О ПОПУЛИЗМЕ ПРАВИЛЬНОМ И НЕПРАВИЛЬН­ОМ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Ми­ро­вые ме­диа сле­ди­ли за пред­вы­бор­ной кам­па­ни­ей в Ни­дер­лан­дах с усер­ди­ем, яв­но из­бы­точ­ным для ря­до­вых пар­ла­мент­ских вы­бо­ров в не са­мой за­мет­ной стране. Сек­рет из­бы­точ­но­сти прост: всех ин­те­ре­со­ва­ло, про­дол­жат ли доб­рые гол­ланд­цы ряд, на­ча­тый брекзи­том и Трам­пом, — ряд во­ле­изъ­яв­ле­ний, в ко­то­рых из­би­ра­тель во­пи­ю­ще ан­ти­мейн­стрим­ным об­ра­зом пред­по­чи­та­ет гло­ба­лиз­му нечто вро­де на­ци­о­на­лиз­ма. В ны­неш­нем слу­чае та­кое «нечто» мог­ло ока­зать­ся весь­ма сви­ре­пым: вы­иг­ры­вать вы­бо­ры со­бра­лась Пар­тия сво­бо­ды (ПС), гла­ва ко­то­рой Вил­дерс обе­щал за­крыть гол­ланд­скую гра­ни­цу и все ме­че­ти в стране, а за­од­но за­пре­тить Ко­ран. Все­об­щий ин­те­рес по­до­гре­вал­ся про­гно­за­ми мест­ных со­цио­ло­гов. В Бри­та­нии и Шта­тах их кол­ле­ги да­ли ма­ху, уве­рен­но про­ро­ча по­бе­ду гло­ба­лиз­ма-муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма, — здесь столь же уве­рен­но го­во­ри­ли о по­бе­де ПС. Но пра­вые, хо­тя и уве­ли­чи­ли своё при­сут­ствие в пар­ла­мен­те, за­ня­ли лишь вто­рое ме­сто, за­мет­но от­став от пра­во­цен­трист­ской пар­тии ны­неш­не­го пре­мье­ра Рют­те. Пре­мьер ли­ку­ет: «Ни­дер­лан­ды ска­за­ли “стоп!” непра­виль­но­му по­пу­лиз­му». Сфор­му­ли­ро­ва­но на ред­кость точ­но: из­би­ра­те­ли и вправ­ду вы­би­ра­ли меж­ду раз­ны­ми из­во­да­ми по­пу­лиз­ма. И да­же ес­ли ва­ри­ант ПС, не су­мев­ший одер­жать по­бе­ду, и вправ­ду нехо­рош, из это­го ни­как не сле­ду­ет, что дру­гие ва­ри­ан­ты мно­гим луч­ше.

Пре­жде все­го, на­до при­знать оче­вид­ное: по­бе­дить ПС си­стем­ным си­лам уда­лось лишь с по­мо­щью не са­мо­го чест­но­го при­ё­ма — пе­ре­хва­тив у Вил­дер­са и по­вест­ку, и (пусть не бук­валь­но) ло­зун­ги. В Ни­дер­лан­дах, как и в лю­бой стране, мно­же­ство се­рьёз­ных про­блем, но клю­че­вой на ны­неш­них вы­бо­рах бес­спор­но бы­ла од­на: про­бле­ма куль­тур­ной иден­тич­но­сти го­су­дар­ства — то есть имен­но та, на ко­то­рую с са­мо­го на­ча­ла ста­вил Вил­дерс. Пар­тия ны­неш­не­го пре­мье­ра и осталь­ные пар­тии пра­ви­тель­ствен­ной ко­а­ли­ции от­вет­ствен­ны за про­ве­де­ние той ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ки, про­тив ко­то­рой ПС вос­ста­ёт, но для по­бе­ды в вы­бо­рах им при­шлось на­ря­дить­ся соб­ствен­ны­ми ан­та­го­ни­ста­ми — и устро­ить «борь­бу с тур­ка­ми». При­рав­ни­ва­ние Ко­ра­на к «Майн кампф» — это непра­виль­ный по­пу­лизм, лад­но; а несу­раз­ный, по­чти ка­ри­ка­тур­ный скан­дал с ту­рец­ки­ми ми­ни­стра­ми — это, что ли, пра­виль­ный по­пу­лизм? И ведь по­нят­но, что пра­во- и про­сто цен­трист­ские пар­тии, ко­то­рые по результата­м вы­бо­ров сфор­ми­ру­ют пра­ви­тель­ство, ни­ка­ких пе­ре­мен в при­выч­ную по­ли­ти­ку вно­сить не со­би­ра­ют­ся. Со Стам­бу­лом так или ина­че за­ми­рят­ся, да и за­бу­дут вся­кую борь­бу с по­на­е­хав­ши­ми, как кош­мар­ный сон. Из­би­ра­те­ля, по­ве­рив­ше­го, что на­чаль­ство ме­нять неза­чем, по­сколь­ку ны­неш­нее на­чаль­ство и са­мо уме­ет бо­роть­ся с кем на­до, по­про­сту на­ду­ли. Так что ра­дость по по­во­ду оста­нов­лен­ной на­ко­нец гол­ланд­ца­ми вол­ны по­пу­лиз­ма ед­ва ли обос­но­ван­на.

