Ekspert Yug - - СПЕ­ЦИ­АЛЬ­НЫЙ ПРО­ЕКТ ИН­НО­ВА­ЦИ­ОН­НЫЙ ДРАЙ­ВЕР ЮГА РОС­СИ -

транс­порт­ной раз­вяз­ки пре­ду­пре­жда­ет о схе­ме ор­га­ни­за­ции дви­же­ния на до­рож­ном коль­це.

Ещё од­на из ком­плекс­ных си­стем на­зы­ва­ет­ся «Опас­ный пе­ре­крё­сток». Она уста­нав­ли­ва­ет­ся на пе­ре­крёст­ках лю­бой слож­но­сти, но, как пра­ви­ло, это пе­ре­крёст­ки с пло­хой ви­ди­мо­стью. Си­сте­ма ви­зу­аль­но со­об­ща­ет осталь­ным участ­ни­кам дви­же­ния о воз­мож­ной опас­но­сти столк­но­ве­ния с дру­ги­ми ав­то­мо­би­ля­ми.

По­ми­мо си­стем­ных ре­ше­ний, мы про­из­во­дим «ум­ные» све­то­фо­ры и све­тиль­ни­ки, ко­то­рые пи­та­ют­ся от ав­то­ном­ных сол­неч­ных и вет­ро- энер­го­стан­ций и ав­то­ма­ти­че­ски ме­ня­ют ре­жи­мы.

— У вас есть па­тен­ты на эти си­сте­мы?

— У нас есть тех­ни­че­ские ха­рак­те­ри­сти­ки ин­тел­лек­ту­аль­ных си­стем, ко­то­рые зна­ем толь­ко мы. Что ка­са­ет­ся па­тен­тов, мы за­па­тен­то­ва­ли оп­ти­ко­во­ло­кон­ный знак. Та­кой знак по­треб­ля­ет все­го 0,72 Вт·ч, то­гда как его кон­ку­рент — све­то­ди­од­ный до­рож­ный знак — око­ло 10,8 Вт·ч. Это да­ёт воз­мож­ность при­ме­нять ма­ло­мощ­ные ис­точ­ни­ки пи­та­ния, в то вре­мя как дру­гие си­сте­мы осве­ще­ния до­ро­ги во­об­ще не мо­гут об­хо­дить­ся без ли­нии элек­тро­снаб­же­ния. Кро­ме то­го, све­че­ние оп­ти­ко-во­ло­кон­но­го зна­ка на­мно­го мяг­че, и изоб­ра­же­ние вос­при­ни­ма­ет­ся чёт­че и зна­чи­тель­но рань­ше.

— Как вам уда­ёт­ся вы­во­дить на кон­сер­ва­тив­ный до­рож­ный ры­нок ин­но­ва­ци­он­ные про­дук­ты?

— Пер­вое: я ни­ко­гда не вы­во­жу на ры­нок сы­рой про­дукт. Ни­кто не бу­дет рис­ко­вать и ин­ве­сти­ро­вать в недо­де­лан­ные ин­но­ва­ции. Все на­ши про­дук­ты про­хо­дят ис­пы­та­ния и кон­троль ка­че­ства в соб­ствен­ной ла­бо­ра­то­рии и на ис­пы­та­тель­ном по­ли­гоне. Толь­ко то­гда мы по­ка­зы­ва­ем про­дук­ты рын­ку.

Вто­рое: чи­нов­ни­ки то­же за­ин­те­ре­со­ва­ны в без­опас­но­сти до­рог. А мы пред­ла­га­ем про­дук­ты, ко­то­рые ка­че­ствен­но вли­я­ют на ко­ли­че­ство ДТП. За 11 ме­ся­цев 2017 го­да в Рос­сии в ДТП по­гиб­ло бо­лее 17 ты­сяч че­ло­век, по­стра­да­ли 194,3 ты­ся­чи че­ло­век, по дан­ным ГИБДД Рос­сии. Мы в мир­ное вре­мя в соб­ствен­ной стране те­ря­ем столь­ко лю­дей на до­ро­гах, что это со­по­ста­ви­мо с во­ен­ным кон­флик­том. Я да­же как-то под­счи­ты­вал, сколь­ко го­су­дар­ство те­ря­ет от ДТП. По­лу­чи­лось око­ло 6 мил­ли­о­нов руб­лей при смер­тель­ном ис­хо­де и 2,4 млн руб­лей — при трав­мах. Ес­ли сум­ми­ро­вать все че­ло­ве­че­ские смер­ти и трав­мы от ДТП, то это ре­аль­ный про­цент ВВП — 582 млрд руб­лей по ито­гам 11 ме­ся­цев 2017 го­да.

