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся при­ло­же­ние для борь­бы с оче­ре­дя­ми.

В НА­ЧА­ЛЕ ЦИФ­РО­ВОЙ ЭРЫ

Ин­тен­сив­ное на­сы­ще­ние му­зей­ных за­лов ме­диа и ав­тор­ски­ми трех­мер­ны­ми мо­де­ля­ми со­зда­ет на­уч­но-вспо­мо­га­тель­ный циф­ро­вой фонд, ко­то­рый то­же по­ра брать на хра­не­ние. Будущее му­зей­но­го де­ла свя­за­но, по­ми­мо про­че­го, с хра­не­ни­ем циф­ро­вых объ­ек­тов.

В ав­гу­сте 2017 го­да Пуш­кин­ский взял на хра­не­ние и по­ста­вил на учет пер­вые два пред­ме­та, не име­ю­щие ма­те­ри­аль­ных но­си­те­лей, – про­из­ве­де­ния ме­ди­а­ис­кус­ства. На оче­ре­ди еще несколь­ко де­сят­ков про­из­ве­де­ний. Как бу­дет ор­га­ни­зо­ва­но их хра­не­ние, еще пред­сто­ит по­нять: стан­дар­тов по­ка нет, каж­дый му­зей вы­ра­ба­ты­ва­ет соб­ствен­ный ре­гла­мент.

Меж­ду тем во­прос со­хра­не­ния куль­тур­но­го на­сле­дия в циф­ро­вую эпо­ху сто­ит весь­ма ост­ро. «С точ­ки зре­ния су­деб и пе­ре­жи­ва­ний кон­крет­ных лю­дей о пер­вой че­чен­ской войне мы зна­ем очень мно­го, по­сколь­ку то­гда еще пи­са­ли пись­ма, о вто­рой – крайне ма­ло, так как по­яви­лись SMS, – го­во­рит Опре­де­ле­нов. – Це­лых 20 лет жиз­ни в наш циф­ро­вой век мы во мно­гом по­те­ря­ли». Утвер­ждать, что все се­год­ня до­ступ­но в Ин­тер­не­те, еще ра­но. По сло­вам Опре­де­ле­но­ва, в се­ти есть не бо­лее 2% на­коп­лен­но­го че­ло­ве­че­ством зна­ния, осталь­ное на­хо­дит­ся в ин­сти­ту­тах па­мя­ти, ко­то­рые по­ка еще толь­ко на­ча­ли свой путь циф­ро­вой транс­фор­ма­ции.

Даль­ше всех успе­ли про­дви­нуть­ся по это­му пу­ти му­зеи с ми­ро­вой из­вест­но­стью. Так, в Эр­ми­та­же ре­ши­ли за три го­да оциф­ро­вать все экс­по­на­ты, де­лая по че­ты­ре изоб­ра­же­ния (не ху­до­же­ствен­ных) на пред­мет, в 2018 го­ду ра­бо­та долж­на за­вер­шить­ся. По­чти 37 тыс. кар­тин оциф­ро­ва­но в вы­со­ком раз­ре­ше­нии и по­ряд­ка 40 тыс. экс­по­на­тов – в су­пер­вы­со­ком. По сло­вам Бо­г­да­но­ва, про­грам­ма пе­ре­кач­ки изоб­ра­же­ний на сайт ра­бо­та­ет круг­ло­су­точ­но, и че­рез два го­да там мож­но бу­дет най­ти лю­бой экс­по­нат Эр­ми­та­жа.

В оциф­ров­ке куль­тур­но­го на­сле­дия очень важ­но вы­брать пра­виль­ный под­ход. Пред­ставь­те, ка­кой ви­ток со­вер­шат тех­но­ло­гии в бли­жай­шие пять лет. Ес­ли не уде­лять долж­ное вни­ма­ние ка­че­ству и ме­то­дам оциф­ров­ки, то су­ще­ствен­ная часть ра­бо­ты бу­дет вы­пол­не­на зря. «Мно­гие фай­лы по­том невоз­мож­но бу­дет ис­поль­зо­вать в си­сте­мах с ис­кус­ствен­ным ин­тел­лек­том, а это озна­ча­ет, что труд мно­же­ства лю­дей, вклю­чая груз­чи­ков, осве­ти­те­лей, фо­то­гра­фов, был во мно­гом бес­по­лез­ным с точ­ки зре­ния смыс­ла оциф­ров­ки для пуб­лич­но­го пред­став­ле­ния и вве­де­ния пред­ме­тов в ми­ро­вой на­уч­ный обо­рот», – го­во­рит Опре­де­ле­нов.

