БЕС­КО­НЕЧ­НАЯ ЦЕПОЧКА ВОЗ­МОЖ­НО­СТЕЙ

Циф­ро­вая эко­но­ми­ка — луч­шее, что слу­ча­лось с те­ле­ком-рын­ком с мо­мен­та за­пус­ка 4G. Оста­лось по­нять, как об­но­вить­ся, не по­те­ряв се­бя

Ekspert Ural - - СОДЕРЖАНИЕ -

Циф­ро­вая эко­но­ми­ка — луч­шее, что слу­ча­лось с те­ле­ком-рын­ком с мо­мен­та за­пус­ка 4G. Оста­лось по­нять, как об­но­вить­ся, не по­те­ряв се­бя

Врос­сий­ском те­ле­ко­ме раз­во­ра­чи­ва­ет­ся но­вая и, по­жа­луй, од­на из са­мых мас­штаб­ных за всю ис­то­рию «гон­ка во­ору­же­ний», свя­зан­ная с циф­ро­ви­за­ци­ей го­ро­дов. Бить­ся есть за что. Да­же ес­ли по диа­го­на­ли про­смот­реть бюл­ле­те­ни Рос­ста­та, то мы об­на­ру­жим, что в стране на­счи­ты­ва­ет­ся око­ло 200 тыс. еди­ниц об­ще­ствен­но­го транс­пор­та и при­мер­но 45 млн лег­ко­вых ав­то­мо­би­лей, 25 тыс. дет­ских са­дов, 17 тыс. школ, 900 ву­зов, 5,5 тыс. боль­ниц и, на­ко­нец, 42 млн до­мо­хо­зяйств. Все это — по­тен­ци­аль­ные по­тре­би­те­ли сер­ви­сов smart city. В PwC не так дав­но по­счи­та­ли, что ку­му­ля­тив­ный эко­но­ми­че­ский эф­фект от внед­ре­ния ре­ше­ний «ум­но­го го­ро­да» в Рос­сии к 2025 го­ду мо­жет до­стичь 375 млрд руб­лей (циф- ра для всей от­рас­ли ин­тер­не­та ве­щей — 2,8 трлн руб­лей).

«Дан­ные — это но­вая нефть» — без это­го афо­риз­ма не об­хо­дит­ся ныне ни од­на ур­ба­ни­сти­че­ская кон­фе­рен­ция. И пусть его упо­треб­ле­ние в при­лич­ном обществе по­чти ста­ло мо­ве­то­ном, для бе­се­ды с пре­зи­ден­том хол­дин­га «ЭР-Те­ле­ком» (ТМ «Дом. ru») Ан­дре­ем Ку­зя­е­вым эпи­гра­фа луч­ше не при­ду­ма­ешь.

План пя­ти­ле­тия

— Ан­дрей, да­вай­те нена­дол­го вер­нем­ся в 2015-й. К то­му мо­мен­ту вы два­дцать лет ра­бо­та­е­те в ЛУКой­ле и за­ни­ма­е­те пост ви­це-пре­зи­ден­та, от­ве­ча­ю­ще­го за раз­ви­тие всех за­ру­беж­ных про­ек­тов, де­сять лет вам уда­ет­ся скре­щи­вать функ­ции на­ем­но­го ме­не­дже­ра и со­вла­дель­ца «ЭР-Те­ле­ко­ма». И вдруг но­вость: Ку­зя­ев ухо­дит из неф­тян­ки в связь. Что вас по­двиг­ло к та­ко­му ша­гу?

— При­чи­ны три. Во-пер­вых, мне за­хо­те­лось вер­нуть­ся в Рос­сию (ра­бо­тая в ЛУКой­ле, я по­чти все вре­мя про­во­дил за гра­ни­цей). Во-вто­рых, я осо­знал, на­сколь­ко ве­ли­ки пер­спек­ти­вы циф­ро­вых тех­но­ло­гий, на­сколь­ко они мас­штаб­ны и все­объ­ем­лю­щи. А в-тре­тьих, при­шло вре­мя стать са­мо­сто­я­тель­ным, неза­ви­си­мым пред­при­ни­ма­те­лем.

