МАКРОН — БЕСПОЛЕЗНА­Я ПО­ПЫТ­КА СИ­СТЕ­МЫ?

Что об­ще­го и раз­лич­но­го в судь­бах пре­зи­ден­та Рос­сии и кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты Фран­ции

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - *Фран­цуз­ский пуб­ли­цист.

Что об­ще­го и раз­лич­но­го в судь­бах пре­зи­ден­та Рос­сии и кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты Фран­ции

Лю­бо­пыт­но, что в мо­мент, ко­гда вся ко­ман­да кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты Фран­ции Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на раз­об­ла­ча­ет ата­ки Крем­ля, ко­то­рый яко­бы хо­чет по­вли­ять на его из­би­ра­тель­ную кам­па­нию, ни­кто во Фран­ции не за­ме­ча­ет, что у бой­ко­го пре­тен­ден­та на ме­сто в Ели­сей­ском двор­це и у Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на есть ко­ечто об­щее.

Со­вер­шен­но оче­вид­но, что они пол­ная про­ти­во­по­лож­ность друг дру­гу во всем — от по­ли­ти­ки до внеш­но­сти. Во всем, за ис­клю­че­ни­ем од­ной ма­лень­кой де­та­ли. По­чти два­дцать лет на­зад Вла­ди­мир Пу­тин стремитель­но взле­тел на вер­ши­ну рос­сий­ской вла­сти. Бу­дучи неиз­вест­ным ши­ро­кой об­ще­ствен­но­сти в 1997 го­ду, уже в 2000-м он стал гла­вой го­су­дар­ства. Не­из­вест­ный ши­ро­кой об­ще­ствен­но­сти в 2014-м, быв­ший бан­кир Эм­ма­ну­эль Макрон име­ет шан­сы стать пре­зи­ден­том Фран­ции в 2017-м. Это все­го лишь од­на де­таль, но де­таль важ­ная. В по­ли­ти­ке не бы­ва­ет ма­лень­ких сов­па­де­ний, и это сход­ство в ка­рье­рах двух по­ли­ти­че­ских де­я­те­лей по­мо­жет по­нять раз­ли­чия меж­ду За­па­дом и Рос­си­ей, а так­же при­чи­ны на­пря­жен­но­сти в от­но­ше­ни­ях меж­ду эти­ми дву­мя ми­ра­ми.

Спа­сти си­сте­му

Оба они бы­ли вы­ра­ще­ны си­сте­мой для то­го, что­бы ее спа­сти. В обо­их слу­ча­ях это был «но­вый» че­ло­век, ко­то­ро­го си­сте­ма вы­та­щи­ла как кар­ту из ру­ка­ва, что­бы успо­ко­ить об­ще­ство, устав­шее от кор­руп­ци­о­не­ров в по­ли­ти­ке. Спор­тив­ный и непью­щий Вла­ди­мир Пу­тин, за ко­то­рым не тя­нул­ся шлейф «по­дви­гов», был про­ти­во­по­лож­но­стью Бо­ри­са Ель­ци­на и, получив власть, вер­нул рус­ским на­деж­ду. Мо­ло­до­го и рез­во­го Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на, ко­то­рый все вре­мя по­вто­ря­ет, что он «не пра­вый и не ле­вый», уже окре­сти­ли «ис­ку­пи­те­лем фран­цуз­ской по­ли­ти­ки». Этот по­ли­тик по­лу­чил об­ра­зо­ва­ние в Ин­сти­ту­те по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний и в На­ци­о­наль­ной шко­ле ад­ми­ни­стра­ции, ра­бо­тал фи­нан­со­вым ин­спек­то­ром, бан­ки­ром у Рот­шиль­дов,

за­ме­сти­те­лем ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря в Ели­сей­ском двор­це и гла­вой каз­на­чей­ства. Се­го­дня он объ­яв­ля­ет се­бя «неси­стем­ным кан­ди­да­том», хо­тя за ним сто­ит це­лый ряд из­вест­ных лю­дей — от Жа­ка Ат­та­ли (эко­но­мист, со­вет­ник фран­цуз­ских пре­зи­ден­тов, на­чи­ная с Фран­с­уа Мит­те­ра­на) до Пье­ра Бер­же (пред­при­ни­ма­тель в ми­ре моды).

