Что мы де­ла­ем не так*

Dobrie Sovety  - - Слово -

Нежный воз­раст — это ко­гда труд­но всем. И де­тям, и ро­ди­те­лям. В на­шем ма­те­ри­а­ле нет со­ве­тов или вы­во­дов пси­хо­ло­гов. Это пря­мая речь под­рост­ков. Они го­во­рят о том, что их вол­ну­ет, и вот так, че­рез жур­нал, пы­та­ют­ся до­сту­чать­ся до мам, пап и про­чих важ­ных взрос­лых

Ма­ма го­во­рит, что я толь­ко и де­лаю, что га­маю (иг­раю в ком­пью­тер­ные иг­ры. — Прим. ред.). Да, я так от­ды­хаю. Блин, у ме­ня три ре­пе­ти­то­ра, шко­ла и спорт. Мож­но мне хо­тя бы на вы­ход­ных по­ту­пить? Са­ма же она се­ри­а­лы смот­рит це­лы­ми но­ча­ми. В чем раз­ни­ца?

МА­МА ПО­СТО­ЯН­НО СИ­ДИТ В ТЕ­ЛЕ­ФОНЕ. НО ЭТО «ПО РА­БО­ТЕ». А МЕ­НЯ ПЫ­ТА­ЕТ­СЯ УБЕ­ДИТЬ, ЧТО СОЦ­СЕ­ТИ — ЭТО ЗЛО, И ТРЕ­БУ­ЕТ, ЧТО­БЫ Я УДАЛИЛА ВК.

Отец ча­сто го­во­рит, что из-за ма­те­ри он де­гра­ди­ру­ет, не мо­жет ре­а­ли­зо­вать свои меч­ты и все та­кое. Как-то ска­зал ему, что на­до раз­во­дить­ся то­гда, а он отвечает: «Я все это терп­лю из-за вас». Рань­ше я был бла­го­да­рен, а те­перь, мне кажется, он врет и се­бе, и мне.

Ко­гда клас­су­ха зво­нит и жа­лу­ет­ся на ме­ня, ма­ма хва­та­ет­ся за серд­це и го­во­рит, что это­го не пе­ре­жи­вет. Что ее сын ста­нет уго­лов­ни­ком… Хоть бы по­смот­ре­ла вни­ма­тель­ней на на­шу класс­ную — это же ис­те­рич­ка, ко­то­рая про­сто сры­ва­ет­ся на всех.

Мне не раз­ре­ша­ют сде­лать стриж­ку. До­ма все уве­ре­ны, что у де­воч­ки долж­на быть непре­мен­но длин­ная ко­са, и го­во­рят, что на­до гор­дить­ся сво­и­ми «ши­кар­ны­ми» во­ло­са­ми. Мне во­ло­сы-то нра­вят­ся, но я хочу экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать со сво­ей внеш­но­стью. И уж точ­но не хочу ко­су.

Ме­ня ро­ди­те­ли не от­пус­ка­ют в по­езд­ки с клас­сом. Они счи­та­ют, что там бу­дет ал­ко­голь и секс. А у нас ре­аль­но нор­маль­ный класс, не ку­рит ни­кто. А вы­пить и еще что-то мож­но и без поездок.

Ро­ди­те­ли подозревают, что я лес­би­ян­ка, по­то­му что у ме­ня нет пар­ня и я во­об­ще не хочу семью и де­тей. Ма­ма та­кая при­шла ко мне в ком­на­ту и го­во­рит: «Я дол­го ду­ма­ла и по­ня­ла, что смо­гу при­нять лю­бой твой вы­бор. Да­же ес­ли тво­им парт­не­ром бу­дет не муж­чи­на…» Я не знаю, как ей объ­яс­нить, что про­сто хочу жить од­на!

Моя ма­ма пе­ри­о­ди­че­ски де­ла­ет вид, что ей не по­фиг на мои ин­те­ре­сы. Про­сит по­слу­шать му­зы­ку, по­смот­реть ме­мы. Ей это все не нра­вит­ся, но она де­ла­ет ли­цо тяп­кой и го­во­рит: «М-м-м, при­ко-оль­но». А по­том в ис­те­ри­ке зво­нит по­друж­ке и со­об­ща­ет, что я склон­на к су­и­ци­ду. Это по­то­му что в ме­мах бы­ла кро­ви­ща, а в пес­нях что-то на эту те­му.

МА­МА С УХМЫЛКОЙ РАС­СКА­ЗЫ­ВА­ЕТ О МО­ИХ ФАКАПАХ ПРИ ЛЮ­ДЯХ. ПРИ­ДУТ К НЕЙ ПО­ДРУЖ­КИ, А ОНА МО­ЖЕТ СЛИТЬ, КАК Я ЧЕЛКУ ПО­СЛЕ НО­ВОЙ СТРИЖКИ УЛОЖИТЬ НЕ МОГ И МАТЕРИЛСЯ. И ОНИ РЖУТ ТА­КИЕ НА КУХНЕ.

