В 50 биз­нес толь­ко на­чи­на­ет­ся

Они иг­но­ри­ру­ют тру­до­вую дис­кри­ми­на­цию по воз­рас­ту и ме­ня­ют пред­став­ле­ния окру­жа­ю­щих о том, чем долж­ны за­ни­мать­ся лю­ди «се­реб­ря­но­го» воз­рас­та

Ekspert Ural - - ОБЩЕСТВО -

Об­ща­ем­ся уже несколь­ко ми­нут, а я все си­жу и ду­маю, сколь­ко же им лет. Ло­ги­ка про­стая: раз я при­шел к мо­ло­дым пен­си­о­не­рам, то, на­вер­ное, всем здесь 50+. Но что-то не бьет­ся в этой ис­то­рии. И де­ло не в го­ря­щих гла­зах, у ме­ня они то­же го­рят, по про­фес­си­о­наль­ным со­об­ра­же­ни­ям. Это боль­шая уда­ча — со­брать в од­ном ме­сте че­ты­рех пред­при­ни­ма­те­лей, про­фес­си­о­на­лов, ко­то­рые смогли пе­ре­вер­нуть миф «о до­жи­ва­ю­щих свой век ста­ри­ках» вверх но­га­ми. Это энер­гич­ные лю­ди с внят­ной жиз­нен­ной по­зи­ци­ей и кон­крет­ны­ми за­да­ча­ми на бу­ду­щее. Ве­ро­ят­но, имен­но эта энер­гия, сво­бод­но гу­ля­ю­щая по кон­фе­ренц-за­лу, где я встре­тил­ся с ге­ро­я­ми этой пуб­ли­ка­ции, не да­ет шан­сов от­но­сить­ся к ним как к лю­дям пре­клон­но­го воз­рас­та. Ну, а мо­жет быть, и тот факт, что од­на из мо­их со­бе­сед­ниц лег­ко мо­жет при­нять по­зу Го­мук­ха­са­на, а дру­гой — без тру­да за­бе­рет­ся на от­вес­ную ска­лу.

«Ста­рость — неотъ­ем­ле­мая часть че­ло­ве­че­ской жиз­ни, ее на­до спо­кой­но при­ни­мать, без су­е­ты», — ска­зал мне как-то 79-лет­ний со­сед и ли­хо умчал на ро­ли­ках в сто­ро­ну школь­но­го ста­ди­о­на. Им еще да­ле­ко до 70, они по­ко­ле­ние бе­би-бу­ме­ров (1943 — 1963), а су­е­той да­же и не пах­нет.

Ру­ко­во­ди­тель цен­тра «Стар­тап 50+» Ли­дия Куз­не­цо­ва вы­де­ля­ет несколь­ко ти­пов тру­до­во­го по­ве­де­ния по­сле пя­ти­де­ся­ти лет.

Во-пер­вых, это драй­ве­ры. Они го­то­вы на­чать свое де­ло и за­тем пре­вра­тить его в биз­нес. «От­лич­ный при­мер — Олег За­гвозд­кин, в про­шлом ра­бо­тал чи­нов­ни­ком в мэ­рии неболь­шо­го го­ро­да. Мно­го че­го зна­ет и уме­ет, — рас­ска­зы­ва­ет Ли­дия Куз­не­цо­ва. — Сей­час это че­ло­век-фир­ма. Как толь­ко у него по­яви­лась идея, пер­вое, что он сде­лал, — вни­ма­тель­но изу­чил во­прос, и… за­ре­ги­стри­ро­вал ав­тор­ское право на бренд «Данила — рус­ские ко­со­во­рот­ки». Все от­дал на аут­сор­синг — бух­гал­те­рию, юри­ди­че­ское со­про­вож­де­ние, по­шив ру­ба­шек. Он дер­жа­тель брен­да и ав­тор всех спо­со­бов про­дви­же­ния сво­е­го про­дук­та. А как он го­во­рит о ру­баш­ках — вдох­но­вен­но, ци­ти­руя рус­ских по­этов!».

