ЗВЕЗДА* Лай­ма Вай­ку­ле:

«Лег­кий флирт уме­стен все­гда»

Dobrie Sovety  - - Слово редактора - Текст: АН­ДРЕЙ ЗАХАРЬЕВ

Чув­ствен­ная, энер­гич­ная, доб­ро­же­ла­тель­ная и веселая мак­си­ма­лист­ка. Ка­ким бы про­ек­том ни за­ни­ма­лась ЛАЙ­МА, она все­гда вы­кла­ды­ва­ет­ся на сто про­цен­тов. А вре­мя, ка­жет­ся, не власт­но ни над пес­ня­ми этой ар­тист­ки, ко­то­рые и се­го­дня зву­чат со­вре­мен­но, ни над ней са­мой. Вос­хи­ще­ние, ува­же­ние и лю­бовь — вот три чув­ства, ко­то­рые у нас вы­зы­ва­ет эта жен­щи­на

Не хочу об­суж­дать с ва­ми по­ли­ти­ку, но не мо­гу не спро­сить о вы­ска­зы­ва­нии про га­стро­ли в Кры­му: уди­ви­ло ли вас, как од­на об­ро­нен­ная фра­за может вско­лых­нуть об­ще­ство? Нет. Но, ска­жем так, мно­гое объ­яс­ни­ла. Рань­ше я про­сто не по­ни­ма­ла, что та­кое за­висть и озлоб­лен­ность, по­сколь­ку са­ма ни­ко­гда этих чувств не ис­пы­ты­ва­ла. Что же на са­мом де­ле про­изо­шло?

Ме­ня спро­си­ли — я чест­но от­ве­ти­ла.

Но в ре­зуль­та­те жур­на­лист­ка, ко­то­рая бра­ла ин­тер­вью, вы­да­ла свою фра­зу за мою. Воз­мож­но, она и не ду­ма­ла, что так по­лу­чит­ся, но дру­гие тут же под­хва­ти­ли, ре­ак­ция на­рас­та­ла как снеж­ный ком. На­чал­ся ка­кой-то фарс. Ме­ня уже не слу­ша­ли, ни­ко­му не бы­ла нуж­на прав­да. Когда по­ни­ма­ешь, как мно­го лю­дей, го­то­вых так стре­ми­тель­но сме­шать те­бя с грязью, ис­пы­ты­ва­ешь стран­ные чув­ства. Но пусть бу­дет и та­кой опыт.

Та­и­те оби­ды?

Нет, у ме­ня быст­ро все про­хо­дит. Лю­бить го­раз­до приятнее.

Вы че­ло­век до­воль­но опыт­ный в шоу-биз­не­се, а это ведь то­же не са­мый доб­рый мир.

Он раз­ный, но та­ко­го я не пом­ню.

А при­ят­но вас еще что-то спо­соб­но уди­вить в про­фес­си­о­наль­ной сре­де?

Ко­неч­но! Опыт и воз­раст здесь ни при чем, сколь­ко ра­бо­таю, столь­ко и удив­ля­юсь.

«Ино­гда до­ста­точ­но пя­ти ми­нут, что­бы по­нять, есть у ар­ти­ста стер­жень или нет. Без него, как по­ка­зы­ва­ет мой опыт, на сцене де­лать нече­го»

«Мои пра­ви­ла се­го­дня мо­гут по­ка­зать­ся ста­ро­мод­ны­ми. Я не пре­дам, не остав­лю в бе­де дру­га. Мне важ­ны со­весть, чест­ность — не мод­ные в на­ше вре­мя ка­че­ства. По­ра бы по­ме­нять­ся, но не по­лу­ча­ет­ся»

На­при­мер?

У ме­ня в Юр­ма­ле есть фе­сти­валь «Лай­ма. Ран­де­ву». Ра­бо­тая над ним, я ис­пы­ты­ваю и удив­ле­ние, и ра­дость — от встре­чи с мо­ло­ды­ми пев­ца­ми. Имен­но в сов­мест­ной ра­бо­те, когда за­пи­сы­ва­ешь с кем-то ду­эт, вдруг по­ни­ма­ешь, что за че­ло­век этот ар­тист, ко­манд­ный игрок и хо­ро­ший парт­нер или со­лист-оди­ноч­ка. Недав­но ре­пе­ти­ро­ва­ла вме­сте с груп­пой Brainstorm… Ка­кие же это пре­крас­ные лю­ди! Ре­нарс Ка­у­перс — от­кры­тый, неж­ный, тро­га­тель­ный че­ло­век. Так же, имен­но на ре­пе­ти­ции, я по­ня­ла, на­сколь­ко Ло­ли­та та­лант­ли­ва. Я и рань­ше это по­до­зре­ва­ла, но лич­ное впе­чат­ле­ние бы­ло про­сто огром­ным.

