«ИНОЕ» ВСЕ-ТА­КИ ДА­НО

По­бе­да Трам­па озна­ча­ет пе­ре­во­рот не толь­ко в ми­ро­вой по­ли­ти­ке, но и в пре­об­ла­да­ю­щей эко­но­ми­че­ской теории. И то и дру­гое долж­но на­ко­нец под­толк­нуть Рос­сию к но­вой эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

По­бе­да Трам­па озна­ча­ет пе­ре­во­рот не толь­ко в ми­ро­вой по­ли­ти­ке, но и в пре­об­ла­да­ю­щей эко­но­ми­че­ской теории. И то и дру­гое долж­но на­ко­нец под­толк­нуть Рос­сию к но­вой эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке

Как из­вест­но, До­нальд Трамп окон­чил в 1968 го­ду Уор­тон­скую шко­лу биз­не­са со сте­пе­нью ба­ка­лав­ра на­ук по эко­но­ми­ке и спе­ци­а­ли­за­ци­ей в об­ла­сти фи­нан­сов. 1968 год — это год «ве­ли­ко­го пе­ре­ло­ма» и в ис­то­рии ка­пи­та­лиз­ма, и в ис­то­рии со­ци­а­лиз­ма. Это год «Крас­но­го мая» в ла­ге­ре ка­пи­та­лиз­ма и «Праж­ской вес­ны» в ла­ге­ре со­ци­а­лиз­ма. Столь по­хо­жие со­бы­тия в столь, ка­за­лось бы, раз­ных эко­но­ми­ко­по­ли­ти­че­ских си­сте­мах обо­зна­чи­ли на­ступ­ле­ние эпо­хи гло­ба­ли­за­ции, ко­то­рая, как мно­гие ду­ма­ли, долж­на бы­ла при­ве­сти к их кон­вер­ген­ции. Кон­вер­ген­ция не по­лу­чи­лась, а гло­ба­ли­за­ция, как бы­ли убеж­де­ны еще недав­но мно­гие эко­но­ми­сты и по­ли­ти­ки, не толь­ко со­сто­я­лась, но и по­бе­ди­ла «пол­но­стью и окон­ча­тель­но», как ко­гда-то со­ци­а­лизм в СССР. По­бе­да Трам­па в стране — глав­ном цен­тре гло­ба­ли­за­ции по­ка­за­ла, что это бы­ло слиш­ком оп­ти­ми­сти­че­ское утвер­жде­ние.

Наслед­ник Пе­ро

Мы не зря вспом­ни­ли про 1968 год, он оста­вил глу­бо­кий след в ду­шах кон­сер­ва­то­ров, ко­то­рые с тех пор по все­му ми­ру бо­рют­ся с его по­след­стви­я­ми, в том чис­ле с гло­ба­ли­за­ци­ей. Не ис­клю­че­но, что с то­го са­мо­го 1968 го­да гло­ба­ли­за­ция не нра­ви­лась и Трам­пу. Не слу­чай­но он на­чал свою по­ли­ти­че­скую ка­рье­ру в ря­дах Ре­фор­мист­ской пар­тии, со­здан­ной столь же экс­тра­ва­гант­ным, как и он сам, мил­ли­ар­де­ром Рос­сом Пе­ро, ко­то­рый, став тре­тьим, внес из­ряд­ную су­мя­ти­цу и ин­три­гу еще на вы­бо­рах 1992 го­да. Не по­то­му, что имел шан­сы по­бе­дить сам, а по­то­му что фак­ти­че­ски под­ста­вил нож­ку Джор­джу Бу­шу-стар­ше­му, ото­брав у него зна­чи­тель­ную часть из­би­ра­те­лей.

