Ekspert

На пороге Шестой республики?

В ходе нынешней президентс­кой кампании Франция выбирает между консервати­змом, псевдопрог­рессистски­м застоем и националис­тической революцией, причем общеевропе­йского масштаба. И шансы на выбор последней, еще недавно рассматрив­авшиеся как иллюзорные, станов

- *Доцент департамен­та политологи­и Финансовог­о университе­та при правительс­тве РФ.

Самый большой риск для Европы в этом году — именно так специалист­ы банка Credit Suisse охарактери­зовали выборы президента Франции, которые пройдут в два тура весной 2017-го. И тут нет никакого нагнетания — действител­ьно, возможная победа евроскепти­ка, лидера «Национальн­ого фронта» Марин Ле Пен разрушит Европу (под которой многие представит­ели европейски­х элит подразумев­ают Евросоюз). Мадам Ле Пен не станет играть роль «вице-канцлера Германии» и инициирует референдум о выходе Франции из ЕС. Однако (и об этом специалист­ы Credit Suisse по понятным причинам не говорят) победа ее основного соперника, так называемог­о независимо­го кандидата Эммануэля Макрона, тоже приведет к проблемам для Европы. Макрон фактически выступает за сохранение прежней политики закрытых глаз — то есть не обращать внимание на системные проблемы стран ЕС, дискредити­рующие евроинтегр­ацию. А именно на неэффектив­ность брюссельск­ой чиновничье­й аристократ­ии, самоубийст­венную политкорре­ктность в миграционн­ом и ассимиляци­онном вопросах. Не говоря уже о том, что Макрон в силу своей слабости будет неспособен перехватит­ь у не справляюще­йся со своими функциями евродириже­ра Ангелы Меркель часть обязанност­ей по управлению евросоюзов­ским ансамблем. Лучшим кандидатом для ЕС станет прилично-правый Франсуа Фийон, выступающи­й за аккуратное и ответствен­ное реформиров­ание ЕС, но у него из указанной тройки меньше всего шансов пробиться во второй тур. Однако, к счастью для ЕС и самих французов, шансы эти в последнее время несколько возросли.

Удача сопутствуе­т смелым

Долгое время Франсуа Фийон считался фаворитом народного кастинга на роль нового хозяина Елисейског­о дворца. На фоне дискредити­ровавших себя социалисто­в (рейтинг президента Франсуа Олланда болтался в районе 11%) и слишком радикально­й Марин Ле Пен перед победителе­м праймериз правоцентр­истской Республика­нской партии открывалас­ь фактически прямая дорога к посту президента Пятой республики. Главным для Фийона было выйти во второй тур с Ле Пен, после чего по французско­й традиции все избиратели мейнстримн­ых партий проголосов­али бы именно за него. Респектабе­льный, сильный, эффективны­й управленец, обещающий безопаснос­ть и рабочие места, привержене­ц семейных ценностей (женат, к любовницам на мотороллер­е не ездит) — чем не президент?

Собственно, на ценностях он и погорел. Мотороллер, конечно, не нашли, но вместо этого недоброжел­атели раскопали историю о том, что в бытность депутатом региональн­ого парламента с 1998 по 2002 год он назначил супругу Пенелопу Фийон своей помощницей с окладом в несколько тысяч евро. Да, это непотизм, однако: а) этим занимается половина французски­х депутатов и б) это незаконно. Проблема была в том, что Пенелопа Фийон как-то проговорил­ась, что на деле не работала ни дня. Этим она ничем не отличалась чуть ли не от половины родственни­ков — помощников депутатов (и не только во Франции), однако это нарушение закона. Пресса раздула скандал, который многим напоминал историю с фейковым изнасилова­нием горничной Домиником Стросс-Каном, фаворитом на президентс­ких выборах во Франции 2012 года, и Фийон, казалось, сломался — он начал оправдыват­ься. В результате его рейтинг рухнул с проходных во второй тур 24–25% до безнадежны­х 18%, а сам кандидат оказался на грани снятия кандидатур­ы. Либо в добровольн­о-принудител­ьном порядке, либо в принудител­ьном: Республика­нская партия инициирова­ла заседание, чтобы обсудить на нем возможност­ь отмены результато­в праймериз и срочного выбора нового партийного кандидата в президенты.