Эстра­да не для сла­ба­ков, со­глас­ны?

Дело не в си­ле, а в стержне: он обя­за­тель­но дол­жен быть у че­ло­ве­ка, вы­хо­дя­ще­го на сце­ну.

С ним рож­да­ют­ся или та­кое мож­но в се­бе вос­пи­тать?

На­вер­ное, все-та­ки это врож­ден­ное ка­че­ство. Когда в дет­стве я толь­ко на­чи­на­ла выступать, у ме­ня бы­ла пес­ня со сло­ва­ми:

«А я не ма­ми­на, а я не па­пи­на. А я на ули­це рос­ла, ме­ня курица снес­ла». Что я мог­ла знать обо всем этом то­гда? Но этот текст очень хо­ро­шо ло­жил­ся на мой ха­рак­тер. Уже то­гда я лю­би­ла все ре­шать са­ма.

Луч­ше, когда пес­ня под­хо­дит ха­рак­те­ру ис­пол­ни­те­ля или, на­про­тив, когда он может что-то «сыг­рать»?

Когда пес­ня «ва­ша» — это сча­стье. На­вер­ное, так бы­ва­ет у ис­пол­ни­те­лей, ко­то­рые са­ми се­бе пи­шут. Не зря говорят, что не­ко­то­рые ав­то­ры сколь­ко ни со­чи­ня­ют, а все од­на пес­ня по­лу­ча­ет­ся (сме­ет­ся).

Пи­ше­те для себя?

Ни­ко­гда! Раз­ве что мо­гу слег­ка по­пра­вить го­то­вую пес­ню, но это не се­рьез­но. Для то­го что­бы со­чи­нять, нуж­ны сме­лость и та­лант. Сме­ло­сти-то мне не за­ни­мать, но пи­сать му­зы­ку — точ­но не мое (улы­ба­ет­ся).

Мы хо­ро­шо пом­ним ва­ши дав­ние шля­ге­ры — «Вернисаж», «Скри­пач на кры­ше», «Еще не ве­чер»… Слож­но сей­час по­вто­рить та­кой успех?

У ме­ня есть све­жие ком­по­зи­ции, ко­то­рые мог­ли бы стать та­ки­ми же хи­та­ми. Но я ни­че­го спе­ци­аль­но для их рас­крут­ки не де­ла­ла и не бу­ду. Не умею на­вя­зы­вать­ся, на­вер­ное, это мой недо­ста­ток. Но ведь и рань­ше не уме­ли, а пес­ни зву­ча­ли... То­гда рядом был Илья Рез­ник: он брал ме­ня за ру­ку и вел на ра­дио или на ТВ со сло­ва­ми: «Лай­ма, ты долж­на быть здесь». Я ду­ма­ла: «Гос­по­ди, что он тво­рит?» Но имен­но так и дей­ству­ет хо­ро­ший про­дю­сер. Бла­го­да­ря ему и, ко­неч­но, Рай­мон­ду Па­ул­су и слу­чал­ся успех. Их пес­ни, как, на­при­мер, «Я вы­шла на Пи­ка­дил­ли», ста­но­ви­лись лю­би­мы­ми безо вся­кой рас­крут­ки, по­сле пер­во­го же ис­пол­не­ния на кон­цер­те.

Ка­кую му­зы­ку вы са­ми слу­ша­е­те?

Ти­ши­ну. Когда си­жу у моря, не хо­чет­ся вклю­чать ни­ка­кую му­зы­ку, ви­ди­мо, дело в том, что моя жизнь про­сто пе­ре­пол­не­на ею. Но, на­де­юсь, од­на­жды му­зы­каль­ный го­лод вер­нет­ся. По­след­ние мои силь­ные при­вя­зан­но­сти бы­ли свя­за­ны с ро­ке­ра­ми Limp Bizkit и рэпе­ра­ми House of Pain. Воз­мож­но, из-за то­го, что участ­ни­ком этих кол­лек­ти­вов был сын моей по­дру­ги (лат­ви­ец Леорс Ди­мантс, он же DJ Lethal. — Прим.