Уже то­гда Росс Пе­ро до­ка­зы­вал, что про­из­во­ди­тель­ность тру­да в США па­да­ет, а кон­ку­рен­то­спо­соб­ность пред­при­я­тий на­хо­дит­ся на пла­чев­ном уровне. При этом го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды США непо­мер­но ве­ли­ки, что при­ве­ло к ужа­са­ю­ще­му внеш­не­му дол­гу и еже­год­но­му де­фи­ци­ту бюд­же­та. Хо­тя в то вре­мя госдолг со­став­лял «все­го» 4 трлн дол­ла­ров (сей­час — по­чти 20 трлн). Пе­ро вы­сту­пал про­тив Се­ве­ро­аме­ри­кан­ско­го со­гла­ше­ния о сво­бод­ной тор­гов­ле (North American Free Trade Agreement, NAFTA), тре­бо­вал про­тек­ци­о­нист­ских мер для аме­ри­кан­ской про­мыш­лен­но­сти и со­зда­ния бла­го­при­ят­ных усло­вий для ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са. Пе­ро пред­ла­гал пе­ре­смот­реть уча­стие стра­ны в меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ци­ях и, по­сколь­ку хо­лод­ная война за­кон­чи­лась, в несколь­ко раз уре­зать во­ен­ный бюд­жет. Он тре­бо­вал не про­сто вос­ста­но­вить аме­ри­кан­скую ин­ду­стрию, но в первую оче­редь раз­ра­бо­тать го­су­дар­ствен­ную про­грам­му раз­ви­тия «про­из­водств бу­ду­ще­го», го­во­рил о важ­но­сти об­ра­зо­ва­ния для раз­ви­тия стра­ны и в свя­зи с этим на­ста­и­вал на его до­ступ­но­сти и со­вре­мен­но­сти и пред­ла­гал биз­не­су спо­соб­ство­вать про­мыш­лен­но­му раз­ви­тию и уве­ли­че­нию чис­ла ра­бо­чих мест в стране. В об­щем, все то, че­го те­перь тре­бу­ет Трамп. И так же, как Трам­па, его упре­ка­ли в ра­сиз­ме и в том, что его под­дер­жи­ва­ют аме­ри­кан­ские «ват­ни­ки», как ска­за­ли бы те­перь.

Все пошло не так

Но, ви­ди­мо, вре­мя для та­ких пре­зи­ден­тов то­гда еще не при­шло. Аме­ри­ка на­хо­ди­лась на пи­ке сво­е­го мо­гу­ще­ства, толь­ко что раз­ва­лил­ся Со­вет­ский Со­юз, пе­ре­вод про­мыш­лен­но­сти в Ки­тай лишь на­чи­нал­ся, пер­спек­ти­ва, что Ки­тай до­го­нит США, да­же не об­суж­да­лась, об этом ни­кто и по­ду­мать не мог, и стра­хи Пе­ро пе­ред де ин­ду­стри­а­ли­за­ци­ей и гло­ба­ли­за­ци­ей ка­за­лись за­ве­до­мо пре­уве­ли­чен­ны­ми, да ив чем-то па­ра­но­и­даль­ны­ми. А пер­спек­ти­вы гря­ду­ще­го так на­зы­ва­е­мо­го пост­ин­ду­стри­аль­но­го об­ще­ства, на­ступ­ле­ние ко­то­ро­го пред­ска­зы­ва­ли все ве­ду­щие идео­ло­ги За­па­да, ка­за­лось, поз­во­лят пре­одо­леть все про­бле­мы ин­ду­стри­аль­но­го ка­пи­та­лиз­ма, на­чи­ная с эко­ло­ги­че­ских и за­кан­чи­вая со­ци­аль­ны­ми, или, по край­ней ме­ре, экс­пор­ти­ро­вать их в тот же Ки­тай.

Но все пошло не так, не счи­тая то­го, что зна­чи­тель­ная, а мо­жет, да­же пре­об­ла­да­ю­щая часть про­мыш­лен­но­сти, при­чем не толь­ко тра­ди­ци­он­ной, но и вы­со­ко тех­но­ло­ги­че­ской, дей­стви­тель­но пе­ре­еха­ла в стра­ны тре­тье­го ми­ра, в первую оче­редь в Ки­тай, и эко­ло­ги­че­ская об­ста­нов­ка в «пер­вом» ми­ре су­ще­ствен­но улуч­ши­лась. При­чем этот про­цесс за­тро­нул не толь­ко США, но и стра­ны Ев­ро­пы, хо­тя и в раз­ной ме­ре. Со­ци­аль­ные про­бле­мы ни­ку­да не ис­чез­ли, про­сто при­об­ре­ли дру­гой ха­рак­тер. Зна­чи­тель­ная часть об­ще­ства пре­вра­ти­лась из про­ле­та­ри­а­та, объ­еди­нен­но­го в мощ­ные пар­тии и проф­со­ю­зы, осо­зна­ю­ще­го свою

