НО­ВЫЙ «ЛАОКООН»: О ГРА­НИ­ЦАХ ИС­ТО­РИ­ЧЕ­СКИХ ЖАН­РОВ /

В Ель­цин цен­тре спо­ри­ли о кни­ге про Бе­ре­зов­ско­го, о Чечне, оли­гар­хах и воз­мож­но­сти на­пи­сать объ­ек­тив­ную ис­то­рию 90-х се­го­дня

Ekspert Ural - - NEWS -

В Ель­цин цен­тре спо­ри­ли о кни­ге про Бе­ре­зов­ско­го, о Чечне, оли­гар­хах и воз­мож­но­сти на­пи­сать объ­ек­тив­ную ис­то­рию 90-х се­го­дня

Вкон­це 2017 го­да в из­да­тель­стве Corpus вы­шла кни­га Пет­ра Аве­на «Вре­мя Бе­ре­зов­ско­го». Кни­га со­став­ле­на из двух де­сят­ков об­сто­я­тель­ных ин­тер­вью (во­семь­сот стра­ниц), ко­то­рые Авен про­вел с близ­ки­ми в раз­ное вре­мя к Бе­ре­зов­ско­му людь­ми, с вкрап­ле­ни­я­ми пас­са­жей от ав­то­ра. Сре­ди со­бе­сед­ни­ков — Ва­лен­тин Юма­шев, Ми­ха­ил Фрид­ман, Сер­гей До­рен­ко, Ана­то­лий Чу­байс, Алек­сандр Во­ло­шин и дру­гие небезыз­вест­ные пер­со­ны, ока­зав­шие за­мет­ное влияние на раз­ви­тие стра­ны в пост­со­вет­ский пе­ри­од. К Бе­ре­зов­ско­му они от­но­сят­ся по-раз­но­му. Сам Авен дол­гое вре­мя был близ­ким дру­гом Бо­ри­са Бе­ре­зов­ско­го, од­на­ко впо­след­ствии они рассо­ри­лись. Боль­шин­ство ин­тер­вью бы­ли взя­ты в 2014 го­ду; вы­пус­ком кни­ги за­тея Аве­на не огра­ни­чи­ва­ет­ся: раз­го­во­ры ве­лись на ка­ме­ру и в сту­дий­ных усло­ви­ях — ви­део­ма­те­ри­ал за­го­тав­ли­ва­ли про­дю­сер Ана­то­лий Го­лу­бов­ский и ре­жис­сер Ан­дрей Ло­шак для де­ся­ти­се­рий­но­го филь­ма «Бе­ре­зов­ский это кто», ко­то­рый вый­дет в ско­ром вре­ме­ни.

Пер­вый ти­раж «Вре­ме­ни Бе­ре­зов­ско­го» — 20 ты­сяч эк­зем­пля­ров — был рас­про­дан за ме­сяц. По сло­вам ав­то­ра, это «аб­со­лют­ный ре­корд про­даж за всю ис­то­рию су­ще­ство­ва­ния жан­ра нон-фикшн в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции». От­зы­вов на ли­те­ра­тур­ную ра­бо­ту Аве­на так­же мно­го; глав­ным кри­ти­ком кни­ги, по­жа­луй, мож­но на­звать Де­мья­на Куд­ряв­це­ва, ко­то­рый фи­гу­ри­ру­ет как со­бе­сед­ник Аве­на и в са­мой кни­ге: Куд­ряв­цев в кон­це 90-х стал фак­ти­че­ски пресс-сек­ре­та­рем и со­вет­ни­ком Бе­ре­зов­ско­го. По мне­нию Куд­ряв­це­ва, ис­тин­ную роль Бе­ре­зов­ско­го в 90-е го­ды Авен (со­зна­тель­но ли?) не по­ка­зы­ва­ет, ума­ля­ет ее: «Эта кни­га — по­пыт­ка по­сле дра­ки ма­хать ку­ла­ка­ми. Мы так обыч­но го­во­рим, ко­гда речь идет о про­иг­рав­шем. А па­ра­докс этой кни­ги со­сто­ит в том, что ав­тор ма­шет ку­ла­ка­ми по­сле дра­ки, ко­то­рую вы­иг­рал… глав­ный ге­рой кни­ги был очень важ­ной исторической фи­гу­рой. Де­ло не в том, что это кто-то от­ри­ца­ет (хо­тя кое-кто в кни­ге и от­ри­ца­ет). Де­ло в том, что во­круг это­го во­об­ще есть огром­ная фи­гу­ра умол­ча­ния, яко­бы оправ­дан­ная тем, что это-то мы все зна­ем, а вот да­вай­те по­го­во­рим те­перь о том, ка­ким он был че­ло­ве­ком. Что, на са­мом де­ле, — ли­це­ме­рие и об­ман, по­то­му что мы это­го не зна­ем, по­то­му что на­сто­я­щие исто­ри­че­ские де­я­ния Бе­ре­зов­ско­го и при жиз­ни бы­ли за­кры­ты ми­шу­рой ми­фов, его соб­ствен­ных оши­бок, про­па­ган­ды, контр­про­па­ган­ды и так да­лее, а с тех пор еще про­шло по­чти два­дцать лет то­таль­но­го умол­ча­ния. Это как пи­сать кни­гу, ка­ким пар­нем был пи­са­тель, чьи ро­ма­ны не из­да­ны» (цит. по Colta.ru).

