О галь­ва­ни­за­ции умер­ше­го ЕГЭ

Алек­сандр При­ва­лов

Ekspert - - РАЗНОЕ -

Ес­ли ко­гда-ни­будь Ми­нобр сде­ла­ет вдруг что-ни­будь по­че­ло­ве­че­ски, пуб­ли­ка ра­зом смек­нёт, что там уво­ле­но и на­бра­но по иным прин­ци­пам всё ру­ко­вод­ство. Но по­ка всё и вся оста­ёт­ся на сво­их ме­стах. Ре­ше­ние о ра­ди­каль­ном пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­нии ЕГЭ уже в бу­ду­щем го­ду — ра­ди­каль­ном на­столь­ко, что са­ма суть ЕГЭ бу­дет уни­что­же­на, — по­ме­че­но лич­ным чеканом во­ждей на­ше­го об­ра­зо­ва­ния: ре­ше­ние под­го­тов­ле­но в тайне, без учё­та мне­ния пе­да­го­ги­че­ско­го со­об­ще­ства, и со­дер­жит оче­вид­ные гру­бые ошиб­ки.

Сна­ча­ла фак­ты. Ми­нистр Ли­ва­нов со­об­щил «Из­ве­сти­ям», что уже с 2015 го­да из эк­за­ме­на­ци­он­ных за­да­ний по всем пред­ме­там изы­мут блок А (где нуж­но вы­би­рать от­вет из пред­ло­жен­ных ва­ри­ан­тов), а в эк­за­ме­нах по всем гу­ма­ни­тар­ным пред­ме­там по­явит­ся уст­ная часть. Это но­во­сти весь­ма раз­но­го ка­че­ства. Блок А был не так уж и плох: для оцен­ки зна­ния фак­ти­че­ско­го ма­те­ри­а­ла та­кие те­сты весь­ма удоб­ны. Да, имен­но на них ча­ще ки­ва­ли, го­во­ря, что об­ра­зо­ва­ние в шко­лах сме­ни­лось на­тас­ки­ва­ни­ем. Но пра­во же, се­туя на убий­ствен­ную ег­эи­за­цию шко­лы, пе­да­го­ги име­ли в ви­ду го­раз­до бо­лее ши­ро­кий круг яв­ле­ний, чем кон­крет­ный вид за­да­ний. А вот воз­вра­ще­ние уст­но­го эк­за­ме­на — бес­спор­но ра­зум­ный шаг, ко­то­ро­го со­об­ще­ство до­би­ва­лось пят­на­дцать лет, с са­мо­го на­ча­ла экс­пе­ри­мен­тов с ЕГЭ. По­че­му же это­го ра­зум­но­го ша­га так дол­го не де­ла­ли? Да по­то­му, что он несов­ме­стим с ос­нов­ным смыс­лом ЕГЭ как ис­пы­та­ния всех вы­пуск­ни­ков огром­ной стра­ны по еди­но­му кри­те­рию. Уст­ный эк­за­мен в шко­ле X ни­как не ра­вен эк­за­ме­ну в шко­ле Y, осо­бен­но ес­ли школа X ра­бо­та­ет в ме­га­по­ли­се, а школа Y — в де­ревне. В свя­щен­ном ми­но­бров­ском трое­бук­вии утра­чи­ва­ет­ся на­чаль­ное Е.