мощь и сра­жа­ю­ще­го­ся с биз­не­сом и го­су­дар­ством на рав­ных, в пре­ка­ри­ат, то есть в лю­дей, не име­ю­щих со­ци­аль­ных пер­спек­тив, со­ци­аль­но ни­чем не за­щи­щен­ных — ни тру­до­вым до­го­во­ром, ни проф­со­ю­зом, ни тра­ди­ци­ей — и по­сто­ян­но на­хо­дя­щих­ся на гра­ни пол­ной мар­ги­на­ли­за­ции. И этот класс рас­ши­ря­ет­ся. Су­ще­ствен­ную часть его со­став­ля­ют без­ра­бот­ные, по­сколь­ку без­ра­бо­ти­ца, да­же в го­ды эко­но­ми­че­ско­го подъ­ема, при­об­ре­ла раз­мах, ра­нее ха­рак­тер­ный для пе­ри­о­дов ост­рей­ших кри­зи­сов.

То, что по­сле Пе­ро по­явил­ся Трамп, го­во­рит о том, что их при­ход не слу­чай­ность, что они оба яв­ля­ют­ся вы­ра­зи­те­ля­ми устой­чи­вой по­ли­ти­ко-эко­но­ми­че­ской тен­ден­ции в аме­ри­кан­ских об­ще­ствен­ных на­стро­е­ни­ях. Но Трамп не про­сто по­сле­до­ва­тель­ный сто­рон­ник Пе­ро, он ока­зал­ся тон­ким по­ли­ти­ком, точ­но уга­дав­шим вре­мя, ко­гда он мо­жет вы­иг­рать. «Вче­ра бы­ло ра­но, а зав­тра бу­дет позд­но» — клас­си­ка по­ли­ти­че­ско­го рас­че­та.

Пе­ре­во­рот в теории

Но Трамп по­вер­нул не толь­ко ко­рабль аме­ри­кан­ской по­ли­ти­ки, он неожи­дан­но про­из­вел пе­ре­во­рот в до­ми­ни­ру­ю­щей эко­но­ми­че­ской теории. Воз­мож­но, сам то­го не по­ни­мая. Хо­тя кто его зна­ет, он все-та­ки ба­ка­лавр по эко­но­ми­ке. До него пре­об­ла­да­ла нео­ли­бе­раль­ная тео­рия (при всей услов­но­сти это­го на­зва­ния), ее квинт­эс­сен­ци­ей был Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус, клю­че­вой иде­ей ко­то­ро­го бы­ла как раз гло­ба­ли­за­ция. И вдруг на­ли­цо яв­ная по­бе­да взгля­дов, ха­рак­тер­ных ско­рее для так на­зы­ва­е­мой ис­то­ри­че­ской шко­лы в эко­но­ми­ке, еще недав­но со­вер­шен­но за­бы­той. Бо­лее то­го, нор­веж­ский эко­но­мист и пред­при­ни­ма­тель Эрик Рай­нерт, ред­кий в на­сто­я­щее вре­мя по­сле­до­ва­тель Фри­дри­ха Ли­ста — вид­ней­ше­го пред­ста­ви­те­ля ис­то­ри­че­ской шко­лы в эко­но­ми­ке, жив­ше­го в се­ре­дине XIX ве­ка, — пи­сал, что в биб­лио­те­ках мно­гих ве­ду­щих уни­вер­си­те­тов из­бав­ля­лись от тру­дов Ли­ста из-за их невос­тре­бо­ван­но­сти.

