СПАСИ МЕ­НЯ, МОЙ ШЛЕМ СТАЛЬНОЙ

Сто лет на­зад рус­ские сол­да­ты впер­вые на­де­ли на го­ло­ву сталь­ные шле­мы. Чис­ло че­ло­ве­че­ских жиз­ней, спа­сен­ных с тех пор си­лой ин­же­нер­ной мыс­ли, ис­чис­ля­ет­ся мил­ли­о­на­ми

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Сто лет на­зад рус­ские сол­да­ты впер­вые на­де­ли на го­ло­ву сталь­ные шле­мы. Чис­ло че­ло­ве­че­ских жиз­ней, спа­сен­ных с тех пор си­лой ин­же­нер­ной мыс­ли, ис­чис­ля­ет­ся мил­ли­о­на­ми

Прав­да, ед­ва ли сто­ит пи­тать ил­лю­зии по по­во­ду то­го, что во­е­на­чаль­ни­ки ру­ко­вод­ство­ва­лись иде­ей гу­ма­низ­ма, внед­ряя в по­все­днев­ную бо­е­вую прак­ти­ку но­ше­ние сталь­ных шле­мов. Пе­ред ни­ми сто­я­ла за­да­ча сни­зить «убыль жи­вой си­лы», ча­сто по­лу­чав­шей ра­не­ния в го­ло­ву. Тем бо­лее что имен­но пу­ля или оско­лок, по­пав­шие в эту часть те­ла, на­но­си­ли наи­боль­ший вред бо­е­вой еди­ни­це и мог­ли мгно­вен­но вы­ве­сти ее из строя. В 1914 го­ду рус­ские сол­да­ты вме­сте с бель­гий­ца­ми и фран­цу­за­ми пер­вы­ми ис­пы­та­ли на се­бе мощь гер­ман­ских ар­тил­ле­рий­ских и ми­но­мет­ных об­стре­лов. То­гда-то и при­шла в го­ло­ву во­ен­ным ин­же­не­рам идея из­го­тов­ле­ния сталь­но­го шле­ма. Раз­ра­бо­тал его и пер­вым внед­рил сна­ча­ла в ита­льян­ской ар­мии, а по­том и в бель­гий­ской, ита­лья­нец Фер­руч­чио Фа­ри­на. За ним по­сле­до­ва­ли фран­цу­зы. Здесь раз­ра­бот­кой шле­ма за­нял­ся Луи Ог­юст Ад­ри­ан. Сна­ча­ла он пред­ло­жил сол­да­там но­сить цер­ве­льер — кас­ку сфе­ри­че­ской фор­мы, на­де­вав­шу­ю­ся по­верх го­лов­но­го убо­ра, а уже за­тем скон­стру­и­ро­вал кас­ку на­по­до­бие тех шле­мов, что но­си­ли сред­не­ве­ко­вые ры­ца­ри. Как пи­шет Иван Ка­ра­ба­нов, она бы­ла при­ня­та фран­цуз­ским пра­ви­тель­ством офи­ци­аль­но уже в 1915 го­ду как кас­ка еди­но­го об­раз­ца, и на ору­жей­ные за­во­ды по­сту­пил за­каз — из­го­то­вить их чис­лом два с по­ло­ви­ной мил­ли­о­на. Иван Ка­ра­ба­нов пи­шет мик­ро­ис­то­рию, со­сре­до­то­чив­шись на од­ной ма­лень­кой, ед­ва за­мет­ной, но вме­сте с тем су­ще­ствен­ной де­та­ли, ко­то­рая на­пря­мую свя­за­на с со­хра­не­ни­ем че­ло­ве­че­ской жиз­ни. Он со­брал все до­ку­мен­ты, все чер­те­жи, все фо­то­гра­фии. Пе­ре­чис­лил по­имен­но всех, кто при­ча­стен к со­зда­нию рус­ско­го сталь­но­го шле­ма, сна­ча­ла в до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии, а по­том в Рос­сии со­вет­ской. В кни­ге по­ра­жа­ет пре­жде все­го ви­зу­аль­ный ряд: мы ви­дим од­но за дру­гим изоб­ра­же­ния лю­дей в сталь­ных шле­мах: ев­ро­пей­цев и рус­ских. Ви­дим са­ми кас­ки, круп­но со всех сто­рон сфо­то­гра­фи­ро­ван­ные. Из под­пи­сей под фо­то ста­но­вит­ся по­нят­но: во-пер­вых, часть ка­сок вхо­дит в кол­лек­цию ав­то­ра, а во-вто­рых, все они бы­ли тща­тель­но им осмот­ре­ны и всё, что раз­гля­дел, он за­до­ку­мен­ти­ро­вал. Юрист по об­ра­зо­ва­нию, кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских на­ук, он пи­шет свое ис­сле­до­ва­ние яс­ным язы­ком, из­ла­га­ет толь­ко фак­ты, не рас­ши­ряя свое ис­сле­до­ва­ние за счет био­гра­фий пер­со­на­жей, ко­то­рые так или ина­че свя­за­ны с ос­нов­ной те­мой кни­ги, — при­ем, очень рас­про­стра­нен­ный в по­пу­ляр­ной ис­то­ри­че­ской ли­те­ра­ту­ре. Ка­ра­ба­нов строг: он пи­шет био­гра­фию рус­ско­го сталь­но­го шле­ма и не от­кло­ня­ет­ся ни на мил­ли­метр от за­яв­лен­ной те­мы. Од­но лишь пе­ре­ли­сты­ва­ние этой кни­ги дей­ству­ет гип­но­ти­че­ским об­ра­зом. В ка­кой-то мо­мент по­ни­ма­ешь, что кас­ка ед­ва ли не важ­ней­ший эле­мент во­ен­но­го об­мун­ди­ро­ва­ния. Все осталь­ные: обувь, ши­нель, гим­на­стер­ку — мож­но за­ме­нить чем-то дру­гим, но толь­ко не кас­ку. При­чем она не мо­жет быть пер­вой по­пав­шей­ся. Все долж­но быть про­ду­ма­но до ме­ло­чей.

