ПОВЗРОСЛЕВШИЙ ВЕБ

Как ком­па­ния, ча­яв­шая сло­мать с де­ся­ток рын­ков и ушед­шая в стар­та­пер­ский за­гул, со­зда­ла плат­фор­мы, ме­ня­ю­щие па­ра­диг­му бан­ков­ско­го, ав­тои стро­и­тель­но­го биз­не­сов

Ekspert Ural - - NEWS -

Как ком­па­ния, ча­яв­шая сло­мать с де­ся­ток рын­ков и ушед­шая в стар­та­пер­ский за­гул, со­зда­ла плат­фор­мы, ме­ня­ю­щие па­ра­диг­му бан­ков­ско­го, ав­тои стро­и­тель­но­го биз­не­сов

Жур­нал «Экс­перт-Урал» про­дол­жа­ет се­рию пуб­ли­ка­ций «Ком­па­нии, ме­ня­ю­щие мир». В них мы рас­ска­зы­ва­ем об ураль­ских фир­мах и пред­при­ни­ма­те­лях, чьи ини­ци­а­ти­вы спо­соб­ны лечь в ос­но­ву эко­но­ми­ки зав­траш­не­го дня (см., на­при­мер, «Он нас не за­ду­шит», «Э-У» № 16 от 17.04.2017 или «Ве­ра в зо­ло­то», «Э-У» № 1 — 2 от 25.12.2017). В этот раз мы от­прав­ля­ем­ся в Ека­те­рин­бург, что­бы рас­ска­зать ис­то­рию, по­жа­луй, од­но­го из са­мых за­тей­ли­вых и жи­вых веб-ин­те­гра­то­ров Рос­сии.

Лю­ди, име­ю­щие от­но­ше­ние к ИТ, пом­нят, как лет шесть на­зад за­мет­ным яв­ле­ни­ем в рос­сий­ской биз­нес-ту­сов­ке ста­ли стар­та­пы. Сот­ни мо­ло­дых и не очень лю­дей, вдох­нов­лен­ные ис­то­ри­ей Facebook, Dropbox, Twitter, Salesforce, Вкон­так­те и про­чих ком­па­ний, при­ня­лись со­зда­вать биз­не­сы на мил­ли­ард. В 2013-м их устрем­ле­ния под­дер­жа­ло го­су­дар­ство, ини­ци­и­ро­вав ор­га­ни­за­цию Фон­да раз­ви­тия ин­тер­нет-ини­ци­а­тив (ФРИИ, на дан­ный мо­мент — тре­тий по ве­ли­чине ак­се­ле­ра­тор в ми­ре).

В пер­вый за­пуск ФРИИ по­па­ли 50 ко­манд. Урал пред­став­ля­ли шесть из них — перм­ская «Ма­у­гри» (мо­биль­ный гид по му­зе­ям) и пять ека­те­рин­бург­ских: «Эль­пас» (элек­трон­ная от­чет­ность ТСЖ и УК), BusTourPro (ав­то­ма­ти­за­ция ра­бо­ты опе­ра­то­ров ав­то­бус­ных ту­ров), RestoranOnline + jitLogistic (при­ем за­ка­зов на до­став­ку еды + плат­фор­ма по вза­и­мо­дей­ствию с ло­ги­сти­че­ски­ми опе­ра­то­ра­ми), Bizerra (мо­биль­ный офис ри­эл­то­ра) и BalaLIKEa (про­грам­мы ло­яль­но­сти на ба­зе гей­ми­фи­ка­ции).

Три с по­ло­ви­ной по­след­них про­ек­та в Фонд де­ле­ги­ро­ва­ла ком­па­ния Artsofte. В то вре­мя ее мож­но бы­ло срав­нить с мит­ра­лье­зой, лег­кой быст­ро­за­ряд­ной пуш­кой, стре­ля­ю­щей кар­те­чью но­вых биз­не­сов — дерз­ких, ин­те­рес­ных, об­ла­да­ю­щих по­тен­ци­а­лом ло­мать сло­жив­ши­е­ся рын­ки. Из де­вя­ти се­рьез­ных спи­но­ффов вы­жи­ло два. А сло­во «стар­тап» ос­но­ва­тель веб-ин­те­гра­то­ра Ни­ко­лай Аде­ев на­рек ток­сич­ным и вы­бро­сил из лек­си­ко­на.

