VOULEZ VOUS COUCHER AVEC MOI? ХОТИТЕ ЛИ ВЫ СПАТЬ СО МНОЙ?

На сцене Мастер­ской Пет­ра Фо­мен­ко свер­шил­ся акт люб­ви к твор­че­ству Мо­лье­ра — ве­ли­ко­го фран­цуз­ско­го дра­ма­тур­га

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - Фо­то­гра­фии Алек­сея Ха­ри­то­но­ва

На сцене Мастер­ской Пет­ра Фо­мен­ко свер­шил­ся акт люб­ви к твор­че­ству Мо­лье­ра — ве­ли­ко­го фран­цуз­ско­го дра­ма­тур­га

В«Ам­фи­т­ри­оне» Кри­сто­фа Ро­ка над сце­ной на­ви­са­ет ги­гант­ское зер­ка­ло, ко­то­рое раз­дви­га­ет сце­ни­че­ское про­стран­ство и вби­ра­ет в се­бя зри­тель­ный зал. Зри­те­ли пер­вых ря­дов мо­гут ви­деть в нем и са­мих се­бя. Ино­гда это един­ствен­ное зре­ли­ще, ко­то­рое им до­ступ­но. Часть дей­ствия Рок пе­ре­нес в про­стран­ство меж­ду пар­те­ром и ам­фи­те­ат­ром. Здесь про­ис­хо­дит од­на из са­мых на­пря­жен­ных сцен, в ко­то­рой пер­со­на­жи ин­тен­сив­но вы­яс­ня­ют от­но­ше­ния. Зри­те­ли пар­те­ра при этом и не ду­ма­ют раз­во­ра­чи­вать­ся: они ждут, ко­гда дей­ствие вер­нет­ся на свое при­выч­ное ме­сто — на сце­ну. Зри­те­ли ам­фи­те­ат­ра в свою оче­редь на­сла­жда­ют­ся неждан­ным да­ром, пре­под­не­сен­ным им ре­жис­се­ром, бла­го­да­ря ко­то­ро­му они ока­за­лись в пре­иму­ще­ствен­ном по­ло­же­нии по срав­не­нию с те­ми, кто ку­пил би­ле­ты по­до­ро­же. Но со­зер­ца­ние зер­каль­ных от­ра­же­ний ни­чуть не ме­нее при­тя­га­тель­ное зре­ли­ще. С них и на­чи­на­ет­ся спек­такль: бо­ги­ня но­чи и Мер­ку­рий объ­яс­ня­ют нам все со­пут­ству­ю­щие об­сто­я­тель­ства пред­сто­я­ще­го дей­ствия от­ку­да-то из за­об­лач­но­го про­стран­ства, и мы мо­жем их ви­деть толь­ко с по­мо­щью зер­ка­ла. Оно об­да­ет сце­ни­че­ское про­стран­ство хо­ло­дом и слов­но га­сит стра­сти, то и де­ло вспы­хи­ва­ю­щие на сцене.

Зер­ка­ло вно­сит не толь­ко раз­но­об­ра­зие в ви­зу­аль­ный об­раз спек­так­ля, но и пу­та­ни­цу. Зри­те­лям то и де­ло при­хо­дит­ся вы­би­рать, ку­да смот­реть. Бли­же к фи­на­лу Кри­стоф Рок ор­га­ни­зу­ет сце­ни­че­ское дей­ствие, рас­счи­тан­ное ис­клю­чи­тель­но на эф­фект зер­каль­но­го от­ра­же­ния, и в этот мо­мент опять все за­ви­сит от то­го, успе­ют ли зри­те­ли пе­ре­клю­чить­ся с од­но­го ка­на­ла зри­тель­но­го вос­при­я­тия на дру­гой. В «Ам­фи­т­ри­оне» нуж­но быть го­то­вым ко все­му. Рок от­ка­зал­ся от де­ко­ра­ций и одел ак­те­ров в ко­стю­мы, в ко­то­рых нет да­же на­ме­ка на то, ка­ко­му пер­со­на­жу они при­над­ле­жат. Раз­ве что пол­ко­вод­цу Ам­фи­т­ри­о­ну до­ста­лось нечто по­хо­жее на френч. Имен­но он по­мо­га­ет во­об­ра­же­нию до­пу­стить, что ак­тер Вла­ди­мир Топ­цов, иг­ра­ю­щий Юпи­те­ра, в об­ли­ке Ам­фи­т­ри­о­на необы­чай­но по­хож на ак­те­ра Ан­дрея Ко­за­ко­ва в ро­ли Ам­фи­т­ри­о­на. Вз­бу­до­ра­жен­ный зри­тель­ский ум от­ка­зы­ва­ет­ся это вос­при­нять, не по­ни­мая, по­че­му эти лю­ди спо­рят по по­во­ду вза­им­но­го внеш­не­го сход­ства. На это у ре­жис­се­ра есть под­сказ­ка — тот са­мый френч. Раз оба во френ­чах, да еще и од­но­го цве­та, зна­чит, по­хо­жи! Ка­кие мо­гут быть со­мне­ния?