Ча­ще все­го «драй­ве­ры» — лю­ди с про­ект­ным мыш­ле­ни­ем, у ко­то­рых есть го- тов­ность дей­ство­вать. Это так на­зы­ва­е­мые про­фес­си­о­наль­ные ди­ле­тан­ты, ко­то­рые име­ют до­ста­точ­ное пред­став­ле­ние о пред­ме­те для на­ча­ла сво­е­го де­ла, но не за­стре­ва­ют на де­та­лях, не углуб­ля­ют­ся в спе­ци­фи­ку, от­да­вая ее на от­куп про­фес­си­о­на­лам.

Вто­рой тип стар­та­пов по­сле 50-ти — бла­го­дар­ные птен­цы: есть идея, они ею увле­че­ны и да­же на­чи­на­ют ре­а­ли­зо­вы­вать, но не мо­гут от­ве­тить се­бе на про­стой во­прос, как на этой идее мож­но за­ра­бо­тать. Это фор­ма са­мо­за­ня­то­сти, ко­то­рая вполне мо­жет пре­вра­тить­ся в фор­му са­мо­обес­пе­че­ния. Тре­тий тип — ис­ка­те­ли опо­ры. Бы­ва­ет страш­но од­но­му от­пра­вить­ся по пу­ти са­мо­сто­я­тель­но­го де­ла, а вот со­здать ра­бо­чий аль­янс, най­ти парт­не­ра, с ко­то­рым мож­но об­су­дить воз­ни­ка­ю­щие во­про­сы, — на это мож­но ре­шить­ся.

Чет­вер­тый тип — ста­же­ры: лю­ди по­сле 50-ти, го­то­вые тру­дить­ся по най­му. На­зва­ние это­го ти­па при­шло Ли­дии Куз­не­цо­вой в го­ло­ву по­сле про­смот­ра филь­ма «Ста­жер» с Ро­бер­том де Ни­ро в глав­ной ро­ли. Это на­ход­ка для лю­бо­го ра­бо­то­да­те­ля. На­ем­ные со­труд­ни­ки по­сле 50-ти очень ча­сто от­но­сят­ся к пред­при­я­тию, на ко­то­рое они при­шли ра­бо­тать по най­му, как к сво­е­му де­лу. Пя­тый тип — во­лон­те­ры, осо­бая фор­ма за­ня­то­сти, ко­гда ве­ду­щим мо­ти­вом ста­но­вит­ся слу­же­ние, при­не­се­ние поль­зы дру­гим лю­дям. Глав­ное, что­бы про­ект был со­ци­аль­но зна­чим.

Учи­тель йо­ги и ди­зай­нер одеж­ды

На­та­лья Ро­стов­це­ва по об­ра­зо­ва­нию ма­те­ма­тик-про­грам­мист. Она не толь­ко сге­не­ри­ро­ва­ла дет­скую ком­пью­тер­ную шко­лу, но и пре­по­да­ва­ла в ней шесть лет: «Все де­ла­ли с ну­ля, го­то­ви­ли про­грам­мы, со­зда­ва­ли учеб­ни­ки, я на­пи­са­ла шесть штук за два го­да, учи­ли школь­ни­ков про­грам­ми­ро­ва­нию и ком­пью­тер­ной гра­фи­ке. В ка­кой-то мо­мент ди­рек­тор пе­ре­клю­чил­ся на дру­гое на­прав­ле­ние и по­ру­чил двум пре­по­да­ва­те­лям за­ни­мать­ся шко­лой са­мо­сто­я­тель­но. А это на­бор де­тей, ре­кла­ма, об­ще­ние с ро­ди­те­ля­ми, про­ве­де­ние за­ня­тий. В ка­кой-то мо­мент мы ушли, не спра­вив­шись с ком­мер­че­ски­ми за­да­ча­ми. На­ча­ла ис­кать ра­бо­ту. В ком­па­ни­ях, ко­то­рые за­ни­ма­лись ор­га­ни­за­ци­ей и про­ве­де- ни­ем ком­пью­тер­ных кур­сов, мне да­ли по­нять: ре­зю­ме хо­ро­шее, но они хо­тят пре­по­да­ва­те­ля по­мо­ло­же».