Вз­ле­тел и сго­рел

На сай­те Artsofte шу­тят: «Мы ра­бо­та­ем так дав­но, что пом­ним, ко­гда пе­ча­та­ли это [при на­жа­тии на сло­во “это” по­яв­ля­ет­ся Newsweek 1945 го­да со Ста­ли­ным на об­лож­ке], слу­ша­ли это [иг­ра­ет пес­ня Money ле­ген­дар­ной Pink Floyd] на этом [кар­тин­ка древ­ней ра­дио­лы]». Ис­то­рия ком­па­нии пред­став­ле­на толь­ко дву­мя со­бы­ти­я­ми — боль­шим по­жа­ром, из ко­то­ро­го уда­лось вы­не­сти все­го несколь­ко си­стем­ных бло­ков, и пе­ре­ез­дом из зда­ния обо­рон­но­го «Век­то­ра». «[**] лет за­вод слу­жил для нас до­мом и кре­по­стью, — пи­шут в Artsofte. — Здесь у нас бы­ло два эта­жа, две сто­ло­вые, две про­ход­ные, два про­ти­во­по­жар­ных уче­ния в год (что ни­ко­гда не бы­ва­ет лиш­ним). Все как один мы пом­ним глав­ные по­сту­ла­ты раз­ра­бот­ки: честь и сла­ва по тру­ду, а план — долг, за­кон, обя­зан­ность. Но в 2014 го­ду Рос­сия вновь об­ре­ла Крым, вме­сте с ним санк­ции, кон­тр­санк­ции и им­пор­то­за­ме­ще­ние. К нам ста­ло при­хо­дить осо­зна­ние, что на про­ход­ной за­во­да мы про­во­дим боль­ше вре­ме­ни, чем в сво­ем офи­се. Вслед за «рус­ской вес­ной» в стра­ну при­шел кри­зис, ко­то­рый спу­стил с небес на зем­лю мно­гих, в том чис­ле аренд­ные став­ки. Так по­явил­ся он. Огром­ный open space на Ма­лы­ше­ва».

Ци­та­ты незряш­ные. В них — сво­бо­да, про­сто­та, юмор, твор­че­ство и немно­го вы­пенд­ре­жа. В них, как нам ка­жет­ся, и за­клю­чен дух Artsofte.

Ком­па­ния ро­ди­лась, ко­неч­но, не в 1945-м и да­же не в 1970-х, ко­гда гре­ме­ли Pink Floyd. Все за­кру­ти­лось в 2002-м, ко­гда Ни­ко­лай Аде­ев, про­жив­ший несколь­ко лет в США, вер­нул­ся в Ека­те­рин­бург.

— Как боль­шин­ство сту­ден­тов, мы, вы­пуск­ни­ки физ­те­ха, по­еха­ли в Аме­ри­ку по Work and travel, — вспо­ми­на­ет Аде­ев. — Но по при­бы­тии об­на­ру­жи­лось, что на­ши до­ку­мен­ты (в от­ли­чие от нас) гра­ни­цу не пе­ре­сек­ли. В ито­ге ни ра­бо­ты, ни social security по­лу­чить нам не уда­лось. Спу­стя несколь­ко ме­ся­цев мы пе­ре­шли на пол­но­стью неле­галь­ное су­ще­ство­ва­ние. Жи­ли в ка­ком-то гет­то. Или, ско­рее, вы­жи­ва­ли.

Вы­ка­раб­кать­ся по­мог­ла слу­чай­ность. Од­ним из кли­ен­тов пар­ней, ка­тав­ших лю­дей на те­леж­ке меж­ду ка­зи­но, ока­зал­ся быв­ший ви­це-пре­зи­дент IBM, воз­глав­ляв­ший на тот мо­мент ИТ-блок в со­ве­те ди­рек­то­ров круп­ной се­ти част­ных гос­пи­та­лей. Не­из­вест­но по­че­му, но рус­ские неле­га­лы по­ка­за­лись ему пер­спек­тив­ны­ми, и он устро­ил им со­бе­се­до­ва­ние. Трое из че­ты­рех дру­зей его успеш­но про­шли, и по­ти­хонь­ку на­ча­ли стро­ить ка­рье­ру.

— Все шло хо­ро­шо, од­на­ко по­сте­пен­но ко мне на­ча­ло при­хо­дить по­ни­ма­ние, что я не хо­чу всю жизнь быть эми­гран­том, — рас­ска­зы­ва­ет Ни­ко­лай Аде­ев. — Пер­спек­ти­ва за­стрять в на­ем­ном middle-клас­се то­же не при­вле­ка­ла. Мы меч­та­ли о сво­ем ИТ-биз­не­се. И Рос­сия то­гда бы­ла, по­жа­луй, луч­шим ме­стом для его за­пус­ка. В США мы со­при­ка­са­лись с со­вер­шен­но неве­ро­ят­ны­ми ве­ща­ми — PayPal, Ebay, ги­гант­ски­ми гос­пи­таль­ны­ми ЦОДа­ми, где хра­ни­лись оциф­ро­ван­ные ис­то­рии бо­лез­ней и где мы лег­ко мог­ли най­ти рент­ге­нов­ский сни­мок 1960 го­да с си­сте­ма­ми ди­стан­ци­он­но­го под­клю­че­ния док­то­ров, на­ко­нец, с ме­ха­ни­ка­ми гиб­ко­го про­ект­но­го ме­недж­мен­та. Ни­че­го по­доб­но­го в на­шей стране в 2002-м не бы­ло.