— В «ЭР-Те­ле­ко­ме» вы изна­чаль­но за­ня­ли долж­ность пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров. Но спу­стя все­го пол­го­да ста­ли пре­зи­ден­том ком­па­нии. Не устро­и­ли пол­но­мо­чия?

— Ста­тус пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров не да­вал мне воз­мож­но­сти эф­фек­тив­но управ­лять биз­нес-про­цес­са­ми. Я не имел пра­ва от­да­вать ука­за­ния, рас­по­ря­же­ния. По­это­му мы при­ня­ли ре­ше­ние вве­сти по­зи­цию ру­ко­во­ди­те­ля, от­ве­ча­ю­ще­го за дол­го­сроч­ную стра­те­гию.

Ко­гда в 2015-м хол­динг вы­шел на ры­нок сли­я­ний и по­гло­ще­ний, управ­ле­ние M&A я взял на се­бя. Бо­лее то­го, вме­сте с фи­нан­со­вым ди­рек­то­ром я стал за­ни­мать­ся вза­и­мо­дей­стви­ем с ин­вест­со­об­ще­ством.

— По­го­во­рим о стра­те­гии. Ка­ким бу­дет «ЭР-Те­ле­ком» че­рез пять лет?

— У нас есть две пред­мет­ные це­ли. Пер­вая — на­рас­тить к 2022 го­ду вы­руч­ку до 70 млрд руб­лей, в два ра­за по от­но­ше­нию к 2017-му. 50% это­го ро­ста бу­дет обес­пе­че­но за счет раз­ви­тия но­вых циф­ро­вых ре­ше­ний.

В то же вре­мя мы ни в ко­ем слу­чае не со­би­ра­ем­ся от­ре­кать­ся от на­ше­го тра­ди­ци­он­но­го биз­не­са, за­яв­лять, что мы транс­фор­ми­ру­ем­ся в ИТ-ком­па­нию. К 2022 го­ду до­ступ в ин­тер­нет и услу­ги плат­но­го ТВ бу­дут ге­не­ри­ро­вать око­ло 75 — 80% на­шей вы­руч­ки.

От­сю­да вы­те­ка­ет вто­рая цель — вой­ти в топ-10 по ско­ро­сти ШПД в ми­ре. Се­го­дня она в сред­нем со­став­ля­ет 48 Мбит в се­кун­ду. По срав­не­нию с ев­ро­пей­ски­ми опе­ра­то­ра­ми — это от­лич­ный ре­зуль­тат (на­при­мер, немец­кие Vodafone и Deutsche Telekom да­ют все­го 21 и 29 Мбит со­от­вет­ствен­но, British Telecom — 31 Мбит). Но ази­ат­ским и аме­ри­кан­ским ком­па­ни­ям мы ощу­ти­мо про­иг­ры­ва­ем. По­ка­за­тель, ска­жем, China Telecom — 71 Мбит в се­кун­ду, япон­ской

NTT — 97 Мбит. В ми­ро­вой та­бе­ли о ран­гах «ЭР-Те­ле­ком» се­го­дня на­хо­дит­ся в кон­це пер­вой сот­ни.

К 2020 го­ду мы хо­тим до­стичь сред­ней ско­ро­сти до­сту­па в 200 — 300 Мбит в се­кун­ду при ши­рине ка­на­ла до каж­до­го або­нен­та в 1 Гбит.

— У ме­ня немно­го не бьют­ся циф­ры. Вы хо­ти­те под­нять­ся в два ра­за по до­хо­дам, но при этом три чет­вер­ти вы­руч­ки про­дол­жит фор­ми­ро­вать тра­ди­ци­он­ный биз­нес, ко­то­рый в по­след­ние го­ды рас­тет на еди­ни­цы про­цен­тов.