С вос­хи­ще­ни­ем о «Вре­ме­ни Бе­ре­зов­ско­го» ото­звал­ся Олег Ка­шин: «… кни­га Аве­на — со­бы­тие преж­де все­го ли­те­ра­тур­ное, очень сме­лый ав­тор­ский экс­пе­ри­мент, цен­ный имен­но как яв­ле­ние рус­ской про­зы, а не ис­то­рио­гра­фии или ме­му­а­ри­сти­ки. Мож­но да­же по­шу­тить, что с Аве­ном рус­ская ли­те- ра­ту­ра вер­ну­лась в свое есте­ствен­ное со­сто­я­ние луч­ших лет, ко­гда пи­са­тель­ское за­ня­тие по раз­ным со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ским при­чи­нам бы­ло до­ступ­но преж­де все­го са­мым при­ви­ле­ги­ро­ван­ным сло­ям об­ще­ства, преж­де все­го дво­ря­нам — ни­кто же не ста­нет спо­рить, что для “Вой­ны и ми­ра” нуж­на Яс­ная По­ля­на, вот и для “Вре­ме­ни Бе­ре­зов­ско­го” ну­жен Аль­фа-банк, и де­ло не в том, что у бо­га­то­го рос­си­я­ни­на XXI ве­ка есть день­ги и вре­мя, что­бы сде­лать эти ин­тер­вью — про жур­на­лист­скую ра­бо­ту и так все по­нят­но, но тут де­ло не в ней, а в пра­ве и спо­соб­но­сти быть сво­им для всех со­бе­сед­ни­ков, ко­то­рые со­бра­ны в кни­ге, и это пра­во Авен за­ра­ба­ты­вал, оче­вид­но, при­мер­но в том же порядке и с той же ско­ро­стью, с ко­то­рой он бо­га­тел, пре­вра­ща­ясь из со­вет­ско­го мэнэ­э­са (ака­де­ми­че­ская сре­да се­ми­де­ся­тых-вось­ми­де­ся­тых иг­ра­ет в кни­ге не мень­шую роль, чем оли­гар­хи­че­ская сре­да де­вя­но­стых) в дол­ла­ро­во­го мил­ли­ар­де­ра» (цит. по Republica.ru).

В на­ча­ле фев­ра­ля в ека­те­рин­бург­ском Ель­цин цен­тре со­сто­я­лась дис­кус­сия о кни­ге — пер­вая по-на­сто­я­ще­му пуб­лич­ная и ост­рая (в кон­це 2017-го бы­ла пре­зен­та­ция в Москве, но она бы­ла, ско­рее, «клуб­но­го ха­рак­те­ра»). В раз­го­во­ре при­ня­ли уча­стие ав­тор Петр Авен, его со­бе­сед­ник по «Вре­ме­ни Бе­ре­зов­ско­го» Ва­лен­тин Юма­шев (со­вет­ник пре­зи­ден­та, за­тем ру­ко­во­ди­тель ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Ельцина в 1996 — 1998 го­дах; ныне со­учре­ди­тель Фон­да Ельцина), глав­ный ре­дак­тор «Эха Моск­вы» Алек­сей

Ве­не­дик­тов, жур­на­лист и ли­те­ра­тур­ный кри­тик Ан­на На­рин­ская, за­ме­сти­тель ис­пол­ни­тель­но­го ди­рек­то­ра Ель­цин-цен­тра с бо­га­тым жур­на­лист­ским про­шлым Люд­ми­ла Те­лень.

Толь­ко для дру­зей

— Это не ис­то­ри­че­ский труд, это книж­ка о мо­ем по­ко­ле­нии, книж­ка о мос­ков­ской ин­тел­ли­ген­ции, ко­то­рая вы­рос­ла в 70 — 80-е го­ды. Один из мо­их те­зи­сов: то, что мы сей­час имеем, вы­рос­ло из мос­ков­ско­го ака­де­ми­че­ско­го ин­сти­ту­та 70 — 80-х го­дов. Этот класс и это по­ко­ле­ние — вот что ме­ня ин­те­ре­со­ва­ло. Это по­ко­ле­ние ожи­да­ло од­но, по­лу­чи­ло дру­гое, и мне бы­ло ин­те­рес­но по­че­му, — на­чи­на­ет Петр Авен. — Я бе­з­услов­но счи­таю Бе­ре­зов­ско­го вы­ра­зи­те­лем 90-х. Бе­ре­зов­ский во мно­гом ти­пи­че­ская фи­гу­ра, он во мно­гом ка­ри­ка­тур­но, в ги­пер­бо­ли­че­ском ви­де во­брал в се­бя важ­ней­шие чер­ты по­ко­ле­ния, ко­то­рые при­ве­ли нас ту­да, где мы на­хо­дим­ся. Ги­пер­тро­фи­ро­ван­ность этих ка­честв и сде­ла­ла его ге­ро­ем этой книж­ки.

— Кни­га пре­тен­ду­ет на до­ку­мен­таль­ность — на нон-фикшн. По-мо­е­му, это не нон-фикшн, это да­же не фикшн — это кни­га фэн­те­зи. И там мно­го ав­то­ров: Алек­сандр Во­ло­шин — но­мер один по фэн­те­зи; Ана­то­лий Чу­байс — но­мер два по фэн­те­зи. (…) Чу­байс и Во­ло­шин со­зна­тель­но ума­ля­ют роль Бо­ри­са — нега­тив­ную ли, по­зи­тив­ную ли, все мо­жет быть — но точ­но боль­шую в тех со­бы­ти­ях в Рос­сии и ми­ре, ко­то­рые Бо­рис вел. Под­бор но­во­стей, под­бор ин­тер­вью на­прав­ле­ны на од­но: Бе­ре­зов­ский — это мел­кий бес, да бес, но глав­ное — мел­кий. (…) Часть лю­дей лу­ка­вят, по­ни­мая, что мы это лу­кав­ство уви­дим. Но вы, зная прав­ду, не пе­ре­спра­ши­ва­е­те, как же так, де, ведь я же там был?! — воз­му­щен Алек­сей Ве­не­дик­тов. — Бе­ре­зов­ский и Ха­са­вюр­тов­ский мир неот­де­ли­мы: не мо­жет быть вре­ме­ни Бе­ре­зов­ско­го без той идеи Бе­ре­зов­ско­го о за­ми­ре­нии с Чеч­ней, ко­то­рую се­го­дня нор­маль­но ис­пол­ня­ет Пу­тин. Идея Ха­са­вюр­тов­ско­го ми­ра — пе­ре­ку­пить часть се­па­ра­ти­стов, за­ста­вить их уни­что­жить непри­ми­ри­мых, от­дать им Чеч­ню в наследие, что­бы они там дер­жа­ли гра­ни­цу. Где это в кни­ге? — сра­зу же вы­ва­ли­ва­ет сход­ные с мыс­ля­ми Куд­ряв­це­ва пре­тен­зии главред «Эха». — Эта кни­га неспра­вед­ли­ва по от­но­ше­нию к нему [Бе­ре­зов­ско­му], эта кни­га уни­зи­тель­на по от­но­ше­нию к нему — пре­зри­тель­ная да­же. И глав­ная моя пре­тен­зия — это пер­вая кни­га об этих вре­ме­нах, она ля­жет в ба­зис по­ни­ма­ния, как там бы­ло. А там бы­ло не так — со­всем не так.