Ма­ман по­сто­ян­но сле­дит за ВК мо­их од­но­класс­ни­ков и пы­та­ет­ся вы­яс­нить, кто с кем встре­ча­ет­ся. Бес­ко­неч­но об этом го­во­рит. И кри­ти­ку­ет де­во­чек: эта тол­стая, эта кра­сит­ся, как шлю­ха. Ди­ко бе­сит.

Мои счи­та­ют, что одеж­да не важ­на во­об­ще. «Мод­но, не мод­но — глав­ное, что­бы не под­ду­ва­ло». А еще ма­ма мо­жет при­бе­жать встре­чать ме­ня из шко­лы, что­бы на­деть на ме­ня шап­ку или шарф, ес­ли, по ее мне­нию, на ули­це по­хо­ло­да­ло. ЭТО АД.

У ме­ня ро­ди­те­ли ве­ру­ю­щие, ре­гу­ляр­но хо­дят в цер­ковь и тре­бу­ют, что­бы мы с сест­ра­ми то­же со­блю­да­ли по­сты и при­ча­ща­лись. Я от­ка­за­лась, ма­ма ре­ши­ла, что это на ме­ня так вли­я­ют од­но­класс­ни­ки, и вот те­перь хо­чет устро­ить ме­ня в пра­во­слав­ную шко­лу, мо­жет, да­же ин­тер­нат. Она бо­ит­ся аб­со­лют­но все­го в этом ми­ре.

Ро­ди­те­ли счи­та­ют, что я дол­жен справ­лять день рож­де­ния до­ма, хо­тя все мои дру­зья зо­вут на кве­сты, в бо­улинг или Ма­кДак. И вот те­перь я празд­ную в пар­ке, а до­ма вру, что про­сто не хочу ни­ко­го ви­деть.

Они бес­ко­неч­но пе­ре­спра­ши­ва­ют! «Бу­дешь ры­бу?» — «Нет». — «Точ­но?»b— «Да». — «Ты уве­ре­на?» А ко­гда я сры­ва­юсь и на­чи­наю кри­чать, они оби­жа­ют­ся.

МА­МА ОБШАРИВАЕТ МОИ КАР­МА­НЫ, КО­ГДА Я НЕ ВИ­ЖУ. Я СПЕ­ЦИ­АЛЬ­НО ДЕ­ЛАЮ СЕКРЕТКИ, КО­ГДА ХО­ЖУ В ДУШ. ЛАЗАЕТ И В КУРТКЕ, И В РЮКЗАКЕ.

Я пло­хо сдал ОГЭ по об­ще­ству. За­ту­пил, рас­те­рял­ся, по­лу­чил трой­ку на границе с чет­вер­кой. Ма­ма так ры­да­ла, как буд­то я умер и ее убил за­од­но. А этот ре­зуль­тат ни на что да­же не вли­я­ет! Уте­ша­ли ее с па­пой три ча­са.

Я уже не хочу с ни­ми за гра­ни­цу ез­дить — та­щат во все му­зеи, ко­то­рые толь­ко уви­дят. За­чем? Они же ни­че­го не по­ни­ма­ют са­ми, но ста­ра­ют­ся ра­ди ре­бен­ка. Мож­но ка­кто пе­ре­стать му­чить нас всех?

От ме­ня тре­бу­ют все­гда участ­во­вать в се­мей­ных встре­чах. А у нас се­мья боль­шая, веч­но ка­кие-то дядь­ки из деревни при­ез­жа­ют пе­ре­но­че­вать, на день рож­де­ния дво­ю­род­ной те­ти долж­ны со­брать­ся все с детьми и т.п. И обя­за­тель­но в чьей-ни­будь квар­ти­ре, как се­лед­ки в боч­ке. А раз­го­во­ры об од­ном и том же — сплет­ни и но­во­сти про даль­них род­ствен­ни­ков. И по­сле каж­дой та­кой ту­сов­ки, ку­да ме­ня на­силь­но тя­нут, я вы­слу­ши­ваю, что им бы­ло стыд­но за мое кис­лое ли­цо.

Мне пе­ре­ста­ли да­вать кар­ман­ные день­ги по­сле то­го, как мы с дру­зья­ми ку­пи­ли бу­тыл­ку пи­ва на чет­ве­рых. Мы да­же не на­пи­лись, но ма­ма по­чув­ство­ва­ла за­пах. И вот те­перь мне, на­при­мер, в те­атр или ки­но да­ют с со­бой бу­тер­бро­ды и термос. Как они се­бе пред­став­ля­ют че­ло­ве­ка со сво­и­ми бу­те­ра­ми в те­ат­ре?

