Крейзи «На­ту­ра Сиберика»

Прав­ди­вая, хо­тя и немно­го за­пу­тан­ная ис­то­рия о том, как сред­няя рос­сий­ская ком­па­ния де­ла­ет ми­ро­вой кос­ме­ти­че­ский бренд

Ekspert - - РУССКИЙ БИЗНЕС - Фото Алек­сандра Ива­ню­ка

–...Он на вез­де­хо­де ехал, по­том на оле­нях ска­кал, до­ска­кал до ша­ма­нов и с ни­ми в юр­те жил. Это ав­то­ри­тет­ный пу­те­ше­ствен­ник, у него де­сять лет ре­аль­ных ис­сле­до­ва­ний. То есть по­лу­чи­лась очень кра­си­вая кни­га. Прав­да, по­том мы с ним по­ссо­ри­лись, по­то­му что он хо­тел по­ехать в Па­пуа — Но­вую Гви­нею к лю­до­едам и ду­мал, что я все это бу­ду фи­нан­си­ро­вать. Но я ска­зал: «Слу­шай, я еще “На­ту­ру Па­пуа — Но­вая Гви­нея” не вы­пу­стил». То­гда он ска­зал, что мы жад­ные, и уехал за свой счет, — при этих сло­вах Ан­дрей Труб­ни­ков по-дет­ски за­ли­ви­сто сме­ет­ся.

С пер­во­го взгля­да яс­но, что он не тот, кто бу­дет за­ин­те­ре­со­ван­но до­кла­ды­вать о сво­их стра­те­ги­че­ских це­лях, до­лях рынка и про­чей ерун­де из биз­нес-пла­на. За­то он с удо­воль- стви­ем и уже, на­вер­ное, в ко­то­рый раз рас­смат­ри­ва­ет вме­сте со мной гран­ки фо­то­аль­бо­ма «Не­из­вест­ная Си­бирь». И пе­ред на­ми дей­стви­тель­но незна­ко­мая, по­лу­фант асти­че­ская стра­на. Бес­край­ние, сле­пя­щие льда­ми гор­ные пе­ре­ва­лы, небес­ной про­зрач­но­сти рав­нин­ные ре­ки, узор­ча­тые цве­ту­щие до­ли­ны и се­ро­ва­тые дю­ны. Вер­блю­ды и мох­но­но­гие яки, скульп­тур­но за­стыв­шие на фоне ко­вы­ля и оди­но­ких юрт. Сте­пен­ные оби­та­те­ли юрт, при­на­ря­жен­ные у луч­ше­го сти­ли­ста — на­род­но­го ко­стю­ма.

— Ви­ди­те, как ин­те­рес­но. А неко­то­рые ду­ма­ют, что Си­бирь — это что-то без­жиз­нен­ное. Это ре­пу­та­ци­он­ная книж­ка, мы хо­тим ее пре­зен­то­вать в Ев­ро­пе и Аме­ри­ке, там та­кое це­нят, — го­во­рит Труб­ни­ков.

Мне по­нят­но, что кни­га — это та­ран, при­зван­ный об­лег­чить Труб­ни­ко­ву про­дви­же­ние на ми­ро­вой ры­нок Natura Siberica — пер­во­го и по­ка един­ствен­но­го рос­сий­ско­го сер­ти­фи­ци­ро­ван­но­го бренда ор­га­ни­че­ской кос­ме­ти­ки. В па­мя­ти вс­плы­ва­ет ис­то­рия оглу­ши­тель­но­го успе­ха дру­го­го его де­ти­ща — «Ре­цеп­тов ба­буш­ки Ага­фьи». Это бы­ло в на­ча­ле 2000-х. То­гда Труб­ни­ков пер­вым на рын­ке уга­дал тя­гу мас­со­во­го по­тре­би­те­ля к пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­но­му брен­ду, да еще к на­ту­раль­но­му. И при­ду­мал си­бир­скую трав­ни­цу Ага­фью — ми­фи­че­ско­го ав­то­ра яко­бы ста­рин­ных ре­цеп­тов. Прав­да, се­год­ня он име­ет де­ло не с по­лу­пу­стым мас­со­вым рын­ком, а с весь­ма плот­но за­се­лен­ным неболь­шим сег­мен­том — мень­ше 10%. Там не очень ве­рят ми­фам, а пред­по­чи­та­ют до­ку­мен­ты и ре­пу­та­цию. Но, ока­зы­ва­ет­ся, и эту ис­ку­шен­ную пуб­ли­ку мож­но за­це­пить за ка­кую-ни­будь ду­шев­ную стру­ну. На сай­те Natura Siberica чи­та­ем, что на про­шло­год­ней вы­став­ке в Бо­ло­нье ком­па­ния за­ня­ла пер­вое ме­сто сре­ди «зе­ле­ных» ма­рок — за вклад в со­хра­не­ние при­ро­ды и бы­та ма­лых на­ро­дов Си­би­ри. То есть Ев­ро­па боль­на чув­ством со­ци­аль­ной от­вет­ствен­но­сти. И фо­то­аль­бом про Си­бирь, оче­вид­но, бьет в эту же точ­ку.

Од­на­ко Труб­ни­ков немед­лен­но на­чи­на­ет пу­тать кар­ты и рас­ша­ты­вать вер­сию о се­бе как о вы­да­ю­щем­ся мар­ке­то­ло­ге.

— У нас бы­ло несколь­ко экс­пе­ди­ций, — рас­ска­зы­ва­ет он. — Од­на — по Бу­ря­тии, Ха­ка­сии и Ты­ве. А Ты­ва та­кая рес­пуб­ли­ка, во­круг ко­то­рой во­об­ще нет до­рог. Ту­да мож­но, на­при­мер, из Ха­ка­сии до­брать­ся. Но с од­ной сто­ро­ны там Са­ян­ские го­ры, а с дру­гой — на­го­рье. И экс­пе­ди­ция до­би­ра­лась в эту Ты­ву че­рез Мон­го­лию пеш­ком, по­то­му что вер­то­лет сто­ит от 130 ты­сяч за час…

В этом ме­сте хо­чет­ся ска­зать: ми­ну­точ­ку, за­чем столь­ко экс­пе­ди­ций, раз­ве нель­зя удо­вле­тво­рить чув­ство люб­ви к ма­лым на­ро­дам у сред­не­го ев­ро­пей­ца или аме­ри­кан­ца без этих вот «пе­ре­хо­дов Су­во­ро­ва че­рез Аль­пы»… Но позд­но.

