Ин­но­ва­ции – ре­аль­ные и лож­ные

Direktor informatsionnoj sluzhby - - СОДЕРЖАНИЕ «ДИРЕКТОР ИНФОРМАЦИОННОЙ СЛУЖБЫ» (CIO.R - НИ­КО­ЛАЙ СМИРНОВ

Рос­сии сле­ду­ет скон­цен­три­ро­вать­ся не на циф­ро­вой, а на экс­по­нен­ци­аль­ной эко­но­ми­ке, счи­та­ет Алек­сей Ми­нин, ди­рек­тор Ин­сти­ту­та при­клад­но­го ана­ли­за дан­ных «Де­лойт», СНГ. Об­ла­дая та­ки­ми уни­каль­ны­ми ак­ти­ва­ми, как гос­ком­па­нии, мож­но до­бить­ся зна­чи­тель­но­го ры­ноч­но­го успе­ха имен­но в тра­ди­ци­он­ных, а не циф­ро­вых об­ла­стях. Мы по­го­во­ри­ли с Ми­ни­ным о важ­но­сти та­ко­го ин­сти­ту­та, как экс­по­ле­ра­то­ры, о го­тов­но­сти ком­па­ний к ин­но­ва­ци­ям, а так­же о тех­но­ло­ги­ях, ко­то­рые мо­гут «вы­стре­лить» в бли­жай­шее вре­мя.

Год на­зад по­ня­тие циф­ро­вой эко­но­ми­ки вы­шло на го­су­дар­ствен­ный уро­вень. Что это озна­ча­ет, кро­ме то­го, что пра­ви­тель­ство го­то­во «за­лить» день­га­ми за­пу­щен­ную си­ту­а­цию?

Са­ма по се­бе «Циф­ро­вая экономика» – очень пра­виль­ная про­грам­ма. Го­су­дар­ство от­кры­то при­зна­ет су­ще­ству­ю­щий тренд и при­зы­ва­ет об­ра­тить на него вни­ма­ние. Эф­фек­тив­ность этой про­грам­мы – от­дель­ный во­прос. На­при­мер, все, что свя­за­но с циф­ро­вы­ми го­сус­лу­га­ми, на мой взгляд, не долж­но быть ча­стью этой про­грам­мы. Да, на дво­ре XXI век, и пе­ре­вод про­цес­сов в циф­ру – есте­ствен­ное яв­ле­ние, но это не циф­ро­вая экономика, а нор­маль­ная ра­бо­та в ны­неш­них усло­ви­ях.

На­ча­ло ны­неш­не­го ве­ка озна­ме­но­ва­лось рас­щеп­ле­ни­ем эко­но­мик на циф­ро­вую и экс­по­нен­ци­аль­ную. Все, что мо­жет быть де­ма­те­ри­а­ли­зо­ва­но – пе­ре­ве­де­но «в циф­ру», ста­нет пред­ме­том циф­ро­вой эко­но­ми­ки. След­стви­ем де­ма­те­ри­а­ли­за­ции яв­ля­ют­ся де­мо­не­ти­за­ция и де­мо­кра­ти­за­ция – об­щая бес­плат­ная до­ступ­ность. По­это­му циф­ро­вую эко­но­ми­ку мож­но на­звать эко­но­ми­кой лишь услов­но: она не име­ет пря­мой мо­не­ти­за­ции и не мо­жет быть пред­ме­том вла­де­ния от­дель­но­го го­су­дар­ства, вы­стра­и­ва­ясь над эко­но­ми­ка­ми го­су­дарств.

Экс­по­нен­ци­аль­ная же экономика охва­ты­ва­ет ма­те­ри­аль­ные объ­ек­ты фи­зи­че­ско­го ми­ра и стро­ит­ся по со­вер­шен­но иным пра­ви­лам. Ее на­зва­ние про­ис­хо­дит от экс­по­нен­ци­аль­ных тех­но­ло­гий: ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, блок­чей­на и т. д., – при­во­дя­щих (при усло­вии их пра­виль­но­го при­ме­не­ния) к экс­по­нен­ци­аль­но­му ро­сту ка­пи­та­ли­за­ции ком­па­ний. Тра­ди­ци­он­ные от­рас­ли – ме­тал­лур­гия, до­бы­ча по­лез­ных ис­ко­па­е­мых, ма­ши­но­стро­е­ние – уже на­ча­ли борь­бу за эф­фек­тив­ность. В усло­ви­ях на­сту­па­ю­щей гло­баль­ной кон­ку­рен­ции лю­бой участ­ник рын­ка дол­жен быть кон­ку­рен­то­спо­соб­ным по цене и ка­че­ству, а для это­го необ­хо­ди­мы экс­по­нен­ци­аль­ные тех­но­ло­гии.