Пред­ста­ви­те­ли ис­то­ри­че­ской шко­лы счи­та­ли, что не су­ще­ству­ет об­щих эко­но­ми­че­ских за­ко­нов, при­ме­ни­мых ко всем стра­нам. Эко­но­ми­ка каж­дой стра­ны име­ет свою спе­ци­фи­ку, обу­слов­лен­ную всей ис­то­ри­ей ее раз­ви­тия, на­ци­о­наль­но-куль­тур­ным на­сле­ди­ем, осо­бен­но­стя­ми мен­та­ли­те­та на­се­ле­ния и гео­гра­фи­че­ским по­ло­же­ни­ем. По­это­му при фор­ми­ро­ва­нии эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки эко­но­ми­че­ская наука долж­на ис­сле­до­вать эко­но­ми­че­скую ис­то­рию раз­ных на­ро­дов и учи­ты­вать осо­бен­но­сти стра­ны. Эко­но­ми­сты ис­то­ри­че­ской шко­лы кри­ти­ко­ва­ли ан­глий­скую клас­си­че­скую на­у­ку, на­хо­дя ее аб­стракт­ной, про­ти­во­ре­ча­щей эм­пи­ри­че­ским ис­сле­до­ва­ни­ям. В сво­ем ос­нов­ном тру­де «На­ци­о­наль­ная си­сте­ма по­ли­ти­че­ской эко­но­мии» Лист ука­зал, что су­ще­ству­ют два, ка­за­лось бы, про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу под­хо­да к ка­пи­та­лиз­му, но на са­мом де­ле оба они пра­виль­ные. Он их на­звал кос­мо­по­ли­ти­че­ским и на­ци­о­наль­ным. Сто­рон­ни­ки кос­мо­по­ли­ти­че­ско­го под­хо­да рас­смат­ри­ва­ют капитализм как еди­ную си­сте­му, дей­ству­ю­щую во всем ми­ре тем луч­ше, чем мень­ше пре­град стро­ят ему на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства. Те­перь это на­зы­ва­ет­ся гло­ба­ли­за­ци­ей. Сто­рон­ни­ки же на­ци­о­наль­но­го под­хо­да утвер­жда­ют, что все­объ­ем­лю­щая гло­ба­ли­за­ция — по­ка что иде­ал, к ко­то­ро­му, воз­мож­но, долж­но стре­мить­ся че­ло­ве­че­ство, но по­ка су­ще­ству­ют го­су­дар­ства с раз­ны­ми ин­те­ре­са­ми и раз­ны­ми уров­ня­ми раз­ви­тия, их на­до учи­ты­вать. А ес­ли их учи­ты­вать, то все­объ­ем­лю­щей гло­ба­ли­за­ции не по­лу­ча­ет­ся. До сих пор ка­за­лось, что пер­вый под­ход ха­рак­те­рен для раз­ви­тых стран, вто­рой — для раз­ви­ва­ю­щих­ся, стре­мя­щих­ся стать раз­ви­ты­ми. То есть оба под­хо­да пра­виль­ные, во­прос — с точ­ки зре­ния чьих ин­те­ре­сов.

Дву­сто­рон­ний про­тек­ци­о­низм

Ес­ли бук­валь­но пе­ре­во­дить сло­во protection­ism, то оно озна­ча­ет «по­кро­ви­тель­ство», или «за­щи­та», в на­шем кон­тек­сте на­ци­о­наль­ных эко­но­ми­че­ских ин­те­ре­сов. В этом смыс­ле кос­мо­по­ли­ти­че­ская эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка — это фор­ма «про­тек­ци­о­низ­ма» на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов раз­ви­тых стран, стре­мя­щих­ся от­крыть для се­бя рын­ки стран раз­ви­ва­ю­щих­ся.

Но это толь­ко од­на сто­ро­на во­про­са. Дру­гая — ин­те­ре­сы ка­ких со­ци­аль­ных сло­ев от­ра­жа­ет та или иная по­ли­ти­ка. Тра­ди­ци­он­но в раз­ви­тых стра­нах по­ли­ти­ку эко­но­ми­че­ско­го кос­мо­по­ли­тиз­ма под­дер­жи­ва­ли пред­ста­ви­те­ли пе­ре­до­вых от­рас­лей эко­но­ми­ки, про­тек­ци­о­низ­ма — от­ста­ю­щих от­рас­лей. В Бри­та­нии XIX ве­ка про­мыш­лен­ни­ки вы­сту­па­ли как «кос­мо­по­ли­ты», аг­ра­рии — как «про­тек­ци­о­ни­сты». В Рос­сии ров­но на­о­бо­рот: про­мыш­лен­ни­ки бы­ли за про­тек­ци­о­низм, по­ме­щи­ки — аг­ра­рии — за «кос­мо­по­ли­тизм». Бо­га­тые ари­сто­кра­ты, са­мые круп­ные зем­ле­вла­дель­цы, хо­те­ли по­лу­чать за про­дан­ные за гра­ни­цу зер­но, пень­ку и лес до­ступ к до­ро­гим ино­стран­ным то­ва­рам. Ес­ли хо­ти­те, ус­лов­ный «ха­мон».