— Мы по­свя­ща­ем эту кни­гу Пу­ти­ну, — ли­цо Труб­ни­ко­ва оза­ря­ет улыб­ка. — Это шут­ка? — Нет, по­че­му. Вот так и пи­шем: по­свя­ща­ет­ся Пу­ти­ну, че­ло­ве­ку, со­хра­нив­ше­му Рос­сию как еди­ное го­су­дар­ство. По­то­му что нет лю­дей, про ко­то­рых од­но­знач­но мож­но ска­зать: этот пло­хой, а этот хо­ро­ший. А с тем, что Пу­тин со­хра­нил Рос­сию, уже не по­спо­ришь. Дру­гие ее рас­та­щи­ли бы в кон­це кон­цов.

По­сле этой эс­ка­па­ды ги­по­те­за вы­ве­рен­но­го брен­дин­га Natura Siberica тре­щит уже ос­но­ва­тель­но: вряд ли най­дет­ся луч­ший спо­соб по­ко­ле­бать до­ве­рие к мар­ке, осо­бен­но за гра­ни­цей, чем со­про­во­дить ее та­ким по­свя­ще­ни­ем.

Впро­чем, дей­ствия Труб­ни­ко­ва ча­сто вы­гля­дят нело­гич­ны­ми. Так бы­ло и с са­мим по­яв­ле­ни­ем Natura Siberica в 2007 го­ду. Спрос на ор­га­ни­че­скую кос­ме­ти­ку в Рос­сии не то что от­сут­ство­вал — про нее во­об­ще не слы­ша­ли. За­то сей­час про­да­жи но­вой мар­ки обо­шли дой­ную ко­ро­ву «Ба­буш­ку Ага­фью», до­стиг­нув 2,1 млрд руб­лей. И о том, как Труб­ни­ко­ву при­шла в го­ло­ву эта мысль, я как раз со­би­ра­лась его спро­сить.

Бренд-ги­брид — Ведь это бы­ло аван­тю­рой — на­чать про­из­вод­ство ор­га­ни­че­ской кос­ме­ти­ки в Рос­сии шесть лет на­зад?

— Ко­гда я сде­лал Natura Siberica, все мои со­труд­ни­ки ска­за­ли, что она не бу­дет про­да­вать­ся. Но я был уве­рен, что бу­дет. И мне го­во­ри­ли: не пи­ши «ор­га­ни­че­ская», по­то­му что это ас­со­ци­и­ру­ет­ся с ор­га­ни­че­ской хи­ми­ей, то есть, на­обо­рот, с чем-то нена­ту­раль­ным. И про ди­зайн все ска­за­ли, что это бред су­масшед­ше­го. А на са­мом де­ле все бы­ло пра­виль­но.

— По­че­му?

— По­то­му что Си­бирь — это уни­каль­ная ис­то­рия. Все слы­ша­ли про Си­бирь, а она не из­ве­да­на. Есть Аляс­ка — вро­де то же са­мое, что Си­бирь, или Фин­лян­дия, но там нет та­кой ис­то­рии. И я по­ду­мал, что мы мо­жем сде­лать ми­ро­вой пре­ми­аль­ный бренд из Natura Siberica. А по­че­му нет? Смот­ри­те, есть та­кой бренд Madara, ла­ты­ши его сде­ла­ли, и он во всем ми­ре про­да­ет­ся. И сей­час они вы­пу­сти­ли се­рию на бе­ре­зо­вом со­ке — это же в прин­ци­пе мы долж­ны бы­ли сде­лать. Хо­тя бе­ре­зо­вый сок как ис­то­рию то­же не срав­нить с Си­би­рью, и в Рос­сии, я ду­маю, пре­ми­аль­ный бренд из бе­ре­зо­во­го со­ка не по­лу­чил­ся бы — здесь ни­кто не счи­та­ет его чем-то осо­бен­ным.

— Но ведь кро­ме ис­то­рии тре­бу­ет­ся еще мно­го че­го?

— Ко­неч­но, на­до бы­ло пой­ти в ка­кую-то меж­ду­на­род­ную ас­со­ци­а­цию ор­га­ни­че­ской кос­ме­ти­ки, что­бы те­бе ска­за­ли: да по­шел ты на фиг, мы сей­час про­ве­рим твое про­из­вод­ство и уви­дим, что про­из­вод­ство — г..но, что ты жу­лик, что у вас,

у рус­ских, вез­де кор­руп­ция, и вы тут за взят­ки хо­ти­те все сде­лать. И до сих пор к нам так от­но­сят­ся. Бук­валь­но до по­след­ней вы­став­ки в Гер­ма­нии в фев­ра­ле к нам от­но­си­лись с недо­ве­ри­ем.

— А что слу­чи­лось на этой вы­став­ке?

— Ту­да не пус­ка­ют непро­ве­рен­ные брен­ды, ис­сле­ду­ют каж­дую твою фор­му­лу. Участ­ник этой вы­став­ки уже точ­но яв­ля­ет­ся чле­ном меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства на­ту­раль­ной кос­ме­ти­ки. А на­чи­на­ли мы с Ита­лии, там то­же есть вы­став­ки, есть меж­ду­на­род­ная сер­ти­фи­ци­ру­ю­щая ор­га­ни­за­ция. Вы­бра­ли мы ита­льян­цев по­че­му: бы­ло очень страш­но, а там я встре­тил неко­е­го Ри­кар­до Ану­шин­ско­го, и мне его фа­ми­лия по­ка­за­лась не очень страш­ной. Но са­мое ин­те­рес­ное, что в Си­би­ри есть рай­он Ану­шин­ский, и он ска­зал, что у него пра-пра-пра-ка­ки­е­то-род­ствен­ни­ки в этом рай­оне есть. Он нам очень мно­го по­мо­гал, и мы по­лу­чи­ли сер­ти­фи­ка­ты че­рез пол­то­ра го­да.

— Пол­то­ра го­да — это быст­ро?

— Там в чем тон­кость: сы­рье долж­но то­же иметь сер­ти­фи­кат.

Труб­ни­ко­ву при­но­сят пап­ку тол­щи­ной с ла­донь с до­ку­мен­та­ми по сер­ти­фи­ка­ции: у ком­па­нии есть раз­ре­ше­ния на 16 рас­ти­тель­ных экс­трак­тов. То есть сер­ти­фи­ци­ро­ва­но не толь­ко про­из­вод­ство, но и про­цесс сбо­ра сы­рья — ди­ко­рас­ту­щих рас­те­ний. Для это­го в Ха­ка­сии за­ре­ги­стри­ро­ва­на ком­па­ния «Си­бирь-ор­га­ни­ка». Вот она, под­держ­ка ма­лых на­ро­дов.

