ШИ­МОН ПЕ­РЕС

О том, как фор­ми­ро­ва­лось со­вре­мен­ное Го­су­дар­ство Из­ра­иль, «Экс­пер­ту» рас­ска­зал его президент Ши­мон Пе­рес

Ekspert - - ЛЮДИ НОМЕРА -

«Ар­мии не мо­гут за­во­е­вать муд­рость или оста­но­вить ее рас­про­стра­не­ние, по­это­му вой­на пе­ре­ста­нет быть необ­хо­ди­мо­стью — это лишь во­прос вре­ме­ни. Уже се­год­ня без­опас­ность — это не столк­но­ве­ние ар­мий, так как на­ции не хо­тят те­рять сво­их де­тей, что­бы за­хва­тить боль­ше зем­ли. На­сто­я­щая опас­ность — тер­рор, ко­то­рый не под­да­ет­ся иден­ти­фи­ка­ции и не ува­жа­ет за­ко­нов».

–Из­ра­иль—од­но­из­са­мы­хуспеш­ны­хи­эф­фек­тив­ных го­су­дарств в ми­ре, со­здан­ных за столь крат­кий срок. Ка­ко­вы, с ва­шей точ­ки зре­ния, ос­нов­ные эле­мен­ты это­го успе­ха?

— Мы при­шли на зем­лю, ко­то­рая бы­ла вы­жжен­ной и непло­до­но­ся­щей, ли­шен­ной ка­ких-ли­бо при­род­ных ре­сур­сов, с со­ле­ны­ми бо­ло­та­ми на се­ве­ре и пу­сты­ней на юге. Мы быст­ро по­ня­ли, что един­ствен­ный и луч­ший наш ре­сурс — че­ло­ве­че­ский по­тен­ци­ал. Все, что мы по­стро­и­ли в Из­ра­и­ле, бы­ло сде­ла­но тя­же­лым тру­дом на­ших лю­дей. Не имея при­род­ных ре­сур­сов, мы скон­цен­три­ро­ва­ли уси­лия на на­у­ке и раз­ви­тии. Не имея во­ды, мы на­учи­лись ис­поль­зо­вать каж­дую ее кап­лю. Имея непло­до­род­ную зем­лю, мы сде­ла­ли наше сель­ское хо­зяй­ство луч­шим в ми­ре, и се­год­ня с од­но­го ак­ра мы по­лу­ча­ем столь­ко уро­жая, сколь­ко дру­гие по­лу­ча­ют с де­ся­ти. Так на­ши фер­ме­ры ста­ли уче­ны­ми.

Ве­ли­чай­ший вклад ев­рей­ско­го на­ро­да в ми­ро­вую ци­ви­ли­за­цию — это чув­ство неудо­вле­тво­рен­но­сти. Мы ни­ко­гда не бы­ва­ем до­воль­ны си­ту­а­ци­ей как она есть и все­гда хо­тим ее улуч­шить. Эта неудо­вле­тво­рен­ность за­ста­ви­ла нас пре­вра­тить Из­ра­иль в нечто вро­де стар­тап-на­ции, и мы про­дол­жа­ем сме­ло смот­реть в ли­цо гря­ду­щим вы­зо­вам.

В этом так­же за­клю­че­но нечто, что сбли­жа­ет рус­ский и ев­рей­ский на­ро­ды. Это наше об­щее вос­хи­ще­ние ин­тел­ли­ген­ци­ей. Мне все­гда бы­ло ин­те­рес­но, в чем со­сто­ит раз­ни­ца меж­ду ин­тел­ли­ген­ци­ей и ин­тел­лек­ту­а­лиз­мом. Я на­шел от­вет в од­ной из ста­тей Гер­це­на. Он го­во­рит, что ин­тел­лек­ту­а­лы пи­шут сло­ва о сло­вах, а ин­тел­ли­ген­ция — сло­ва о лю­дях. Это озна­ча­ет, что лю­ди не ме­нее ин­те­рес­ны, чем идеи. Из­ра­иль — это жи­вой при­мер си­лы, ко­то­рой об­ла­да­ет ин­тел­ли­ген­ция.

— Из­ра­иль — де­мо­кра­ти­че­ское го­су­дар­ство, ко­то­рое жи­вет в во­ен­ных усло­ви­ях. Как вам уда­ет­ся это со­че­тать?

— В мо­мент на­ше­го воз­вра­ще­ния на свою зем­лю нас встре­ти­ли очень враж­деб­но. У нас не бы­ло дру­го­го вы­бо­ра, кро­ме как за­щи­щать свою жизнь. Для нас мир — это мо­раль­ный им­пе­ра­тив, и по­треб­ность в ми­ре осо­бен­но ак­ту­аль­на се­год­ня. Мир и сво­бо­да до­пол­ня­ют друг дру­га, без ми­ра сво­бо­да не мо­жет быть пол­ной. Нас дол­жен ве­сти наш мо­раль­ный ком­пас, и за мно­гие го­ды, про­ве­ден­ные на го­су­дар­ствен­ной служ­бе, я по­нял, что на­ция, ко­то­рая стре­мит­ся к сво­бо­де и спра­вед­ли­во­сти, обя­за­тель­но ста­нет по­бе­ди­тель­ни­цей. С тех пор как на­ши про­тив­ни­ки пре­взо­шли нас по во­ору­же­нию и чис­лен­но­сти войск, мы сде­ла­ли из каж­до­го дее­спо­соб­но­го граж­да­ни­на за­щит­ни­ка сво­ей зем­ли во вре­мя вой­ны и тру­дя­ще­го­ся или фер­ме­ра во вре­ме­на ми­ра.