Я пом­ню наш пер­вый экс­пе­ри­мен­таль­ный уча­сток на ули­це Ста­ди­он­ной в Ро­сто­ве-на-До­ну. Я изу­чал участ­ки кон­цен­тра­ции ДТП и вы­хо­дил со сво­и­ми пред­ло­же­ни­я­ми к му­ни­ци­па­ли­те­там по улуч­ше­нию без­опас­но­сти этих участ­ков. Вот на этой ули­це два че­ло­ве­ка ежегодно по­ги­ба­ло. Мы уста­но­ви­ли там свой КСОДД. Че­рез год по­лу­чи­ли об­рат­ную ре­ак­цию — ни­кто не по­гиб на этом участ­ке, впер­вые за дол­гие го­ды.

И мы по­сто­ян­но со­вер­шен­ству­ем свои про­дук­ты. Это на­ша стра­те­ги­че­ская цель — де­лать свои про­дук­ты «ум­нее».

Ин­но­ва­тор-га­раж­ник

— Как вы от­расль?

— Про­бле­мы до­рож­ной от­рас­ли и пер­спек­ти­вы её раз­ви­тия интересова­ли ме­ня ещё с со­вет­ских вре­мен, ко­гда я ра­бо­тал на­уч­ным со­труд­ни­ком на ка­фед­ре про­ек­ти­ро­ва­ния до­рог в Ро­стов­ском ин­же­нер­но-стро­и­тель­ном ин­сти­ту­те.

В до­рож­ной от­рас­ли тра­ди­ци­он­но за­ня­ты ДР­СУ. Они вы­пол­ня­ют пол­ный цикл ра­бот по стро­и­тель­ству до­рож­но­го по­лот­на. Боль­шая часть ра­бот, ко­то­рая за­би­ра­ет льви­ную до­лю сме­ты, — это ас­фаль­то­бе­тон и зем­ле­устро­и­тель­ные ра­бо­ты. А раз­мет­ка до­ро­ги — ма­ло­бюд­жет­ная, но обя­за­тель­ная часть об­щих ра­бот — все­го один-два про­цен­та от сме­ты. В каж­дом ДР­СУ бы­ла раз­ме­точ­ная ма­ши­на, ко­то­рая ра­бо­та­ла в сезон мак­си­мум неде­лю. Са­жа­ли в ма­ши­ну чуть ли не юри­ста — до­рож­ни­кам раз­мет­ка бы­ла неин­те­рес­на, они не со­би­ра­лись её со­вер­шен­ство­вать. Но и от­ка­зать­ся не мог­ли — это го­су­дар­ствен­ные стан­дар­ты. То­гда в ре­ги­оне ра­бо­та­ло 49 ДР­СУ. Я по­нял, что ес­ли за­бе­ру раз­мет­ку се­бе и бу­ду об­слу­жи­вать все ДР­СУ ре­ги­о­на, то по­лу­чу объ­ём ра­бот, со­по­ста­ви­мый с тра­ди­ци­он­ным ДР­СУ, но в сво­бод­ной от кон­ку­рен­ции ни­ше.

— И вы про­сто вы­ку­пи­ли раз­ме­точ­ные ма­ши­ны?

— Не так про­сто. Ма­ши­ны, ко­то­ры­ми поль­зо­ва­лись ДР­СУ, бы­ли ма­ло­про­из­во­ди­тель­ны­ми и не по­тя­ну­ли бы тот объ­ём ра­бот, ко­то­рый мне был ну­жен. А ана­ло­гич­ные ма­ши­ны ко­рей­ско­го про­из­вод­ства сто­и­ли за­пре­дель­но до­ро­го — око­ло 200 ты­сяч дол­ла­ров в 90-е го­ды. Я по­пы­тал­ся со­брать ма­ши­ну сам — не по­лу­чи­лось. За­то уда­лось вый­ти на че­ло­ве­ка из Рес­пуб­ли­ки Ко­рея, ко­то­рый со­гла­сил­ся ку­пить од­ну ма­ши­ну в об­мен на по­лу­че­ние при­бы­ли пред­при­я­тия в сто­про­цент­ном объ­ё­ме в те­че­ние несколь­ких лет. А по­ка я экс­плу­а­ти­ро­вал ко­рей­скую ма­ши­ну, я её пол­но­стью изу­чил, разо­брал­ся, как со­брать ана­лог в Рос­сии и под рос­сий­ские усло­вия.