На са­мом де­ле урок об­суж­да­е­мых вы­бо­ров слож­нее. Са­мая вы­со­кая за мно­го лет яв­ка (бо­лее вось­ми­де­ся­ти про­цен­тов) по­ка­за­ла, что ин­те­рес из­би­ра­те­лей к ком­плек­су про­блем, свя­зан­ных с ми­гран­та­ми, необы­чай­но ве­лик. И ре­шать эти про­бле­мы из­би­ра­тель скло­нен ра­ди­каль­но — во вся­ком слу­чае, мо­ло­дой из­би­ра­тель, ко­то­рый наи­бо­лее охот­но го­ло­со­вал за крайне ле­вых и крайне пра­вых. Ха­рак­тер­но, что в обо­их круп­ней­ших го­ро­дах стра­ны пар­тия дей­ству­ю­ще­го пре­мье­ра про­иг­ра­ла: в Ам­стер­да­ме на пер­вом ме­сте зе­лё­ные, в Рот­тер­да­ме — ПС. Ныне про­во­ди­мая политика, та­ким об­ра­зом, устра­и­ва­ет лю­дей всё мень­ше; на­до её ме­нять — неиз­вест­но толь­ко на что. Се­рьёз­но про­счи­тан­ных ва­ри­ан­тов ни­кто так и не пред­ло­жил.

Во­прос ведь и вправ­ду неимо­вер­но тру­ден. В са­мый раз­гар ми­гра­ци­он­но­го кри­зи­са 2015 го­да Ум­бер­то Эко счёл нуж­ным и воз­мож­ным сфор­му­ли­ро­вать про­бле­му так: то, что мы се­го­дня ви­дим в Ев­ро­пе, — это по­ка ещё им­ми­гра­ция или уже ми­гра­ция? Ес­ли это ещё им­ми­гра­ция, то она под­ле­жит по­ли­ти­че­ско­му кон­тро­лю: её мож­но пы­тать­ся как-то сдер­жи­вать, при­бы­ва­ю­щих лю­дей мож­но пы­тать­ся дер­жать в гет­то то­го или ино­го ти­па, и так да­лее. Ес­ли же это ми­гра­ция, то на­до пре­кра­тить ник­чём­ную су­е­ту и то­нуть, по­то­му что оста­но­вить ми­гра­цию нель­зя, по­ли­ти­че­ско­му кон­тро­лю она не под­ле­жит — неиз­беж­на боль­шая кровь. И что­бы этой боль­шой кро­ви бы­ло всё-та­ки по­мень­ше, оста­ёт­ся толь­ко изо всех сил про­по­ве­до­вать то­ле­рант­ность. Си­ньор Эко пря­мо не ука­зал, сре­ди ко­го её на­до про­по­ве­до­вать, но яв­но имел в ви­ду при­ни­ма­ю­щую сто­ро­ну — тех, кто жи­вёт в Ев­ро­пе сей­час. Та­кое вот ве­се­лье. Мож­но спо­рить, вер­но ли ныне по­кой­ный ав­тор опи­сал вы­во­ды из обо­их воз­мож­ных от­ве­тов на свой во­прос; но по­ста­нов­ка-то во­про­са бес­спор­на.

Ведь де­мо­гра­фи­че­ское дав­ле­ние на­рас­та­ет. В се­ре­дине про­шло­го ве­ка на сла­бо­раз­ви­том и бед­ном Юге жи­ло все­го вдвое боль­ше лю­дей, чем на раз­ви­том и бо­га­том Се­ве­ре (к ко­то­ро­му, на­пом­ню, от­но­сим­ся и мы). К 2000 го­ду со­от­но­ше­ние воз­рос­ло до че­ты­рёх к од­но­му. К се­ре­дине ны­неш­не­го ве­ка ста­нет шесть к од­но­му. Учтём ещё, что те­ле­ви­де­ние и ин­тер­нет всё на­гляд­нее по­ка­зы­ва­ют бед­но­му Югу, на­сколь­ко он бе­ден в срав­не­нии с ме­ста­ми, где ре­ки те­кут мле­ком и мё­дом, — и всё до­ход­чи­вее разъ­яс­ня­ют, как в та­кие ме­ста до­би­рать­ся. По­это­му вполне ра­зум­но спра­ши­вать, ко­гда сот­ни ты­сяч еже­год­но при­бы­ва­ю­щих в Ев­ро­пу лю­дей пе­ре­рас­тут в мил­ли­о­ны, а там и в де­сят­ки мил­ли­о­нов; мож­но спра­ши­вать, в ка­ких фор­мах и где имен­но бу­дет про­ры­вать­ся это са­мое де­мо­гра­фи­че­ское дав­ле­ние; но спра­ши­вать, ве­ро­ят­но ли та­кое раз­ви­тие со­бы­тий, уже очень стран­но. Оно боль­ше чем ве­ро­ят­но. Од­на­ко на та­ком — в пол­ном смыс­ле сло­ва исто­ри­че­ском — уровне про­бле­му прак­ти­че­ски не об­суж­да­ют.

Ху­же то­го, её за­мал­чи­ва­ют. Я ви­дел офи­ци­аль­ный про­гноз ООН, сде­лан­ный лет де­сять на­зад. Он про­ро­чил, что чистая ми­гра­ция с Юга на Се­вер, во всём пе­ри­о­де на­блю­де­ний быст­ро воз­рас­тав­шая, го­ду в 2010 вый­дет на крат­кий мак­си­мум, а уже к 2015 го­ду быст­ро ду­нет вниз — по­чти до ну­ля к кон­цу сто­ле­тия. По­че­му? А ни­по­че­му. По­то­му что так всем спо­кой­нее. Не толь­ко в Ни­дер­лан­дах, все на све­те по­ли­ти­ки ду­ма­ют о те­ку­щем дне, в луч­шем слу­чае — о крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве. Уже про по­сле­зав­тра им ре­ши­тель­но нече­го ска­зать. Всем: и непра­виль­ным по­пу­ли­стам, и пра­виль­ным, и да­же тем, кто аб­со­лют­но уве­рен, что во­об­ще ни­сколь­ко не по­пу­лист. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.