КАК ЯКУ­ТЫ ПОБЕДИЛИ ГАР­РИ ПОТ­ТЕ­РА И ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА-ПА­У­КА

Ekspert - - ЛЮДИ НОМЕРА -

Ма­лень­кая комнатка, в ко­то­рой то очень жар­ко, то очень хо­лод­но из-за от­кры­то­го ок­на, за ко­то­рым ми­нус 34. Вме­сто сто­ла то ли дверь, то ли ку­сок невесть от­ку­да вы­рван­ной фа­не­ры. Ви­де­ли бы гол­ли­вуд­ские про­дю­се­ры, как и в ка­ких усло­ви­ях при­ду­мы­ва­ют­ся и сни­ма­ют­ся опе­ре­жа­ю­щие их в мест­ном про­ка­те филь­мы!

Оту чив­шись в Щеп­кин­ском те­ат­раль­ном учи­ли­ще, Алек­сей Егоров и Дмит­рий Шад­рин вер­ну­лись в род­ной Якутск. «Ак­те­ры-ази­а­ты — ну ко­му они там в Москве нуж­ны? Зна­чит, сра­зу от­ка­зы­ва­ешь­ся от 70 про­цен­тов ро­лей, ко­то­рые, воз­мож­но, сыг­рал бы здесь. Это раз. Ну вот и вся при­чи­на, соб­ствен­но». А, вер­нув­шись в Яку­тию и при­ки­нув воз­мож­ный за­ра­бо­ток в те­ат­ре, со­зда­ли ки­но­сту­дию, став од­ни­ми из тех, кто за­ста­вил го­во­рить о фе­но­мене якут­ско­го ки­но.

Ка­за­лось бы, в го­ро­де веч­ной мерз­ло­ты к тер­ни­сто­му про­фес­си­о­наль­но­му пу­ти, ко­то­рый не все­гда вы­во­дит в звезды, долж­на до­ба­вить­ся еще и су­ро­вая по­го­да. Но в Яку­тии обыч­ные оцен­ки пер­спек­тив в ре­ги­о­нах не сра­ба­ты­ва­ют. Здесь один из глав­ных спо­со­бов про­ве­сти до­суг — по­ход в ки­но­те­атр, и каж­дый год на экра­ны вы­хо­дит до 15 кар­тин мест­ных ки­но­сту­дий. Они не все­гда ка­че­ствен­ные, ме­ста­ми очень на­ив­ные. За­то от­ра­жа­ют обы­чаи и осо­бен­но­сти здеш­не­го юмо­ра. За­то в них иг­ра­ют «свои», рес­пуб­ли­кан­ские ак­те­ры. При­чем фильм мест­но­го про­из­вод­ства спо­со­бен при­влечь боль­ше зри­те­лей, чем кас­со­вый голливудск­ий блок­ба­стер. На­при­мер, про­дук­ция сту­дии Его­ро­ва и Шад­ри­на «ДетСат» обо­шла в про­ка­те «Гар­ри Пот­те­ра» и «Че­ло­ве­ка-па­у­ка-2». На съем­ки пол­но­цен­ной кар­ти­ны в Яку­тии тре­бу­ет­ся око­ло 1 млн руб­лей.

История

«ДетСат» — это не «дет­ский сад». Аб­бре­ви­а­ту­ра озна­ча­ет «Де­ти Са­ха Ака­де­ми­че­ско­го те­ат­ра». В 2002 го­ду в рес­пуб­ли­ке был на­бран спец­курс Щеп­кин­ско­го учи­ли­ща. Мо­ло­дежь, ко­то­рой пред­сто­я­ло от­учить­ся в Москве, по воз­вра­ще­нии долж­на бы­ла влить­ся в со­став Ака­де­ми­че­ско­го те­ат­ра Са­ха. Это был шанс, ко­то­рый мест­ным ре­бя­там по­след­ний раз вы­па­дал в 1985 го­ду. Для «Щеп­ки» та­кая практика — обыч­ное де­ло: здесь, на­при­мер, про­хо­дят обу­че­ние та­лан­ты из Чу­ва­шии, с Ал­тая, из Кир­ги­зии. Пре­по­да­ют им на род­ном язы­ке, и в со­от­вет­ствии с до­го­во­ром они, за­кон­чив уче­бу, воз­вра­ща­ют­ся на ро­ди­ну. Хо­тя мно­гие пы­та­ют­ся за­кре­пить­ся в сто­ли­це. «Я в “ДМБ” иг­рал», — вспо­ми­на­ет Шад­рин. «На три се­кун­ды он там по­яв­ля­ет­ся, кра­сав­чик!» — иро­ни­зи­ру­ет Егоров. «Нас бы­ло чет­ве­ро. И нам да­ли по 150 руб­лей. И мы на все эти день­ги ку­пи­ли еды для всей об­ща­ги — празд­ник устро­и­ли, ведь пер­вый наш го­но­рар был», — хва­ста­ет стар­то­вой ро­лью Дмит­рий. Это, по­жа­луй, и все. При­шлось воз­вра­щать­ся.