— Объ­яс­не­ние до­воль­но про­стое. На тра­ди­ци­он­ный биз­нес мы за­кла­ды­ва­ем 50% при­ро­ста. Ор­га­ни­че­ское раз­ви­тие за пять лет до­ба­вит 10 — 20%. В го­ро­дах на­ше­го при­сут­ствия есть еще 5 млн до­мо­хо­зяйств, не под­клю­чен­ных к на­шей се­ти. Кро­ме то­го, мы пла­ни­ру­ем ра­бо­тать с от­то­ком. Сей­час он на уровне 18 — 19%. Еже­год­но мы его сни­жа­ем на 1 — 2 п.п.

30 — 40% при­ро­ста обес­пе­чат сли­я­ния и по­гло­ще­ния. Не­смот­ря на все про­шед­шие вол­ны M&A (толь­ко мы с 2015 го­да сде­ла­ли око­ло 30 при­об­ре­те­ний), при­мер­но 30% рын­ка B2C се­го­дня кон­тро­ли­ру­ет­ся ло­каль­ны­ми неза­ви­си­мы­ми опе­ра­то­ра­ми. По­ле для сде­лок од­но­знач­но есть.

— Та­ри­фы по­вы­шать бу­де­те?

— Ин­дек­са­ция цен — аб­со­лют­но нор­маль­ная ис­то­рия. К это­му нас (как, впро­чем, и все дру­гие ком­па­нии) тол­ка­ют ин­фля­ция и не­об­хо­ди­мость мо­дер­ни­за­ции се­ти. Да, у нас она от­но­си­тель­но мо­ло­дая, но мно­гие ре­ше­ния, ко­то­рые бы­ли ак­ту­аль­ны 10 — 15 лет на­зад, уже не со­от­вет­ству­ют тре­бо­ва­ни­ям вре­ме­ни.

Здесь на­до чет­ко по­ни­мать две ве­щи. Пер­вая — Рос­сия яв­ля­ет­ся стра­ной с са­мой низ­кой сто­и­мо­стью ин­тер­не­та в ми­ре. На ка­ком-ни­будь Ба­ли до­ступ на ско­ро­сти 100 Мбит в се­кун­ду бу­дет сто­ить 100 — 200 дол­ла­ров, а у нас — 5 дол­ла­ров. Це­но­вые вой­ны за по­след­ние пять лет сни­зи­ли мар­жи­наль­ность про­цен­тов на 30 и за­гна­ли от­расль в кри­зис, из ко­то­ро­го она до сих пор не вы- шла. А те­перь во­прос: кто в та­ких усло­ви­ях бу­дет вкла­ды­вать­ся в но­вые про­ек­ты, на ка­кие день­ги мы по­стро­им 5G, про­ве­дем 1 Гб, раз­ра­бо­та­ем циф­ро­вые про­дук­ты и сер­ви­сы? Для про­грес­са необ­хо­ди­мы ра­зум­ный кон­сен­сус меж­ду об­ще­ством и биз­не­сом и ра­зум­ная мар­жи­наль­ность. Для те­ле­ко­ма — это око­ло 40% по EBITDA (и мы пла­ни­ру­ем до­стичь это­го по­ка­за­те­ля в бли­жай­шем бу­ду­щем). Ес­ли по­ка­за­тель опус­ка­ет­ся ни­же, ве­сти де­я­тель­ность ста­но­вит­ся ра­зо­ри­тель­но.

Вто­рая вещь — мы не со­би­ра­ем­ся под­ни­мать це­ны, ни­че­го при этом не де­лая. Од­на из на­ших клю­че­вых за­дач — рост ка­че­ства услуг. Мы не иде­аль­ны, и пре­крас­но это осо­зна­ем.

— За­чем вам вхо­дить в топ-10 по ско­ро­сти ин­тер­не­та, тя­нуть гиг до або­нен­та? Я по­ка не мо­гу пред­ста­вить, чем мож­но бу­дет че­рез па­ру лет за­гру­зить та­кой ка­нал.