авт.). А еще, ко­неч­но, веч­ная моя лю­бовь — это джаз. Его я все­гда слу­ша­ла и ис­пол­ня­ла. По­хо­же, со вре­ме­нем ва­ши вку­сы не силь­но из­ме­ни­лись.

Но это не зна­чит, что я не вос­при­ни­маю новое. Важ­но ко все­му от­но­сить­ся без сте­рео­ти­пов. Очень ча­сто в спеш­ке от­ри­ца­ешь то, что те­бе за­ве­до­мо ка­жет­ся неблиз­ким. Но ес­ли от­пу­стить пред­рас­суд­ки, то все может быть вос­при­ня­то ина­че. В му­зы­ке глав­ным для ме­ня бы­ли и оста­ют­ся ис­крен­ность и чув­ствен­ность, а вот жанр зна­че­ния не име­ет. По­жа­луй, вы пра­вы, мож­но ска­зать, что мои му­зы­каль­ные вку­сы не очень ме­ня­ют­ся.

А в мо­де, еде?

То же са­мое. Я все­гда лю­би­ла спор­тив­ный стиль — ве­щи, в ко­то­рых мож­но и на пе­нек сесть, и на ве­че­рин­ку пой­ти. Мне долж­но быть удоб­но. Что ка­са­ет­ся еды, то я не гур­ман. За­ви­дую тем, кто лю­бит вкус­но по­есть, но для ме­ня это про­сто топ­ли­во, не бо­лее то­го.

Лю­ди во­об­ще ме­ня­ют­ся со вре­ме­нем?

Ко­неч­но! Но ведь говорят, что нас фор­ми­ру­ет окру­же­ние. А оно у ме­ня то­же преж­нее. Но я ви­жу, как все во­круг пе­ре­мен­чи­во. В юно­сти мы с дру­зья­ми и кол­ле­га­ми мог­ли ча­са­ми си­деть на кухне и про­сто раз­го­ва­ри­вать — это бы­ло огром­ное удо­воль­ствие.

А се­го­дня все за­ня­ты со­бой, и это уди­ви­тель­ное ощу­ще­ние, ко­то­рое да­ет толь­ко жи­вое об­ще­ние, по­те­ря­лось.

Ду­ма­е­те, вы со­вре­мен­ный че­ло­век?

Мне ка­жет­ся, да. Я, может быть, не так лов­ко раз­би­ра­юсь в Ин­тер­не­те, как 18-лет­ние ре­бя­та, но на это мне про­сто не хва­та­ет вре­ме­ни. Будь его по­боль­ше, уже дав­но бы во всем разо­бра­лась.

У вас есть стра­нич­ки в соц­се­тях. Ими за­ни­ма­ют­ся по­мощ­ни­ки?

Нет-нет, я все са­ма мо­гу.

По­яв­ле­ние у вас «Ин­с­та­гра­ма» — это лю­бо­пыт­ство или дань об­сто­я­тель­ствам, мол, у всех есть, на­до и мне? Сна­ча­ла был чи­стый ин­те­рес — что это та­кое и как все устро­е­но? Разо­бра­лась и увлек­лась. А уста­нов­ка «у всех есть, бу­дет и у ме­ня» — во­об­ще не мой слу­чай.

То­гда вс­пом­ним ваш слу­чай. Бы­ла на Пер­вом канале пе­ре­да­ча «ДОсто­я­ние РЕс­пуб­ли­ки». Од­на­жды в сту­дии я на­блю­дал, как во вре­мя вы­ступ­ле­ния вы на­ча­ли тан­це­вать с жур­на­ли­ста­ми, а один из них в шут­ку шлеп­нул вас по по­пе. Вы от­ве­ти­ли та­кой же шут­ли­вой по­ще­чи­ной.

Да, я то­же это пом­ню (сме­ет­ся).

Дру­гая бы разо­зли­лась, а вы улы­ба­лись.

А на что злить­ся? Я люб­лю ба­лов­ство, ес­ли оно не злоб­ное. Бы­ло бы ина­че, этот па­рень по­лу­чил бы по-на­сто­я­ще­му — ру­ка у ме­ня тя­же­лая. А флирт, да­же та­кой ху­ли­ган­ский, уме­стен в лю­бой си­ту­а­ции.

Мо­же­те вспом­нить мо­мент аб­со­лют­но­го сча­стья? Ко­неч­но, это юность без­за­бот­ная. Когда ты си­дишь с по­друж­ка­ми, пьешь ко­фе и ни­че­го те­бя не огор­ча­ет. Хо­ро­шо пом­ню, как един­ствен­ный раз в жиз­ни я про­из­нес­ла вслух, что аб­со­лют­но счаст­ли­ва.