Те­перь об ошибках. Глав­ная из них, соб­ствен­но, уже на­зва­на — и из неё пря­мо сле­ду­ют осталь­ные. По су­ти ЕГЭ от­ме­няя, Ми­нобр в этом не при­зна­ёт­ся. Вме­сто то­го что­бы чест­но ска­зать: «Граж­дане, мы пят­на­дцать лет обе­ща­ли вам чест­ный и объ­ек­тив­ный ЕГЭ, но у нас так ни­че­го и не вы­шло — про­сти­те нас, ес­ли мо­же­те!» — Ли­ва­нов про­дол­жа­ет го­во­рить о по­вы­ше­нии про­зрач­но­сти ЕГЭ, об улуч­ше­нии про­це­дур при­ё­ма эк­за­ме­на — сло­вом, пред­ла­га­ет по-преж­не­му ви­деть в нём глав­ный центр при­ло­же­ния всех уси­лий. Это ведь у них тра­ди­ция: ещё преж­ний ми­нистр, Фур­сен­ко, под­во­дя итоги вось­ми­лет­ней ра­бо­ты, на­звал сво­им глав­ным до­сти­же­ни­ем то, что «об­ще­ство при­ня­ло ЕГЭ» (что и то­гда бы­ло, веж­ли­во го­во­ря, не со­всем прав­дой). Все при­вык­ли слу­шать по­доб­ные ре­чи — и зря при­вык­ли. Ор­га­ни­за­ция эк­за­ме­нов, будь то вы­пуск­ных или при­ём­ных, есть не бо­лее чем де­таль на­ци­о­наль­ной си­сте­мы об­ра­зо­ва­ния — ни­как не её ос­но­ва. Ка­че­ство по­лу­ча­е­мых зна­ний на­до про­ве­рять так, как удоб­нее, — толь­ко и все­го. Че­ло­век, вправ­ду хо­ро­шо учив­ший­ся в шко­ле, с при­мер­но оди­на­ко­вой лёг­ко­стью сдаст что тест, где ста­вят га­лоч­ки, что уст­ный эк­за­мен, что пись­мен­ный; че­ло­век, учив­ший­ся пло­хо, рав­но­ве­ро­ят­но за­вяз­нет и там, и там, и там. Но де­я­те­ли бес­ко­неч­ной ре­фор­мы на­ше­го об­ра­зо­ва­ния ухит­ри­лись сде­лать вто­ро­сте­пен­ную де­таль сре­до­то­чи­ем всей си­сте­мы, со­вер­шен­но за­тмив­шим её дей­стви­тель­ную суть и на­зна­че­ние.

Льви­ная до­ля все­го, что де­ла­ет­ся в об­щей шко­ле, и из­ряд­ная часть про­ис­хо­дя­ще­го в шко­ле выс­шей за­вя­за­ны на ЕГЭ. Это и есть глав­ный порок ми­но­бров­ско­го лю­бим­ца: на нём слиш­ком мно­го ви­сит. По ре­зуль­та­там ЕГЭ пря­мо или по­чти пря­мо оце­ни­ва­ет­ся ра­бо­та учи­те­ля, ди­рек­то­ра шко­лы и са­мой шко­лы, рек­то­ра и ву­за, де­пар­та­мен­та об­ра­зо­ва­ния, гу­бер­на­то­ра, ми­ни­стра — оце­ни­ва­ет­ся с весь­ма ощу­ти­мы­ми фи­нан­со­вы­ми и ка­рьер­ны­ми по­след­стви­я­ми. (Вот по­это­му ЕГЭ не по­бо­рол кор­руп­цию в об­ра­зо­ва­нии, ра­ди че­го ко­гда-то и за­те­вал­ся, а, на­про­тив, за­мет­но на­рас­тил её объ­ём, но это от­дель­ный раз­го­вор.) О со­дер­жа­нии об­ра­зо­ва­ния дав­но ни­кто не го­во­рит — это по­чти за­пре­ще­но. О ка­че­стве по­лу­ча­е­мо­го детьми об­ра­зо­ва­ния то­же ни­кто не го­во­рит — о нем су­дят по бал­лам ЕГЭ, да­ю­щим за­ве­до­мо лож­ную кар­ти­ну. В про­шлом го­ду «ЕГЭ-двой­ки» по ма­те­ма­ти­ке по­лу­чи­ло пять про­цен­тов де­тей, по фи­зи­ке — де­вять; ву­зы, за­ста­вив­шие осе­нью сво­их пер­во­курс­ни­ков сдать та­кие же те­сты, по­лу­ча­ли и пять­де­сят, и шесть­де­сят про­цен­тов двоек. Мо­жет быть, ху­же все­го, что и пер­спек­ти­вы рос­сий­ской шко­лы за­би­ты, как бу­рья­ном, те­ми же тре­мя бук­ва­ми: важ­ней­шим це­ле­вым по­ка­за­те­лем раз­ви­тия об­ще­го об­ра­зо­ва­ния со­глас­но дей­ству­ю­щей Гос­про­грам­ме ста­ло «От­но­ше­ние сред­не­го бал­ла ЕГЭ в 10% школ с луч­ши­ми ре­зуль­та­та­ми к сред­не­му бал­лу ЕГЭ в 10% школ с худ­ши­ми ре­зуль­та­та­ми», то есть лег­ко ма­ни­пу­ли­ру­е­мый де­ри­ва­тив от под­та­со­ван­ных за­ме­ров. (Что за­яв­лен­ное в этом кри­те­рии стрем­ле­ние к об­ра­зо­ва­нию рав­но­го ка­че­ства по все­му про­стран­ству стра­ны столь же фаль­ши­во, как и ег­эш­ная борь­ба с кор­руп­ци­ей, — ещё один от­дель­ный раз­го­вор.) Не знаю, вспом­нил ли ми­нистр Ли­ва­нов, что те­перь, по­сле фак­ти­че­ско­го упразд­не­ния еди­но­го эк­за­ме­на, этой Гос­про­грам­ме уже окон­ча­тель­но ме­сто в кор­зине, но твёр­до знаю, что про­грам­ма оста­нет­ся в си­ле.