— В кон­це 2000-х в боль­шин­стве до­мо­хо­зяйств к ин­тер­не­ту бы­ло под­клю­че­но од­но­два устрой­ства. Те­перь сред­нее зна­че­ние это­го по­ка­за­те­ля до­стиг­ло пя­ти. От­сю­да во­прос: а где гра­ни­цы? Я по­ла­гаю, что их нет. В по­след­ние го­ды объ­ем ин­тер­нет-тра­фи­ка рас­тет по экс­по­нен­те. И нет ни­ка­ких ос­но­ва­ний по­ла­гать, что этот тренд в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве обо­рвет­ся. И со­вер­шен­но оче­вид­но, что тре­бо­ва­ния або­нен­тов к ско­ро­сти и ка­че­ству со­еди­не­ния бу­дут рас­ти.

Транс­фор­ма­ция агрес­сии

— 50% ро­ста за счет но­вых циф­ро­вых ре­ше­ний — что вы под ни­ми по­ни­ма­е­те?

— Это об­лач­ные тех­но­ло­гии и сер­ви­сы, свя­зан­ные с ин­тер­не­том ве­щей. Мы стро­им сеть фе­де­раль­но­го охва­та, поз­во­ля­ю­щую пе­ре­да­вать дан­ные меж­ду устрой­ства­ми по стан­дар­ту LoRaWAN (наи­бо­лее по­пу­ля­рен се­го­дня в Ев­ро­пе. — В июле мы охва­ти­ли бо­лее 50 го­ро­дов, а до кон­ца 2018 го­да пла­ни­ру­ем раз­вер­нуть ее в 62 го­ро­дах с на­се­ле­ни­ем свы­ше 300 тыс. че­ло­век.

В ураль­ских го­ро­дах в ка­че­стве пи­ло­тов мы рас­смат­ри­ва­ем про­ек­ты по внед­ре­нию «ум­но­го» улич­но­го осве­ще­ния. В Пер­ми, Москве и Пи­те­ре они уже за­пу­ще­ны. Пер­вые ре­зуль­та­ты по­ка­зы­ва­ют, что за счет мо­дер­ни­за­ции при­бо­ров и гра­мот­но­го управ­ле­ния за­тра­ты элек­тро­энер­гии мож­но сни­зить на 60%.

Но на све­те мы, без­услов­но, не оста­но­вим­ся. В сфе­ре на­ших ин­те­ре­сов — без­опас­ность, мо­ни­то­ринг го­род­ской и про­мыш­лен­ной ин­фра­струк­ту­ры, управ­ле­ние до­рож­ным дви­же­ни­ем, ав­то­ма­ти­за­ция ЖКХ и мно­гое дру­гое.

— С мо­мен­та со­зда­ния «ЭР-Те­ле­ком» пре­иму­ще­ствен­но раз­ви­вал­ся как B2Cо­пе­ра­тор. Но ин­тер­нет ве­щей тре­бу­ет мощ­ных B2B- и B2G-ком­пе­тен­ций. Про­изо­шла ли ка­кая-то транс­фор­ма­ция ком­па­нии?

— Да, изна­чаль­но мы дей­стви­тель­но фо­ку­си­ро­ва­лись на мас­со­вом рын­ке. Од­на­ко это не по­ме­ша­ло нам, на­при­мер, в Ека­те­рин­бур­ге до­стичь в B2B-сек­то­ре до­ли при­мер­но в 20%, а в це­лом по Рос­сии — 11 — 12%.

Кор­по­ра­тив­ные кли­ен­ты се­го­дня при­но­сят «ЭР-Те­ле­ко­му» око­ло 37% вы­руч­ки, еже­год­но этот сег­мент ор­га­ни­че­ски при­рас­та­ет на 20%.

Внут­ри сек­то­ра B2B мы вы­де­ли­ли че­ты­ре спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных под­раз­де­ле­ния. Пер­вое за­ни­ма­ет­ся ма­лым и сред­ним ре­ги­о­наль­ным биз­не­сом, вто­рое ори­ен­ти­ро­ва­но на вза­и­мо­дей­ствие с 500 круп­ней­ши­ми пред­при­я­ти­я­ми Рос­сии, тре­тье — на го­су­дар­ствен­ных и му­ни­ци­паль­ных за­каз­чи­ков, чет­вер­тое — на опе­ра­то­ров свя­зи.

— На мас­со­вом рын­ке Дом.ru ис­по­ве­ду­ет агрес­сив­ный под­ход к про­да­жам. В B2B вы пла­ни­ру­е­те ве­сти се­бя та­ким же об­ра­зом?