Ес­ли бы мы хо­те­ли за­нять хоть ка­кое-то ме­сто в циф­ро­вой эко­но­ми­ке, у нас уже долж­на бы­ла во­всю ра­бо­тать своя Крем­ни­е­вая до­ли­на со мно­же­ством ак­се­ле­ра­то­ров. Фак­ти­че­ски кон­ку­рен­ция здесь уже про­иг­ра­на, но в этом нет ни­че­го страш­но­го, по­то­му что в циф­ро­вой эко­но­ми­ке нет про­стых де­нег, схе­мы мо­не­ти­за­ции очень слож­ные, а биз­не­смо­де­ли – неустой­чи­вые. По­это­му я счи­таю, что на­ше­му го­су­дар­ству на­до сфо­ку­си­ро­вать­ся имен­но на экс­по­нен­ци­аль­ной эко­но­ми­ке, а не на циф­ро­вой. У нас есть го­раз­до бо­лее интересные участ­ки, и они как раз в об­ла­сти экс­по­нен­ци­аль­ной эко­но­ми­ки. В Рос­сии име­ет­ся уни­каль­ная струк­ту­ра ак­ти­вов – гос­ком­па­нии. Та­ких ком­па­ний, как РЖД, Сбер­банк, «Газ­пром» или «Рос­нефть», в ми­ре очень немно­го. Важно на­учить­ся их эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вать по­ми­мо их пря­мо­го на­зна­че­ния, с при­ме­не­ни­ем экс­по­нен­ци­аль­ных тех­но­ло­гий.

Оче­вид­но, что та­кие ин­но­ва­ции в гос­ком­па­нии мо­гут прий­ти толь­ко извне. Необ­хо­ди­мо со­здать со­от­вет­ству­ю­щие эко­си­сте­мы, вклю­ча­ю­щие гос­ком­па­нии, их ме­недж­мент, стар­та­пы и фи­нан­си­ро­ва­ние. Мы на­зва­ли их экс­по­ле­ра­то­ра­ми по ана­ло­гии с ак­се­ле­ра­то­ра­ми – струк­ту­ра­ми, объ­еди­ня­ю­щи­ми тех­но­ло­гии и ком­пе­тен­ции и поз­во­ля­ю­щи­ми пре­успеть в циф­ро­вой эко­но­ми­ке. По­сле по­лу­че­ния тре­бу­е­мо­го эф­фек­та – крат­но­го уве­ли­че­ния ка­пи­та­ли­за­ции – важно не от­да­вать стар­тап в эту ком­па­нию. Го­су­дар­ство долж­но «вме­шать­ся», не до­пу­стить его по­гло­ще­ния и, сле­дуя ло­ги­ке про­грам­мы «Циф­ро­вая экономика», вы­ве­сти на гло­баль­ный ры­нок, что­бы мо­не­ти­зи­ро­вать тех­но­ло­гии. Ком­па­ния, не при­шед­шая на ры­нок с сы­рой иде­ей, а ре­а­ли­зо­вав­шая ги­гант­ский про­ект, бу­дет вы­зы­вать опре­де­лен­ный ин­те­рес. Ска­жем, по­сле «Рос­неф­ти» ей от­кры­та до­ро­га в круп­ней­шие ми­ро­вые неф­тя­ные ком­па­нии.

Од­ним из ба­рье­ров, за­труд­ня­ю­щих ра­бо­ту стар­та­пов и гос­ком­па­ний, яв­ля­ет­ся тот факт, что гос­ком­па­нии очень лю­бят сек­рет­ность. Но мы жи­вем в от­кры­том ми­ре, боль­шая часть из то­го, с чем мне при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся, не име­ет ни­ка­ко­го

от­но­ше­ния к сек­ре­там, и тех­но­ло­гии и име­ю­щий­ся опыт вполне мо­гут быть вы­ве­де­ны на ры­нок.

Дей­стви­тель­но ли име­ет смысл на­де­ять­ся на со­зда­ние го­су­дар­ством ка­ких-то бла­го­при­ят­ных усло­вий или го­раз­до боль­ше по­преж­не­му за­ви­сит от биз­не­са?

