Я вы­рос­ла и до сих пор не жа­лею»

«Я нена­ви­де­ла му­зы­каль­ную шко­лу. В ито­ге ма­ма сда­лась, но ска­за­ла, что я еще бу­ду об этом жа­леть.

Dobrie Sovety  - - Звезда -

По­чти все ва­ши ге­ро­и­ни — сдер­жан­ные, «пра­виль­ные» блон­дин­ки. Ни­ко­гда не хо­те­лось сме­нить ам­плуа?

Ко­неч­но, хо­те­лось и хо­чет­ся. На­при­мер, я бы с удо­воль­стви­ем сыг­ра­ла эда­кую «стер­во­зи­ну» вро­де Ка­та­ри­ны из «Укро­ще­ния строп­ти­вой» (меч­таю об этой ро­ли в те­ат­ре). Дру­зья шу­тят: не мо­жем по­нять, ка­кой фильм смот­рим, ты вез­де оди­на­ко­вая. Но раз та­кой образ вос­тре­бо­ван, зна­чит, у ме­ня есть ра­бо­та. Я ни­ко­гда не гре­зи­ла о Гол­ли­ву­де и все­гда адек­ват­но оце­ни­ва­ла свои ак­тер­ские воз­мож­но­сти. По­это­му счаст­ли­ва тем, что ра­бо­та есть. Ни­ка­кой ис­те­ри­ки вро­де «Ах, я уста­ла от та­ких ге­ро­инь» у ме­ня нет. Я свои ро­ли люб­лю. Ска­жу чест­но, я все­яд­на и прак­ти­че­ски не от­ка­зы­ва­юсь от пред­ло­же­ний. Раз­ве что об­на­жать­ся бы не ста­ла: я очень стес­ни­тель­ная, к то­му же у ме­ня сын рас­тет.

Ни­че­го се­бе, ка­кой не ак­тер­ский ар­гу­мент.

Мне прав­да это ка­жет­ся важ­ным. Мне бы не хо­те­лось, что­бы Ва­ня крас­нел. А он, кста­ти, ин­те­ре­су­ет­ся мо­ей ра­бо­той. Недав­но за­шли в ма­га­зин, он уви­дел жур­нал со мной на об­лож­ке и на­чал хи­хи­кать: «Те­бе шля­па эта во­об­ще не идет. И вот бы все узна­ли, ка­кая ты на са­мом де­ле смеш­ная!» (Хо­хо­чет.)

А еще он по­сто­ян­но го­во­рит: «Ну что ты все врач и врач. Сы­г­рай уже по­ли­цей­ско­го или по­жар­но­го!» (Сно­ва хо­хо­чет.)

Мы бы с удо­воль­стви­ем на это по­смот­ре­ли!

А я бы — сыг­ра­ла (улы­ба­ет­ся).

Ва­ня смот­рит в ко­рень.

Да, и ча­сто бы­ва­ет прав. Во­об­ще мы друж­ба­ны: лю­бим бол­тать о люб­ви, о друж­бе, очень мно­го сме­ем­ся. С ним я сно­ва по­лю­би­ла учить­ся, тем бо­лее что се­го­дня во­круг столь­ко ин­те­рес­но­го! На­при­мер, мы вме­сте за­ни­ма­ем­ся немец­ким и чи­та­ем кни­ги Сти­ве­на Хо­кин­га об устрой­стве Все­лен­ной. Мы ря­дом прак­ти­че­ски все мое сво­бод­ное вре­мя. Я и на пло­щад­ку его с со­бой бе­ру, ес­ли гра­фик съе­мок очень плот­ный. И как ему мир ки­но?

Обо­жа­ет! Ване вы­да­ют на­уш­ник и раз­ре­ша­ют го­во­рить по ра­ции «На­ча­ли! Мо­тор!». А де­вуш­ки во­круг него вьют­ся — по сво­им деткам ску­ча­ют, и все вни­ма­ние до­ста­ет­ся ему. Я же ста­ра­юсь его как-то за­нять. Даю важ­ные за­да­ния: про­ве­дать осве­ти­те­лей или от­не­сти грен­ку с сы­ром Мак­су Аве­ри­ну (сме­ет­ся). Ване там очень кру­то. Он в со­вер­шен­но есте­ствен­ной сре­де учит­ся об­щать­ся не толь­ко со сверст­ни­ка­ми, но и со взрос­лы­ми. Это при­го­дит­ся в жиз­ни.

Не бо­и­тесь, что «за­з­вез­дит»?

Нет. Я ста­ра­юсь вы­рас­тить сы­на та­ким, ка­ким пред­став­ляю се­бе на­сто­я­ще­го муж­чи­ну. Он от­кры­ва­ет две­ри, но­сит сум­ки. А вче­ра ве­че­ром я дол­го объ­яс­ня­ла ему, что шут­ки, ко­то­рые до­пу­сти­мы с маль­чиш­ка­ми, мо­гут быть обид­ны­ми для де­во­чек. Спра­ши­ва­ет: «По­че­му?» Объ­яс­няю: «Мы раз­ные. Де­воч­ки бо­лее ра­ни­мые, все вос­при­ни­ма­ют близ­ко к серд­цу».

Так и есть.

Ко­неч­но! Еще он в мет­ро ни­ко­гда не си­ди­тb— хо­тя ему, как ре­бен­ку, усту­па­ют.

И прав­да, муж­чи­на рас­тет!

Ста­ра­ем­ся. Но все-та­ки глав­ное для ме­няb— со­хра­нить до­ве­рие меж­ду на­ми. Ма­ма, ко­то­рой, к со­жа­ле­нию, уже нет, го­во­ри­ла: «Ес­ли воз­ник­нет про­бле­ма, сра­зу при­хо­ди ко мне, не со­ве­туй­ся с по­друж­ка­ми. Не бой­ся. Я те­бе не враг, у ме­ня нет за­да­чи ру­гать или по­зо­рить, моя за­да­ча — по­мочь». Те­перь то же са­мое я вну­шаю Ване. Ма­ма во­об­ще у ме­ня на пье­де­ста­ле, я все вре­мя ста­ра­юсь до нее до­тя­нуть­ся. Она бы­ла стро­гая, сдер­жан­ная и муд­рая. Ни­ко­гда не оце­ни­ва­ла мои по­ступ­ки. Ко­гда мы раз­во­ди­лись с Де­ни­сом, зна­ко­мые ей го­во­ри­ли: «Ну что ты мол­чишь! Се­мья же ру­шит­ся». Она от­ве­ча­ла: «Са­ми раз­бе­рут­ся».

И бы­ла пра­ва.

Аб­со­лют­но. У нас по­сле раз­во­да со­вер­шен­но нор­маль­ные парт­нер­ские от­но­ше­ния, мы от­лич­но ла­дим.

Ред­ко ко­му уда­ет­ся так спо­кой­но разой­тись.

Да ни­че­го слож­но­го! У нас же не бы­ло це­ли друг дру­га оби­жать. Раз­рыв был спо­кой­ным — без тра­ге­дий, про­сто мы ста­ли смот­реть в раз­ные сто­ро­ны. Ко­неч­но, все лю­ди раз­ные: чест­но ска­жу, не знаю, как по­ве­ла бы се­бя, узнав о пре­да­тель­стве. Я некон­фликт­ная: очень тер­пе­ли­вая — мо­гу мно­гое пе­ре­не­сти — и от­ход­чи­вая. Я быст­ро за­бы­ваю, что про­изо­шло, глав­ное, что здесь и сей­час все хо­ро­шо.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.