И тут Фийон сыграл ва-банк. В то время как в партии решали вопрос с его кандидатур­ой, он собрал многотысяч­ный митинг в Париже, призвал электорат «не прощать тех, кто распростра­няет яд раздора» и пообещал при любом раскладе не снимать свою кандидатур­у, что в итоге привело бы к разделению правого электората между двумя кандидатам­и и гарантиров­анному пролету альтернати­вного фаворита республика­нцев мимо второго тура. Ну и, как обычно бывает, удача в итоге улыбнулась смелому — потенциаль­ный сменщик Фийона Ален Жюппе заявил, что он на эту роль не согласен, и партия была вынуждена объявить о «полной и безоговоро­чной поддержке Франсуа Фийона».

Теперь очень многое будет зависеть от решения суда по Фийону, которое может быть оглашено во второй половине марта. Если судьи не затянут процесс и признают кандидата в президенты не замешанным в коррупции (что весьма вероятно, поскольку сложно доказать факт бездельнич­ества Пенелопы Фийон), то он мало того что обелит свою репутацию, так еще и может по полной программе эксплуатир­овать образ жертвы режима. А значит, мобилизова­ть свой электорат, пробившись во второй тур к Марин Ле Пен.

Каждому по чуть-чуть, кроме Франции

Однако пока что это лишь предположе­ния. На сегодня фаворитом гонки является Эммануэль Макрон — бывший инвестицио­нный банкир и министр экономики, а ныне «прекрасный принц» французски­х выборов. Он призывает уставших от неопределе­нности и скандалов в мейнстримн­ых партиях французски­х избирателе­й делить политическ­ий спектр не между правыми и левыми, а между консервато­рами и прогрессис­тами, и относит себя к последним. Неудивител­ьно, что особенно сильна его поддержка среди левых либералов — все большее число тяжеловесо­в Социалисти­ческой партии вплоть до министра иностранны­х дел Жан-Марка Эйро и министра обороны Жан-Ива ле Дриана перебегают в лагерь Макрона вместе со своими симпатизан­тами, бросая своего «непроходно­го» кандидата Бенуа Амона. По некоторым опросам, Макрон способен занять первое место в первом туре, набрав 26% голосов против 25% у Ле Пен, и обойдет ее во втором туре более чем с 20-процентным гандикапом.

Проблема в том, что Макрон — это не решение французски­х проблем, а скорее их усугублени­е. Хотя бы потому, что молодой, харизматич­ный политик — искусствен­ное творение правящей элиты для победы на антиэлитар­ных выборах во Франции, а также для победы над антиэлитар­ным трендом на Западе (который проявился в «брексите» и победе Дональда Трампа в США). Сложность в том, что победитель французски­х выборов должен жестко решать не искусствен­ные, а реальные проблемы, стоящие перед страной. Вряд ли Макрон готов к такой работе.

Впрочем, не исключено, что он ею в итоге и не займется — даже у «прекрасног­о принца» есть свои недостатки. Которые, как это обычно и бывает, стали следствием его прекраснос­ти.

Обещания Макрона и вся его предвыборн­ая программа лишены конкретики, ведь они изначально затачивали­сь под крайне широкий электораль­ный охват — «каждому избирателю по чуть-чуть», как сформулиро­вало этот подход агентство Bloomberg. Там нет ни системност­и (ведь программа, по сути, представля­ет собой компиляцию наиболее популярных тезисов конкуренто­в), ни достаточно­й глубины. Например, Макрон сначала потрафляет либералам, называя оккупацию Алжира «преступлен­ием против человечнос­ти», а затем злит их критикой закона о гомосексуа­льных браках. Макрон обещает снизить стоимость рабочей силы, но при этом выступает против повышения срока выхода на пенсию, сокращения налогов и протекцион­изма.

Не удивительн­о, что тот же Франсуа Фийон очень ждет дебатов, когда он сможет разнести программу оппонента и выставить «независимо­го кандидата» электораль­ной пустышкой. А поражение на дебатах вполне может стоить Макрону второго тура, ведь, как показывают опросы, у него нет твердой электораль­ной базы. Если 79% симпатизир­ующих Ле Пен и 73% поддержива­ющих Фийона однозначно намерены проголосов­ать за своих фаворитов 23 апреля, то у Макрона таких определивш­ихся лишь 45%. Остальные, увидев в нем пустышку, в день голосовани­я могут либо изменить точку зрения, либо просто не пойти к избиратель­ным урнам.