Шанс для го­су­дар­ства – имен­но се­рьез­ная мо­дер­ни­за­ция гос­ком­па­ний. И здесь без го­су­дар­ства обой­тись не по­лу­чит­ся. Экс­по­нен­ци­аль­ные тех­но­ло­гии – это НИОКР, и они долж­ны иметь пра­во быть без­ре­зуль­тат­ны­ми. А в сло­жив­шей­ся прак­ти­ке гос­за­ку­пок под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что неудач быть не мо­жет: при от­ри­ца­тель­ном ре­зуль­та­те мо­гут об­ви­нить в неце­ле­вом рас­хо­до­ва­нии средств. Да, борь­ба с кор­руп­ци­ей необ­хо­ди­ма, но тен­де­ры – не луч­ший спо­соб, есть го­раз­до бо­лее эф­фек­тив­ные ме­ха­низ­мы. Спе­ци­аль­ные ор­га­ны долж­ны про­ве­рять на­ли­чие экс­пер­ти­зы у участ­ву­ю­щих в тен­де­рах ком­па­ний, но, ес­ли ком­па­ния до­пу­ще­на к тен­де­ру на про­ве­де­ние НИОКР или внед­ре­ние экс­по­нен­ци­аль­ных тех­но­ло­гий, аб­со­лют­но нор­маль­ной си­ту­а­ци­ей долж­но быть непо­лу­че­ние ре­зуль­та­та. Имен­но по­это­му необ­хо­ди­ма спе­ци­аль­ная эко­си­сте­ма, о ко­то­рой я го­во­рил. Нуж­но экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать, и 90% экс­пе­ри­мен­тов бу­дут без­ре­зуль­тат­ны­ми, но 10% успеш­ных оку­пят все ин­ве­сти­ции.

Счи­та­ет­ся, что но­вые тех­но­ло­гии на­чи­на­ют при­жи­вать­ся в Рос­сии то­гда, ко­гда на За­па­де ста­нут уже об­ще­при­ня­ты­ми. Обыч­но речь идет об от­ста­ва­нии в несколь­ко лет. Го­тов ли сам рос­сий­ский биз­нес вой­ти в циф­ро­вую эко­но­ми­ку, до­ста­точ­но ли он зрел?

Пол­го­да на­зад на од­ном круп­ном ме­ро­при­я­тии за­вя­за­лась се­рьез­ная дис­кус­сия на эту тему, и я в ней участ­во­вал. Там пред­ста­ви­те­ли ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са за­яв­ля­ли о сво­ей ин­но­ва­ци­он­но­сти, а я вы­ра­жал со­мне­ния в этом. И недав­но я услы­шал под­твер­жде­ние сво­ей точ­ки зре­ния: как за­явил Герман Греф на недав­нем Гай­да­ров­ском фо­ру­ме, ап­пе­тит к ин­но­ва­ци­ям на рос­сий­ском рын­ке крайне ни­зок.

К со­жа­ле­нию, мы очень ча­сто под ви­дом ин­но­ва­ций внед­ря­ем то, что уже вез­де ста­ло нор­мой. Сп­лошь и ря­дом внед­ря­ют­ся толь­ко про­ве­рен­ные ре­ше­ния.

Это уже по­хо­же на спе­ци­фи­ку мен­та­ли­те­та. Но де­ло в том, что, си­дя в по­след­нем ва­гоне, не по­лу­чит­ся обо­гнать по­езд. В этом плане по­ка­за­тель­но срав­не­ние Сбер­бан­ка и ВТБ. Сбер­банк ак­тив­но экс­пе­ри­мен­ти­ру­ет с тех­но­ло­ги­я­ми, а ВТБ, по при­зна­нию его ру­ко­вод­ства, вни­ма­тель­но смот­рит на дей­ствия ли­де­ра и внед­ря­ет са­мые успеш­ные прак­ти­ки, не раз­ба­за­ри­вая ре­сур­сы. Де-фа­кто ВТБ рас­пи­сы­ва­ет­ся в том, что его устра­и­ва­ет вто­рое ме­сто, и, с точ­ки зре­ния ак­ци­о­не­ров, та­кая по­зи­ция вполне до­пу­сти­ма. Но двум боль­шим ор­га­ни­за­ци­ям, как мне ка­жет­ся, бы­ло бы ин­те­рес­но по­бо­роть­ся за пер­вое ме­сто на рын­ке. Ко­неч­но, тут важно, ка­кая стра­те­гия утвер­жде­на ак­ци­о­не­ра­ми, ведь имен­но они опре­де­ля­ют на­прав­ле­ния в раз­ви­тии ор­га­ни­за­ции на дол­го­сроч­ную пер­спек­ти­ву.

Еще один по­ка­за­тель­ный при­мер: рос­сий­ские бан­ки усерд­но бо­рют­ся за удоб­ство интернет-бан­кин­га, ре­гу­ляр­но вы­пус­ка­ют­ся со­от­вет­ству­ю­щие рей­тин­ги.

А в Крем­ни­е­вой до­лине пре­крас­но по­ни­ма­ют, что бан­ков в ны­неш­нем ви­де ско­ро не оста­нет­ся, по­это­му и при­ло­же­ни­я­ми ме­рить­ся бес­смыс­лен­но. Там сей­час пы­та­ют­ся пе­ре­и­зоб­ре­сти бан­ков­скую мо­дель, экс­пе­ри­мен­ти­руя в раз­лич­ных на­прав­ле­ни­ях. На са­мом де­ле интернет-банк дол­жен быть про­сто нор­маль­ным.

Ин­ве­сти­ро­вать сле­ду­ет в бо­лее важ­ные на­прав­ле­ния: пе­ре­осмыс­лить се­бя, при­ме­нить к сво­им ак­ти­вам те са­мые экс­по­нен­ци­аль­ные тех­но­ло­гии, по­нять, что та­кое «кре­дит­ный про­цесс 2.0» в усло­ви­ях экс­по­нен­ци­аль­ной эко­но­ми­ки, ка­ко­ва мо­жет быть ре­а­ли­за­ция про­дук­тов в усло­ви­ях циф­ро­вой эко­но­ми­ки, за счет че­го мож­но бу­дет кон­ку­ри­ро­вать на рын­ке.

Мно­гие ду­ма­ют, что мо­гут про­дол­жать стро­ить свой биз­нес на дис­ба­лан­се ин­фор­ма­ции меж­ду по­ку­па­те­лем и по­став­щи­ком, ко­гда за­ра­ба­ты­ва­ет тот, кто боль­ше зна­ет. Бан­ки всю жизнь иг­ра­ли в эту иг­ру, ме­няя рис­ки на день­ги. Од­на­ко в усло­ви­ях циф­ро­вой и экс­по­нен­ци­аль­ной эко­но­ми­ки все из­ме­нит­ся, ин­фор­ма­ци­он­ные дис­ба­лан­сы бу­дут устра­не­ны, по­это­му бан­кам сле­ду­ет се­рьез­но за­ду­мать­ся о сво­ей ро­ли. Ска­жем, бан­ки смо­гут вы­пол­нять ско­рее кон­сал­тин­го­вую роль, чем быть про­сто по­став­щи­ком де­нег.

Дан­ные бы­ли про­воз­гла­ше­ны ана­ли­ти­ка­ми «но­вой нефтью» еще несколь­ко лет на­зад. Од­на­ко ра­ди­каль­ных пе­ре­мен с тех пор не про­изо­шло. В чем при­чи­на?

Та­кое срав­не­ние аб­со­лют­но оправ­дан­но, хо­тя я боль­ше скло­нен про­во­дить ана­ло­гию с зо­ло­то­нос­ной ру­дой: нефть са­ма по се­бе име­ет цен­ность, а дан­ные – нет. В до­бы­том на при­ис­ке грун­те цен­но­сти нет –

непо­ня­тен вы­ход зо­ло­та. Пер­вой про­из­вод­ной дан­ных яв­ля­ет­ся ин­фор­ма­ция, для ее из­вле­че­ния ис­поль­зу­ют­ся ал­го­рит­мы Big Data. Ин­фор­ма­ция – объ­ект де­скрип­тив­ной ана­ли­ти­ки: имея ее, мож­но опи­сать про­ис­хо­дя­щие про­цес­сы. На ее ос­но­ве фор­ми­ру­ют­ся зна­ния – объ­ект про­гно­сти­че­ской ана­ли­ти­ки: мы по­ни­ма­ем про­ис­хо­дя­щие про­цес­сы и мо­жем пред­ска­зы­вать раз­ви­тие си­ту­а­ции. Про­из­вод­ная от зна­ний – опыт, ис­хо­дя из опы­та мож­но не толь­ко по­ни­мать и про­гно­зи­ро­вать, но и де­лать вы­во­ды, да­вать ре­ко­мен­да­ции. В иде­а­ле этот про­цесс дол­жен стать пол­но­стью ав­то­ном­ным, вы­пол­нять­ся без уча­стия че­ло­ве­ка.