Его­ро­ву в тот мо­мент бы­ло 19 лет, Шад­рин на два го­да стар­ше. Впе­ре­ди три го­да от­ра­бот­ки на те­ат­раль­ной сцене. От­ра­бо­та­ли че­ты­ре. «У нас го­ре­ли гла­за, мы хо­те­ли мно­го ро­лей. За­вер­те­лась на­ша жизнь ак­тер­ская. Труп­па мо­ло­дая, для нас по­ста­ви­ли несколь­ко спе­ци­аль­ных спек­так­лей. В те­атр на­ча­ла хо­дить мо­ло­дежь», — сме­ет­ся Егоров. «По­том об­за­ве­лись се­мья­ми, по­ня­ли, что на зар­пла­ту ак­те­ра — сколь­ко мы, ты­ся­чи че­ты­ре по­лу­ча­ли в ме­сяц? — се­мью со­дер­жать невоз­мож­но. Хо­тя, ко­неч­но, нам еще ро­ди­те­ли по­мо­га­ли. Но все рав­но не хва­та­ло.

«Мы по­ду­ма­ли: мо­жет, нам сде­лать ка­кой-то проект, кон­церт, ко­то­рый со- бе­рет за­лы, хо­тя бы ра­зо­во, по­про­бу­ем за­ра­бо­тать? Сде­ла­ли. Ре­кла­му при­ду­ма­ли про­сто ши­кар­ную. Ин­три­го­ва­ли: первую по­ло­ви­ну ре­кла­мы пус­ка­ем пер­вые две неде­ли, а вся вто­рая по­ло­ви­на — на вто­рой неде­ле», — де­лит­ся по­дроб­но­стя­ми Алек­сей. В 2006 го­ду уда­лось это сде­лать бес­плат­но — при­влек­ли дру­зей, кол­лег, в рит­ме ка­пуст­ни­ка на­пи­са­ли сце­на­рий. На­шли спон­со­ров, ко­то­рые бы­ли го­то­вы за­пла­тить за раз­ме­ще­ние ло­го­ти­па на бан­не­ре. «Мы то­гда по­ня­ли, что это не долж­но за­кан­чи­вать­ся од­ним кон­цер­том. И на­ча­ли все­рьез ра­бо­тать. На­ча­ли де­лать пе­ре­да­чи», — до­бав­ля­ет Шад­рин.

Рож­ден­ный в те­ат­раль­ной ку­рил­ке

«В пер­вом кон­цер­те по­явил­ся об­раз та­ко­го пар­ня-про­стач­ка. И мы на­ча­ли по нему пи­сать ко­рот­кие сцен­ки и сни­мать трех­ми­нут­ные вы­пус­ки — ну ти­па “Го­род­ка”. При­нес­ли на наш те­ле­ка­нал. Уда­лось убе­дить ру­ко­вод­ство, что ка­на­лу тре­бу­ет­ся раз­вле­ка­тель­ная про­грам­ма», — на­пе­ре­бой рас­ска­зы­ва­ют Шад­рин и Егоров.

Сня­ли па­ру се­рий, по­том еще и еще. Вы­шел прак­ти­че­ски се­ри­ал. Се­ми­вось­ми­ми­нут­но­го ко­ме­дий­но­го вы­пус­ка зри­те­лям при­хо­ди­лось ждать це­лую неде­лю. «Наш ге­рой Кэс­кил стал очень по­пу­ля­рен. И мы ре­ши­ли: не бу­дем боль­ше про­из­во­дить се­ри­ал. Сни­мем фильм с тем же пер­со­на­жем». За зна­ни­я­ми энер­гич­ные Дмит­рий с Алек­се­ем от­пра­ви­лись в ГИТИС, на ре­жис­сер­ский фа­куль­тет.

Фильм, фильм, фильм!

«У нас же де­нег не бы­ло. Но мы быст­ро со­бра­ли спон­со­ров. То­гда спон­со­ры ве­ри­ли в ло­го­ти­пы, еще ве­ри­ли в “брат­ские мо­ги­лы”: афи­ша и на ней вни­зу все эти ло­го­ти­пы, ло­го­ти­пы... Их так мно­го, что и не раз­бе­решь. И мы со всех со­би­ра­ли день­ги. С ко­го пять­де­сят ты­сяч, с ко­го сто, а с ко­го и три­ста ты­сяч — в за­ви­си­мо­сти от раз­ме­ра ло­го­ти­па. Кста­ти, то­гда спон­со­ры во всем здо­ро­во шли на под­держ­ку. Во-пер­вых, юмо­ра во­об­ще не бы­ло в на­шей рес­пуб­ли­ке. Во-вто­рых, нас ведь по­ка­зы­вал на­ци­о­наль­ный ка­нал. И, ес­ли най­дешь трех спон­со­ров по три­ста ты­сяч руб­лей, у те­бя уже прак­ти­че­ски мил­ли­он. Сей­час они, ко­неч­но, разо­бра­лись, что так кли­ен­тов не при­влечь», — рас­ска­зы­ва­ют ки­но­про­из­во­ди­те­ли. Все­го несколь­ко лет на­зад это бы­ло, а как буд­то про­шли де­ся­ти­ле­тия.

Вы­шед­ший в 2007 го­ду фильм при­нес­ли в един­ствен­ный ки­но­те­атр, ко­то­рый по­ка­зы­вал с «циф­ры». «Нам ска­за­ли, что бу­дут по­ка­зы­вать ки­но до тех пор, по­ка на­пол­ня­е­мость за­ла не сни­зит­ся до 30 про­цен­тов. А там все­го 50 мест. И ес­ли на се­анс при­хо­ди­ло мень­ше 15 че­ло­век, то он от­ме­нял­ся. Неваж­но, по­не­дель­ник это или втор­ник. И с та­ким успе­хом мы два

ме­ся­ца про­ка­ты­ва­ли. Стар­то­ва­ли 2 мая, а 2 июля за­кон­чи­ли», — рас­ска­зы­ва­ет Шад­рин. В съем­ках при­ни­ма­ли уча­стие сту­ден­ты, ка­вэ­эн­щи­ки, дру­зья. На го­но­ра­ры прак­ти­че­ски не тра­ти­лись, толь­ко на тех­ни­че­скую груп­пу: мон­та­же­ры, опе­ра­то­ры. Весь бюд­жет филь­ма со­ста­вил при­мер­но 800 ты­сяч руб­лей. Уда­лось и за­ра­бо­тать па­ру со­тен. На волне успе­ха ре­ши­ли не мед­ля сни­мать вто­рой фильм. Кар­ти­ну де­ла­ли на рус­ском язы­ке — по за­дум­ке фильм долж­но бы­ло по­смот­реть как ми­ни­мум несколь­ко мил­ли­о­нов че­ло­век по всей Рос­сии. Тре­бо­вал­ся раз­мах и что­бы обя­за­тель­но бы­ло па­фос­но.

«Мы то­гда по­ду­ма­ли, что мы кру­тые, нас на­ча­ли по­ка­зы­вать в ки­но­те­ат­ре. Око­ло мил­ли­о­на руб­лей сно­ва со­бра­ли со спон­со­ров. И спра­ши­ва­ли всех, кто сколь­ко сто­ит. Опе­ра­тор го­во­рит: “Де­сять ты­сяч”. Мы го­во­рим: “Да­ем два­дцать”. “Ак­тер, сколь­ко глав­ный ге­рой по­лу­ча­ет, сколь­ко те­бе пла­ти­ли?” — “Ну пят­на­дцать ты­сяч”. Да­ем трид­цать. Всем в два ра­за умно­жа­ли. Мы ку­пи­ли ка­ме­ру, до это­го одал­жи­ва­ли ее у дру­зей. Арен­до­ва­ли кра­ны, ях­ту… Ку­ча де­ву­шек, мисс Якутия, все в би­ки­ни», — сме­ют­ся кол­ле­ги­про­дю­се­ры. «И мы про­го­ре­ли…» — это го­во­рит­ся уже се­рьез­но.

«Мы бы­ли ду­ра­ки, мы бы­ли мо­ло­дые, ам­би­ци­оз­ные. И нам да­ли по но­су. При­чем очень глу­по по­лу­чи­лось. Пре­мье­ра, на­род при­шел, спон­со­ры, ре­сто­ран за­ка­зан, все го­то­во, все куп­ле­но. На­чи­на­ют ки­но по­ка­зы­вать. Ло­го­ти­пы вы­хо­дят, а даль­ше что-то слу­чи­лось с ви­део, и на экране толь­ко но­ги гу­ля­ют. От все­го кад­ра на экране толь­ко чет­вер­тая часть», — про­дол­жа­ет Шад­рин. «Утром про­го­ня­ли — все бы­ло нор­маль­но. Мы ту­да, сю­да: кто ви­но­ват? Вспо­те­ли, пол­ный про­вал. С ки­но­те­ат­ром по­ссо­ри­лись. И ска­за­ли го­стям: из­ви­ни­те, иди­те по до­мам, “ки­на не бу­дет”. И во­об­ще оста­но­ви­ли про­кат. По­том про­да­ва­ли этот фильм толь­ко на дис­ках», — до­бав­ля­ет Егоров. Ока­за­лись там же, где бы­ли: без гро­ша да еще с под­мо­чен­ной ре­пу­та­ци­ей. Прав­да, уны­ва­ли не­дол­го. «Мы сра­зу сня­ли вто­рую часть. И это бы­ла бом­ба. Мы то­гда ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли се­бя. Это был пер­вый фильм, ко­то­рый по­ка­зы­вал­ся в но­вом “Си­не­ма­цен­тре”», — ве­се­лят­ся «дет­са­тов­цы».

Что сей­час

В на­ча­ле 2015 го­да сту­дия «ДетСат» при­сту­пи­ла к съем­кам сво­е­го уже 14-го филь­ма. Под сце­на­рии на­хо­дят за­каз­чи­ков как сре­ди гос­струк­тур, так и из чис­ла круп­ных част­ни­ков. При этом в сво­ем ре­ги­оне сту­дии рас­ти неку­да. Бюд­же­ты рас­тут, а ауди­то­рию не уве­ли­чить — в ки­но и так при­дут все. Но ока­за­лось, что по мен­та­ли­те­ту к яку­там бли­же не осталь­ная Рос­сия, а Азия. «Мы по­ка ва­рим­ся здесь, у се­бя. Нас тут зна­ют, нас тут лю­бят, но все-та­ки хо­те­лось как-то вый­ти за пре­де­лы на­шей рес­пуб­ли­ки. Мы на­чи­на­ем дер­жать связь с Ази­ей, с кир­ги­за­ми на­чи­на­ем ра­бо­тать. Не­дав­но уже все до­ку­мен­ты под­пи­са­ли. Хо­тим на­ла­дить свое­об­раз­ный об­мен. Это ло­гич­но в том смыс­ле, что мы все тюр­ко­языч­ные, у нас фак­ти­че­ски од­ни пред­ки. И по­том, на рос­сий­ский ры­нок зай­ти очень слож­но, там дру­гие пра­ви­ла иг­ры», — де­лит­ся бли­жай­ши­ми пла­на­ми Егоров.

Каль­ку­ля­тор

Под проект бе­рет­ся ко­ман­да 40–50 че­ло­век: опе­ра­то­ры, ас­си­стен­ты, зву­ко­ре­жис­се­ры, мон­та­же­ры, де­ко­ра­то­ры, во­ди­те­ли и т. д. В сред­нем они по­лу­ча­ют по 45 тыс. руб­лей. На кар­ти­ну ухо­дит до 1,5 млн руб­лей. 30% трат — рас­хо­ды на ре­кла­му. Вся техника арен­ду­ет­ся у круп­ной сту­дии «Са­ха фильм» (по­ку­пать бес­смыс­лен­но, по­то­му что обо­ру­до­ва­ние быст­ро уста­ре­ва­ет), ли­бо при­вле­ка­ют­ся опе­ра­то­ры со сво­и­ми ка­ме­ра­ми.

Ау­ди­то­рия у «ДетСа­та» — 480 тыс. че­ло­век. Сред­няя це­на би­ле­та в ки­но — 250 руб­лей. За­ра­бо­ток на­чи­на­ет­ся, ко­гда в ки­но­те­атр при­хо­дят 25 тыс. зри­те­лей. В про­ка­те мож­но за­ра­бо­тать до 4 млн руб­лей, но по­ло­ви­ну при­дет­ся оста­вить ки­но­те­ат­ру.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.