— Су­ще­ству­ет мне­ние, что из­ра­иль­ско-па­ле­стин­ский кон­фликт не мо­жет быть раз­ре­шен. Что вы об этом ду­ма­е­те?

— Я оп­ти­мист. Это мо­жет за­нять несколь­ко боль­ше вре­ме­ни, чем хо­те­лось бы, но мы долж­ны быть тер­пе­ли­вы­ми. Мы не долж­ны слу­шать пес­си­ми­стов, по­то­му что они оши­ба­ют­ся столь же ча­сто, как и оп­ти­ми­сты. Пес­си­ми­сты го­во­ри­ли, что у нас ни­ко­гда не бу­дет ми­ра с Егип­том, и мы уста­но­ви­ли мир. Они го­во­ри­ли, что ни­ко­гда не бу­дет ми­ра с Иор­да­ни­ей, но и с ней мы при­ми­ри­лись. На­сто­я­щая про­бле­ма в том, как на­чать пе­ре­го­во­ры. У нас уже есть ос­но­ва­ние для пе­ре­го­во­ров — это на­ли­чие двух го­су­дарств: Из- ра­и­ля и Па­ле­сти­ны. У кон­флик­тов нет бу­ду­ще­го. Это непра­виль­но и глу­по — тра­тить на­шу энер­гию и ре­сур­сы на бу­ду­щие вой­ны. Вой­на име­ла бы ос­но­ва­ния, ес­ли­бы ис­точ­ни­ком на­ше­го­бо­гат­ства бы­ла зем­ля. Но се­год­ня да­же ис­точ­ни­ком бо­гат­ства яв­ля­ет­ся зна­ние. Мы долж­ны пом­нить, что ар­мии не мо­гут за­во­е­вать муд­рость или оста­но­вить ее рас­про­стра­не­ние, по­это­му вой­на пе­ре­ста­нет быть необ­хо­ди­мо­стью — это лишь во­прос вре­ме­ни. Уже се­год­ня без­опас­ность — это не столк­но­ве­ние ар­мий, так как на­ции не хо­тят те­рять сво­их де­тей, что­бы за­хва­тить боль­ше зем­ли. На­сто­я­щая опас­ность — тер­рор, ко­то­рый не под­да­ет­ся иден­ти­фи­ка­ции и не ува­жа­ет за­ко­нов. Тео­рия Кла­у­зе­ви­ца о том, что вой­на — это про­дол­же­ние по­ли­ти­ки дру­ги­ми сред­ства­ми, боль­ше не ра­бо­та­ет, по­то­му что тер­рор не име­ет об­щей по­ли­ти­ки, это от­дель­ные груп­пы с раз­ны­ми це­ля­ми.

— Как вы се­год­ня от­но­си­тесь к мир­но­му про­цес­су Ос­ло?

— Это со­гла­ше­ние не ре­ши­ло всех про­блем, но из­ме­ни­ло си­ту­а­цию в ее ос­но­ва­нии. Те­перь есть па­ле­стин­ские вла­сти, ко­то­рые вы­сту­па­ют про­тив тер­ро­ра и со­труд­ни­ча­ют с на­ми. У нас еще нет пол­но­го ми­ра, но без Ос­лов­ских со­гла­ше­ний у нас бы­ла бы толь­ко стрель­ба и мы нес­ли бы пол­ную от­вет­ствен­ность за па­ле­стин­цев, вме­сто то­го что­бы они са­ми о се­бе за­бо­ти­лись. В этих со­гла­ше­ни­ях за­ло­же­но ос­но­ва­ние для бу­ду­ще­го. Невоз­мож­но все­го до­стичь за од­ну ночь, но без Ос­лов­ских со­гла­ше­ний мы не сто­я­ли бы да­же в на­ча­ле этой до­ро­ги.

— Мо­дель из­ра­иль­ско­го го­су­дар­ства уни­каль­на, из­на­чаль­но в ней бы­ло боль­ше со­ци­а­ли­сти­че­ских черт, а те­перь это, ско­рее, дви­же­ние к ка­пи­та­лиз­му. Так ли это?

— Со­ци­аль­ная де­мо­кра­тия в Ев­ро­пе пред­по­ла­га­ла раз­де­ле­ние на­ци­о­наль­но­го бо­гат­ства чест­но и спра­вед­ли­во. Ко­гда же наше го­су­дар­ство бы­ло об­ра­зо­ва­но, у нас не бы­ло со­вер­шен­но ни­че­го, что мож­но бы­ло бы раз­де­лить. По­это­му мы на­ча­ли с со­зда­ния стро­и­тель­но­го со­ци­а­лиз­ма. Вме­сто то­го что­бы ска­зать каж­до­му, что он дол­жен иметь, мы го­во­ри­ли каж­до­му, что он дол­жен по­стро­ить.

— А сей­час стро­и­тель­ный со­ци­а­лизм за­кон­чил­ся?

— Нет, но те­перь он при­нял дру­гие фор­мы...

Президент Из­ра­и­ля Ши­мон Пе­рес

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.