— По­сколь­ку эта фир­ма пла­тит там на­ло­ги, пла­тит хо­ро­шую зар­пла­ту лю­дям, мест­ные ор­га­ны вла­сти вы­де­ли­ли нам участ­ки зем­ли для сбо­ра трав, — по­яс­ня­ет Труб­ни­ков. — Их нуж­но со­би­рать по спе­ци­аль­ным пра­ви­лам, на­при­мер, мож­но об­ры­вать толь­ко нижние ли­стья. По­том мы при­во­зим сы­рье сю­да, в Дмит­ро­ве у нас сто­ят экс­трак­то­ры, ку­да за­гру­жа­ет­ся тра­ва и по­лу­ча­ет­ся экс­тракт. Эти экс­трак­ты мы до­бав­ля­ем в кос­ме­ти­ку.

— От­ку­да у вас тех­но­ло­гии?

— Ита­лья­нец тот по­мо­гал нам и фор­му­лы де­лать, обу­чал на­ших тех­но­ло­гов — про­сто ненор­маль­ный ка­кой-то.

— Есть от ли­чие от прои звод­ства обыч­ной кос­ме­ти­ки?

— Про­бле­ма в том, что на­до сде­лать не про­сто на­ту­раль­ный про­дукт, а что­бы он ра­бо­тал. Жен­щи­на не го­то­ва по­жерт­во­вать, на­при­мер, ви­дом во­лос ра­ди то­го, что мо­ет их на­ту­раль­ным шам­пу­нем. По­это­му Natura Siberica до сих пор не де­ла­ет на­ту­раль­ный баль­зам для во­лос: си­ли­ко­ны, ко­то­рые кла­дут в баль­зам, что­бы во­ло­сы бы­ли пу­ши­сты­ми, нель­зя сер­ти­фи­ци­ро­вать. Шам­пунь — по­жа­луй­ста, мож­но сде­лать, что­бы он пе­нил­ся и был на­ту­раль­ным, нуж­на толь­ко бо­лее слож­ная фор­му­ла. А вот баль­зам и мас­ку для во­лос — нель­зя.

— Как же вы на­зы­ва­е­тесь ор­га­ни­че­ской кос­ме­ти­кой?

— У нас по­лу­чил­ся бренд-ги­брид. Толь­ко дет­ская се­рия Little Siberica це­ли­ком ор­га­ни­че­ская. И еще мы сде­ла­ли ор­га­ни­че­ский make-up (де­ко­ра­тив­ная кос­ме­ти­ка. — «Экс­перт» ). Вер­нее, его нам де­ла­ют в Ита­лии, и они там то­же му­ча­ют­ся, по­то­му что не мо­гут до­бить­ся, что­бы губ­ная по­ма­да ло­жи­лась так же хо­ро­шо, как хи­ми­че­ская. И они ве­дут ис­сле­до­ва­ния.

— А бы­ва­ют брен­ды на­ту­ра льной кос­ме­ти­ки — неги­бри­ды?

— Да. На­при­мер, аме­ри­кан­ский Intelligen­t Nutrients на сто про­цен­тов на­ту­раль­ный. У него и баль­за­мы на­ту­раль­ные и ка­че­ствен­ные при­том, но как они сде­ла­ны, я до сих пор не мо­гу по­нять. Но Intelligen­t Nutrients в шесть или семь раз до­ро­же Natura Siberica.

— То­гда ка­кие у вас пре­иму­ще­ства на фоне дру­гих?

— Хо­ти­те, я вам по­ка­жу ста­нок, на ко­то­ром мы бу­дем жать кед­ро­вое мас­ло в на­шем ма­га­зине? — вме­сто от­ве­та предлагает Труб­ни­ков и на­прав­ля­ет­ся к вы­хо­ду.

Ма­га­зи­ны не для про­даж

Про соб­ствен­ную роз­ни­цу Natura Siberica из­вест­но по­ка ма­ло, но это то­же пре­це­дент для оте­че­ствен­но­го кос­ме­ти­че­ско­го бренда. Два ма­га­зи­на уже от­кры­лись — в Пе­тер­бур­ге на Нев­ском и в Ро­сто­ве-на-До­ну, тре­тий от­кро­ет­ся в Москве на Твер­ской. Да­же по их ме­сто­по­ло­же­нию мож­но по­нять, что цель про­ек­та — очень гром­ко за­явить о се­бе.

— Это бу­ду­щие про­дав­цы, они долж­ны сво­бод­но чи­тать со­став кос­ме­ти­ки и объ­яс­нять его по­ку­па­те­лю. — В от­де­ле про­даж мы об­хо­дим де­ся­ток де­ву­шек, по­лу­кру­гом си­дя­щих у дос­ки, ис­пи­сан­ной хи­ми­че­ски­ми фор­му­ла­ми, и за­во­ро­жен­но гля­дя­щих то на нее, то на пре­по­да­ва­те­ля.

Труб­ни­ков оста­нав­ли­ва­ет­ся в глу­бине ком­на­ты у ма­лень­ко­го ста­ноч­ка, при­ве­зен­но­го, по его сло­вам, из Америки.

— Мы бу­дем де­лать кос­ме­ти­ку со све­жим мас­лом пря­мо в ма­га­зине и про­да­вать. Срок хра­не­ния в хо­ло­диль­ни­ке у нее бу­дет че­ты­ре ме­ся­ца. А вот это, — он по­ка­зы­ва­ет на жмых, — пой­дет на скраб. Сколь­ко у вас по­лу­ча­ет­ся в час? — об­ра­ща­ет­ся он к ме­не­дже­ру, ко­то­рый вни­ма­тель­но смот­рит, как из кол­бы с оре­ха­ми ка­па­ет мас­ло в мис­ку. — Грамм три­ста. — Так ма­ло? — глаза у Труб­ни­ко­ва округ­ля­ют­ся. — Мы сей­час в Гер­ма­нии смот­ре­ли стан­ки, и они из грец­ко­го оре­ха жмут 12 лит­ров в час! Мо­жет, ста­нок ду­рац­кий?

— Раз­ве вы не зна­ли, ка­кой ста­нок по­ку­па­ли? — в свою оче­редь ис­кренне по­ра­жа­юсь я.

— А ни­кто не зна­ет, по­то­му что ни­кто не жмет из кед­ро­во­го оре­ха.

По его со­ве­ту я про­бую све­же­вы­жа­тое мас­ло на вкус. Впе­чат­ле­ние очень силь­ное, хо­чет­ся еще. — Све­жесть вли­я­ет на ка­че­ство кос­ме­ти­ки? — Све­жесть — это ка­че­ство пре­ми­аль­но­го бренда. И мы хо­тим по­ка­зать, что наш бренд мо­жет быть пре­ми­аль­ным и бу­дет пре­ми­аль­ным.

Поз­же в бро­шю­ре об ор­га­ни­че­ской кос­ме­ти­ке, по­да­рен­ной Труб­ни­ко­вым, я про­чи­таю: что вкус­но, то и по­лез­но для ор­га­низ­ма, в том чис­ле для ко­жи. Intelligen­t Nutrients, на­при­мер, ис­по­ве­ду­ет прин­цип, что их кос­ме­ти­ку мож­но есть — там сплошь пи­ще­вые про­дук­ты. По­хо­же, в Natura Siberica то­же не чуж­ды этой идеи, и в от­де­ле раз­ра­бо­ток, ку­да мы на­прав­ля­ем­ся, те­ма све­же­сти-съе­доб­но­сти по­лу­ча­ет про­дол­же­ние.

— Это но­вая се­рия, она на­зы­ва­ет­ся Wild Siberica. Там бу­дет кос­ме­ти­ка на мо­ло­ке яка, ло­ся и на вся­кой ди­кой шту­ке, ша­ман­ские ре­цеп­ты.

С эф­фект­ных упа­ко­воч­ных ко­ро­бок на нас смот­рят зна­ко­мые по фо­то­аль­бо­му рогатые мор­ды.

— Весь ди­зайн мы де­ла­ем в Англии. — Труб­ни­ков пе­ре­хва­ты­ва­ет мой взгляд: — В Рос­сии пы­та­лись — это ужас­но. А вот это (ему по­да­ют пач­ку ли­стов с кар­тин­ка­ми) мы ско­ро са­лон

спа Natura Siberica сде­ла­ем боль­шой. Это бу­дет «све­жий» спа. Там бу­дет сто­ять та­кой же ста­нок, да­вить мас­ло, и че­ло­век вро­де по­ва­ра, ко­то­рый из это­го мас­ла и све­жих ягод бу­дет де­лать вам маски, скра­бы. По­хо­же на ре­сто­ран «Экс­пе­ди­ция», зна­е­те, они там све­жие яго­ды во­зят. И мы бу­дем из Си­би­ри все све­жее во­зить. Это но­вая кон­цеп­ция. Как вы счи­та­е­те, мож­но за гра­ни­цей от­крыть та­кие са­ло­ны?

— Од­ни го­ри­зон­таль­ные ли­нии — жест­ко­ва­тый ди­зайн, по­мо­е­му, — ре­шаю я на­ве­сти хоть ка­кую-ни­будь кри­ти­ку.

— А что, из­буш­ку де­лать? Это для нас фран­цу­зы раз­ра­бо­та­ли, все по ев­ро­пей­ским стан­дар­там.

— Кста­ти, вы ко­гда-то обе­ща­ли, что Natura Siberica зай­дет в Рос­сию че­рез Лон­дон, по­сколь­ку там ор­га­ник-брен­ду лег­че про­бить­ся на ры­нок. Но вы­шло на­обо­рот?

— Да, мы все-та­ки на­ча­ли от­сю­да. Но уже смот­рим ме­ста в Лон­доне, на Окс­форд-стрит, и бук­валь­но че­рез два-три ме­ся­ца нач­нем де­лать ма­га­зин. В Японии три ма­га­зи­на до кон­ца го­да бу­дут от­кры­ты. — Це­лых три? — Япон­цам нра­вит­ся этот бренд, они же счи­та­ют, что Си­бирь — это их зем­ля.

— А мно­го вы со­би­ра­е­тесь про­да­вать че­рез свои ма­га­зи­ны?

— Мы де­ла­ем это не ра­ди де­нег, а ра­ди ре­кла­мы. Хо­тя ма­га­зин на Нев­ском за­ра­бо­тал в ян­ва­ре 150 ты­сяч ев­ро при­бы­ли, та­кие день­ги то­же на до­ро­ге не ва­ля­ют­ся.

Ока­зы­ва­ет­ся, за­ра­бо­тан­ная ма­га­зи­ном сум­ма по­чти рав­на за­тра­там на его от­кры­тие, то есть это хо­ро­ший биз­нес. Впро­чем, Natura Siberica и в чу­жой роз­ни­це ухо­дит, что на­зы­ва­ет­ся, со сви­стом (см. гра­фик). А в про­шлом го­ду рез­ко вы­рос экс­порт и до­стиг по­чти 10% обо­ро­та. Это по­то­му, что в ком­па­нии ста­ли са­ми управ­лять про­цес­сом, а не на­де­ять­ся на дис­три­бу­то­ров. Труб­ни­ков зо­вет Али­сию, ме­не­дже­ра по За­пад­ной Ев­ро­пе. Управ­лять экс­пор­том, объ­яс­ня­ет она, зна­чит участ­во­вать во всех меж­ду­на­род­ных вы­став­ках, до­го­ва­ри­вать­ся с экс­клю­зив­ны­ми про­дав­ца­ми. До­га­да­лись от­крыть склад в Гер­ма­нии, что­бы парт­не­ры не бо­я­лись рос­сий­ской та­мож­ни, пе­ре­ве­ли на ан­глий­ский учеб­ные ма­те­ри­а­лы. Смеш­но, но че­рез этот склад идут по­став­ки и в Япо­нию, Гон­конг и на Тай­вань — по­лу­ча­ет­ся быст­рее и де­шев­ле, чем вез­ти то­вар по Рос­сии.

Без вы­со­ких тех­но­ло­гий

Я пол­на ре­ши­мо­сти до­пы­тать­ся о пре­иму­ще­ствах Natura Siberica. Све­жая кос­ме­ти­ка — это, ко­неч­но, хо­ро­шо, но за­мо­ро­чен­ная моя ду­ша про­сит че­го-то фун­да­мен­таль­но­го, на­уч­но­го, а во­все не све­же­го. На­чи­наю под­ска­зы­вать Труб­ни­ко­ву.

— У вас на сай­те на­пи­са­но, что вы из кед­ро­во­го мас­ла ос­но­ву для шам­пу­ня де­ла­е­те. Это что-то ори­ги­наль­ное?