Са­мым рас­про­стра­нен­ным в Со­вет­ской ар­мии стал шлем СШ-40. Бук­вы так и рас­шиф­ро­вы­ва­ют­ся: «стальной шлем», 40 — год его раз­ра­бот­ки, 1940-й. Ему пред­ше­ство­ва­ли несколь­ко мо­де­лей: СШ-36, СШ-39, это часть дол­го­го пу­ти, ко­то­рый во­ен­ные ин­же­не­ры про­шли, что­бы скон­стру­и­ро­вать мо­дель, ко­то­рую из­го­то­вят по­том де­ся­ти­мил­ли­он­ным ти­ра­жом. Бȩль­шая их часть бы­ла про­из­ве­де­на на Лы­сь­вен­ском за­во­де. К се­ре­дине 1944-го его про­из­вод­ствен­ная мощ­ность до­стиг­ла 200 тыс. шле­мов в ме­сяц. До 1942 го­да шле­мы вы­пус­ка­ли еще на од­ном за­во­де — ста­лин­град­ском «Крас­ном Ок­тяб­ре», но тот по­пал в зо­ну дей­ствия немец­ких войск, был раз­ру­шен и до кон­ца вой­ны вос­ста­но­вить на нем про­из­вод­ство сталь­ных шле­мов так и не уда­лось. Все эти де­та­ли вре­за­ют­ся в па­мять. И не­ожи­дан­но бла­го­да­ря им на­чи­на­ешь ви­деть ис­то­ри­че­ские со­бы­тия в несколь­ко ином све­те и бо­лее чет­ко. Но глав­ное: сам стальной шлем, вос­пе­тый Ка­ра­ба­но­вым, пе­ре­ста­ет быть про­сто при­ме­той вре­ме­ни. Он слов­но ожи­ва­ет — как некий ма­ги­че­ский пред­мет.

■ Ка­ра­ба­нов Иван. Ис­то­рия рус­ско­го сталь­но­го шле­ма. 1916–1945. — М.: Принт­ле­то, 2016. — 504 с. Ти­раж 3000 экз.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.