Меж­ду тем на са­мом де­ле по­хо­жи меж­ду со­бой Алк­ме­на и ее слу­жан­ка Кле­ан­ти­да. Их иг­ра­ют сест­ры Ку­те­по­вы. Они как раз по­хо­жи на­столь­ко, что по­нять, кто есть кто из ис­пол­ня­е­мых ими пер­со­на­жей, мож­но толь­ко по парт­не­ру. Но со­мне­ния не ис­че­за­ют на­со­всем. И все-та­ки, Кле­ан­ти­да или Алк­ме­на? А мо­жет быть, это бо­ги­ня но­чи, ко­то­рую так­же иг­ра­ет од­на из се­стер Ку­те­по­вых? А мо­жет, зер­ка­ло так дей­ству­ет на сце­ни­че­ское про­стран­ство, что зри­те­лям ка­жет­ся, буд­то все пер­со­на­жи это­го спек­так­ля немнож­ко двой­ни­ки? И да­же те, кто не по­хож друг на дру­га, раз­два­и­ва­ют­ся — по край­ней ме­ре, в том са­мом зер­ка­ле. При этом со­зна­ние ав­то­ма­ти­че­ски ре­дак­ти­ру­ет мо­но­ло­ги, от­ка­зы­ва­ясь вни­кать во все об­сто­я­тель­ства, ко­то­ры­ми на­сы­тил свою пье­су Мо­льер, что­бы по­за­ба­вить Лю­до­ви­ка XIV. Смысл ска­зан­но­го до­хо­дит че­рез ин­то­на­цию, она — глав­ный ори­ен­тир в слож­ной пар­ти­ту­ре спек­так­ля. Сто­ит ак­те­рам стать чуть бо­лее сдер­жан­ны­ми в эмо­ци­ях, и ты те­ря­ешь­ся и пе­ре­ста­ешь по­ни­мать, что про­ис­хо­дит.

Кар­эн Ба­да­лов в ро­ли Со­зия, на­пи­сан­ной Мо­лье­ром в рас­че­те на свой соб­ствен­ный ко­ми­че­ский дар, не раз вы­хо­дит с за­лом один на один. И это ка­кой-то неве­ро­ят­ный по­еди­нок, в ко­то­ром зри­те­ли до кон­ца не по­ни­ма­ют, сме­ять­ся им или про­сто ап­ло­ди­ро­вать, вос­хи­ща­ясь неис­чер­па­е­мой пла­сти­кой ак­те­ра. Но в кон­це кон­цов они не мо­гут сдер­жать смех, и все ста­но­вит­ся на свои ме­ста: это все-та­ки ко­ме­дия и смех пуб­ли­ки за­про­грам­ми­ро­ван ее ав­то­ром. «Про­грам­ма» под на­зва­ни­ем «Ам­фи­т­ри­он» с тру­дом укла­ды­ва­ет­ся в со­зна­ние зри­те­лей, чья внут­рен­няя «опе­ра­ци­он­ная си­сте­ма» с мо­мен­та ее на­пи­са­ния успе­ла ра­ди­каль­но пре­об­ра­зить­ся и еже­год­но осна­ща­ет­ся но­вы­ми «об­нов­ле­ни­я­ми».

Кри­стоф Рок ре­шил вы­брать ме­нее из­вест­ную в Рос­сии пье­су Мо­лье­ра, чем все осталь­ные, став­шие хре­сто­ма­тий­ны­ми, но не стал ее адап­ти­ро­вать в со­от­вет­ствии с ло­каль­ным куль­тур­ным ко­дом, а ско­рее рас­ши­рил ее смыс­ло­вое про­стран­ство, пре­вра­тив «Ам­фи­т­ри­он» из ко­ме­дии по­ло­же­ний в зре­ли­ще, тре­бу­ю­щее недю­жин­ных ин­тел­лек­ту­аль­ных уси­лий. Его рус­ское сце­ни­че­ское сча­стье за­клю­ча­ет­ся в том, что он смог за­по­лу­чить се­стер Ку­те­по­вых на глав­ные жен­ские ро­ли. Это бо­же­ствен­ные со­зда­ния, и нель­зя не вос­хи­щать­ся их со­вер­шен­ством.

В спек­так­ле «Ам­фи­т­ри­он» роль Алк­ме­ны иг­ра­ет Ксе­ния Ку­те­по­ва

Роль Кле­ан­ти­ды в спек­так­ле «Ам­фи­т­ри­он» ис­пол­ня­ет По­ли­на Ку­те­по­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.