— Нет, это мы бе­та­ин де­ла­ем. Про­сто все пе­ня­щи­е­ся про­дук­ты: пе­на для ванн, гель для ду­ша, шам­пунь — де­ла­ют­ся на ос­но­ве бе­та­и­на. А бе­та­ин все де­ла­ют из ко­ко­со­во­го мас­ла, оно де­шев­ле.

— А вы ста­ли де­лать из кед­ро­во­го?

— А мы — из кед­ро­во­го.

— Про­сто так?

— Для то­го что­бы в на­ших про­дук­тах бы­ла ос­но­ва, ко­то­рая ра­бо­та­ла бы са­ма по се­бе.

— А бе­та­ин из ко­ко­са раз­ве не ра­бо­та­ет?

— Ра­бо­та­ет, но не так. Мас­ло кед­ра бо­га­то ви­та­ми­на­ми. Мы от­пра­ви­ли это мас­ло в Ита­лию, и ита­льян­цы для нас про­из­во­дят бе­та­ин и по­лигли­це­рил — это ос­но­ва кре­мов. Са­ми мы это не де­ла­ем, по­то­му что у нас нет та­ко­го обо­ру­до­ва­ния. Сей­час мы бу­дем де­лать бе­та­ин и из об­ле­пи­хо­во­го мас­ла. То есть это про­дол­же­ние ис­то­рии Си­би­ри.

— Не­дав­но Natura Siberica сде­ла­ла се­рию кре­мов со швей­цар­ской ла­бо­ра­то­ри­ей — для че­го?

— Что­бы меж­ду­на­род­ный пре­стиж свой под­нять. По­то­му что в Ев­ро­пе, да и в Рос­сии, в рус­ских не ве­рят.

— Зна­чит, ни­ка­ких вы­со­ких тех­но­ло­гий у вас нет?

—А? — Труб­ни­ков буд­то не слы­шит.

— Ведь есть же бренд, по-мо­е­му, в Из­ра­и­ле — и ор­га­ни­че­ский, и в то же вре­мя вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ный.

— Это вам толь­ко ка­жет­ся. Все кос­ме­ти­че­ские фор­му­лы на­пи­са­ны вот в та­кой тол­стой книж­ке — мож­но по­ехать и ку­пить. Но­вое ни­кто не изоб­ре­та­ет. Да, все пи­шут, что изоб­ре­ли че­го-то…

— А вот вы пи­ше­те, что раз­ра­бо­та­ли двух­фаз­ный био­ком­плекс Natura Siberica — это кто при­ду­мал?

— А что это та­кое? — Это ва­ша идея бы­ла, Ан­дрей Ва­ди­мо­вич, — всту­па­ет в раз­го­вор Али­сия, — а тех­но­ло­ги ее ре­а­ли­зо­ва­ли. В чем она за­клю­ча­ет­ся, — об­ра­ща­ясь ко мне: — у лю­бо­го жи­во­го про­дук­та есть две фа­зы. Ко­гда вы по­ку­па­е­те, на­при­мер, йо­гурт, там на­пи­са­но ко­ли­че­ство по­лез­ных бак­те­рий на ко­нец сро­ка год­но­сти — мил­ли­ард в ка­кой-то сте­пе­ни, и это зна­чит, что ко­гда его толь­ко что сде­ла­ли, там был не мил­ли­ард, а два мил­ли­ар­да. То есть све­жий про­дукт го­раз­до эф­фек­тив­нее. Мы ре­ши­ли сде­лать то же са­мое с кре­ма­ми, то есть раз­не­сти две фа­зы, что­бы они не сме­ши­ва­лись во вре­мя хра­не­ния и ак­ти­ви­зи­ро­ва­ли друг дру­га в мо­мент, ко­гда вы на­но­си­те крем на ли­цо.

— А все фор­му­лы де­ла­ют­ся вот тут, на­про­тив, в ла­бо­ра­то­рии. — Труб­ни­ков вспом­нил, как бы­ло де­ло: — По­том всё на нас ма­жут — те­сти­ру­ют. У нас че­ло­век де­сять тех­но­ло­гов, неко­то­рые по де­сять лет уже ра­бо­та­ют, как наш глав­ный тех­но­лог.

— Это он при­ду­мал ко­гда-то для «Ре­цеп­тов ба­буш­ки Ага­фьи» шам­пунь хо­лод­ной вар­ки?

— Да, он. Это все мар­ке­тинг на са­мом де­ле — хо­лод­ная вар­ка.

— Зна­чит, вот как вы лю­дей об­ма­ны­ва­е­те...

— Ну лю­дям же на­до че­го-то та­ко­го. Нет, тех­но­ло­ги у нас хо­ро­шие.

— На вы­став­ке в Гер­ма­нии, — опять всту­па­ет Али­сия, — на наш стенд в пер­вый же день при­бе­жа­ли глав­ный тех­но­лог бренда Dr. Haushka с кол­ле­гой, изу­чи­ли все со­ста­вы, ба­зы, фор­му­лы и по­том пред­ло­жи­ли нам об­мен — па­кет кос­ме­ти­ки Natura Siberica на рав­ное ко­ли­че­ство кос­ме­ти­ки «Док­тор Ха­уш­ка». Они бы­ли по­ра­же­ны в хо­ро­шем смыс­ле.

— В чем то­гда, по-ва­ше­му, си­ла бренда?

— Все мар­ки в кос­ме­ти­ку кла­дут од­но и то же, у них ос­нов­ные за­тра­ты — на ре­кла­му. Мы пы­та­ем­ся сде­лать что-то дру- гое. Труб­ни­ков не вы­дер­жи­ва­ет и на­чи­на­ет го­во­рить язы­ком биз­нес-пла­на: — Наше уни­каль­ное тор­го­вое пред­ло­же­ние в чем? Пять­де­сят на пять­де­сят — это по­пыт­ка со­здать все-та­ки но­вый про­дукт, и это мар­ке­тинг. Мы не по­шли лег­ким пу­тем. Ведь экс­трак­ты мож­но и на рын­ке ку­пить, по­то­му что мно­гие тра­вы не толь­ко в Си­би­ри рас­тут. Но мы де­ла­ем имен­но из си­бир­ских трав. Сде­ла­ли этот бе­та­ин, по­лигли­це­рил — по­тре­би­те­лю, мо­жет, все рав­но, мо­жет, зря мы это сде­ла­ли.

— А чем силь­ны ли­де­ры рынка — тот же Dr. Haushka или Logona?

— Они мощ­ные, по­то­му что дав­но су­ще­ству­ют, со­рок лет. И они меж­ду­на­род­ные. Logona не го­во­рит, что она, до­пу­стим, ра­бо­та­ет толь­ко с немец­ки­ми тра­ва­ми. Мы си­бир­ский бренд, есте­ствен­но, мы не смо­жем стать очень боль­ши­ми в ми­ро­вом мас­шта­бе, но во мно­гих ре­ги­о­нах мы мо­жем быть силь­ны­ми.

— Кста­ти, с Си­би­рью ни­кто из ор­га­ни­че­ских брен­дов, кро­ме вас, не свя­зан?

— Свя­за­ны. Есть бо­лее до­ро­гие «си­бир­ские» брен­ды, на­ши кон­ку­рен­ты. На­при­мер, Russie Blanche, то есть «Бе­лая Русь», его в Па­ри­же де­ла­ет рус­ская жен­щи­на, и у них есть се­рия «Ле­пест­ки Си­би­ри». Или Polaar, то­же фран­цуз­ский, — они де­ла­ют, на­при­мер, крем «Си­бир­ский женьшень». Это все сто­ит от ше­сти­де­ся­ти ев­ро и вы­ше, но де­ло не в этом. За каж­дым брен­дом долж­на быть ка­кая-то ис­то­рия. Ес­ли ты не ра­бо­та­ешь с этой ис­то­ри­ей, бренд уми­ра­ет. Ну сде­лал ты на чем-то крем, а что ты хо­тел лю­дям ска­зать?

— А низ­кая це­на* по срав­не­нию с дру­ги­ми ор­га­ник­брен­да­ми — это пре­иму­ще­ство Natura Siberica?

— У нас це­ныне низ­кие, мы­нор­мал ьну­ю­при­быль по­лу­ча­ем. — Труб­ни­ков бе­рет со стел­ла­жа невзрач­но­го ви­да ту­бу: — вот этот бренд де­ла­ют в Гер­ма­нии, он сто­ит два-три ев­ро. То есть бы­ва­ет на­ту­раль­ная кос­ме­ти­ка да­же де­шев­ле, чем Natura Siberica. Но у нас пра­виль­ное со­от­но­ше­ние це­ны и ка­че­ства. Я не го­во­рю, что у нас са­мая луч­шая кос­ме­ти­ка в ми­ре, но со­от­но­ше­ние це­ны и ка­че­ства да­ет лю­дям удо­вле­тво­ре­ние. А у дру­гих это­го нет.

— За счет че­го все-та­ки у вас се­бе­сто­и­мость низ­кая?

— Мы са­ми де­ла­ем все эти бан­ки для кос­ме­ти­ки. Мы не да­ем ре­кла­му, у нас про­дукт сам се­бя про­да­ет. И еще у нас очень ма­лень­кий штат для та­кой ком­па­нии. В от­де­ле про­даж на че­ты­ре мил­ли­ар­да, что мы про­да­ем**, че­ло­век пят­на­дцать ра­бо­та­ет. Так как то­вар сам се­бя про­да­ет, не на­до ез­дить по ре­ги­о­нам и со­зда­вать мно­го­сту­пен­ча­тую си­сте­му кон­тро­ля ре­ги­о­наль­ных ме­не­дже­ров. Это съе­ло бы всю при­быль. Мы про­сто де­ла­ем то­вар, ко­то­рый ну­жен по­тре­би­те­лю, ста­ра­ем­ся, во вся­ком слу­чае.

По за­ко­нам ле­са — А вы зна­е­те, что нуж­но по­тре­би­те­лю?

— На­до все вре­мя но­вое вы­пус­кать, 80 про­цен­тов при­бы­ли в ми­ре де­ла­ет­ся на но­вой кос­ме­ти­ке, а 20 про­цен­тов — на ста­рье. Мы вы­бра­сы­ва­ем на ры­нок все но­вые то­ва­ры, и они там, как в ле­су, меж­ду со­бой во­ю­ют, уби­ва­ют друг дру­га, и кто-то вы­жи­ва­ет. Мне го­во­рят: за­чем ты вы­пус­ка­ешь этот шам­пунь, у те­бя же та­кой есть в дру­гой се­рии, они же бу­дут кон­ку­рен­ты друг дру­гу? Я от­ве­чаю: все рав­но бу­ду вы­пус­кать. Ес­ли Natura Siberica вы­жи­ва­ет — мы ее под­дер­жи­ва­ем. Сей­час вот бу­дем «Ба­буш­ку Ага­фью» под­тя­ги­вать.

— За­чем?

— На вы­став­ке в Гон­кон­ге мно­гие про­яви­ли к ней ин­те­рес. Ки­тай­цы и япон­цы, ко­гда ее уви­де­ли, их за­тряс­ло, они ста­ли умо­лять: про­дай­те нам «Ба­буш­ку». А мы ее не про­да­ем, по­то­му что она не сер­ти­фи­ци­ро­ва­на, в ней нет ни­че­го на­ту­раль­но­го. Они го­во­рят: нам все рав­но, на­ту­раль­ное или нет, мы хо­тим эту «Ба­буш­ку». Ан­гли­ча­нам она не по­нра­ви­лась во­об­ще. А финнам и нор­веж­цам очень по­нра­ви­лась, по­то­му что для них это все род­ное — лес, из­ба, ба­ня.

А еще мы ра­бо­та­ем над но­вым про­ек­том — он на­зы­ва­ет­ся Planeta Organica. Идея та­кая. Че­ты­ре че­ло­ве­ка — три де­вуш­ки и я— ез­дят по все­му ми­ру. — Труб­ни­ков до­ста­ет фо­то­гра­фию: — Вот эта де­вуш­ка ра­бо­та­ет у нас, эта му­лат­ка — ее школьная по­дру­га, мо­дель Playboy, а эта ко­ре­ян­ка то­же у нас ра­бо­та­ет, бух­гал­те­ром. И вот при­ез­жа­ем мы, на­при­мер, в Уган­ду, в

«Мы вы­бра­сы­ва­ем на ры-

нок все но­вые то­ва­ры, и

они там, как в ле­су, меж­ду

со­бой во­ю­ют, уби­ва­ют друг

дру­га, и кто-то вы­жи­ва­ет»

джунгли, и смот­рим, как там со­би­ра­ют, как да­вят мас­ло ши, мас­ло ка­ри­те. И так де­сят­ки стран. По­том за­клю­ча­ем с кем-то из них пря­мые до­го­во­ры — они нам по­став­ля­ют сы­рье, а мы на нем де­ла­ем кос­ме­ти­ку. Для этой кос­ме­ти­ки бу­дет от­кры­та сеть ма­га­зи­нов, где на экра­нах бу­дут по­ка­зы­вать эти экс­пе­ди­ции, там по­ку­па­тель смо­жет с те­ми, кто ез­дил в экс­пе­ди­цию, встре­тить­ся. Еще они бу­дут ве­сти свои бло­ги, вы­кла­ды­вать там фо­то­гра­фии и ви­део­съем­ку; мы вы­пу­стим кни­гу. То есть мы хо­тим сде­лать та­кую чест­ную кос­ме­ти­ку.

—А в чем тут чест­ность?

— Вы ни­ко­гда не зна­е­те на са­мом де­ле, что по­ло­жи­ли в ва­шу кос­ме­ти­ку. А тут ре­аль­ные лю­ди бу­дут кон­тро­ли­ро­вать весь про­цесс и от­ве­чать за это. И этой кос­ме­ти­ке не нуж­на сер­ти­фи­ка­ция — а за­чем, ко­гда есть с ко­го спро­сить.

— Они дей­стви­тель­но бу­дут кон­тро­ли­ро­вать?

— А ина­че за­чем им брать на се­бя от­вет­ствен­ность, они же все по­ни­ма­ют. Я им дал ма­лень­кий про­цент, и мы дей­стви­тель­но бу­дем де­лать ка­че­ствен­ный про­дукт. На са­мом де­ле, я ду­маю, ско­ро ор­га­ни­че­ский тренд мо­жет да­же уй­ти, а на подъ­еме вот этот — fair trade. И еще я пы­та­юсь при­вне­сти в кос­ме­ти­ку эт­ни­че­ский эле­мент. Бренд Planeta Organica бу­дет эт­ни­че­ским, в на­ших ма­га­зи­нах бу­дут и дру­гие эт­ни­че­ские то­ва­ры.

— Ра зве в ми­ре эт­ни­че­ски х ма­га зи­нов не предо­ста­точ­но?

— В Рос­сии ма­ло. А в ми­ре это все раз­бро­са­но, а мож­но со­брать вме­сте. Глав­ное, не пе­ре­бор­щить. Этот ма­га­зин дол­жен быть очень со­вре­мен­ный, трен­до­вый, без страш­ных африкански­х ма­сок. Я все­гда го­во­рил, что на­ту­раль­ная кос­ме­ти­ка долж­на быть со­вре­мен­ной, не в бу­маж­ках ка­ких-то из втор­сы­рья, она долж­на быть кра­си­вой, да­рить жен­щи­нам ра­дость, как Chanel и Christian Dior.

— Хо­ро­шая идея, осо­бен­но для охва­та бло­го­сфе­ры.

Во­об­ра­зив, с ка­ким жа­ром жен­ская по­ло­ви­на ин­тер­нет­со­об­ще­ства бро­сит­ся пе­ре­ва­ри­вать но­вое кос­ме­ти­че­ское пред­ло­же­ние в ду­хе «от­кры­то­го пра­ви­тель­ства», я за­тем по­ни­маю, о чем, соб­ствен­но, Труб­ни­ков пы­та­ет­ся мне рас­ска­зать.

Он ча­сто ссы­ла­ет­ся на ис­то­рию бренда, оче­вид­но, счи­тая се­бя в этом масте­ром. А по­че­му? Ес­ли го­во­рят, что бренд лишь на­по­ло­ви­ну со­сто­ит из про­дук­та, а на­по­ло­ви­ну — из свя­зи по­тре­би­те­ля с его жиз­нен­ны­ми цен­но­стя­ми, то ка­нал для этой свя­зи со­зда­ет­ся ис­то­ри­ей. Но ис­то­рии бы­ва­ют раз­ные — ин­те­рес­ные и не очень, до­сто­вер­ные и умо­зри­тель­ные, вы­зы­вая раз­ной си­лы пе­ре­жи­ва­ния. И вот он с каж­дым но­вым брен­дом пы­та­ет­ся на­ра­щи­вать эту си­лу. Предлагает на­сто­я­щие экс­пе­ди­ции в Ха­ка­сию или в Аф­ри­ку вме­сто псев­до­ста­рин­ных ре­цеп­тов, об­ще­ние с жи­вы­ми и здрав­ству­ю­щи­ми моск­вич­ка­ми — вме­сто про­дук­та ком­пью­тер­ной гра­фи­ки Ага­фьи. А глав­ное — ес­ли «Ба­буш­ка Ага­фья» вско­лых­ну­ла в на­ро­де лишь ути­ли­тар­ный ин­те­рес к Си­би­ри, то Natura Siberica бу­дит и дру­гие пе­ре­жи­ва­ния — эс­те­ти­че­ские, мо­раль­ные и да­же гео­по­ли­ти­че­ские. Ну а Planeta Organica пре­одо­ле­ва­ет уже и ло­каль­ность этих чувств, об­ра­щая их ко все­му ми­ру.

Од­на­ко Труб­ни­ков недол­го поз­во­ля­ет мне пре­бы­вать в со­сто­я­нии ум­ствен­но­го рав­но­ве­сия.

— Пой­дем­те, я вам сей­час по­ка­жу — тут мы­ла це­лая ку­ча ле­жа­ла, его наш глав­ный тех­но­лог ва­рил. — В ла­бо­ра­то­рии, ши­ро­ким же­стом рас­пах­нув дву­створ­ча­тый шкаф, он на­чи­на­ет пе­ре­би­рать раз­но­ка­ли­бер­ные кус­ки как буд­то бы за­стыв­ше­го ки­се­ля. — Вот в этой боч­ке он его ва­рил, — ки­вая на сто­я­щий ря­дом кед­ро­вый бо­чо­нок. — Оно долж­но со­зреть, по­то­му что, ви­ди­те, оно внут­ри од­но­го цве­та и мяг­кое, а по кра­ям — дру­го­го. А ко­гда оно созре­ва­ет, то ста­но­вит­ся твер­дым и од­но-

цвет­ным. Зна­е­те, алеппское мы­ло, Savon d’Alep — оно во­семь ме­ся­цев созре­ва­ет.

— Это, ка­жет­ся, ара­бы де­ла­ют?

— Да, это сто­про­цент­но на­ту­раль­ное мы­ло. У них же ка­кая тех­но­ло­гия: на пол на­ли­ва­ют смесь олив­ко­во­го и лав­ро­во­го ма­сел, и ко­гда это за­сты­ва­ет, ре­жут на кус­ки. А мы мо­жем из кед­ро­во­го мас­ла — нам фран­цу­зы сде­ла­ли всю ре­цеп­ту­ру. На кед­ро­вом, прав­да, очень до­ро­го, оно по­чти в де­сять раз до­ро­же олив­ко­во­го. Но ес­ли до­ба­вить мас­ло си­бир­ско­го льна и об­ле­пи­хи, то мож­но со­здать су­пер­про­дукт, ко­то­рый бу­дут по­ку­пать во всем ми­ре — Savon de Siberie. Я уже и ис­то­рию при­ду­мал.