Когда и где?

Япо­ния, год при­мер­но 1991-й.

Что же там слу­чи­лось?

Не знаю. Бы­ло ли это свя­за­но с тем, что мне очень по­нра­ви­лась культура этой стра­ны, или все­му ви­ной успех и теп­ло, с ко­то­рым ме­ня принимали. А Ан­дрей (Лат­ков­ский, граж­дан­ский су­пруг пе­ви­цы. — Прим. авт.) то­гда в шут­ку ска­зал, мол, дело в том, что мне впер­вые в жиз­ни за­пла­ти­ли 100 ты­сяч. Рань­ше мы та­ких де­нег в гла­за не ви­де­ли. Да лад­но, из-за де­нег?

Го­во­рю же, это шут­ка. С день­га­ми то ощу­ще­ние ни­как не свя­за­но, они ни­ко­гда не име­ли для ме­ня боль­шо­го зна­че­ния. Я не тот че­ло­век, который ко­пит или бес­ко­неч­но по­ку­па­ет се­бе укра­ше­ния. В со­вет­ское вре­мя бы­ла, на­вер­ное, очень бо­га­той: ра­бо­та­ла в ноч­ном ба­ре, по­лу­ча­ла ты­ся­чу руб­лей в ме­сяц плюс чае­вые и не зна­ла, ку­да это все де­вать. А по­том слу­чил­ся кри­зис, я, как все осталь­ные, по­те­ря­ла день­ги. Пом­ню, ма­ма то­гда да­ва­ла мне на трам­вай­ный би­лет.

Переживали?

Нет, да­же сей­час, спу­стя вре­мя, по­ни­маю: во­об­ще не пе­ре­жи­ва­ла. День­ги лег­ко ухо­ди­ли, лег­ко при­хо­ди­ли. Хо­тя «лег­ко» не то сло­во: на са­мом де­ле я ра­бо­та­ла семь дней в неде­лю, а шесть из них ло­жи­лась спать не рань­ше се­ми ча­сов утра. Но са­мое смеш­ное, что я ни­че­го так и не ско­пи­ла.

А как же при­выч­ки, тре­бу­ю­щие вло­же­ний? Вы лег­ко от­ка­зы­ва­е­тесь от ком­фор­та?

От­вы­кать слож­но, но ведь удоб­ство не са­мое глав­ное в жиз­ни. Прав­да. Тем бо­лее что че­ло­век так устро­ен, что при­спо­саб­ли­ва­ет­ся ко все­му.

Вы ска­за­ли, что мо­мен­ты сча­стья оста­лись в юно­сти. Почему сей­час так не бы­ва­ет?

Все дело во взрос­ле­нии. Ты ста­но­вишь­ся стар­ше, по­яв­ля­ет­ся се­мья, на­чи­на­ешь об­ра­щать вни­ма­ние на про­ис­хо­дя­щее в ми­ре. И что ви­дишь? По­жа­ры, по­то­пы, вой­ны, на пла­не­те за­кан­чи­ва­ет­ся прес­ная во­да, кто­то бро­са­ет де­тей или оби­жа­ет жи­вот­ных — все это не может не вол­но­вать. Не очень по­ни­маю, как быть без­за­бот­ной и ра­дост­ной, ес­ли зна­ешь о та­ких ве­щах.

Вы как-то ре­ша­е­те со­ци­аль­ные про­бле­мы на бы­то­вом уровне? Может, ко­тов без­дом­ных под­карм­ли­ва­е­те или во­ду до­ма эко­но­ми­те?

Де­лаю имен­но то, что вы пе­ре­чис­ли­ли. Сле­жу за тем, что­бы до­ма без на­доб­но­сти не ли­лась во­да. Счет­чи­ки сто­ят (улы­ба­ет­ся).

По­мо­гаю жи­вот­ным. У нас око­ло до­ма жи­вет ди­кая кош­ка, ко­то­рая ре­гу­ляр­но при­хо­дит на по­рог. Мы ей до­мик по­стро­и­ли, под­карм­ли­ва­ем, да­же со­ба­ки мои ее уже при­зна­ли. Но в ру­ки не да­ет­ся. Ви­ди­мо, на­сто­я­щая ла­тыш­ка. Нас же не при­ру­чить.

«День­ги ни­ко­гда не име­ли для ме­ня боль­шо­го зна­че­ния.

Я с ни­ми все­гда лег­ко рас­ста­ва­лась»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.