В XXI ве­ке си­ту­а­ция в раз­ви­тых стра­нах до­ста­точ­но силь­но из­ме­ни­лась. На сто­роне «кос­мо­по­ли­тиз­ма» вы­сту­па­ют стра­ны, со­хра­нив­шие свою про­мыш­лен­ность, как Гер­ма­ния и Япо­ния, и раз­вив­шие свою про­мыш­лен­ность, как Ки­тай, что, по­хо­же, по­ра­зи­ло всех «ли­бе­ра­лов». А на сто­ро­ну про­тек­ци­о­низ­ма пе­ре­шли США, в зна­чи­тель­ной ме­ре по­те­ряв­шие свою про­мыш­лен­ность. Во-пер­вых, по­то­му, что они ли­ши­лись боль­шо­го ко­ли­че­ства ра­бо­чих мест, во-вто­рых, по­то­му, что неожи­дан­но для се­бя ока­за­лись в за­ви­си­мо­сти от тех стран, ку­да пе­ре­еха­ла про­мыш­лен­ность. Ко­неч­но, этот пе­ре­ход вряд ли окон­ча­тель­ный. В США есть боль­шие и вли­я­тель­ные со­ци­аль­ные

груп­пы, за­ин­те­ре­со­ван­ные в эко­но­ми­че­ском «кос­мо­по­ли­тиз­ме». В том чис­ле сре­ди ря­до­вых граж­дан, свя­зан­ных с об­слу­жи­ва­ни­ем эко­но­ми­че­ской струк­ту­ры «кос­мо­по­ли­тиз­ма».

Кто мы преж­де все­го

Лист был сто­рон­ни­ком «на­ци­о­наль­но­го» под­хо­да и раз­ви­ва­ю­ще­го про­тек­ци­о­низ­ма. По край­ней ме­ре, в Гер­ма­нии вре­мен Бисмар­ка и в Рос­сии при Сер­гее Вит­те идеи Ли­ста бы­ли ре­а­ли­зо­ва­ны в го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ке. Счи­та­ет­ся, что и Япо­ния по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны про­во­ди­ла по­ли­ти­ку вполне в со­от­вет­ствии с ре­ко­мен­да­ци­я­ми Ли­ста.

Вит­те не про­сто был по­сле­до­ва­те­лем Ли­ста, но, несмот­ря на всю свою за­ня­тость го­су­дар­ствен­ны­ми де­ла­ми, счел необ­хо­ди­мым из­ло­жить его взгля­ды в спе­ци­аль­ном тру­де «По по­во­ду на­ци­о­на­лиз­ма. На­ци­о­наль­ная эко­но­мия и Фри­дрих Лист». В нем он пи­сал: «По­бор­ни­ки сво­бод­но­го об­ме­на (фри­тре­де­ры) не до­пус­ка­ют ни­ка­ких огра­ни­че­ний в меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ни­ях. Вся­кое та­кое огра­ни­че­ние они на­зы­ва­ют по­ся­га­тель­ством на здра­вый смысл, про­гресс и да­же мо­раль. Их про­тив­ни­ки про­тек­ци­о­ни­сты, на­о­бо­рот, хо­тя и не от­ри­ца­ют в прин­ци­пе сво­бод­но­го об­ме­на, но они вме­сте с Ли­стом убеж­де­ны, что этот прин­цип не мо­жет быть при­ме­нен при на­сто­я­щей ста­дии меж­ду­на­род­но­го об­ще­жи­тия; они не от­ри­ца­ют фи­ло­со­фии сво­бо­ды, но они утвер­жда­ют, что для при­ме­не­ния ее необ­хо­ди­мо, что­бы над всем че­ло­ве­че­ским ми­ром цар­ство­ва­ла муд­рость. “Огра­ни­че­ния — сред­ство, — го­во­рил Лист, — а сво­бо­да — цель”. Мы при­над­ле­жим че­ло­ве­че­ству и по­то­му не мо­жем быть рав­но­душ­ны к его пре­успе­я­нию; но мы преж­де все­го рус­ские, точ­но так, как Лист и князь Бисмарк — нем­цы, а по­то­му со­вер­ши­ли бы пре­ступ­ле­ние, жерт­вуя бли­жай­ши­ми и на­сущ­ны­ми нуж­да­ми на­шей ро­ди­ны ра­ди от­да­лен­ных и ги­по­те­ти­че­ских ин­те­ре­сов че­ло­ве­че­ства. Про­по­вед­ни­ки сво­бо­ды тор­гов­ли, бе­з­услов­но, непра­вы не толь­ко по от­но­ше­нию на­сто­я­ще­го, но так­же и по от­но­ше­нию средств до­сти­же­ния бу­ду­ще­го, ибо бу­ду­щая сво­бо­да меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний мо­жет быть до­стиг­ну­та толь­ко по­сред­ством огра­ни­че­ний в ин­те­ре­сах той или дру­гой на­ции в на­сто­я­щем».