При­ду­ман­ная Труб­ни­ко­вым ис­то­рия про Пет­ра I, ко­то­рый, яко­бы од­на­ж­ды по­мыв­шись фран­цуз­ским мы­лом, ре­шил сде­лать в Рос­сии что-то по­доб­ное и ве­лел из Си­би­ри доставить кед­ро­вое мас­ло, а его лич­ный пар­фю­мер-фран­цуз при­ду­мал ре­цепт, ко­то­рый по­том за­те­рял­ся, а не­дав­но был най­ден, вы­зы­ва­ет у ме­ня толь­ко од­но жгу­чее чув­ство — до­са­ды.

— Пло­хая ис­то­рия. За­чем она вам?

—А у дру­гих, ду­ма­е­те, луч­ше? Вот Crème de la Mer — ма­лень­кий фла­кон­чик сто­ит две­сти ев­ро. Ка­кая у него ис­то­рия? Кос­мо­навт ка­кой-то ле­тел, упал на Зем­лю, и у него бы­ли ожо­ги. Он не знал, что с ни­ми де­лать, и вра­чи то­же не мог­ли по­мочь. По­ка он не сва­рил — там на­пи­са­но — «бу­льон» из 275 трав, и у него все про­шло. А вот ис­то­рия при­над­ле­жа­ще­го Estée Lauder бренда Dr. Weil: ока­зы­ва­ет­ся, ва­ша ко­жа за­про­грам­ми­ро­ва­на так, что в со­рок лет на­чи­на­ют по­яв­лять­ся мор­щи­ны. Но есть ки­тай­ские гри­бы, гал­лю­ци­но­ген­ные, ко­то­рые, ес­ли по­ло­жишь их в крем, у ко­жи па­мять от­би­ва­ют. И все­го за сто ев­ро.

— Возь­ми­те хо­тя бы не Пет­ра Пер­во­го, а Ека­те­ри­ну Вто­рую или Ели­за­ве­ту Пет­ров­ну.

— Ека­те­ри­ну Вто­рую — не во­прос, про нее все рав­но по­том за­бу­дут. Глав­ное — про­дукт бу­дет дей­стви­тель­но на­ту­раль­ный, ка­че­ствен­ный.

Вер­нув­шись к ис­ход­ным по­зи­ци­ям (глав­ное — про­дукт, а ис­то­рия бренда — это как бог на ду­шу по­ло­жит), мы с Труб­ни­ко­вым на­чи­на­ем про­щать­ся.

— Мы ста­ли мед­лен­но ра­бо­тать, вот это са­мое опас­ное — стать мед­лен­нее, — вдруг вы­кла­ды­ва­ет он. (Ско­рость — в этом, что ли, их глав­ное пре­иму­ще­ство?) — У нас рань­ше три ме­ся­ца ухо­ди­ло на раз­ра­бот­ку но­во­го, а сей­час — год.

— По­че­му?

— По­то­му что ком­па­ния очень вы­рос­ла.

— А как у вас ор­га­ни­зо­ван кре­а­тив­ный про­цесс?

—Ясо­би­ра­ю­со ве­ща­ния,что-тов­ро­дем озго­выхш тур­мов.Си­жу и смот­рю, а они при­ду­мы­ва­ют. Я про­сто ста­ра­юсь их ку­да-то на- пра­вить или вы­хва­ты­ваю ка­кую-то идею и на­чи­наю ее раз­ви­вать. По­том мы все это об­суж­да­ем. Ино­гда по­сле ме­ся­ца об­суж­де­ния идея от­прав­ля­ет­ся в по­мой­ку. Ино­гда ди­зайн не по­лу­ча­ет­ся. Вот мы на­ча­ли вы­пус­кать про­фес­си­о­наль­ную ли­ней­ку — «Об­ле­пи­ха Siberica». Но, мне ка­жет­ся, она не пой­дет. Некра­си­вая, прав­да?

Он по­ка­зы­ва­ет об­ра­зец, не по­хо­жий ни на ка­кие дру­гие: вы­зы­ва­ю­ще яр­кое и в то же вре­мя изыс­кан­ное со­че­та­ние ла­зу­ри, зо­ло­та и цве­точ­но­го ор­на­мен­та. Сра­зу вспо­ми­на­ют­ся фо­то­гра­фии из «Неиз­вест­ной Си­би­ри».

— А мне, на­обо­рот, нра­вит­ся.

— Нра­вит­ся? Слу­шай­те, мо­жет, я не прав.

— В этом есть что-то наше, на­ци­о­наль­ное.

— Да, рус­ское. А ведь это ан­гли­ча­нин де­лал. Ви­ди­те, как вы­шло. Мы его при­во­зи­ли сю­да, это­го ан­гли­ча­ни­на, мно­го раз, в ба­ню во­ди­ли, что­бы он про­ник­ся рус­ским ду­хом. Как-то в экс­пе­ди­ции в бане он так кри­чал, что я по­ду­мал, что его там убили. А ока­зы­ва­ет­ся, его про­па­ри­ли, и ко­гда он ле­жал раз­го­ря­чен­ный, до­ста­ли бу­тыл­ку бор­жо­ми из мо­ро­зиль­ни­ка и вы­ли­ли ему на спи­ну. Вот он про­чув­ство­вал все это и сде­лал луч­ший ди­зайн. И ко­гда он уез­жал, он мне ска­зал, что мы все тут crazy fucking Russians — при этих сло­вах Труб­ни­ков дол­го и за­ли­ви­сто сме­ет­ся.

ООО «На­ту­ра Сиберика» со­зда­но в 2007 го­ду. Ак­ци­о­нер — Ан­дрей Труб­ни­ков (ему же при­над­ле­жит ООО «Пер­вое ре­ше­ние», вы­пус­ка­ю­щее око­ло 30 ма­рок кос­ме­ти­ки, в том чис­ле «Ре­цеп­ты ба­буш­ки Ага­фьи», Organic Shop, Organic People, Planeta Organica, Organic Garden,...

Та­кие стан­ки для от­жи­ма кед­ро­во­го мас­ла Труб­ни­ков по­ста­вит в ма­га­зи­нах Natura Siberica — что­бы про­да­вать све­жую кос­ме­ти­ку

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.