— Это да­ле­ко не пер­вая кни­га о 90-х! А чем Люд­ми­ла Алек­си­е­вич вам не под­хо­дит? А ро­ман Лео­ни­да Юзе­фо­ви­ча «Жу­рав­ли и кар­ли­ки»? — рез­ко несо­глас­на Ан­на На­рин­ская.

Од­на­ко за­ме­тим, что хоть фак­то­ло­ги­че­ски она, бе­з­услов­но, пра­ва, скла­ды­ва­ет­ся ощу­ще­ние, что кни­га Аве­на дей­стви­тель­но пре­тен­ду­ет на неко­то­рую пер­вич­ность в мас­со­вом со­зна­нии — от­то­го и на­столь­ко ве­лик чи­та­тель­ский ин­те­рес к ней.

— У ме­ня был один кри­те­рий — я со­зна­тель­но го­во­рил толь­ко с те­ми, кто мне силь­но до­ве­рял и ко­му до­ве­рял я. И я ду­маю, что Ва­лен­тин [Юма­шев] мне мно­го на­го­во­рил от­то­го, что у нас бы­ла с ним до­ве­ри­тель­ная дру­же­ская бе­се­да. Имен­но по­это­му я не мог го­во­рить с Хо­дор­ков­ским — у нас нет с ним ни­ка­ких от­но­ше- ний. В том чис­ле и со мно­ги­ми те­ми, кто за­ни­мал­ся Чеч­ней — они мне не из­вест­ны. По­сыл этой кни­ги — я го­во­рю с те­ми, кто го­тов со мной под ка­ме­ру бе­се­до­вать ча­са­ми; а с кем-то мы го­во­ри­ли по два дня. Это кни­га мо­их дру­зей, го­во­ря­щих о Бе­ре­зов­ском, — на­ста­и­ва­ет на сво­ей ав­тор­ской по­зи­ции Авен, ка­те­го­ри­че­ски от­вер­гая несты­ков­ки его тру­да с «объ­ек­тив­ной исторической кар­ти­ной». С те­зи­сом о лу­кав­стве и неправ­де он от­ча­сти со­гла­сен. — Лю­ди со­зна­тель­но ред­ко врут, по­это­му они, ско­рее, об­ма­ны­ва­ют не ме­ня, а об­ма­ны­ва­ют се­бя. Мно­гие го­во­ри­ли не вполне прав­ду, но им вот так ка­жет­ся. Дей­стви­тель­но, они при­ду­мы­ва­ют се­бе та­кую мас­ку, та­кую роль. Но из этой неправ­ды каж­до­го мож­но сло­жить бо­лее-ме­нее объ­ек­тив­ную кар­тин­ку. Ко­неч­но, неправ­да — как и все ис­то­рии, все­гда не прав­ди­вы. (…) Но я уве­рен, что эта кни­га Бе­ре­зов­ско­му очень бы по­нра­ви­лась. По­то­му что боль­ше все­го на све­те он бо­ял­ся, что его за­бу­дут. И эта кни­га бы­ла бы ему очень по серд­цу.

Кон­тур та­ко­го под­хо­да про­яс­нил­ся еще боль­ше, ко­гда Петр Авен стал от­ве­чать, что во­об­ще его по­бу­ди­ло на­пи­сать та­кую кни­гу: «Мне про­сто хо­те­лось раз­го­ва­ри­вать с те­ми людь­ми, с ко­то­ры­ми я го­во­рил. Ме­ня ин­те­ре­со­вал Бе­ре­зов­ский, ме­ня ин­те­ре­со­ва­ло вре­мя, ме­ня ин­те­ре­со­ва­ло по­ко­ле­ние. Мне про­сто бы­ло ин­те­рес­но. Для ме­ня это был но­вый опыт. Я ни­че­го по­хо­же­го в жиз­ни ни­ко­гда не де­лал: я встав­ки не пи­сал от се­бя, я с людь­ми так не го­во­рил — не вы­во­дил на раз­го­вор… Ра­бо­та с ко­ман­дой филь­ма во гла­ве с Ан­дре­ем Ло­ша­ком — для ме­ня это то­же был со­вер­шен­но но­вый опыт. У ме­ня не бы­ло ни­ка­кой сверх­за­да­чи: не дай бог оправ­дать­ся, за­гла­дить

Идея Бе­ре­зов­ско­го о за­ми­ре­нии с Чеч­ней — пе­ре­ку­пить часть се­па­ра­ти­стов, за­ста­вить их уни­что­жить непри­ми­ри­мых, от­дать им Чеч­ню в наследие

чув­ство ви­ны пе­ред Бе­ре­зов­ским — я пе­ред ним ни­как не ви­но­ват».

