Мир дис­гар­мо­нии

Но­вый мно­го­по­ляр­ный ми­ро­по­ря­док по­вы­сит це­ну от­вет­ствен­ных по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний и при­ве­дет к де­мо­но­по­ли­за­ции эко­но­ми­ки

Ekspert - - ТЕМА НЕДЕЛИ -

ис­ки им­пуль­сив­ных эмо­ци­о­наль­ных ре­ше­ний в ми­ро­вой гео­по­ли­ти­ке рас­тут. Крах преж­ней си­сте­мы гло­баль­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний разрушил стра­хо­воч­ные ме­ха­низ­мы, а дрейф к мно­го­по­ляр­но­сти ка­жет­ся ха­о­тич­ным. Во мно­гом по­то­му, что пред­ска­зать кон­ту­ры ми­ра бу­ду­ще­го се­го­дня пред­став­ля­ет­ся непо­силь­ной за­да­чей. Кос­вен­ные при­зна­ки гря­ду­ще­го ми­ро­устрой­ства ана­ли­зи­ру­ет Дмит­рий Ев­ста­фьев, спе­ци­а­лист по ло­каль­ным кон­флик­там и во­ен­но-по­ли­ти­че­ским про­бле­мам, про­фес­сор На­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ско­го ин­сти­ту­та Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки.

Р— Вла­ди­мир Пу­тин на про­тя­же­нии мно­гих лет пред­ла­га­ет круп­ней­шим ми­ро­вым дер­жа­вам, преж­де все­го Со­еди­нен­ным Шта­там, при­сту­пить к раз­ра­бот­ке но­вой рав­но­прав­ной си­сте­мы вза­и­мо­от­но­ше­ний. Се­го­дня ка­жет­ся, что За­пад из по­след­них сил цеп­ля­ет­ся за пост­со­вет­скую кон­фи­гу­ра­цию од­но­по­ляр­но­го ми­ра и не по­ни­ма­ет, ка­кой бу­дет сле­ду­ю­щая. Мож­но ли уже се­го­дня по­нять, ка­ки­ми бу­дут пра­ви­ла гря­ду­ще­го мно­го­по­ляр­но­го устрой­ства?

— Рань­ше мы вос­при­ни­ма­ли мно­го­по­ляр­ный мир как мир гар­мо­нии. Ни­че­го по­доб­но­го. Мно­го­по­ляр­ный мир — это, во-пер­вых, мир от­сут­ствия твер­дых ин­сти­ту­а­ли­зи­ро­ван­ных со­юз­ни­че­ских от­но­ше­ний. Ко­а­ли­ции, в том чис­ле во­ен­но­по­ли­ти­че­ские, ста­но­вят­ся все бо­лее и бо­лее «флю­ид­ны­ми», воз­ни­ка­ю­щи­ми на вре­мен­ной ос­но­ве и без дол­го­сроч­ных обя­за­тельств. Во-вто­рых, это бо­лее ча­стое ис­поль­зо­ва­ние во­ен­ной си­лы, в том чис­ле в за­щи­ту эко­но­ми­че­ских ин­те­ре­сов. По­это­му я очень хо­ро­шо по­ни­маю и поддержива­ю рос­сий­скую опе­ра­цию в Си­рии. За при­ме­не­ни­ем си­лы я ви­жу не толь­ко гу­ма­ни­тар­ные и по­ли­ти­че­ские це­ли, но и со­вер­шен­но чет­кое со­от­вет­ствие этой опе­ра­ции рос­сий­ским эко­но­ми­че­ским ин­те­ре­сам. Не толь­ко в ре­ги­оне, но и в бо­лее ши­ро­ком кон­тек­сте.

В-тре­тьих, это мир дол­го­вре­мен­ной эко­но­ми­че­ской во­ла­тиль­но­сти, вы­зван­ной в том чис­ле во­ен­но-по­ли­ти­че­ски­ми фак­то­ра­ми. Ес­ли бы не бы­ло во­ен­но-по­ли­ти­че­ских по­след­ствий вос­со­еди­не­ния с Кры­мом, ве­ро­ят­нее все­го, во­прос о со­зда­нии на­ци­о­наль­ной пла­теж­ной си­сте­мы «Мир» так и остал­ся бы на бу­ма­ге, по­то­му что ни­ка­ких эко­но­ми­че­ских ос­но­ва­ний вкла­ды­вать боль­шие день­ги в та­кой про­ект без рас­че­та на немед­лен­ную при­быль про­сто не бы­ло. Се­го­дня мы од­на из немно­гих стран в ми­ре, име­ю­щих соб­ствен­ную си­сте­му без­на­лич­но­го фи­нан­со­во­го обо­ро­та, ко­то­рая бы­ла сде­ла­на от­но­си­тель­но ка­че­ствен­но и в очень ко­рот­кий срок. Мы по­ка­за­ли свой по­тен­ци­ал раз­ра­бот­ки боль­ших си­стем. Это поз­во­ли­ло со­здать, ко­неч­но, еще не «ну­ле­вой», но уже хо­тя бы «ми­нус пер­вый» уро­вень на­шей фи­нан­со­вой неза­ви­си­мо­сти, на­ше­го уча­стия в фи­нан­со­вой мно­го­по­ляр­но­сти. Это уже нема­ло, это уже ка­кая-то ба­за на бу­ду­щее, го­раз­до бо­лее важ­ная, чем мно­го­чис­лен­ные «про­жек­ты» преж­них вре­мен.

Чет­вер­тое — это глу­бо­кое из­ме­не­ние тра­ди­ци­он­ных пред­став­ле­ний о струк­ту­ре рын­ков и о кри­те­ри­ях при­быль­но­сти. Ухо­дит мир гло­баль­ных боль­ших рын­ков, где лю­ди в до­ро­гих ко­стю­мах го­во­ри­ли, что ес­ли нет под тот или иной про­ект, под то или иное про­из­вод­ство рын­ка мень­ше двух­сот мил­ли­о­нов, то об этом и ду­мать не на­до. На­чи­на­ет­ся кон­ку­рен­ция за сег­мен­ты рын­ков да­же в пять­де­сят мил­ли­о­нов че­ло­век. На­чи­на­ет­ся борь­ба за ме­сто в тех­но­ло­ги­че­ских це­поч­ках. На­чи­на­ет­ся борь­ба за ста­рые и осо­бен­но но­вые ло­ги­сти­че­ские ко­ри­до­ры. Сей­час во­об­ще на­до бить­ся за каж­дую ко­пей­ку. Преж­ние кри­те­рии «боль­шой ры­нок — ма­лый ры­нок», свой­ствен­ные пе­ри­о­ду ак­тив­ной, ка­за­лось, без­гра­нич­ной гло­ба­ли­за­ции, сей­час уже сла­бо ра­бо­та­ют, а по ме­ре на­коп­ле­ния «эф­фек­та гло­баль­ной во­ла­тиль­но­сти» мо­гут пре­тер­петь су­ще­ствен­ные из­ме­не­ния.

— Это бу­дут не вне­вре­мен­ные, по­сто­ян­ные ко­а­ли­ции, а си­ту­а­тив­ные?

— Ко­неч­но. И это не ме­ша­ет мно­го­по­ляр­но­сти. На­про­тив, си­ту­а­тив­ность пре­вра­ща­ет мно­го­по­ляр­ность из кон­цеп­ции в прак­ти­че­ское яв­ле­ние. Глав­ное в мно­го­по­ляр­но­сти — хо­тя

Дмит­рий Ев­ста­фьев

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.