При­ме­ром пра­виль­но­го под­хо­да к та­кой ра­бо­те в Пуш­кин­ском му­зее счи­та­ют оциф­ров­ку кол­лек­ции кли­но­пис­ных таб­ли­чек, каж­дая из ко­то­рых сни­ма­ет­ся в 16 ре­жи­мах ди­на­ми­че­ско­го осве­ще­ния под тре­мя раз­ны­ми уг­ла­ми. За­тем, по­сле ма­те­ма­ти­че­ской об­ра­бот­ки, по­лу­ча­ют­ся два изоб­ра­же­ния, ко­то­рые мож­но рас­по­зна­вать с по­мо­щью ма­шин­но­го зре­ния и при­ме­нять для обу­че­ния си­сте­мы ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та. «Ко­гда мы на­учим ма­ши­ну хо­ро­шо чи­тать кли­но­пись, это из­ме­нит весь ланд­шафт циф­ро­вых му­зей­ных ком­му­ни­ка­ций и на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний», – уве­рен Опре­де­ле­нов. Но ней­рон­ным сетям для ана­ли­за нуж­ны ка­че­ствен­ные изоб­ра­же­ния, на­стой­чи­во на­по­ми­на­ет он.

По­ка же смысл древ­них сим­во­лов му­зеи рас­кры­ва­ют дру­ги­ми сред­ства­ми.

ИНТЕРАКТИВНЫЙ «ПРОЯВИТЕЛЬ»

В экс­по­зи­ции Го­су­дар­ствен­но­го ис­то­ри­ко­ар­хи­тек­тур­но­го и ху­до­же­ствен­но­го му­зе­яза­по­вед­ни­ка «Ка­зан­ский Кремль» для этой це­ли ис­поль­зу­ют­ся ин­тер­ак­тив­ные тех­но­ло­гии: про­ек­ци­он­ные ин­стал­ля­ции, сен­сор­ные ки­ос­ки, аудио­точ­ки. К при­ме­ру, интерактивный Ко­ран в му­зее ис­лам­ской куль­ту­ры поз­во­ля­ет слу­шать су­ры по вы­бо­ру по­се­ти­те­ля. Как рас­ска­за­ла Оль­га Ма­ка­ро­ва, ру­ко­во­ди­тель Му­зея есте­ствен­ной ис­то­рии Та­тар­ста­на, неко­то­рые экс­по­на­ты, та­кие как до­рож­ка сле­дов, воз­раст ко­то­рых со­став­ля­ет несколь­ко мил­ли­о­нов лет, оста­ва­лись прак­ти­че­ски неви­ди­мы­ми, по­ка не по­яви­лось ин­тер­ак­тив­ное со­про­вож­де­ние. В тес­ном со­труд­ни­че­стве с па­ле­он­то­ло­га­ми в этом му­зее вы­пол­ни­ли ани­ма­цию экс­по­на­тов до­пол­нен­ной ре­аль­но­сти «Лед­ни­ко­вый пе­ри­од». А мо­биль­ный па­ле­он­то­ло­ги­че­ский AR-тур вы­пол­ня­ет роль «ожив­шей афи­ши»: его по­ка­зы­ва­ют, вы­ез­жая в рай­о­ны рес­пуб­ли­ки, что­бы рас­ска­зать о му­зее. Бла­го­да­ря AR-тех­но­ло­ги­ям о се­бе рас­ска­зы­ва­ют да­же па­мят­ни­ки, на­хо­дя­щи­е­ся за сот­ни ки­ло­мет­ров от му­зеев. Кос­нув­шись па­лоч­кой-«пи­са­лом» рез­ных тюрк­ских рун на изоб­ра­же­нии ка­мен­ной сте­лы Кюль-те­ги­на в Мон­го­лии, мож­но про­чи­тать их пе­ре­вод на трех язы­ках. «Этот экс­по­нат точ­но ни­кто бы не уви­дел, ес­ли бы не ин­тер­ак­тив­ное со­про­вож­де­ние», – под­черк­ну­ла Ма­ка­ро­ва.