Но как же быть чи­та­те­лю? «Из по­лу­правд и недо­мол­вок все рав­но скла­ды­ва­ет­ся об­щая кар­ти­на, и ум­ный чи­та­тель из­вле­чет из это­го то, что на­до из­влечь», — на­де­ет­ся Люд­ми­ла Те­лень. «Раз­ные пер­со­на­жи этой кни­ги, рас­ска­зы­вая об од­них и тех же со­бы­ти­ях, го­во­рят со­вер­шен­но раз­ные ве­щи! По­это­му для ме­ня это ока­за­лась кни­га боль­ше об ин­тер­вью­и­ру­е­мых», — до­бав­ля­ет Ан­на На­рин­ская.

— И все же это гран­ди­оз­ный труд. Авен — успеш­ный че­ло­век, у него пре­крас­ная жизнь… Но он при этом уго­ва­ри­вал всех этих лю­дей… Ведь все от­ка­зы­ва­лись — я чест­но от­ка­зы­вал­ся, — до­бав­ля­ет Ва­лен­тин Юма­шев. — Но со­гла­шусь с Алек­се­ем: в кни­ге мне не хва­ти­ло са­мо­го ре­аль­но­го Бе­ре­зов­ско­го. Вро­де мы все рас­ска­зы­ва­ем про него, а его там очень мало. А ведь это был со­вер­шен­но фан­та­сти­че­ский че­ло­век: ум­ный, с бле­стя­щи­ми иде­я­ми, ко­то­ры­ми он бук­валь­но фон­та­ни­ро­вал. На мой взгляд, он, ко­неч­но, не пред­ста­ви­тель и не вы­ра­зи­тель 90-х — это от­дель­ная пла­не­та, ужас­но слож­ная.

Ви­но­ва­ты все

— Для ме­ня эта кни­га об от­вет­ствен­но­сти. И без­от­вет­ствен­ность ее ге­ро­ев по­ра­жа­ет ме­ня в са­мое серд­це. На­сколь­ко Бе­ре­зов­ский и все го­во­рив­шие от­вет­ствен­ны за то, что сей­час про­ис­хо­дит в Рос­сии? — за­да­ет­ся во­про­сом Ан­на На­рин­ская.

— Я все вре­мя ста­рал­ся эту те­му под­ни­мать. Бе­з­услов­но, вот это по­ко­ле­ние, ко­то­рое ме­ня­ло жизнь в 1991 го­ду, — ме­ня­ло об­ще­ствен­ный строй под ру­ко­вод­ством Бо­ри­са Ни­ко­ла­е­ви­ча, при­ве­ло стра­ну не со­всем ту­да, ку­да оно ее ве­ло из­на­чаль­но. И сре­ди наших ли­де­ров не на­шлось ни Га­ве­ла, ни Клау­са, ни Баль­це­ро­ви­ча, — со­гла­ша­ет­ся ав­тор. — Я дру­жу с Баль­це­ро­ви­чем — от­цом поль­ских эко­но­ми­че­ских ре­форм, он куль­то­вая фи­гу­ра зна­чи­тель­но в боль­шей сте­пе­ни, чем у нас Гай­дар, он очень ува­жа­е­мый и ни­чем не за­пят­нан­ный че­ло­век. Я ему мно­го лет на­зад, ко­гда мы вла­де­ли ТНК-ВР, пред­ло­жил вой­ти в со­вет ди­рек­то­ров, ра­бо­та непыль­ная — че­ты­ре заседания в год и 200 тыс. дол­ла­ров зар­пла­та. И он с гне­вом немед­лен­но со­об­щил мне, что он ни­ко­гда не мо­жет быть в со­ве­те ди­рек­то­ров неф­тя­ной ком­па­нии, по­то­му что он пуб­лич­ный ин­тел­лек­ту­ал. И по­лу­чать что-то кро­ме офи­ци­аль­ной зар­пла­ты он не мо­жет се­бе поз­во­лить. Для всех наших ре­фор­ма­то­ров это невоз­мож­ная по­зи­ция: Чу­байс, ес­ли я не оши­ба­юсь, в пя­ти со­ве­тах си­дел, Шо­хин до сих пор си­дит в та­ком же ко­ли­че­стве. Но я не их об­ви­няю — это по­ко­лен­че­ская ис­то­рия.