И Пу­ти­на, и Ма­кро­на вы­дви­ну­ла ско­рее си­сте­ма, чем на­род. Но в ру­ках рос­сий­ско­го пре­зи­ден­та со­сре­до­то­че­на

огром­ная ре­аль­ная власть. А фран­цуз­ский кан­ди­дат для объ­еди­нен­ной Ев­ро­пы не бо­лее чем ак­тер. Мож­но ска­зать, что он, как и Ба­рак Оба­ма, — чи­стый про­дукт мар­ке­тин­га, осо­бен­но на фоне то­го, что фран­цуз­ский пре­зи­дент все боль­ше и боль­ше ста­но­вит­ся по­хож на «про­вин­ци­аль­но­го гу­бер­на­то­ра». Ален Минк, очень вли­я­тель­ный биз­нес­мен, ко­то­рый то­же сто­ит за Ма­кро­ном, ко­гда-то оха­рак­те­ри­зо­вал его как «оба­я­тель­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый уме­ет

до­го­ва­ри­вать­ся», что за­ме­ча­тель­но для ин­ве­сти­ци­он­но­го бан­ки­ра, по­то­му что это «про­фес­сия про­сти­тут­ки».

Ко­неч­но, Макрон не иде­аль­ный вы­бор для си­сте­мы. Она вы­дви­ну­ла кан­ди­да­та, у ко­то­ро­го дол­го не бы­ло ни­ка­кой офи­ци­аль­ной по­ли­ти­че­ской про­грам­мы (ра­зу­ме­ет­ся, по той при­чине, что уль­тра­ли­бе­раль­ные взгля­ды это­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка ста­ли бы уж слиш­ком оче­вид­ны­ми — по­ли­ти­че­ский мар­ке­тинг тре­бо­вал ждать объ­яв­ле­ния про­грамм дру­ги­ми кан­ди­да­та­ми) и ко­то­рый к то­му же до­воль­но без­дар­ный ак­тер. Ви­конт Макрон на­прас­но ста­ра­ет­ся — ему пло­хо удается образ че­ло­ве­ка, близ­ко­го к на­ро­ду, а его ис­ступ­лен­ные про­по­ве­ди на встре­чах с избирателя­ми ка­жут­ся на­столь­ко ис­кус­ствен­ны­ми и бес­со­дер­жа­тель­ны­ми, что он умуд­рил­ся стать по­сме­ши­щем для зна­чи­тель­ной ча­сти на­се­ле­ния. Но по­ли­ти­ки, как пра­ви­ло, учат­ся быст­ро. Не бу­дем так­же за­бы­вать, что по­на­ча­лу и Пу­тин не про­из­во­дил впе­чат­ле­ния ост­ро­ум­но­го и на­ход­чи­во­го че­ло­ве­ка, ка­ким мы ви­дим его сей­час на прес­скон­фе­рен­ци­ях.

Диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ные мис­сии

Ес­ли Эм­ма­ну­эль Макрон ста­нет пре­зи­ден­том в 2017 го­ду, мож­но бу­дет про­ве­сти ка­кую-то па­рал­лель меж­ду его ка­рье­рой и ка­рье­рой Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на. Но по­ка сход­ство за­кан­чи­ва­ет­ся. Преж­де все­го, ко­неч­но, из-за ими­джа (в прин­ци­пе, мож­но пред­ста­вить се­бе Ма­кро­на на охо­те, но толь­ко пар­форс­ной, с со­ба­ка­ми и в со­про­вож­де­нии це­лой ар­мии слуг), но еще и по той при­чине, что эти два че­ло­ве­ка вос­пи­та­ны в раз­ных си­сте­мах.

Уже не раз бы­ло по­вто­ре­но, в том чис­ле за­пад­ны­ми СМИ, что по­сле раз­ва­ла Со­вет­ско­го Со­ю­за и ель­цин­ских вре­мен, ко­то­рые па­ра­ли­зо­ва­ли Рос­сию, Пу­тин вы­пра­вил по­ло­же­ние и вос­ста­но­вил до­ве­рие на­се­ле­ния к вла­сти. Мис­сия Пу­ти­на за­клю­ча­лась в том, что­бы на­ве­сти по­ря­док в пол­но­стью раз­ру­шен­ной стране и не до­пу­стить ее раз­ва­ла. И по­ка ему это удается, пусть да­же си­ту­а­ция да­ле­ка от иде­аль­ной (а где по-дру­го­му?). Важ­ная часть его ро­ли сво­ди­лась преж­де все­го к фор­ми­ро­ва­нию на­ци­о­наль­ной идеи.