— Ме­нять по­ве­де­ние и ста­но­вить­ся ме­нее агрес­сив­ны­ми мы не пла­ни­ру­ем. «ЭР-Те­ле­ком» — ам­би­ци­оз­ная ком­па­ния, ко­то­рая хо­чет стать од­ним из клю­че­вых эле­мен­тов циф­ро­вой эко­но­ми­ки.

Дру­гое де­ло, что на­ша агрес­сия то­же

транс­фор­ми­ру­ет­ся. Эпо­ха це­но­вых войн окон­че­на. И те­перь для нас глав­ное — customer experience, нам важ­но со­зда­вать для поль­зо­ва­те­лей но­вые сер­ви­сы, но­вый ком­форт, но­вую до­бав­лен­ную сто­и­мость. У нас уже есть ШПД и те­перь мы пы­та­ем­ся до­ба­вить к нему бес­ко­неч­но длин­ную це­поч­ку тех­но­ло­ги­че­ских воз­мож­но­стей для на­ших кли­ен­тов.

— Штаб-квар­ти­ра «ЭР-Те­ле­ко­ма» рас­по­ло­же­на в Пер­ми. Вам это ме­ша­ет?

— Нет. На­обо­рот, из Пер­ми раз­ви­вать­ся го­раз­до про­ще, неже­ли из Моск­вы. Здесь со­зда­ны до­ста­точ­но ком­форт­ные усло­вия для ве­де­ния биз­не­са и при­вле­че­ния ин­ве­сти­ций. По­это­му по­ка пла­нов по смене про­пис­ки у нас нет.

— Яв­ля­ясь од­ним из круп­ней­ших рос­сий­ских опе­ра­то­ров, вы, тем не ме­нее, не вы­хо­ди­те на ры­нок B2C Моск­вы. Чем вам так не уго­ди­ла сто­ли­ца?

— Москва — очень ток­сич­ная для опе­ра­то­ров тер­ри­то­рия, сверх­кон­ку­рент­ная и низ­ко­мар­жи­наль­ная. При­сут­ствие ра­ди при­сут­ствия нам ни­ко­гда не бы­ло ин­те­рес­но. И мы при­ня­ли ре­ше­ние со­сре­до­то­чить­ся на Пи­те­ре. Се­го­дня по мас­шта­бу биз­не­са он для нас яв­ля­ет­ся го­ро­дом но­мер один. На­ша вы­руч­ка, на­при­мер, в Ека­те­рин­бур­ге и Пер­ми со­став­ля­ет око­ло 2 млрд руб­лей, в Санкт-Пе­тер­бур­ге — око­ло 6 млрд руб­лей. И там еще есть ку­да рас­ти.

В то же вре­мя с точ­ки зре­ния раз­ви­тия B2B Москва для нас од­но­знач­но яв­ля­ет­ся стра­те­ги­че­ским ре­ги­о­ном. Го­род на 100% по­крыт ра­дио­се­тью, поз­во­ля­ю­щей раз­ви­вать сер­ви­сы ин­тер­не­та ве­щей.

— Ка­кие ба­рье­ры се­го­дня сто­ят на пу­ти циф­ро­ви­за­ции рос­сий­ской эко­но­ми­ки и рос­сий­ских го­ро­дов?

— Глав­ный ба­рьер — недо­ста­точ­ная раз­ви­тость част­но­го сек­то­ра и сла­бая кон­ку­рен­ция. Циф­ра нуж­на то­му, для ко­го важ­но опе­ре­дить оп­по­нен­тов. За счет нее сни­жа­ют за­тра­ты, по­вы­ша­ют эф­фек­тив­ность тру­да, про­во­дят ре­ин­жи­ни­ринг биз­нес-про­цес­сов. Но ко­гда зна­чи­тель­ная часть эко­но­ми­ки ого­су­дар­ствле­на, ра­бо­та­ют несколь­ко иные за­ко­ны.