— До сих пор мне ка­за­лось, что с та­кой про­фес­си­ей невоз­мож­но остать­ся без ра­бо­ты.

— Я то­же так ду­ма­ла, по­ка в ка­кой-то мо­мент не на­ча­ла ее ис­кать. Бы­ла уве­ре­на, что для пре­по­да­ва­те­ля воз­раст — это пре­иму­ще­ство.

— По су­ти, вы и сей­час пре­по­да­ва­тель.

— Ко­гда есть опыт об­ще­ния с ауди­то­ри­ей, ты ее не бо­ишь­ся. Это очень важ­но, ес­ли ты со­би­ра­ешь­ся учить лю­дей. Да­же ес­ли мы го­во­рим не о ма­те­ма­ти­ке, а о йо­ге.

— По­че­му вы сно­ва не от­кры­ли ком­пью­тер­ную шко­лу?

— Ко­гда за­пу­сти­ли первую — в 2004 го­ду, бы­ли един­ствен­ны­ми на рынке, вы­со­кий спрос. Пер­вые два-три го­да же­ла­ю­щих бы­ло больше, чем мы мог­ли при­нять. А по­том шко­лы ста­ли по­яв­лять­ся как гри­бы. Од­на из на­ших пре­по­да­ва­те­лей ушла, при­хва­тив ме­то­ди­ки и ос­но­вав ана­ло­гич­ную шко­лу. Кон­ку­рен­ция на­ча­ла рас­ти на фоне па­де­ния ин­те­ре­са к кур­сам. Тех­но­ло­гии быст­ро ме­ня­ют­ся, сей­час де­тям ни­кто не по­ка­зы­ва­ет, как поль­зо­вать­ся ком­пью­те­ром, всю ин­фор­ма­цию мож­но най­ти в се­ти. Без­услов­но, про­фес­си­о­наль­но­му про­грам­ми­ро­ва­нию мож­но и сей­час учить, неко­то­рые из мо­их школь­ни­ков ста­ли про­фес­си­о­наль­ны­ми про­грам­ми­ста­ми, но это не мас­со­вый спрос.

— И то­гда вы ре­ши­ли учить йо­ге?

— До это­го я ра­бо­та­ла в со­лид­ной ком­па­нии, ру­ко­во­ди­ла от­де­лом ре­кла­мы. В ка­кой-то мо­мент они ре­ши­ли, что им ну­жен мо­ло­дой спе­ци­а­лист, и пред­ло­жи­ли уй­ти. То­гда я при­шла в йо­га-центр к дру­зьям и по­про­си­ла ра­бо­ту. Бы­ла стар­шим ад­ми­ни­стра­то­ром, по­том стала пре­по­да­вать.

— Так быст­ро?

— Йо­гой я на­ча­ла за­ни­мать­ся дав­но — де­сять лет на­зад, в 48 лет. С тех пор я не бо­юсь сво­е­го воз­рас­та. По­верь­те, йо­га — вол­шеб­ная вещь. Ис­пы­ты­ваю удо­вле­тво­ре­ние, ко­гда на ин­тен­сив­ных за­ня­ти­ях ми­нут че­рез 15 — 20 по­сле стар­та мо­ло­дые жен­щи­ны на­чи­на­ют уста­вать, а я толь­ко разо­гре­ва­юсь. Фи­зи­че­ских сил ста­но­вит­ся мно­го, внут­рен­няя энер­гия за­шка­ли­ва-