Ну а раз ЕГЭ из де­та­ли сде­лал­ся несу­щим стол­пом, то и на­блю­да­е­мый ныне за­кат ЕГЭ есть не мел­кая не­уда­ча, а прин­ци­пи­аль­ный про­вал про­во­див­шей­ся пол­то­ра де­ся­ти­ле­тия об­ра­зо­ва­тель­ной по­ли­ти­ки. Ес­ли бы за ним по­сле­до­ва­ли от­став­ки — как оно, в об­щем-то, по­все­мест­но при­ня­то — бы­ло бы лег­че пре­рвать се­рию оши­бок, по­ка на на­ших гла­зах успеш­но про­дол­жа­е­мую. Мож­но бы­ло бы вы­кор­че­вать пря­мую за­ви­си­мость пе­да­го­гов и ди­рек­то­ров от бал­лов по ЕГЭ — и уж тем бо­лее из­ба­вить от неё гу­бер­на­то­ров. Мож­но бы­ло бы раз­ве­сти вы­пуск­ные и всту­пи­тель­ные эк­за­ме­ны. Пусть, на­при­мер, на­пи­сан­ный в шко­ле ЕГЭ ста­нет про­пус­ком не в уни­вер­си­тет, а на эк­за­мен в уни­вер­си­тет; мож­но и по­дру­го­му, де­та­ли по­чти не важ­ны — лишь бы разо­рвать сплош­ной се­го­дня фронт фа­на­тов за­вы­ше­ния бал­лов. И ко­гда тень вер­ну­лась бы на своё ме­сто, де­таль вновь ста­ла бы де­та­лью, мож­но бы­ло бы за­нять­ся де­лом. За­ду­мать­ся, на­ко­нец, о со­дер­жа­нии школь­но­го об­ра­зо­ва­ния, се­го­дня уже непе­ре­но­си­мо де­гра­ди­ро­вав­ше­го; о пра­виль­ном со­от­но­ше­нии ба­зо­вых и про­чих пред­ме­тов — и о на­пол­не­нии про­грамм; о мо­ти­ва­ции уче­ни­ков и мо­ти­ва­ции учи­те­лей; о со­вре­мен­ных методах со­ци­а­ли­за­ции и со­вре­мен­ном осна­ще­нии учеб­ных про­цес­сов. Но ни­че­го это­го, к со­жа­ле­нию, не бу­дет, а бу­дет по-преж­не­му раз­ве­ши­ва­ние ви­део­ка­мер и рас­ста­нов­ка ме­тал­ло­де­тек­то­ров для по­вы­ше­ния про­зрач­но­сти на са­мом-то де­ле уже от­ме­нён­но­го ЕГЭ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.