Од­на­ко у этой ме­да­ли есть дру­гая сто­ро­на. Бла­го­да­ря по­ли­ти­че­ской во­ле в стране на­чал­ся бум ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий. Ру­ко­во­ди­те­ли гос­пред­при­я­тий ча­сто не до кон­ца по­ни­ма­ют, что та­кое циф­ро­вая эко­но­ми­ка, но вы­нуж­де­ны дви­гать­ся в этом на­прав­ле­нии. И мы долж­ны это ис­поль­зо­вать.

Дру­гой ба­рьер, по­ка еще не встав­ший в пол­ный рост, — на­рас­та­ю­щая изо­ля­ция Рос­сии. В ча­сти тех­но­ло­ги­че­ских ре­ше­ний нам од­но­знач­но нуж­но ак­тив­но со­труд­ни­чать с внеш­ним ми­ром, при­вле­кать уче­ных, пре­по­да­ва­те­лей, ин­ве­сти­ции. В про­тив­ном слу­чае мы столк­нем­ся с про­бле­мой от­ста­ва­ния.

— Ка­д­ры — ба­рьер?

— Для «ЭР-Те­ле­ко­ма» они ли­ми­ти­рую-

Це­но­вые вой­ны за по­след­ние пять лет сни­зи­ли мар­жи­наль­ность про­цен­тов на 30 и за­гна­ли от­расль в кри­зис

щим фак­то­ром не яв­ля­ют­ся. Да, ино­гда хо­чет­ся по­лу­чать со­труд­ни­ков бо­лее вы­со­кой ква­ли­фи­ка­ции, но это не та­кая уж боль­шая про­бле­ма.

На­до по­ни­мать, что ИКТ-ком­па­нии се­го­дня не спо­соб­ны чет­ко сфор­му­ли­ро­вать, ка­кие спе­ци­а­ли­сты и ка­кой ква­ли­фи­ка­ции им нуж­ны. Все очень быст­ро ме­ня­ет­ся. Клю­че­вая вещь здесь — тес­ное со­труд­ни­че­ство с ву­за­ми и тех­ни­ку­ма­ми.

— Что по­ми­мо «за­ка­за» пре­зи­ден­та, бу­дет дви­гать циф­ру в Рос­сии?

— Са­мые боль­шие ожи­да­ния у нас свя­за­ны с ма­лым и сред­ним пред­при­ни­ма­тель­ством, бо­рю­щим­ся за эф­фек­тив­ность и счи­та­ю­щим каж­дую ко­пей­ку. По­ла­гаю, что имен­но они ока­жут­ся на­ши­ми клю­че­вы­ми стейк­хол­де­ра­ми.

— Пла­ни­ру­ет ли «ЭР-Те­ле­ком» по­гло­щать стар­та­пы, за­ни­ма­ю­щи­е­ся раз­ра­бот­кой циф­ро­вых сер­ви­сов?

— Мы не вен­чур­ный фонд, у нас дру­гая при­ро­да ка­пи­та­ла. Ес­ли к нам кто-то при­дет со сто­ро­ны и ска­жет «у ме­ня есть идея, вкла­ды­вай­те», нас это не за­ин­те­ре­су­ет.

В то же вре­мя мы по­сто­ян­но ищем ком­пле­мен­тар­ные для нас сер­ви­сы. И, ко­гда на­хо­дим, ин­ве­сти­ру­ем в них в об­мен на до­лю. Нам до­ста­точ­но 20 — 25%. За­тем мы со­зда­ем сов­мест­ные ко­ман­ды, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся даль­ней­шим раз­ви­ти­ем про­дук­та.

За всю ис­то­рию «ЭР-Те­ле­ко­ма» мы сде­ла- ли пять по­доб­ных ин­ве­сти­ций. Од­на из них — Napa Labs, раз­ра­ба­ты­ва­ю­щая си­сте­мы мо­ни­то­рин­га и кон­тро­ля тра­фи­ка.

Эра ком­про­мис­сов

— Ка­кой ме­ха­низм ре­а­ли­за­ции про­ек­тов в сфе­ре smart city вы счи­та­е­те наи­бо­лее при­ем­ле­мым?