РАС­ШИ­РЯЯ ПРО­СТРАН­СТВО

Циф­ро­вая стра­те­гия Тре­тья­ков­ской га­ле­реи, ос­но­ван­ная на об­щей кон­цеп­ции му­зея и на ана­ли­зе все­го пред­ше­ству­ю­ще­го опы­та ра­бо­ты с ауди­то­ри­ей, на­це­ле­на преж­де все­го вовне, при­зва­на при­влечь вни­ма­ние как мож­но бо­лее ши­ро­кой ауди­то­рии c по­мо­щью Ин­тер­не­та, мо­биль­ных тех­но­ло­гий, вклю­чая муль­ти­ме­диа и да­же иг­ры. «На­ши по­се­ти­те­ли жи­вут в циф­ро­вом ми­ре, и в этом ми­ре мы с ни­ми ра­бо­та­ем», – рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на Ни­ко­ла­е­ва, на­чаль­ник от­де­ла муль­ти­ме­диа- и ин­тер­нет-про­ек­тов Го­су­дар­ствен­ной Тре­тья­ков­ской га­ле­реи.

В мае 2017 го­да был за­пу­щен но­вый сайт га­ле­реи с изоб­ра­же­ни­я­ми хо­ро­ше­го ка­че­ства, па­но­ра­ма­ми за­лов, вир­ту­аль­ны­ми вы­став­ка­ми, в том чис­ле су­ще­ству­ю­щи­ми толь­ко в элек­трон­ном ви­де. Здесь мож­но «по­ли­стать» аль­бо­мы жи­во­пи­си, ка­та­ло­ги, на­уч­ные сбор­ни­ки, а так­же опро­бо­вать арт-кон­струк­тор – иг­ро­вые мо­биль­ные при­ло­же­ния «Пей­заж» и «На­тюр­морт». Впро­чем, па­но­ра­му ос­нов­ных экс­по­зи­ций Тре­тья­ков­ки те­перь мож­но уви­деть да­же на «Ян­декс.Кар­тах».

«Вир­ту­аль­ный, циф­ро­вой мир рас­ши­ря­ет на­ши гра­ни­цы», – го­во­рит Ни­ко­ла­е­ва. Для ра­бо­ты в этом про­стран­стве га­ле­рея на­ме­ре­на ак­тив­но ис­поль­зо­вать не толь­ко сайт, но и со­ци­аль­ные се­ти, дру­гие плат­фор­мы и он­лайн-со­об­ще­ства. Пред­по­ла­га­ет­ся за­дей­ство­вать элек­трон­ные устрой­ства для раз­ви­тия диа­ло­га о кол­лек­ции и о ху­дож­ни­ках, со­зда­вать но­вые фор­мы вир­ту­аль­но­го по­гру­же­ния и ин­стал­ля­ций, со­би­рать и пред­став­лять пуб­ли­ке циф­ро­вые фор­мы ис­кус­ства, при­вле­кать де­неж­ные сред­ства че­рез Ин­тер­нет или с по­мо­щью SMS, на­ла­жи­вать он­лайн-про­да­жи су­ве­нир­ной и книж­ной про­дук­ции, а так­же раз­ра­ба­ты­вать кон­ку­рен­то­спо­соб­ные элек­трон­ные про­дук­ты – на­при­мер, вир­ту­аль­ные об­ра­зо­ва­тель­ные кур­сы.