— Вс­пом­ним, что Ель­цин в 1999 го­ду пе­ре­дал Пу­ти­ну. Есть вер­сия, что стра­на про- сто раз­ва­ли­ва­лась, в ней ни­че­го не бы­ло, и ес­ли бы не му­же­ствен­ные ру­ки Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча, то все бы и рас­па­лось, — иро­ни­зи­ру­ет Ва­лен­тин Юма­шев. — Но что на са­мом де­ле про­ис­хо­ди­ло, и мы все сви­де­те­ли это­му: аб­со­лют­но все ра­бо­та­ю­щие ин­сти­ту­ты вла­сти, экономика, бан­ков­ская си­сте­ма, на­ло­го­вая си­сте­ма — все­го это­го не бы­ло ни­ко­гда рань­ше, кон­сти­ту­ция, по ко­то­рой до сих пор жи­вем. По­это­му гло­баль­но отве­чая на во­прос — нет, не стыд­но. Посмот­ри­те, что бы­ло в 1991 го­ду, и ка­кой стра­на ста­ла в 2000-м.

— Дей­стви­тель­но, бы­ла сде­ла­на ре­во­лю­ция, мас­штаб ко­то­рой мо­ло­дые, си­дя­щие в за­ле, на­вер­ное, не по­ни­ма­ют: бы­ла по­стро­е­на со­вер­шен­но дру­гая стра­на. Но по­ко­ле­ние не вы­дер­жа­ло ис­пы­та­ние день­га­ми преж­де все­го. Бе­ре­зов­ский был фе­но­ме­наль­ным зме­ем-ис­ку­си­те­лем — ис­ку­шал день­га­ми лю­бую власть и де­лал это очень эф­фек­тив­но. Он и сам его во мно­гом не вы­дер­жал; но это ис­пы­та­ние не вы­дер­жа­ло все по­ко­ле­ние, — на­ста­и­ва­ет Петр Авен.

Ге­рой

— Ни­ка­кой се­ми­бан­кир­щи­ны не бы­ло! Влияние биз­не­са на власть ни­ко­гда не бы­ло та­ким боль­шим, как Бе­ре­зов­ский пы­тал­ся его изоб­ра­зить. Бе­ре­зов­ский не на­зна­чал пре­мьер-ми­ни­стров, не ста­вил пре­зи­ден­тов; на глав ад­ми­ни­стра­ции пре­зи-

ден­та — Чу­бай­са, Юма­ше­ва, Во­ло­ши­на — влияние Бе­ре­зов­ско­го бы­ло рав­но ну­лю. Но он успеш­но со­зда­вал о се­бе та­кой миф, и по­это­му его мно­гие бо­я­лись, — за­ме­ча­ет Петр Авен.

— Ис­то­рия, что при Бо­ри­се Ни­ко­ла­е­ви­че пра­ви­ли оли­гар­хи, а при­шел Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич и их всех разо­гнал — это миф. Не пра­ви­ли при Бо­ри­се Ни­ко­ла­е­ви­че оли­гар­хи. И пу­сти­ли его [миф] те, кто хо­те­ли пе­ре­хва­тить власть у Бо­ри­са Ни­ко­ла­е­ви­ча. Биз­нес не ко­ман­до­вал Ель­ци­ным, и сей­час биз­нес тем бо­лее не ко­ман­ду­ет, — про­дол­жа­ет Алек­сей Ве­не­дик­тов.

— Огром­ная нега­тив­ная от­вет­ствен­ность Бо­ри­са — что он пре­вра­тил Пер­вый ка­нал в про­па­ган­дист­скую ма­ши­ну сво­их ин­те­ре­сов — это аб­со­лют­ное без­об­ра­зие. И то, что се­го­дня мы имеем та­кое те­ле­ви­де­ние — все ис­то­ки идут от­ту­да, от Бо­ри­са, — уве­рен Ва­лен­тин Юма­шев.

Дей­стви­тель­но, 90-е бы­ли ко­рот­ким и гер­ме­тич­ным пе­ри­о­дом в жиз­ни стра­ны, но при этом нестер­пи­мо яр­ким. Та­кие об­сто­я­тель­ства — удоб­ные усло­вия для ми­фо­ло­ги­за­ции и ле­ген­ди­ро­ва­ния это­го вре­ме­ни. Ре­зуль­ти­ру­ю­щие мифы воз­мож­ны как с от­ри­ца­тель­ным зна­ком, так и с вос­хи­щен­ным при­ды­ха­ни­ем, од­на­ко важ­но, что эти мифы ру­ко­твор­ны, их со­зда­ние на­ча­лось еще в са­ми 90-е и про­дол­жа­ет­ся по сей день. То же мож­но ска­зать и о лич­но­сти Бе­ре­зов­ско­го: с од­ной сто­ро­ны, он

Есть вер­сия, что стра­на в кон­це 90-х раз­ва­ли­ва­лась, в ней ни­че­го не бы­ло, и ес­ли бы не му­же­ствен­ные ру­ки Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча, то все бы и рас­па­лось

сам — глав­ный тво­рец соб­ствен­ной ми­фо­ло­гии, с дру­гой — его судь­ба за­про­сто мо­жет быть на­ло­же­на на мно­гие ар­хе­ти­пи­че­ские тра­ек­то­рии, что ча­сто и де­ла­ет­ся.

С этой точ­ки зре­ния и цен­но «Вре­мя Бе­ре­зов­ско­го» Аве­на: кни­га прин­ци­пи­аль­но ан­ти­ми­фо­ло­гич­на. Ви­дит­ся, что раз­вен­ча­ние тех или иных ми­фов во­все не бы­ло ее яв­ной це­лью, од­на­ко вся ее раз­но­го­ло­си­ца, про­ти­во­ре­чия, несты­ков­ки и да­же от­кро­вен­ное лу­кав­ство (оче­вид­но узна­ва­е­мое чи­та­те­лем) неко­то­рых из участ­ни­ков про­ек­та — все это вскры­ва­ет гер­ме­тич­ность и од­но­знач­ность об­ра­зов, необ­хо­ди­мые для ми­фо­твор­че­ства. Осо­бен­но важ­но, что кни­га хро­но­ло­ги­че­ски ши­ре 90-х, от­то­го вре­мя пре­зи­дент­ства Бо­ри­са Ельцина вы­гля­дит ор­га­нич­но впи­сан­ным в ход вре­ме­ни. При всех упу­ще­ни­ях, од­но­сто­рон­ней ав­тор­ской по­да­че и непол­но­те «исторической кар­ти­ны», кни­га ни в ко­ем слу­чае не на­вя­зы­ва­ет ка­кую-то точ­ку зре­ния (ес­ли во­об­ще та­ко­вой об­ла­да­ет). «Са­мое важ­ное в этой кни­ге — что она ста­ла ин­фор­ма­ци­он­ным по­во­дом для раз­го­во­ра о Бо­ри­се, о вре­ме­ни и о тех, кто на­ми управ­лял. И это очень важ­ная кни­га для ме­ня, по­то­му что она ста­вит во­про­сы — а от­ве­ты мы са­ми при­ду­ма­ем», — поды­то­жил свою по­зи­цию Алек­сей Ве­не­дик­тов, и в этом мы склон­ны с ним со­гла­сить­ся. ■ Фото Лю­бо­ви Ко­ба­ли­но­вой

Алек­сей Ве­не­дик­тов: «В войне, ко­то­рая шла во­круг пре­зи­ден­та Пу­ти­на в 2000 го­ду, Авен на­хо­дил­ся на сто­роне пре­зи­ден­та, а Бе­ре­зов­ский по­те­рял все — воз­мож­ность вер­нуть­ся во власть, часть со­сто­я­ния, ро­ди­ну, и в кон­це кон­цов он по­гиб»

Петр Авен: «Как бы­ла по­стро­е­на ра­бо­та в ла­бо­ра­то­рии Бо­ри­са в 80-е? Они пи­са­ли дис­сер­та­ции ру­ко­вод­ству Ав­тоВАЗа, а за это по­лу­ча­ли ав­то­мо­би­ли и зап­ча­сти»

Кни­га по­ста­ви­ла ре­корд про­даж за всю ис­то­рию су­ще­ство­ва­ния жан­ра нон-фикшн в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции: про­да­ли 20 ты­сяч эк­зем­пля­ров за ме­сяц

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.