ПСИХОЛОГИЯ

Пе­ре­де­лы­вать лю­би­мых — без­на­деж­ная, но веч­ная игра. Как пра­ви­ло, без по­бе­ди­те­ля. Мы ре­ши­ли узнать, что об этом ДУ­МА­ЮТ МУЖ­ЧИ­НЫ, и об­ра­ти­лись к Сер­гею Ки­та­е­ву, мар­ке­то­ло­гу, со­цио­ло­гу, мужу, от­цу троих де­тей. По­лу­чил­ся вот та­кой мо­но­лог

Dobrie Sovety  - - Слово -

До­ро­га пе­ре­мен

Как пра­ви­ло, из по­пы­ток ко­го-то из­ме­нить не вы­хо­дит ни­че­го хо­ро­ше­го (а из че­го вы­хо­дит?). От­кры­тые ата­ки постепенно сла­бе­ют и пе­ре­те­ка­ют в по­зи­ци­он­ные вой­ны. А даль­ше, как ни стран­но, в неглас­ные сдел­ки: не ты­кай ме­ня но­сом в мои недостатки, и я по­терп­лю твои. Мо­жет быть, удач­ный брак — это и есть ба­ланс вза­им­ных пре­тен­зий. Глав­ное — не до­во­дить до пре­де­ла.

Не шо­ко­лад­ное!

По­сле мощ­ных гор­мо­наль­ных бурь, ко­то­рые рож­да­ет лю­бовь, кон­цен­тра­ция эн­дор­фи­нов, се­ро­то­ни­на и до­фа­ми­на па­да­ет. Мы смот­рим на парт­не­ра без ро­зо­вых оч­ков. И вдруг ока­зы­ва­ет­ся, что имен­но то, что боль­ше все­го при­вле­ка­ло нас в пе­ри­од силь­ной влюб­лен­но­сти, те­перь силь­нее все­го бе­сит. Лег­кость на подъ­ем обо­ра­чи­ва­ет­ся без­рас­суд­ством, бла­го­ра­зу­мие пре­вра­ща­ет­ся в за­нуд­ство, бе­реж­ли­вость — в ску­пер­дяй­ство, ве­се­лье — в иди­о­тизм. По-мо­е­му, жен­щи­ны пе­ре­жи­ва­ют этот мо­мент слиш­ком дра­ма­тич­но — как буд­то их ко­вар­но об­ма­ну­ли. Хо­тя муж­чи­на-то ка­ким был, та­ким и остал­ся.

Од­на­жды по­сле прогулки мы с мо­ей трех­лет­ней до­че­рью Асей за­шли в лав­ку воз­ле до­ма. Я ку­пил се­бе пи­ва, дочь вы­бра­ла мо­ро­же­ное. Она любит шо­ко­лад­ное. Бе­лый плом­бир той же мар­ки от­ли­ча­ет­ся от шо­ко­лад­но­го ди­зай­ном упа­ков­ки, но со­всем чуть-чуть — при­мер­но как флаг Рос­сии от фла­га Сер­бии. По­это­му Ася не за­ме­ти­ла, как ошиб­лась. Мы вы­шли на ули­цу, она от­кры­ла мо­ро­же­ное и за­мер­ла. Гу­бы за­дро­жа­ли. Это был ко­мо­чек сне­га, зо­ву­щий ла­ви­ну. Че­рез се­кун­ду Ася за­кри­ча­ла, и этот крик услы­шал весь го­род: «Я хо­те­ла ШО­КО­ЛАД­НОЕ!!!» С точ­ки зрения мо­ро­же­но­го упрек необос­но­ван­ный — оно сра­зу бы­ло не шо­ко­лад­ным и ни­ко­му не на­вя­зы­ва­лось.