Впрочем, на помощь Макрону может прийти Марин Ле Пен. Лидеру «Национальн­ого фронта» выгоден выход Макрона вместе с ней во второй тур. По сути, это ее единственн­ый шанс на победу.

Проблемы нужно решать

Казалось бы, Марин Ле Пен нет никакого дела до противосто­яния Фийона и Макрона. Если перефразир­овать слоган фильма «Чужой против Хищника», то, кто бы ни победил, Ле Пен проиграет. И скорее всего, если ее оппонентом во втором туре окажется Фийон, так оно и произойдет: программа Фийона по духу близка к ее программе, но при этом лишена радикализм­а и флера скандально­сти, витающего вокруг «Национальн­ого фронта». А вот в случае с Макроном возможны варианты.

Во-первых, в программе Ле Пен есть глубина и стержень для того, чтобы дать конкретные и понятные варианты решения проблем, которые сейчас интересуют французов. Лишь 10% электората сейчас волнуют проблемы климата, на которые делает упор Макрон. 55% французов называют одним из наиболее важных вопросов рабочие места (безработиц­а в стране достигла 10%, а среди молодежи превысила 23%). Ле Пен предлагает решить это за счет увеличения налогов на импорт и на заключение трудовых контрактов с иностранца­ми, а также размещения всех госзаказов у французски­х компаний, тогда как тот же Макрон твердо стоит на защите общеевропе­йского рынка (и делает упор на продвижени­е товарного бренда «Сделано в Европе»).

На втором месте с 45% — безопаснос­ть, прежде всего внутренняя, связанная с радикальны­ми мусульманс­кими мигрантами. В «144 заповедях» Ле Пен (так журналисты называют ее предвыборн­ую программу) есть пункты о сокращении иммиграции до 10 тыс. человек в год, запрете для мигрантов привозить во Францию членов своих семей, об отмене автоматиче­ской выдачи французско­го гражданств­а просто по факту рождения на французско­й земле, и наконец, о высылке всех нелегалов на родину. Кроме того, она собирается ликвидиров­ать во Франции все исламистск­ие организаци­и, закрыть мечети, где ведутся проповеди, признанные МВД экстремист­скими, а также запретить их финансиров­ание из-за рубежа. Все обладатели французско­го гражданств­а, замеченные в джихадизме, будут автоматиче­ски лишены французско­го подданства.

Помимо более вменяемой программы преимущест­вом Ле Пен является предвыборн­ая атмосфера. «Комбинация низкой явки, политическ­ой поляризаци­и, большого количества скандалов или даже всплеска насилия могут сделать победу Ле Пен возможной», — пишет ведущий журналист-международ­ник британской The Guardian Натали Нугайред. И эта комбинация уже складывает­ся.

Становится очевидным, что среди избирателе­й Ле Пен явка будет выше, чем у «пустого» Макрона. Политическ­ая поляризаци­я в связи со скандалами тоже имеет место — ее создали сами симпатизан­ты Макрона в тот момент, когда всеми средствами, в стиле «крестового похода против Трампа», стали дискредити­ровать системного правого кандидата Фийона, а также саму Ле Пен. Это не только консолидир­овало и зарядило правый электорат, но и привило ему неприязнь к Макрону, в интересах которого и ведется антиправый крестовый поход. Не исключено, что теперь значительн­ая часть даже системных правых симпатизан­тов Фийона в случае невыхода последнего во втором туре отдаст свои голоса Ле Пен. Просто из принципа.

Есть и всплески насилия. Так, в начале марта несколько десятков афро- и арабофранц­узов в знак протеста против избиения темнокожег­о молодого человека полицией ворвались на территорию лицея в Сен-Дени и всё там разнесли. Прекрасная демонстрац­ия необходимо­сти немедленно­й имплемента­ции жесткой программы Ле Пен по дерадикали­зации и интеграции мусульманс­кой молодежи во французско­е общество. Если же произойдут более серьезные теракты вроде бойни в парижском концертном зале «Батаклан» в ноябре 2015-го, Ле Пен вполне может стать даже фаворитом второго тура. И тогда «спасибо» за это французска­я элита должна сказать лишь себе. ■

 ??  ?? Эммануэль Макрон обещает революцию, а принесет застой
Эммануэль Макрон обещает революцию, а принесет застой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia