По до­ро­ге к па­ри­те­ту?

Де­ше­вый ев­ро обер­нет­ся низ­ким ро­стом ев­ро­пей­ских эко­но­мик и низ­кой ин­фля­ци­ей. Все это от­чет­ли­во на­по­ми­на­ет япон­ский сце­на­рий

Ekspert - - МЕЖ ДУНАРОДНЫЙ БИЗНЕС -

вро стре­ми­тель­но при­бли­жа­ет­ся к па­ри­тет­но­му (1 к 1) кур­су к дол­ла­ру США, при­том что год на­зад за ев­ро да­ва­ли 1,4 дол­ла­ра. «Это де­ла­ет все бо­лее лег­ким и про­стым: один ев­ро ра­вен од­но­му дол­ла­ру», — за­явил в се­ре­дине мар­та на встре­че с про­мыш­лен­ни­ка­ми фран­цуз­ский пре­зи­дент Фран­с­уа Ол­ланд.

Силь­ный дол­лар и сла­бый ев­ро — та­ков наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ный про­гноз на 2015 год. Deutsche Bank по­шел даль­ше, пред­по­ло­жив, что к 2017 го­ду ев­ро мо­жет упасть до 0,95 дол­ла­ра (что все же вы­ше ис­то­ри­че­ско­го ми­ни­му­ма 0,83 дол­ла­ра в 2000 го­ду). Но есть ли у это­го ва­лют­но­го трен­да проч­ные эко­но­ми­че­ские обос­но­ва­ния? И ка­ки­ми по­след­стви­я­ми это чре­ва­то для Ев­ро­пы?

Стан­дарт­ное объ­яс­не­ние, по­че­му дол­лар до­ро­жа­ет, а ев­ро де­ше­ве­ет, ко­неч­но, вер­но: во всем ви­но­ва­та на­ме­тив­ша­я­ся раз­беж­ка в мо­не­тар­ной по­ли­ти­ке по раз­ные сто­ро­ны Ат­лан­ти­ки. В то вре­мя как Фе­де­раль­ная ре­зерв­ная си­сте­ма сиг­на­ли­зи­ру­ет о ве­ро­ят­ном уже­сто­че­нии, Ев­ро­пей­ский цен­тро­банк под­дер­жи­ва­ет сверх­низ­кие про­цент­ные став­ки и за­пус­ка­ет про­грам­му ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния (по су­ти, на­чи­на­ет «пе­ча­тать день­ги»).

Ес­ли Ев­ро­па ба­лан­си­ру­ет на гра­ни низ­ко­го ро­ста и ре­цес­сии — в 2012–2013 го­дах ре­аль­ный ВВП в зоне ев­ро па­дал, а в 2014-м вы­рос ме­нее чем на 1%, — то в США экономика рас­тет вот уже пять лет, при­чем сред­ние тем­пы пре­вы­ша­ют 2,3% в год. Ин­фля­ция в Ев­ро­пе в по­след­ние два го­да за­мед­ли­лась, а на пе­ри­фе­рии — от Лат­вии и Сло­ва­кии до Ир­лан­дии или Гре­ции пе­ре­шла в де­фля­цию. В США же це­ны ста­биль­но идут вверх. Это озна­ча­ет по­сте­пен­ное укреп­ле­ние аме­ри­кан­ско­го дол­ла­ра от­но­си­тель­но ев­ро. Но все эти фак­то­ры — мо­не­тар­ная по­ли­ти­ка, рост и ди­на­ми­ка цен — не но­вость для рын­ков, о тен­ден­ци­ях зна­ли и пол­го­да на­зад. По­че­му же толь­ко в пер­вые две неде­ли мар­та ев­ро по от­но­ше­нию к дол­ла­ру упал на 6%?