при­шли

в

до­рож­ную

Вто­рой мо­мент: мы се­рьёз­но усо­вер­шен­ство­ва­ли со­став крас­ки для раз­мет­ки, умень­шив её се­бе­сто­и­мость на 25 про­цен­тов. В крас­ке со­дер­жит­ся 5060 про­цен­тов рас­тво­ри­те­ля, ко­то­рый иг­ра­ет про­ме­жу­точ­ную роль — по­мо­га­ет на­не­се­нию крас­ки на по­верх­ность. Он не яв­ля­ет­ся кра­ся­щим ве­ще­ством и не оста­ёт­ся на по­верх­но­сти. Мы на­ча­ли экс­пе­ри­мен­ты по умень­ше­нию рас­тво­ри­те­ля в крас­ке без по­те­ри по­тре­би­тель­ских свойств и по­лу­чи­ли но­вую тех­но­ло­гию. Но­вая крас­ка по­лу­чи­лась де­шев­ле на чет­верть. Кро­ме то­го, с нею ста­ло воз­мож­ным ра­бо­тать в меж­се­зо­нье. Так я вы­шел на ры­нок b2b для ДР­СУ с но­вым про­дук­том.

— Что это за тех­но­ло­гия?

— Мы на­учи­лись греть крас­ку до 60–80 гра­ду­сов Цель­сия. Во­об­ще-то крас­ку греть нель­зя — она взры­во­опас­на. А мы на­учи­лись её греть и со­зда­ли аб­со­лют­но без­опас­ную тех­но­ло­гию, ко­то­рая про­дле­ва­ет ра­бо­чий сезон. Обыч­но уже при плюс че­ты­рёх гра­ду­сах раз­мет­ку до­ро­ги де­лать нель­зя, по­то­му что крас­ка ста­но­вит­ся вяз­кой, не ло­жит­ся. А мы ра­бо­та­ем и при ми­ну­со­вой тем­пе­ра­ту­ре со сво­ей крас­кой. Раз­мет­ка при этом по­лу­ча­ет­ся бо­лее из­но­со­стой­кой.

Во­рвать­ся на неф­тя­ной ры­нок

— Вы по­стро­и­ли ещё и за­вод ре­зер­ву­а­ров. Что это за на­прав­ле­ние и ка­кие там внед­ре­ны ин­но­ва­ции?

— Это пер­вое оте­че­ствен­ное про­из­вод­ство сбор­ных ре­зер­ву­а­ров. И наш вто­рой па­тент. Его уни­каль­ность в том, что сбор­ка осу­ществ­ля­ет­ся без ис­поль­зо­ва­ния свар­ки — с по­мо­щью бол­тов. Это об­лег­ча­ет уста­нов­ку ре­зер­ву­а­ра. При этом на­ши ре­зер­ву­а­ры пол­но­стью гер­ме­тич­ны. Мы про­из­во­дим ре­зер­ву­а­ры ём­ко­стью до 30 ты­сяч ку­би­че­ских мет­ров.

— А ка­ко­ва об­ласть при­ме­не­ния та­ких ре­зер­ву­а­ров?

— Они ис­поль­зу­ют­ся для хра­не­ния пи­тье­вой и тех­ни­че­ской во­ды, в ко­тель­ных си­сте­мах, для хра­не­ния жид­ких и сы­пу­чих пи­ще­вых про­дук­тов. В Рос­сии их тра­ди­ци­он­но ис­поль­зу­ют для хра­не­ния во­ды на пред­при­я­ти­ях и тор­го­вых объ­ек­тах в слу­чае огра­ни­чен­ных ли­ми­тов ЖКХ и для про­ти­во­по­жар­ных це­лей. К при­ме­ру, во­до­ка­нал огра­ни­чи­ва­ет по­да­чу во­ды круп­но­му тор­го­во­му цен­тру, что­бы близ­ле­жа­щие объ­ек­ты не оста­лись со­всем без во­ды. Ре­зер­ву­а­ры в та­кой си­ту­а­ции ре­ша­ют эту про­бле­му. На­ши ре­зер­ву­а­ры сто­ят у всех круп­ных ри­тей­ле­ров — «О`кей», «Ма­г­нит» и т.д.

Ре­зер­ву­а­ры то­же осна­ще­ны ин­тел­лек­ту­аль­ны­ми си­сте­ма­ми, ко­то­рые мы ме­ня­ем под тех­ни­че­ские тре­бо­ва­ния за­каз­чи­ков. Так, ре­зер­ву­ар мо­жет быть

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.