Та­ким об­ра­зом, дан­ные ле­жат в ос­но­ве все­го. Но от дан­ных (ру­ды) до ре­аль­ной цен­но­сти (зо­ло­та) ле­жит боль­шой путь. К то­му же на рын­ке ре­аль­но не хва­та­ет дан­ных. Да, тран­зак­ци­он­ных дан­ных у бан­ков до­ста­точ­но, а вот мно­го ли у нас дан­ных, на­при­мер, о со­сто­я­нии мак­ро­эко­но­ми­ки? Мы не мо­жем стро­ить ка­че­ствен­ные эко­но­мет­ри­че­ские мо­де­ли из-за от­сут­ствия дан­ных. Мы не смо­жем окон­ча­тель­но вой­ти в XXI век, по­ка не бу­дем иметь вы­со­ко­ча­стот­ные дан­ные о со­сто­я­нии эко­но­ми­ки. До­ступ­ные ис­точ­ни­ки дан­ных име­ют за­пад­ное про­ис­хож­де­ние, что пред­став­ля­ет­ся се­рьез­ной угро­зой – ес­ли мы по­те­ря­ем к ним до­ступ, су­ще­ству­ю­щие мо­де­ли ста­нут нера­бо­то­спо­соб­ны­ми.

Ка­кие из пер­спек­тив­ных тех­но­ло­гий (блок­чейн, ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект и т. п.) мо­гут «вы­стре­лить» в бли­жай­шем го­ду и в ка­ких от­рас­лях?

Ра­зу­ме­ет­ся, са­мой ем­кой с точ­ки зре­ния но­вых тех­но­ло­гий яв­ля­ет­ся бан­ков­ская от­расль, и имен­но по­то­му, что пе­ре­жи­ва­ет се­рьез­ные изменения. Вто­рой по по­треб­но­сти в ин­но­ва­ци­ях сфе­рой яв­ля­ет­ся сель­ское хо­зяй­ство. Су­ще­ству­ет огром­ный пласт за­дач, чрез­вы­чай­но ак­ту­аль­ных в сель­ском хо­зяй­стве, тра­ди­ци­он­но стра­да­ю­щем от невы­со­кой эф­фек­тив­но­сти. Здесь вос­тре­бо­ва­ны ре­ше­ния на ба­зе Ин­тер­не­та ве­щей: си­сте­мы точ­но­го зем­ле­де­лия, рас­по­зна­ва­ния бо­лез­ней рас­те­ний и ум­ной ир­ри­га­ции, си­сте­мы пла­ни­ро­ва­ния. Но глав­ное – есть очень за­мет­ный эф­фект от внед­ре­ния, та­кие про­ек­ты яв­но име­ют смысл.

Что ка­са­ет­ся кон­крет­ных тех­но­ло­гий, то глав­ной из них в бли­жай­шее вре­мя бу­дет уме­ние ду­мать. Слиш­ком мно­го хай­пов со­зда­ет­ся непро­фес­си­о­наль­ны­ми людь­ми.

Два кур­са на Coursera не сде­ла­ют из че­ло­ве­ка ис­сле­до­ва­те­ля дан­ных, а по­се­ще­ние несколь­ких кон­фе­рен­ций по блок­чей­ну и по­куп­ка неко­то­рой сум­мы бит­кой­нов не сде­ла­ют из него боль­шо­го спе­ци­а­ли­ста по крип­то­ва­лю­там.

Не­со­мнен­ным яв­ля­ет­ся лишь при­ме­не­ние экс­по­нен­ци­аль­ных тех­но­ло­гий в кон­тек­сте ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та. Од­на­ко в бли­жай­ший год здесь не сто­ит ждать про­ры­вов, все бу­дут за­ня­ты бо­лее про­сты­ми ве­ща­ми. На­при­мер, сей­час мы ви­дим тор­же­ство ро­бо­ти­за­ции про­цес­сов (Robotic Process Automation, RPA), и в бли­жай­ший год со­хра­нит­ся ин­те­рес имен­но к ней: она поз­во­ля­ет быст­ро и про­сто сни­зить затра­ты на че­ло­ве­че­ские ре­сур­сы. Это ко­рот­кие и по­нят­ные про­ек­ты с оче­вид­ной мо­не­ти­за­ци­ей. Что ка­са­ет­ся си­стем ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, то с ни­ми уже необ­хо­ди­мо на­чи­нать экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать. Бу­дучи пра­виль­но при­ме­нен­ны­ми, они да­ют мощ­ный при­рост про­из­во­ди­тель­но­сти. Но эти про­ек­ты – го­раз­до бо­лее слож­ные и тре­бу­ют бо­лее вы­со­кой ком­пе­тен­ции у ис­пол­ни­те­ля.