А вот о чем мы слы­шим ре­же, осо­бен­но из за­пад­ных СМИ, так это о том, что на фоне ро­ста по­пу­лист­ских тен­ден­ций в Ев­ро­пе и де­фи­ци­та до­ве­рия фран­цу­зов к вла­сти Эм­манy­эль Макрон по­явил­ся для то­го, что­бы про­дол­жить про­цесс раз­ло­же­ния на­ции. Этот ли­бе­раль­ный эко­но­мист, боль­шой це­ни­тель куль­ту­ры и убеж­ден­ный ев­ро­пе­ист, вы­сту­па­ю­щий за под­пи­са­ние со­гла­ше­ния о сво­бод­ной тор­гов­ле меж­ду ЕС и Ка­на­дой (CETA), при­зван спа­сти эли­ты, ко­то­рые ре­ши­ли

«по­до­рвать един­ство на­ций» (го­во­ря сло­ва­ми Пи­те­ра Са­зер­лен­да, в про­шлом пред­се­да­те­ля Goldman Sachs, от­вет­ствен­но­го за ми­гра­ци­он­ную по­ли­ти­ку в ООН). А так­же для то­го, что­бы со­здать огром­ное бес­фор­мен­ное эко­но­ми­че­ское про­стран­ство от Сан-Фран­цис­ко до Вла­ди­во­сто­ка.

В Ал­жи­ре Макрон недав­но ква­ли­фи­ци­ро­вал ко­ло­ни­за­цию как «пре­ступ­ле­ние про­тив че­ло­веч­но­сти». Мож­но кри­ти­ко­вать ко­ло­ни­за­цию, оце­ни­вать ее ущерб, но на­зы­вать ее ге­но­ци­дом мо­жет толь­ко че­ло­век, у ко­то­ро­го нет ува­же­ния к сво­ей стране. Рань­ше из­за та­ких слов он был бы осуж­ден, по­то­му что за­тра­ги­вал ин­те­ре­сы на­ции. Но не се­го­дня! А несколь­ко дней спу­стя в Лон­доне этот сол­дат пост­на­ци­о­наль­но­го муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма объ­яс­нил, что фран­цуз­ско­го ис­кус­ства и куль­ту­ры ни­ко­гда не су­ще­ство­ва­ло. За­мас­ки­ро­ван­ный под «неси­стем­но­го» кан­ди­да­та Эм­ма­ну­эль Макрон на са­мом де­ле про­сто ком­ми­во­я­жер от нео­ли­бе­раль­но­го Ев­ро­со­ю­за.

Мно­гое объ­яс­ня­ет про­шлое этих двух по­ли­ти­ков. Вла­ди­мир Пу­тин ро­дил­ся в 50-х го­дах про­шло­го ве­ка и ви­дел мно­гое из ис­то­рии XX сто­ле­тия (его брат по­гиб во вре­мя бло­ка­ды Ле­нин­гра­да). Эм­ма­ну­э­лю Ма­кро­ну все­го 39. Вла­ди­мир Пу­тин — вы­хо­дец из КГБ/ФСБ; Эм­ма­ну­эль Макрон — из ми­ра фи­нан­сов. Но За­пад жи­вет в ору­эл­лов­ской ре­аль­но­сти: здесь бо­ят­ся спец­служб и до­ве­ря­ют бан­кам. Фран­цуз­ский пи­са­тель Ана­толь Франс, ко­то­рый пре­крас­но по­ни­мал, что имен­но день­ги яв­ля­ют­ся нер­вом (и моз­гом) вой­ны, ска­зал: «Они ду­ма­ли, что уми­ра­ют за ро­ди­ну, а уми­ра­ли за ка­пи­та­ли­стов».

Раз­ли­чия

Та­ким об­ра­зом, нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го в том, что мак­ро­нов­цы кри­чат на каж­дом уг­лу о яко­бы «вме­ша­тель­стве» Рос­сии во фран­цуз­скую пред­вы­бор­ную кам­па­нию («вме­ша­тель­стве», ко­то­рое да­же га­зе­та Libération — из­да­ние крайне ат­лан­тист­ских взглядов — недав­но под­верг­ло со­мне­нию, про­де­мон­стри­ро­вав, что у мак­ро­нов­цев на са­мом де­ле нет ни­ка­ких до­ка­за­тельств). По­ра­же­ние Хил­ла­ри Клин­тон на аме­ри­кан­ских вы­бо­рах тя­же­ло уда­ри­ло по за­пад­ной си­сте­ме, и она по­счи­та­ла, что по­ра бы по­ло­жить ко­нец этой ак­тив­но­сти лю­дей, устав­ших иг­рать роль ла­ке­ев уже во­все и не на­ци­о­наль­ной, а наднациона­льной эли­ты.