Соб­ствен­но го­во­ря, ес­ли пе­ре­фра­зи­ро­вать то, что го­во­рит Трамп, то он го­во­рит при­мер­но так: «Мы преж­де все­го аме­ри­кан­цы, а по­то­му со­вер­ши­ли бы пре­ступ­ле­ние, жерт­вуя бли­жай­ши­ми и на­сущ­ны­ми нуж­да­ми на­шей ро­ди­ны ра­ди от­да­лен­ных и ги­по­те­ти­че­ских ин­те­ре­сов че­ло­ве­че­ства».

Про­тек­ци­о­низм во имя кос­мо­по­ли­тиз­ма

Спра­вед­ли­во­сти ра­ди за­ме­тим, что эко­но­ми­че­ский на­ци­о­на­лизм Ли­ста со­всем не озна­чал для него по­ли­ти­че­ско­го на­ци­о­на­лиз­ма, хо­тя ча­сто эти по­ня­тия объ­еди­ня­ют, и тем бо­лее от­ка­за от по­ли­ти­че­ско­го ли­бе­ра­лиз­ма. Из­вест­но, что Лист был по­клон­ни­ком по­ли­ти­че­ской си­сте­мы США, он мно­го лет там жил и вер­нул­ся в Гер­ма­нию в ка­че­стве аме­ри­кан­ско­го кон­су­ла. Бо­лее то­го, бу­ду­щее че­ло­ве­че­ства он ви­дел как брат­ский со­юз на­ций, ко­то­рый дол­жен быть до­стиг­нут их рав­ным раз­ви­ти­ем, а не че­рез эко­но­ми­че­ское под­чи­не­ние од­них на­ций дру­гим. Он пи­сал: «В на­сто­я­щее вре­мя, сле­до­ва­тель­но, глав­ная за­бо­та на­ции долж­на за­клю­чать­ся в со­хра­не­нии, раз­ви­тии и со­вер­шен­ство­ва­нии ее на­ци­о­наль­но­сти. В этом нет ни­че­го неспра­вед­ли­во­го и эго­и­сти­че­ско­го; это стрем­ле­ние ра­зум­но и со­вер­шен­но со­глас­но с ин­те­ре­сом че­ло­ве­че­ства, ибо оно есте­ствен­но ве­дет к все­об­щей ас­со­ци­а­ции, ко­то­рая мо­жет осу­ществ­лять­ся по­сред­ством кон­фе­де­ра­ции по­столь­ку, по­сколь­ку на­ро­ды до­сти­га­ют оди­на­ко­вой сте­пе­ни куль­ту­ры и мо­гу­ще­ства… Все­об­щая ас­со­ци­а­ция, ос­но­ван­ная на мо­гу­ще­стве и бо­гат­стве од­ной ка­кой-ли­бо на­ции и ве­ду­щая, сле­до­ва­тель­но, к под­чи­нен­но­сти и за­ви­си­мо­сти всех про­чих, име­ла бы в ре­зуль­та­те их уни­что­же­ние и устра­не­ние меж­ду­на­род­но­го со­рев­но­ва­ния; она на­ру­ша­ет ин­те­ре­сы и оскорб­ля­ет чув­ства всех на­ций, ко­то­рые со­зна­ют се­бя при­зван­ны­ми к неза­ви­си­мо­сти, к об­ла­да­нию зна­чи­тель­ным бо­гат­ством и вы­со­ким по­ли­ти­че­ским зна­че­ни­ем; про­изо­шло бы по­вто­ре­ние то­го, что уже су­ще­ство­ва­ло, по­вто­ре­ние стрем­ле­ния рим­лян, осу­ществ­лен­ное на этот раз по­сред­ством ма­ну­фак­ту­ры и тор­гов­ли — вме­сто ору­жия, но что точ­но так же ве­дет к вар­вар­ству».