Но стар­то­ва­ла Artsoft в сте­пе­ни e (имен­но так 15 лет на­зад вы­гля­де­ло на­чер­та­ние ло­го­ти­па ком­па­нии) не с тя­же­лых ин­фра­струк­тур­ных си­стем, а с сай­тов. То­гда они поль­зо­ва­лись ку­да боль­шим спро­сом, неже­ли «тя­же­лые» ИТ-ре­ше­ния. К то­му же за- лезть в слож­ную про­дук­то­вую раз­ра­бот­ку со шта­том в два че­ло­ве­ка бы­ло ре­ши­тель­но невоз­мож­но.

Веб-ры­нок Ека­те­рин­бур­га на тот мо­мент осва­и­ва­ли боль­ше де­сят­ка сту­дий. Неко­то­рые из них от­кры­лись еще в се­ре­дине 90-х и, ка­за­лось, успе­ли за­хва­тить всех круп­ных и ин­те­рес­ных кли­ен­тов. Это бы­ло об­ман­чи­вое ощу­ще­ние: за сле­ду­ю­щие се­мь­во­семь лет объ­ем сай­то­стро­и­тель­ства в го­ро­де уве­ли­чил­ся раз в де­сять.

— А по­том сек­тор в его клас­си­че­ском ви­де стал уми­рать, — кон­ста­ти­ру­ет Ни­ко­лай Аде­ев. — Се­год­ня кор­по­ра­тив­ный веб сме­стил­ся в сто­ро­ну го­то­вых ин­стру­мен­тов (вро­де об­лач­ных кон­струк­то­ров сай­тов) и ди­джи­тал-мар­ке­тин­га. Кли­ен­там те­перь важ­нее по­лу­чать тра­фик и уметь его осва­и­вать, ге­не­ри­ро­вать ли­ды, ин­те­гри­ро­вать раз­ные ка­на­лы ком­му­ни­ка­ции. Ес­ли за­каз­чик ста­вит пе­ред то­бой де­ве­ло­пер­скую за­да­чу, то ее лег­че все­го ре­а­ли­зо­вать с по­мо­щью ка­ких-ни­будь класс­ных ре­бят из Тве­ри за 1000 — 1500 руб­лей в час. Дер­жать in-house ком­пе­тен­цию раз­ра­бот­ки сай­тов так же эф­фек­тив­но, как за­ко­ла­чи­вать гвоз­ди мик­ро­ско­пом.

Ис­то­рии в ис­то­рии

Пер­вый под­ход к стар­та­пер­ско­му «сна­ря­ду» в Artsofte сде­ла­ли в 2010-м. То­гда в ком­па­нии ор­га­ни­зо­ва­ли внут­рен­ний ин­ку­ба­тор для под­держ­ки экс­пе­ри­мен­тов. Это был клас­си­че­ский бут­стр­эп­пинг, ко­гда де­неж­ным по­то­ком от при­быль­ных на­прав­ле­ний фи­нан­си­ро­ва­лось раз­ви­тие но­вых про­ек­тов.

На наш взгляд, име­ет смысл бо­лее по­дроб­но рас­ска­зать о двух по­гиб­ших и двух вы­жив­ших спи­но­ффах. Нач­нем с RestoranOnline — сер­ви­са, ори­ен­ти­ро­вав­ше­го­ся на ин­фра­струк­ту­ру тра­ди­ци­он­но­го об­ще­пи­та. Он аут­сор­сил при­ем за­ка­зов, ло­ги­сти­ку, служ­бу ка­че­ства, за­ни­мал­ся ин­кас­са­ци­ей и вза­и­мо­рас­че­та­ми. Ана­ло­гов это­му под­хо­ду в Рос­сии на тот мо­мент не су­ще­ство­ва­ло. Са­мый страш­ный кон­ку­рент — Delivery Club ра­бо­тал ис­клю­чи­тель­но с до­став­щи­ка­ми еды.

— RestoranOnline — мой са­мый боль­шой и са­мый обид­ный фэйл, — ком­мен­ти­ру­ет Ни­ко­лай Аде­ев. — Это был аб­со­лют­но жи­вой про­ект с хо­ро­шей unit-эко­но­ми­кой (ко­гда сто­и­мость при­вле­че­ния од­но­го кли­ен­та ни­же, чем до­ход от него. — На мо­мент за­кры­тия он за­ра­ба­ты­вал в Ека­те­рин­бур­ге столь­ко же, сколь­ко, ска­жем, Delivery Club. При­чин про­ва­ла, на мой взгляд, две. Пер­вая и глав­ная — мы не уме­ли хо­дить за боль­ши­ми ин­ве­сти­ци­я­ми. Про­ект раз­ви­вал­ся ис­клю­чи­тель­но на соб­ствен­ные сред­ства, и это силь­но тор­мо­зи­ло его мас­шта­би­ро­ва­ние. Нам до­воль­но быст­ро уда­лось до­стичь еже­ме­сяч­ной вы­руч­ки в мил­ли­он руб­лей, мы вы­шли в Че­ля­бинск, по­пы­та­лись осво­ить Пи­тер. Де­нег от­ча­ян­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.