ЭМО­ЦИИ НЕАНДЕРТАЛЬЦЕВ

На­сколь­ко ин­тен­сив­но му­зе­ям сле­ду­ет вкла­ды­вать­ся в раз­ви­тие тех­но­ло­гий вир­ту­аль­ной и до­пол­нен­ной ре­аль­но­сти? У ИТ-ди­рек­то­ров нет еди­но­ду­шия по дан­но­му во­про­су. Од­ни счи­та­ют, что де­лать это век­то­ром раз­ви­тия преж­де­вре­мен­но, осо­бен­но ре­ги­о­наль­ным му­зе­ям, чьи ре­сур­сы огра­ни­чен­ны. Дру­гие, на­про­тив, по­ла­га­ют, что эти на­прав­ле­ния уже ста­ли мас­со­вы­ми. Ес­ли стре­мить­ся к эко­но­мии и де­лать все сво­и­ми си­ла­ми, то по­лу­ча­ет­ся слиш­ком дол­го и тех­но­ло­гия успе­ва­ет уй­ти на дру­гой уро­вень. Сле­ду­ю­щим эта­пом ста­нет ра­бо­та с ней­ро­ин­тер­фей­са­ми, в экс­по­зи­ции По­ли­тех­ни­че­ско­го му­зея они уже по­яви­лись, со­об­щил Ми­ха­ил Яко­вен­ко, за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра по ИТ По­ли­тех­ни­че­ско­го му­зея.

До­ступ­ность для со­вре­мен­ной ауди­то­рии сто­ит неде­ше­во: необ­хо­ди­мо не толь­ко при­влечь сред­ства и обо­ру­до­ва­ние, из­ме­нить­ся долж­ны и са­ми со­труд­ни­ки. К при­ме­ру, на ска­ни­ро­ва­ние в очень вы­со­ком раз­ре­ше­нии од­но­го за­ла Юпи­те­ра в Эр­ми­та­же по­тре­бо­ва­лось три дня и по­чти 3 млн руб. Трех­мер­ное вир­ту­аль­ное изоб­ра­же­ние бы­ло со­зда­но ме­то­дом он­лайн­фо­то­грам­мет­рии. За­то те­перь воз­мож­ность по­бы­вать в за­ле Юпи­те­ра и да­же взгля­нуть на него свер­ху по­яви­лась в ре­ги­о­нах, где устра­и­ва­ют­ся Дни Эр­ми­та­жа. «Мы смот­рим на ре­ак­цию, – от­ме­тил Бо­г­да­нов. – И по ито­гам экс­пе­ри­мен­та ви­дим, что по­треб­ность в VR очень боль­шая».

«VR-тех­но­ло­гии од­но­знач­но нуж­ны, во­прос толь­ко в том, ко­гда бу­дет со­здан адек­ват­ный ка­че­ствен­ный кон­тент, рас­ши­ря­ю­щий воз­мож­но­сти му­зея и ком­форт­ный для поль­зо­ва­те­ля. По­ка его очень ма­ло», – счи­та­ет Та­тья­на Ку­ба­со­ва, за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра по на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ской ра­бо­те Дар­ви­нов­ско­го му­зея.

Тем не ме­нее к на­сто­я­ще­му вре­ме­ни уже по­чти 500 му­зеев ми­ра за­гру­зи­ли по­ряд­ка 13 тыс. оциф­ро­ван­ных пред­ме­тов в сер­вис SketchFab – ана­лог YouTube для 3D-мо­де­лей.

Дар­ви­нов­ский яв­ля­ет­ся од­ним из немно­гих му­зеев – об­ла­да­те­лей 3D-ска­не­ра и 3D-прин­те­ра, на ко­то­ром мож­но пе­ча­тать гип­со­вые объ­ек­ты для экс­по­зи­ции. В му­зее бы­ла со­зда­на вит­ри­на с ху­до­же­ствен­ны­ми ре­кон­струк­ци­я­ми жи­вот­ных, жив­ших 420 млн лет на­зад, и че­ре­пом дав­не­го пред­ка че­ло­ве­ка – про­кон­су­ла. Трех­мер­ную ко­пию, в от­ли­чие от са­мо­го экс­по­на­та, мож­но по­вер­теть в ру­ках. Прав­да, из­го­тов­лен­ные на 3D-прин­те­ре ко­пии до­ро­ги, по­это­му та­кая воз­мож­ность предо­став­ля­ет­ся толь­ко по­се­ти­те­лям с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. И вме­сто пе­ча­ти це­лой кол­лек­ции 3D-мо­де­лей, в му­зее ре­ши­ли со­зда­вать муль­ти­ме­дий­ные объ­ем­ные мо­де­ли, ко­то­рые бу­дут изоб­ра­же­ны в дви­же­нии и рас­ска­жут о се­бе са­ми, без экс­кур­со­во­да.