ЕВой­на печатных стан­ков

«Са­мой важ­ной но­во­стью для ва­лют­ных рын­ков в этом го­ду ста­ло ре­ше­ние ЕЦБ о на­ча­ле ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния в зоне ев­ро. Во мно­гом это ока­за­лось за­поз­да­лой ре­ак­ци­ей ру­ко­вод­ства ЕЦБ на про­бле­мы в ев­ро­пей­ских эко­но­ми­ках, но ре­ак­ци­ей, об­ра­ща­ю­щей­ся к уже опро­бо­ван­но­му аме­ри­кан­ско­му опы­ту, — ведь имен­но так в США бо­ро­лись с по­след­стви­я­ми кри­зи­са 2008–2009 го­дов», — рас­ска­зал «Экс­пер­ту» Джон Спринг­форд, стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Цен­тра ев­ро­пей­ских ре­форм (CER) в Лон­доне. В Ев­ро­пе про­грам­ма ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния под­ра­зу­ме­ва­ет по­куп­ку Ев­ро­пей­ским цен­тро­бан­ком го­соб­ли­га­ций 19 стран — участ­ниц зо­ны ев­ро в объ­е­ме 60 млрд в ме­сяц до сен­тяб­ря 2016 го­да — в об­щей слож­но­сти на 1,1 трлн ев­ро. Гла­ва ЕЦБ Ма­рио Дра­ги объ­явил о на­ме­ре­ни­ях еще про­шлой осе­нью, но тем не ме­нее в мо­мент за­пус­ка про­грам­мы в кон­це ян­ва­ря ны­неш­не­го го­да ев­ро по­те­рял 3,6% сто­и­мо­сти все­го за день.

«При­чи­на па­де­ния ев­ро при ко­ли­че­ствен­ном смяг­че­нии про­ста — смяг­че­ние уве­ли­чи­ва­ет спрос на об­ли­га­ции, вклю­чая их по­куп­ку и у бан­ков, что на­ка­чи­ва­ет бан­ков­скую си­сте­му до­пол­ни­тель­ны­ми сред­ства­ми. Уве­ли­че­ние объ­е­мов ев­ро в об­ра­ще­нии долж­но сни­зить курс — точ­но так же, как дол­лар де­ше­вел от­но­си­тель­но клю­че­вых ва­лют сво­их тор­го­вых парт­не­ров во вре­мя аме­ри­кан­ской про­грам­мы ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния», — по­яс­ни­ла «Экс­пер­ту» Джес­си­ка Хайндс, эко­но­мист кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии Capital Economics.

Хо­тя об этой про­грам­ме го­во­ри­ли в Ев­ро­пе с сен­тяб­ря 2014 го­да, а за­пу­ще­на она бы­ла в ян­ва­ре ны­неш­не­го, рын­ки от­ре­а­ги­ро­ва­ли с за­держ­кой. По­хо­же, ва­лют­ные рын­ки не сра­зу вос­при­ня­ли эту ин­фор­ма­цию от­ча­сти по­то­му, что дол­го бы­ло неяс­но, как имен­но ЕЦБ бу­дет осу­ществ­лять по­куп­ки, ка­кие об­ли­га­ции и в ка­ком объ­е­ме вой­дут в про­грам­му.

Дей­ствия ЕЦБ сов­па­ли по вре­ме­ни с из­ме­не­ни­ем по­ли­ти­ки ФРС США. Так как аме­ри­кан­ская экономика про­дол­жа­ет быст­ро рас­ти (в 2015 го­ду про­гно­зи­ру­ет­ся +3,2%), а без­ра­бо­ти­ца упа­ла ни­же 6%, в США ожи­да­ют уско­ре­ния ин­фля­ции до уров­ня вы­ше 2%. В свя­зи с этим тут мож­но ожи­дать по­вы­ше­ния учет­ных ста­вок — уже с июня 2015 го­да. В сред­нем став­ка со­став­ля­ла око­ло 4% в пред­ше­ству­ю­щие по­след­не­му эко­но-

Гла­ва ЕЦБ Ма­рио Дра­ги объ­явил о на­ме­ре­нии на­чать ко­ли­че­ствен­ное смяг­че­ние еще осе­нью, но ев­ро на­чал па­дать с боль­шой за­держ­кой – ко­гда ста­ло из­вест­но, как имен­но бу­дет ре­а­ли­зо­вы­вать­ся эта про­грам­ма

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.