Так­же и в от­но­ше­ни­ях. Ко­гда те­бя «по­ку­па­ли», ты то­же из­ряд­но вы­пи­вал, не пре­ду­пре­ждал о пла­нах на зав­тра, не за­бо­тил­ся о ка­рье­ре, не но­сил гал­стук, не тер­пел глу­по­стей ее по­дру­жек, не пом­нил ни­ка­ких «особых» дат, редко зво­нил и да­же — о ужас!b— то­же не хо­тел за­во­дить де­тей. А меж­ду обе­ща­ни­ем по­ве­сить пол­ку и ее уста­нов­кой могло ре­аль­но прой­ти три года. Но то­гда это, кажется, всех устра­и­ва­ло. А те­перь вдруг: не ШО­КО­ЛАД­НОЕ! И на­чи­на­ет­ся. «Ты со мной не раз­го­ва­ри­ва­ешь», «У те­бя нет нор­маль­ной ра­бо­ты», «Для те­бя мо­то­цикл важ­нее ме­ня», «Мы долж­ны про­во­дить боль­ше вре­ме­ни вме­сте», «По­че­му ты не от­ве­ча­ешь мне в мес­сен­дже­ре?». (А ка­кие ва­ши лю­би­мые претензии?) И на во­прос: «По­че­му рань­ше это бы­ло ок?» — ты слы­шишь: «Я на­де­я­лась, что ты из­ме­нишь­ся». То есть ты ви­но­ват, что она на­де­я­лась. Чуд­но. Мне кажется, сре­ди муж­чин го­раз­до ре­же встре­ча­ет­ся де­я­тель­ное стрем­ле­ние что­то из­ме­нить в жен­щине. Мо­жет быть, де­ло в том, что у нас обыч­но боль­ше то­чек для при­ло­же­ния энер­гии — за пре­де­ла­ми от­но­ше­ний, — что­бы па­рить­ся по ме­ло­чам? Моя жен­щи­на трак­ту­ет это так: «Про­сто те­бе на ме­ня на­пле­вать». По боль­шо­му сче­ту, у ме­ня к ней толь­ко од­на пре­тен­зия: что-то мно­го­ва­то у нее пре­тен­зий ко мне.

Дав­но и пло­хо

Мож­но ли во­об­ще из­ме­нить дру­го­го че­ло­ве­ка, его ха­рак­тер и по­ве­де­ние? В этом во­про­ши­зо­фре­ни­ки. се мы все немнож­ко С од­ной сто­ро­ны, зна­ем, что гор­ба­то­го мо­ги­ла ис­пра­вит, а ста­ро­го пса не вы­учишь но­вым трю­кам. С дру­гой — на­де­ем­ся, что у нас-то это по­лу­чит­ся. И на­бра­сы­ва­ем­ся на близ­ких, ес­ли они не со­от­вет­ству­ют на­шим пред­став­ле­ни­ям о том, как пра­виль­но жить.

Это по­мо­жет? Не мо­гу по­ве­рить, что кто­то все­рьез так ду­ма­ет. Что нуж­но сде­лать, что­бы мой па­па был не та­ким гнев­ли­вым и рез­ким? Что­бы мой любимый ре­жис­сер мон­та­жа Ле­ша Со­рин прекратил про­кра­сти­ни­ро­вать как про­кля­тый и сры­вать дед­лай­ны? Что­бы стар­шая дочь пе­ре­ста­ла быть та­кой обид­чи­вой? Я не знаю.

Ес­ли на­чи­сто­ту, ни­кто из нас не в си­лах пе­ре­де­лать да­же се­бя, не то что дру­го­го.

У ме­ня ни ра­зу не по­лу­чи­лось. Я хо­тел под­ка­чать пле­че­вой по­яс, как сле­ду­ет осво­ить элек­тро­ги­та­ру, стать бо­лее це­ле­устрем­лен­ным и со­бран­ным, на­ла­дить нор­маль­ный рас­по­ря­док дня, за­нять­ся язы­ком —

пол­ный крах, по всем пунк­там. Мы сде­ла­ны так дав­но и так пло­хо, что остается по­жать пле­ча­ми и мах­нуть ру­кой. Воз­мож­но, из­ме­нить че­ло­ве­ка под си­лу толь­ко ис­кус­ству, са­мым боль­шим ше­дев­рам. Или на­сто­я­щим тра­ге­ди­ям. Дей­ство­вать со­ве­та­ми, упре­ка­ми, пре­тен­зи­я­ми, жа­ло­ба­ми, скан­да­ла­ми, ма­ни­пу­ля­ци­я­ми — пу­стой но­мер. Но мы пы­та­ем­ся, по­ряд­ком отрав­ляя се­бе жизнь, и без то­го короткую.

Все, что мы мо­жем, — при­нять несо­вер­шен­ство, свое и чу­жое. И по­мень­ше ви­деть­ся с те­ми, кто нас слиш­ком силь­но не устра­и­ва­ет. Со­рин, ес­ли ты это чи­та­ешь: я те­бя уволь­няю к чер­то­вой ма­те­ри.

А что, ес­ли нет?

«Не нрав­люсь я те­бе — ва­ли к ко­му-то по­луч­ше. Вот Борис из тре­тье­го подъ­ез­да — за­бот­ли­вый и вни­ма­тель­ный, спро­си, как на­счет по­же­нить­ся», — мне при­хо­ди­лось го­во­рить по­доб­ные ве­щи. И слы­шать. И ва­лить при­хо­ди­лось то­же.