Уже се­год­ня циф­ро­вые ко­пии бю­стов неандертальцев ани­ми­ру­ют с по­мо­щью дат­чи­ка Kinect, ко­то­рый рас­по­зна­ет 42 эмо­ции по­се­ти­те­лей и в ре­аль­ном вре­ме­ни на­кла­ды­ва­ет их на трех­мер­ные ин­тер­ак­тив­ные ава­та­ры.

ДАН­НЫЕ ЕСТЬ, ДЕ­ЛО ЗА РЕ­ШЕ­НИ­Я­МИ

Боль­шая часть му­зеев суб­си­ди­ру­ет­ся, им не при­хо­дит­ся бо­роть­ся за выживание. Ес­ли же по­смот­реть на вы­жи­ва­ю­щих на рын­ке са­мо­сто­я­тель­но, то мож­но уви­деть, что ли­ди­ру­ют те, кто мак­си­маль­но ис­поль­зу­ет тех­но­ло­гии сбо­ра и ана­ли­за дан­ных, ука­зы­ва­ет Яко­вен­ко.

Он пред­ла­га­ет рас­смат­ри­вать де­пар­та­мен­ты куль­ту­ры и плат­фор­мы, ко­то­рые они предо­став­ля­ют, в ка­че­стве эле­мен­тов циф­ро­вой му­зей­ной эко­си­сте­мы. В этой эко­си­сте­ме уже по­яви­лись круп­ные ис­точ­ни­ки от­кры­тых дан­ных о кол­лек­ци­ях, о ста­ти­сти­ке по­се­ще­ний. Фор­маль­но су­ще­ству­ют стан­дар­ты хра­не­ния и пе­ре­да­чи дан­ных, про­то­ко­лы об­ме­на. Тех­но­ло­гии да­ют воз­мож­ность ав­то­ма­ти­зи­ро­вать сбор дан­ных с сай­тов с при­вяз­кой про­фи­лей из соц­се­тей, из би­лет­но-кас­со­вых си­стем, со счет­чи­ков по­се­ти­те­лей на вхо­де. Боль­шая часть му­зеев на­кап­ли­ва­ют дан­ные про­смот­ра экс­по­зи­ции ви­део­ка­ме­ра­ми, и эта ин­фор­ма­ция хра­нит­ся про­дол­жи­тель­ное вре­мя. «Необ­хо­ди­мо ак­цен­ти­ро­вать­ся на стан­дар­ти­за­ции, за­щи­те на­коп­лен­ных дан­ных и ре­зерв­ном ко­пи­ро­ва­нии, – под­чер­ки­ва­ет Яко­вен­ко. – Ина­че есть риск по­те­рять ин­фор­ма­цию».

В та­ких му­зе­ях, как Пуш­кин­ский и Эр­ми­таж, где по­то­ки по­се­ти­те­лей из­ме­ря­ют­ся мил­ли­о­на­ми в год, ре­ше­ния уже при­ни­ма­ют на ос­но­ва­нии дан­ных. Од­на­ко мно­гие дру­гие му­зеи, несмот­ря на мно­го­лет­ний рост чис­ла мо­биль­ных поль­зо­ва­те­лей, про­дол­жа­ют де­лать сай­ты для де­ск­то­пов, а вы­бор соц­се­ти для при­сут­ствия и пла­ни­ро­ва­ние ас­сор­ти­мен­та су­ве­нир­ных ма­га­зи­нов неред­ко опре­де­ля­ют­ся ис­хо­дя из пред­по­чте­ний со­труд­ни­ков, а не ауди­то­рии. За­ча­стую му­зеи да­же не счи­та­ют кон­вер­сию, хо­тя про­ана­ли­зи­ро­вать ауди­то­рию по по­лу и воз­рас­ту сей­час не так уж слож­но – та­кие ре­ше­ния есть.

А в пер­спек­ти­ве со­бран­ные дан­ные мож­но бу­дет об­ра­ба­ты­вать с по­мо­щью ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та.

«Дан­ных уже до­ста­точ­но, и по­лу­чить до­пол­ни­тель­ные – недо­ро­го, – го­во­рит Яко­вен­ко. – В от­ли­чие от ком­мер­ции, мы не кон­ку­ри­ру­ем так жест­ко меж­ду со­бой, по­это­му в сво­ей эко­си­сте­ме мо­жем сво­бод­но об­ме­ни­вать­ся дан­ны­ми и мас­со­во ис­поль­зо­вать чу­жой опыт и ис­сле­до­ва­ния».

По его мне­нию, ес­ли до­ба­вить немно­го дав­ле­ния со сто­ро­ны учре­ди­те­ля (Мин­куль­ту­ры), то мож­но в му­зе­ях до­бить­ся та­кой же ак­тив­но­сти при­ме­не­ния дан­ных, как, до­пу­стим, в ре­тей­ле.

МЕЖМУЗЕЙНОЕ ДЕ­ЛО

Ожи­да­ет­ся, что по ме­ре раз­ви­тия ИТ­ин­фра­струк­ту­ры от­кро­ют­ся но­вые воз­мож­но­сти для ме­жму­зей­но­го вза­и­мо­дей­ствия – от вир­ту­аль­ных кросс-му­зей­ных экс­по­зи­ций до се­ти «вир­ту­аль­ной па­мя­ти», объ­еди­ня­ю­щей му­зей­ные фон­ды. Об этом за­ду­мы­ва­ют­ся и в Му­зее ис­то­рии ГУЛАГа, и в Го­су­дар­ствен­ном му­зей­но-вы­ста­воч­ном цен­тре Рос­фо­то.

В цен­тре еди­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства мо­ло­до­го Му­зея Рос­фо­то, вся кол­лек­ция ко­то­ро­го су­ще­ству­ет в циф­ро­вом ви­де, на­хо­дит­ся ре­по­зи­то­рий с до­ку­мен­та­ми и фо­то­гра­фи­я­ми. Эта об­щая си­сте­ма хра­не­ния дан­ных о фон­дах му­зея не толь­ко объ­еди­ня­ет хра­ни­те­лей, ис­сле­до­ва­те­лей и ку­ра­то­ров раз­лич­ных про­ек­тов, но и об­лег­ча­ет пуб­ли­ка­цию ин­фор­ма­ции о пред­ме­тах в ма­ши­но­чи­та­е­мом ви­де. Ре­по­зи­то­рий об­рел ста­тус до­ве­ри­тель­но­го ис­точ­ни­ка ин­фор­ма­ции для всех со­труд­ни­ков, при­чем до­ступ к нему мо­жет быть предо­став­лен сто­рон­ним ис­сле­до­ва­те­лям и ку­ра­то­рам, а так­же по­се­ти­те­лям му­зея. «Мы мо­жем по­стро­ить “но­вый Ин­тер­нет”, где дан­ные бу­дут ве­ри­фи­ци­ро­ва­ны му­зе­я­ми», – счи­та­ет Алек­сей Ти­хо­нов, за­ве­ду­ю­щий от­де­лом фо­то­тех­но­ло­ги­че­ской ра­бо­ты Цен­тра Рос­фо­то.

Ес­ли му­зеи спо­соб­ны за­им­ство­вать ин­те­рес­ные тех­но­ло­ги­че­ские под­хо­ды в да­ле­ких от сфе­ры куль­ту­ры от­рас­лях, на­вер­ное, и ком­мер­че­ские ком­па­нии смо­гут по­черп­нуть цен­ные с точ­ки зре­ния циф­ро­ви­за­ции идеи у му­зеев...

Ис­точ­ник: Го­су­дар­ствен­ный Дар­ви­нов­ский му­зей

3D-ко­пии бю­стов неандертальцев «ожив­ля­ют» с по­мо­щью дат­чи­ка Kinect

Вла­ди­мир Опре­де­ле­нов, зам­ди­рек­то­ра по ИТ ГМИИ им. А. С. Пуш­ки­на: «Му­зей – это уни­каль­ная пло­щад­ка, на ко­то­рой на­до по­про­бо­вать все, что мо­жет по­мочь улуч­ше­нию ком­му­ни­ка­ции с по­се­ти­те­лем»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.