Взгля­ды на мир и его устрой­ство, оли­це­тво­ря­е­мые Пу­ти­ным и Ма­кро­ном, раз­лич­ны в корне. Счи­тать Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на «осво­бо­ди­те­лем» как рус­ских, так и тех на­ро­дов, в чей вы­бор­ный про­цесс он яко­бы вме­ши­ва­ет­ся, — пол­ный

аб­сурд. Ни­ка­кая фор­ма вла­сти не яв­ля­ет­ся «осво­бо­ди­тель­ной». Но ес­ли, на бе­ду гло­ба­ли­стам, Вла­ди­мир Пу­тин не в од­ной толь­ко Рос­сии по­пу­ля­рен, так это по­то­му, что Рос­сия не на­вя­зы­ва­ет ха­ос, в про­ти­во­по­лож­ность «убе­ри­зо­ван­но­му» об­ще­ству Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на. Как гла­сит ча­сто при­во­ди­мая ци­та­та из Ге­те, «луч­ше неспра­вед­ли­вость, чем бес­по­ря­док».

По­ли­то­лог Дмит­рий Оль­шан­ский, ко­то­рый пред­ска­зы­ва­ет раз­дел Рос­сии в гря­ду­щем ве­ке, усмот­рел в из­бра­нии

До­наль­да Трам­па по­бе­ду «мест­ных» над «гло­ба­ли­ста­ми». Мы ввя­за­лись в ту са­мую бит­ву, ко­то­рую пред­ви­дел немец­кий фи­ло­соф Карл Шмитт, ко­гда из­ла­гал в сво­ем со­чи­не­нии «По­ня­тие по­ли­ти­че­ско­го» тео­рию о том, что на­ции — это не бо­лее чем этап в ис­то­рии, но толь­ко они спо­соб­ны под­дер­жи­вать по­ря­док.

Ес­ли Эм­ма­ну­эль Макрон ста­нет пре­зи­ден­том, оче­вид­но, что на­пря­жен­ность в от­но­ше­ни­ях меж­ду Рос­си­ей и За­па­дом со­хра­нит­ся. Мно­гие рус­ские, вы­шед­шие из ста­лин­ско­го ГУЛАГа, что­бы от­пра­вить­ся на вой­ну про­тив Тре­тье­го рей­ха, так от­ве­ча­ли на во­прос «Почему вы за­щи­ща­ли ту си­сте­му, ко­то­рая при­чи­ни­ла вам столь­ко бо­ли?»: «Из двух мон­стров мы вы­бра­ли сво­е­го». А ес­ли по­ми­мо рус­ских вы­бор в поль­зу Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на делают так­же не­ко­то­рые ев­ро­пей­цы, то толь­ко по­то­му, что им бли­же «монстр» на­ци­о­наль­ной вла­сти, чем «монстр» вла­сти меж­на­ци­о­наль­ной.

Рос­сию до сих пор спа­сал Вла­ди­мир Пу­тин (во­пре­ки то­му фак­ту, что во­про­сам внут­рен­ней по­ли­ти­ки луч­ше бы­ло бы по­свя­щать мень­ше вре­ме­ни). А спа­сет­ся ли за­пад­ная си­сте­ма бла­го­да­ря Ма­кро­ну — во­прос. Бит­ва «мест­ных» и «гло­ба­ли­стов» — свер­шив­ший­ся факт. Но жал­кий про­дукт мар­ке­тин­га Макрон не смо­жет удо­вле­тво­рить же­ла­ние фран­цу­зов об­ре­сти силь­но­го го­су­дар­ствен­но­го де­я­те­ля. Пу­тин был тем са­мым «силь­ным че­ло­ве­ком», по­яв­ле­ния ко­то­ро­го жда­ла зна­чи­тель­ная часть рос­си­ян. Макрон — бан­кир, о ко­то­ром мно­гие и слы­шать уже не хо­тят. По­ра­же­ние Але­на Жюп­пе на прай­ме­риз пар­тий пра­во­го флан­га по­ка­за­ло, что ес­ли кан­ди­да­та под­дер­жи­ва­ют СМИ, то во Фран­ции это да­ле­ко не га­ран­ти­ру­ет успе­ха. Един­ствен­ный шанс си­сте­мы — лов­ко сыг­рать на про­ти­во­по­став­ле­нии

Ма­рин ле Пен (ста­рая «фа­шист­ская» те­ма уже со­всем ря­дом, как все­гда) Эм­ма­ну­э­лю Ма­кро­ну во вто­ром ту­ре пре­зи­дент­ских вы­бо­ров. В та­ком слу­чае наш мар­ке­тин­го­вый про­дукт по­чти на­вер­ня­ка одер­жит по­бе­ду. Но спа­сти эли­ты все же не удаст­ся. По­то­му как Макрон вполне мо­жет стать той са­мой по­след­ней кап­лей, ко­то­рая пе­ре­пол­нит ча­шу. ■

Эм­ма­ну­эль Макрон, кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты Фран­ции

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.