ет. Мой ку­мир — Ли­лия Му­зы­чен­ко. Она при­шла в йо­гу, ко­гда ей бы­ло хо­ро­шо за 50 и она силь­но бо­ле­ла. Вра­чи ска­за­ли го­то­вить­ся к ин­ва­лид­но­му крес­лу. Бы­ла в панике, по­ка кто-то из дру­зей не по­со­ве­то­вал йо­гу. Итог — не толь­ко вос­ста­нов­ле­ние, но и од­на из круп­ней­ших на тер­ри­то­рии СНГ школ. Ей за 70, и она про­дол­жа­ет вы­пол­нять слож­ней­шие аса­ны без осо­бых про­блем. Кто бы мог по­ду­мать, что и мое увле­че­ние ста­нет про­фес­си­ей. Сна­ча­ла за­ни­ма­лась са­мо­сто­я­тель­но, по­том стала ез­дить на се­ми­на­ры к хо­ро­шим ма­сте­рам. Сей­час пре­по­даю в двух цен­трах и ин­ди­ви­ду­аль­но.

— То есть йо­га при­но­сит ос­нов­ной до­ход?

— Ос­нов­ной, но не един­ствен­ный. Еще я за­ни­ма­юсь ад­ми­ни­стри­ро­ва­ни­ем сай­тов.

— И при­ду­мы­ва­е­те кол­лек­ции одеж­ды.

— По­ка это за­ня­тие де­нег мне не при­но­сит. Шью всю жизнь, не по­ку­паю го­то­вую одеж­ду. В ка­кой-то мо­мент ро­ди­лась идея, что ис­кон­но рус­ские пла­тья мож­но но­сить каж­дый день. Есть мно­го ком­па­ний, ко­то­рые про­дви­га­ют бренд рус­ской тра­ди­ци­он­ной одеж­ды, но их мо­де­ли ори­ен­ти­ро­ва­ны на тор­же­ства и дру­гие осо­бые со­бы­тия. Мне нра­вят­ся ве­щи с эле­мен­та­ми рус­ско­го сти­ля, ко­то­рые мож­но на­де- вать без по­во­да — и в пир, и в мир. При­ду­ма­ла кол­лек­цию — «Рус­ский лён». Сна­ча­ла ши­ла для се­бя, сфор­ми­ро­вал­ся на­бор пла­тьев, ко­то­рые я но­си­ла на ра­бо­ту. Бы­ли слу­чаи, ко­гда ме­ня за ру­кав ло­ви­ли и спра­ши­ва­ли, где ку­пи­ла. Пы­та­лись с по­дру­гой пре­вра­тить идею в ком­мер­че­ский про­ект, но вз­гля­ды не сов­па­ли. У нее был прин­цип «от­шить — про­дать», а мне не нра­вит­ся де­лать ве­щи, ко­то­рые ме­ня не ра­ду­ют.

Сти­лист-ими­дж­мей­кер

Стиль­ные ве­щи ста­ли ча­стью ав­тор­ских про­ек­тов и Елены Лаш­ко, вто­рой ге­ро­и­ни «Э-У». У нее два об­ра­зо­ва­ния — ин­же­нер-ме­тал­лург и ин­же­нер-эко­но­мист. В 90-е ра­бо­та­ла фин­ди­рек­то­ром в раз­ных ком­мер­че­ских струк­ту­рах, за­ни­ма­лась ме­бель­ным биз­не­сом. В 52 го­да ре­ши­ла: нуж­но за­ни­мать­ся тем, что дей­стви­тель­но нра­вит­ся. По­шла учить­ся в Ин­сти­тут мо­ды при Ар­хи­тек­тур­ной ака­де­мии и стала ди­пло­ми­ро­ван­ным сти­ли­сто­ми­ми­дж­мей­ке­ром. Те­перь ав­тор про­ек­тов «Кра­си­вый воз­раст», «Мать и дочь: трен­ды без воз­рас­та», кур­сов «Ба­зо­вый гар­де­роб 50+» и «Стиль 50+: без сте­рео­ти­пов», вос­тре­бо­ван­ный экс­перт на мод­ных фо­ру­мах. А чис­ло под­пис­чи­ков в ин­ста­грам пре­одо­ле­ло план­ку в 15,7 ты­ся­чи.

— Еще я про­бую се­бя в ро­ли фо­то­мо­де­ли

На­та­лья Ро­стов­це­ва пре­по­да­ет йо­гу в двух цен­трах и ин­ди­ви­ду­аль­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.