И вот по­сле по­чти со­ро­ка лет гос­под­ства «кос­мо­по­ли­ти­че­ско­го» взгля­да на эко­но­ми­ку, ко­то­рый, да­вай­те чест­но при­зна­ем­ся, озна­чал имен­но эко­но­ми­че­ское, да и по­ли­ти­че­ское под­чи­не­ние од­них на­ций дру­гим, ока­за­лось, что и в раз­ви­тых стра­нах не толь­ко не ис­чез­ли сто­рон­ни­ки на­ци­о­наль­но­го под­хо­да — они неожи­дан­но ста­но­вят­ся боль­шин­ством.

Оси­ро­тев­шие ли­бе­ра­лы

Но, с на­шей рос­сий­ской точ­ки зре­ния, по­бе­да Трам­па озна­ча­ет не толь­ко рез­кий по­во­рот в эко­но­ми­че­ской и внеш­ней по­ли­ти­ке США, ко­то­рый несет но­вые воз­мож­но­сти для рос­сий­ско-аме­ри­кан­ских от­но­ше­ний, она, эта по­бе­да, оси­ро­ти­ла всех на­ших «ли­бе­ра­лов» — и си­стем­ных, и неси­стем­ных. Ли­бе­ра­лов, ко­неч­но, услов­ных, в рос­сий­ском со­вер­шен­но пе­ре­вран­ном по­ни­ма­нии. Но что де­лать, ес­ли эти лю­ди су­ме­ли при­сво­ить это сло­во. При­вык­шие ссы­лать­ся на при­мер США как на де­мон­стра­цию успе­ха сво­их ли­бе­раль­ных док­трин и опи­ра­ю­щи­е­ся на под­держ­ку их ли­бе­раль­ной эли­ты, на чем в зна­чи­тель­ной ме­ре ос­но­вы­ва­лось их вли­я­ние, они вдруг ока­за­лись на­едине с рос­сий­ской дей­стви­тель­но­стью. Сло­ва Ана­то­лия Чу­бай­са о по­след­стви­ях из­бра­ния Трам­па, что «са­мое точ­ное опи­са­ние ны­неш­не­го Да­во­са — это ощу­ще­ние ужа­са от гло­баль­ной по­ли­ти­че­ской ка­та­стро­фы», — это сло­ва не столь­ко о дру­гих участ­ни­ках Да­во­са, сколь­ко о се­бе и о сво­их рос­сий­ских кол­ле­гах. Два­дцать пять лет убеж­дать Рос­сию, что «ино­го не да­но», и вдруг об­на­ру­жить, что «иное» ре­а­ли­зу­ет­ся там, где оно ка­за­лось про­сто невоз­мож­ным. Как тут не по­чув­ство­вать се­бя си­ро­той.

Что де­лать нам

На­ко­нец то осо­знать, что Рос­сия слиш­ком боль­шая стра­на и по­ка недо­ста­точ­но раз­ви­тая, что­бы жить за счет эко­но­ми­че­ско­го «кос­мо­по­ли­тиз­ма», и пе­рей­ти к стра­те­гии все­сто­рон­не­го раз­ви­тия соб­ствен­ной про­мыш­лен­но­сти, в том чис­ле при­ме­няя ме­то­ды «раз­ви­ва­ю­ще­го» про­тек­ци­о­низ­ма, че­му нас учи­ли Лист и Вит­те, а те­перь и Трамп. ■

Фри­дрих Лист

От­то фон Бисмарк

Сер­гей Вит­те

До­нальд Трамп

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.