О драй­ве­рах циф­ро­ви­за­ции го­во­рят ча­сто. А ка­кие фак­то­ры мо­гут быть сдер­жи­ва­ю­щи­ми и не пе­ре­ве­сят ли они в ито­ге?

Да, та­кое вполне мо­жет быть. Бо­лее то­го, от­ча­сти это и про­ис­хо­дит. Во-пер­вых, как я уже го­во­рил, нужны дан­ные. Во-вто­рых, в экс­по­нен­ци­аль­ной эко­но­ми­ке важ­ней­шим фак­то­ром ста­нет на­ли­чие эко­си­стем, а зна­чит, за­ло­гом успе­ха яв­ля­ет­ся пра­виль­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние. При­ме­ром мо­жет слу­жить аме­ри­кан­ский под­ход – из­на­чаль­ное от­сут­ствие ре­гу­ли­ро­ва­ния и его по­яв­ле­ние лишь в слу­чае воз­ник­но­ве­ния про­блем, а не по­пыт­ка за­ре­гу­ли­ро­вать «на пер­спек­ти­ву». Кро­ме то­го, нам сроч­но нуж­но ме­нять мен­та­ли­тет в во­про­сах от­кры­то­сти до­сту­па к дан­ным. Мы ис­то­ри­че­ски на­хо­ди­лись «в окру­же­нии вра­гов», и по­это­му все си­сте­мы по­стро­е­ны на боль­ших огра­ни­че­ни­ях. На­ко­нец, за­бю­ро­кра­ти­зи­ро­ван­ность круп­ных ком­па­ний. Не сто­ит упре­кать гос­ком­па­нии в неза­ин­те­ре­со­ван­но­сти циф­ро­вой эко­но­ми­кой – это не так. Про­сто у них нет ре­сур­сов – хва­та­ет дру­гих про­блем. Но не за­ни­мать­ся этим нель­зя, ре­сур­сы при­дет­ся изыс­ки­вать.

Да­лее се­рьез­ным ба­рье­ром бу­дет ста­но­вить­ся че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал. Сколь­ко тол­ко­вых лю­дей оста­ет­ся пре­по­да­вать в ву­зах? Ос­нов­ная мас­са рас­хва­ты­ва­ет­ся ком­па­ни­я­ми или уез­жа­ет за ру­беж. С воз­об­нов­ля­е­мо­стью че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла сей­час боль­шие проблемы.

Важно по­ни­мать, что циф­ро­вая экономика де­ла­ет­ся мо­ло­ды­ми эн­ту­зи­а­ста­ми, а экс­по­нен­ци­аль­ная – экс­пер­та­ми и ин­же­не­ра­ми. У каж­дой из них своя спе­ци­фи­ка, и пре­пят­ствия вез­де свои. Од­на­ко на­ря­ду с пре­пят­стви­я­ми су­ще­ству­ют и свои уни­каль­ные воз­мож­но­сти. У нас по­ка еще вы­со­кое ка­че­ство че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла, мы ви­де­ли всплеск его ак­тив­но­сти в 2010-2014 го­дах, и еще, я ду­маю, уви­дим не раз.

«Ес­ли бы мы хо­те­ли за­нять хоть ка­кое-то ме­сто в циф­ро­вой эко­но­ми­ке, у нас уже долж­на бы­ла во­всю ра­бо­тать своя Крем­ни­е­вая до­ли­на со мно­же­ством ак­се­ле­ра­то­ров»

Алек­сей Ми­нин, ди­рек­тор Ин­сти­ту­та при­клад­но­го ана­ли­за дан­ных «Де­лойт», СНГ: «Сп­лошь и ря­дом внед­ря­ют­ся про­ве­рен­ные ре­ше­ния.

Но, си­дя в по­след­нем ва­гоне, не по­лу­чит­ся обо­гнать по­езд»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.