Ду­маю, это пра­виль­но. Но мно­гие счи­та­ют нор­маль­ным жить в ат­мо­сфе­ре недо­воль­ства друг дру­гом — как буд­то они при­го­во­ре­ны быть вме­сте на­веч­но. Хо­тя ско­рее это та­кая ба­наль­ная ма­ни­пу­ля­ция: чем боль­ше недо­стат­ков от­ме­ча­ешь в парт­не­ре, тем боль­ше он те­бе как бы дол­жен — по­хо­же на иг­ру «Кто рань­ше оби­дит­ся».

Не нуж­но так. Ес­ли уж вам при­хо­дит­ся про­во­дить с че­ло­ве­ком по­чти все свое дра­го- цен­ное вре­мя, вы име­е­те право де­лать это с удо­воль­стви­ем. Име­е­те право на сча­стье. В од­ном за­ме­ча­тель­ном нор­веж­ском се­ри­а­ле о стран­ном пси­хо­те­ра­пев­те есть та­кая сце­на. Су­пру­ги при­шли к нему, что­бы по­жа­ло­вать­ся друг на дру­га. Они ожидали, что он ска­жет что-то при­ми­ря­ю­щее, по­со­ве­ту­ет, как улуч­шить от­но­ше­ния. А он про­из­нес толь­ко од­но слово: «Раз­во­ди­тесь!» Взял день­ги за при­ем и вы­ста­вил па­ру за дверь. Ко­гда вы смотрите на си­ту­а­цию, имея в ви­ду та­кую пер­спек­ти­ву, это су­ще­ствен­но ме­ня­ет де­ло. Ес­ли мы на­ста­и­ва­ем, что­бы дру­гой че­ло­век из­ме­нил­ся, нуж­но от­ве­тить се­бе на во­прос: а что, ес­ли нет? Ты мо­жешь уй­ти, ес­ли он не ста­нет та­ким, как ты хо­чешь, — и что, уй­дешь? Ины­ми сло­ва­ми, так ли это важ­но для те­бя?

Ока­жет­ся, что мы го­то­вы сми­рить­ся по­чти со всем. Моя же­на ку­рит. Ме­ня это рас­стра­и­ва­ет, ес­ли не ска­зать бе­сит. По­то­му что это ска­зы­ва­ет­ся на нашей бли­зо­сти: мы це­лу­ем­ся ре­же, чем мог­ли бы. И я бес­по­ко­юсь о ее здоровье. (Хо­тя не ис­клю­че­но, что по-на­сто­я­ще­му ме­ня удру­ча­ет дру­гое: про­сто она не ве­дет се­бя так, как я хочу.)

Ко­неч­но, я бо­рол­ся. По­сто­ян­но под­зу­жи­вал ее, вы­бра­сы­вал сигареты, го­во­рил, что от нее пах­нет, как от пе­пель­ни­цы, пу­гал бо­лез­ня­ми — ко­ро­че го­во­ря, вся­че­ски про­яв­лял свое недо­воль­ство. Что в ито­ге: ка­кое­то вре­мя я по­тра­тил на злость. Все. То­гда я вспом­нил о том, что она ку­ри­ла, ко­гда мы встре­ти­лись. И что во­круг мно­го неку­ря­щих жен­щин. По­ду­мал: ес­ли уж я ре­шу, что нев­мо­го­ту, мож­но уй­ти к од­ной из них. А по­ка нор­маль­но.

Но есть ве­щи, ко­то­рые для нас, что на­зы­ва­ет­ся, непри­ем­ле­мы. Об­на­ру­жи­ли их у же­ны или му­жа — спокойно ва­ли­те. Ну, вот для ме­ня, на­при­мер, это спо­соб­ность уда­рить ре­бен­ка, да­же ес­ли «я же слег­ка шлеп­ну­ла». Уви­дев та­кое, я мо­гу ав­то­ма­ти­че­ски от­ве­сить опле­уху в от­вет — а за­чем нам уго­лов­ные де­ла по ста­тье «По­бои»?

При­чем ран­жи­ро­вать непри­ем­ле­мые ка­че­ства бес­смыс­лен­но, у всех эти пред­став­ле­ния свои. Брюз­жит, дол­го спит, мед­лен­но хо­дит, без­вкус­но оде­ва­ет­ся, не вы­бил­ся в на­чаль­ство, ма­ло за­ра­ба­ты­ва­ет, пло­хо го­то­вит, гром­ко ест, на­ста­ви­ла вез­де цве­тов, хра­пит, без­дум­но тра­тит, при­вез­ла ма­му, по­го­во­рить не о чем — все что угод­но мо­жет и долж­но стать по­во­дом для рас­ста­ва­ния, ес­ли очень бе­сит.

Не на­до страдать, терпеть и на­де­ять­ся на пе­ре­ме­ны. Так и жизнь прой­дет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.