— По­ка это от­кры­тый во­прос. В Пер­ми, на­при­мер, мы с на­шим парт­не­ром за соб­ствен­ный счет мо­дер­ни­зи­ро­ва­ли си­сте­му осве­ще­ния несколь­ких улиц, что­бы со­брать необ­хо­ди­мую ин­фор­ма­цию. Сле­ду­ю­щий шаг — пе­ре­го­во­ры с пра­ви­тель­ством края по по­во­ду усло­вий ре­а­ли­за­ции бо­лее мас­штаб­ной про­грам­мы.

Мы бы хо­те­ли из­бе­гать кон­трак­тов, ко­то­рые оку­па­ют­ся за пять-шесть лет. Для нас они неце­ле­со­об­раз­ны. Циф­ро­вая эко­но­ми­ка хо­ро­ша тем, что эф­фек­ты в ней до­сти­га­ют­ся здесь и сей­час. Да­вай­те пред­ста­вим, что, на­при­мер, в Ека­те­рин­бур­ге или в Тю­ме­ни бук­валь­но за пол­го­да мы сде­ла­ем ули­цы в два ра­за свет­лее, а рас­хо­ды на элек­три­че­ство в те же два ра­за со­кра­тим. Жи­те­ли и бюд­жет из­ме­не­ния по­чув­ству­ют мо­мен­таль­но. Так да­вай­те на­хо­дить ком­про­мисс, что­бы и опе­ра­тор не остал­ся в ми­ну­се. При­ем­ле­мая оку­па­е­мость для нас — три го­да.

— В сфе­ре ум­ных го­ро­дов и до­мов, ин­тер­не­та ве­щей воз­мож­ны кон­сор­ци­у­мы меж­ду те­ле­ком-ком­па­ни­я­ми?

— На уровне раз­го­во­ров эта идея у те­ле­ком-опе­ра­то­ров раз­дра­же­ния не вы­зы­ва­ет. В дан­ный мо­мент мы, на­при­мер, об­суж­да­ем воз­мож­ность ис­поль­зо­ва­ния сов­мест­ной ин­фра­струк­ту­ры с Ро­сте­ле­ко­мом.

Мы вы­сту­па­ем од­но­знач­но за sharing economy, го­то­вы со­труд­ни­чать с дру­ги­ми ком­па­ни­я­ми и предо­став­лять им воз­мож­ность ока­зы­вать услу­ги на на­шей LoRaWAN­се­ти.

— И еще о со­труд­ни­че­стве. В 2016 го­ду «ЭР-Те­ле­ком» стал экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с со­зда­ни­ем вир­ту­аль­но­го со­то­во­го опе­ра­то­ра (MVNO). Про­шло два го­да, но вы на этот ры­нок так и не вы­шли. В чем при­чи­на?

— Од­но­знач­но — бу­ду­щее за кон­вер­ген­ци­ей. Ча­стот­но­го ре­сур­са у нас нет, по­это­му наш един­ствен­ный путь — ко­опе­ра­ция с со­то­вы­ми ком­па­ни­я­ми. У нас за­клю­чен до­го­вор MVNO с «Ме­га­фо­ном». Но пер­спек­ти­вы это­го про­ек­та не од­но­знач­ны.

Для нас ин­те­рес­на мо­дель Full MVNO (вир­ту­аль­ный опе­ра­тор в та­кой мо­де­ли об­слу­жи­ва­ет сеть с по­мо­щью соб­ствен­но­го цен­тра ком­му­та­ции, за­клю­ча­ет на­ци­о­наль­ные и меж­ду­на­род­ные ро­умин­го­вые и ме­жо­пе­ра­тор­ские со­гла­ше­ния. — Ред.). Но по­ка ни­кто из со­то­вых опе­ра­то­ров не го­тов ее раз­ви­вать.

Мы вни­ма­тель­но ана­ли­зи­ру­ем пи­лот с «Ме­га­фо­ном», но ос­нов­ные уси­лия по­ка по-преж­не­му на­прав­ля­ем на раз­ви­тие про­вод­но­го биз­не­са и се­ти ра­дио­до­сту­па. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.