Ма­ма ку­пи­ла се­бе ко­та, наг­лую ле­ни­вую тварь, ко­то­рую я не про­сил. И го­во­рит, что я дол­жен за ним уби­рать. Я во­об­ще со­бак за лю­дей счи­таю, а ко­шек нена­ви­жу. А ма­ма го­во­рит, что я жи­во­дер, ес­ли за­бу­ду по­кор­мить это жи­вот­ное, ко­гда она на ра­бо­те.

Эти лю­ди го­во­рят, что у Мо­не­точ­ки нет го­ло­са и она ту­пая!!! Я вам луч­ше не бу­ду рассказывать, ко­му па­па под­пе­ва­ет в ма­шине.

Ма­ма и па­па ис­поль­зу­ют иди­от­ские дет­ские про­зви­ща, ко­гда об­ща­ют­ся со мной и с бра­том да­же при по­сто­рон­них лю­дях. Вот се­рьез­но: у них Па­ша до сих пор Пу­ся. Во­об­ще стыд­но дру­зей до­мой при­гла­сить.

От­чим тре­бу­ет предъ­яв­лять ему всех мальчиков, с ко­то­ры­ми я об­ща­юсь, и ве­дет с ни­ми та­кие раз­го­во­ры, как буд­то у нас сва­дьба не за го­ра­ми. Ста­но­вит­ся ди­ко важ­ным, чи­та­ет нуд­ные ту­пые но­та­ции о том, как на­до об­ра­щать­ся с де­воч­ка­ми. Пар­ни не вы­дер­жи­ва­ют. И я на гра­ни уже.

Ро­ди­те­ли уве­ре­ны, что долж­ны ме­ня все­гда хва­лить. Я знаю, что хре­но­во спел на кон­цер­те, а они вос­тор­га­ют­ся. Знаю, что слил в теннис, а они улы­ба­ют­ся как зом­би и го­во­рят, что я мо­ло­дец. Я, мо­жет, хочу рас­стро­ить­ся или разо­злить­ся на се­бя, а они не да­ют. И это ре­аль­но ме­ша­ет со­брать­ся, ко­гда на­до.

Ме­ня за­став­ля­ют за­ни­мать­ся ан­глий­ским с млад­шей сест­рой. Го­во­рят, что на вто­ро­го ре­пе­ти­то­ра (а у ме­ня он есть) нет де­нег. Сест­ра, по­нят­но, вы­пенд­ри­ва­ет­ся, не хо­чет ме­ня слу­шать, а ма­ма та­кая: «Те­бе же са­мо­му по­лез­но все по­вто­рить. Объ­яс­няя млад­ше­му, ты за­креп­ля­ешь для се­бя». От ан­глий­ско­го уже тош­нит.

Мне не раз­ре­ша­ют за­кры­вать дверь в ком­на­ту. Не на за­мок, а во­об­ще. Маме на­до, что­бы она все­гда мог­ла прой­ти по ко­ри­до­ру и ви­деть, чем я за­ни­ма­юсь. Ре­аль­но нер­ви­ру­ет. А ес­ли я за­крою дверь, она не бу­дет сту­чать, а про­сто вло­мит­ся и нач­нет ры­дать.

Мо­им ро­ди­те­лям ин­те­рес­ны толь­ко школь­ные оцен­ки. Я пы­тал­ся им как-то объ­яс­нить, что на­пи­сал кру­тец­кую про­гу, а они сра­зу: «А по­че­му у те­бя то­гда по ин­фор­ма­ти­ке не одни пя­тер­ки?»

Отец за­ба­нил несколь­ко кни­жек из до­пол­ни­тель­но­го спис­ка на ле­то. У нас лит­ру ве­дет при­коль­ный мо­ло­дой па­рень, он при­слал на по­чту ро­ди­те­лям спи­сок по про­грам­ме и до­пол­ни­тель­ный — со­вре­мен­ная ли­те­ра­ту­ра. Там бы­ли ро­ма­ны про наркотики, секс, по­нят­ное де­ло — где ж его нет? И вот мой па­па «озна­ко­мил­ся» и от­ре­дак­ти­ро­вал. Я взял пол­ный спи­сок у дру­зей и из прин­ци­па по­чи­тал кни­ги, ко­то­рые отец вы­черк­нул. Там во­об­ще ни­че­го та­ко­го не бы­ло. По те­ли­ку ху­же по­ка­зы­ва­ют.

Отец с ма­мой ча­сто ру­га­ют­ся и го­во­рят, что это все из-за ме­ня. Что я до­во­жу их и они сры­ва­ют­ся друг на дру­га. Так и орем це­лы­ми дня­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.